Время выхода в эфир: 15 сентября 2018, 12:07

С.Белковский Доброй субботы вам, дорогие друзья! Это программа «Русская провокация», специальный проект «Белковский ТВ» для «Эха Москвы». С вами Станислав Белковский. Смотрите, слушайте, осязайте, обоняйте нас на радио «Эхо Москвы», сайте «Эхо Москвы» и YouTube-канале «Эхо Москвы» и непосредственно на YouTube канале «Белковский ТВ».

Напомню вкратце концепцию нашей программы. Мы читаем газету «Известия за 1918 год, пошивку, которую купил Алексей Алексеевич Венедиктов, автор концепции нашей программы и пытаемся найти в событиях тех дней, трагически и драматических какие-то параллели с днями сегодняшними.

Сегодня мы читаем газету «Известия» за 12 сентября 1918 года. Читаем мы статью «Пленные». Хотя читать ее буду не я, а Люба, но я все-таки ее прочитаю.

Я почти уверен, что если в России стояли войска НАТО, то с нами бы обращались гораздо лучше эти войска НАТО, чем с нами обращаются наши собственные власти, которых по Конституции должны формировать мы, пленные

С.Белковский: Мы живем в тотальной системе госунижения. Если нас это устраивает, то мы не имеем права жаловаться

«В настоящее время стали прибывать из германского и австрийского плена наши товарищи – пленные, жертвы империалистической авантюры. Эти пленные в большинство своем как физически, так и морально разбиты пленом, вечно угрюмые, подавленные, они склоняются по улицам Москвы и Петрограда, ища чего-то. На ответы, даже лаконические, скупы. Несколько дней тому назад пишущему эти строки с большим трудом удалось разговориться с пленным о жизни в плену.

Немедленно по пленению, — начал рассказ один из них, — нас, пленных, отправили в карантин, откуда, продержавши несколько дней, переслали в концентрационный лагерь. По прибытии туда, нас переодели в костюмы с желтыми лампасами на брюках и желтой перевязью на левом рукаве, предварительно поставив несмываемой краской номер лагеря и личный номер предупреждения побега. Внутренняя жизнь в лагере такова. Всем распоряжается начальник лагеря – лейтенант и два-три его помощника, фельдфебеля. Вся работа лагерной власти зиждется на принципе: не пущать, сажать и немилосердно бить батогами. Встают все в 5 часов утра, поют какую-то бурду, которую немцы называют кофе, съедают ломтик хлеба в четверть фунта, так называемый Kriegsbrot, – военный хлеб. der Krieg – война, das Brot – хлеб. — Затем их гонят по четыре человека вряд на работу в рудники. Жизнь в таких лагерях просто невыносима. Даже люди с крепкими нервами сходили с ума и неудивительно. Проработав до 12 или часу, нас опять гонят на 3-4 версты от рудников на обед, который состоит из воды и картофеля, то есть супа и нескольких микроскопических кусочков мяса с куском хлеба приблизительно полфунта. После обеда, не дав отдохнуть, опять гонят на эту каторжную работу до 6-7 часов вечера, смотря по времени года.

Наконец в 8 часов вечера после обычной переклички возвращаемся в лагерь. Поужинав остатками «обеда», — причем «обед» взят в кавычки в газете «Известия», хочу заметить – мы, наконец, думаем немного отдохнуть после 16-часового каторжного труда. Но нет, то здесь, то там на нарах раздается просьба о помощи, предсмертная конвульсия, а часов в 9 по двору лагеря проносят 5-6 гробов. И так бывало ежедневно, если не по несколько раз в день. Видишь лишь силуэты немецких солдат, несущих заступы и гробы, — «фирма веников не вяжет, фирма делает гробы», помните? – Или после какого-нибудь гуманного «наказания» встречаешь на дворе неубранный труп какого-нибудь товарища, не выдержавшего этого каннибальского плена. Жуткая картина, — пишут «Известия», — кровь стынет в жилах». Почему я так иронично это комментирую, я расскажу чуть позже.

«В один из этих каторжных дней по лагерю пронеслась с быстротой молнии радостная весть: наш лагерь посетит русская делегация Красного креста. Нам казалось, что можно будет поговорить о нашем тяжелом положении, о Родине и т.п. Все строили воздушные замки, но они были устроены с прибытием делегации. Напившись кофе у лейтенанта лагеря и ограничившись этим, они опять уехали, не посетив нашего лагеря. Жизнь в лагере вошла в обычную колею. Опять началась каторжная работа, подвешивания, заключение в холодное помещение на несколько суток, пытки и бесконечные вереницы черных горбов с останками товарищей, погибших на чужбине.

Весть о революции была встречена с неописуемой радостью. Всем казалось, что скоро наступит конец нашем мытарствам и злоключениям. Мир будет подписан (Брестский мир). Мы все станем свободными опять и на этот раз равноправными гражданами новой России. Мы лихорадочно ждали этого момента и дождались. «Ваша революция и Керенский наступают на наш Vaterland, — однажды заявил начальник лагеря, – Vaterland – это Отечество по-немецки, — мы мира не заключим». И только спустя 10-11 месяцев после свержения царя и его правительства, издерганные, вернулись в освобожденное отечество. Рабоче-крестьянское правительство должно всеми средствами способствовать восстановлению наших физических сил, чтобы мы как новая сила встали в ряды борющегося пролетариата».

Сначала я хочу сказать пару слов о том, кто такие пленные, о статусе пленных. Статус пленных сложился исторически. Пленный отнюдь не является холопом, батраком и так далее. Это согласно определению человек, который захвачен враждебной стороной во время войны с целью его нейтрализации, то есть чтобы он не воевал на стороне противника. При этом пленный пользуется огромным уважением. Он обладает правами не только в соответствии с Гаагской и Женевской конвенциями, которые уже были приняты в XX веке, но он пользуется правами исторически.

С.Белковский: Ни один Харви Вайнштейн так не вступал ни с кем в отношения, как вступает государство с нами

Первым крупнейшим пленным, самым известным считался король Франции Иоанн II Добрый, который, находясь в плену в Англии, в Великобритании, в Соединенном королевстве, — тогда еще, правда, не было, прошу прощения – XIV век, такого не существовало, поскольку Соединенное королевство, напоминаю, возникло тогда, когда Великобритания присоединила Ирландию, не раньше, — пользовался всеми полномочиями и привилегиями короля, будучи пленником британского короля.

Второй хронологически VIP-пленный – это император Австрии Франц II, который был взят в плен Наполеоном Бонапартом после битвы при Аустерлице, непосредственно в столице империи городе Вене. В тот день, кстати, в 1805 году, — а битва при Аустерлице, напомню, была в годовщину коронации Наполеона Бонапарта в декабре 1805 года, — император Франц II перед тем, как попасть в плен к Наполеону, ликвидировал Священную Римскую империю германской нации своим декретом. Почему он так сделал? Он сделал для того, чтобы Наполеон не провозгласил себя императором Священной Римской империей германской нации. И когда Наполеон, в конце концов, вошел в Вену, во дворец Шенбрунн, где находился непосредственно поверженный император Франц II, что же они сделали? Может быть, он повесил Франца II вверх ногами? Нет, он не повесил Франца II вверх ногами. Он пошел с ним в оперу, в венскую знаменитую оперу. Вот так благородные люди обращаются с пленными.

Соответственно, попасть в плен по-своему – это сладостно и почетно. Во-первых, если ты не воюешь, то ты и не попадешь в плен. Сам факт, что ты попал в плен, является доказательством твоего особенного воинского статуса, потому что в плен берут только ценный людей, а людей не очень ценных, их убивают на войне. «Вы из плена, доктор, вы из тлена», как сказал мой покойный друг поэт Михаил Генделев, великий русский поэт.

И почему мне эта заметка показалась настолько интересной, хотя, казалось бы, формально ее всемирно-историческое значение не очень велико, и я осмелился занять ваше время, дорогие слушатели и зрители этой заметкой для пленных? Потому что описание пребывания в плену выглядит издевательством. Русский народ наш великий, включая нас с вами, в обычной жизни живет хуже, чем здесь написано. Кроме того мы читали книги, например, «Архипелаг ГУЛАГ» Александра Исаевича Солженицына, «Колымские рассказы» Варлама Тихоновича Шаламова, и мы знаем, что, в общем-то, в своей собственной стране русские люди в плену находились не по-детски, совсем не так, как здесь написано. Тут кому-то подавали кофе… Слушайте, немцы подавали кофе русским пленным. Плохой кофе, — жалуются нам. Я могу еще раз процитировать эту издевательскую цитату: «Встают в 5 утра, пьют какую-то бурду, которую немцы называют «кофе». Как говорил Варлам Тихонович Шаламов, неправда Александра Исаевича Солженицына состоит в том, что у него кот находится на территории лагеря. Варлам Тихонович отвечает, что ни один лагерник никогда не поверит, что на территории лагеря может находиться кот. Его бы давно уже съели, поскольку в лагере жрать нечего абсолютно. И съедается абсолютно всё, что попадется под руку, включая людей. Я напоминаю, что есть термин «кабанчик» — это человек, которого берут специально с собой беглецы из лагеря для того, чтобы съесть по дороге, потому что никакой другой еды нет. Мы родились в стране, в которой не было еды вообще.

Вот, я думаю, среди нашей аудитории есть значительная часть молодежи, которая не понимает, что это такое. А я понимаю, что это такое. Я понимаю, как в конце 80-х годов я заходил в продовольственный магазин и не видел там ничего, кроме рыбы минтая. Там не было ничего. Вот понятия — колбаса, сыр масло, — они появились в 1992 году. До этого великий советский народ не знал, что это такое, просто не знал и всё.

Я прекрасно помню, что когда я приехал летом 1990 года во Францию, то в первый день с любезного согласия Андрея Донатовича Синявского, моего учителя, и его супруги Марии Васильевне Розановой, — которые очень меня поддержали в тот момент, хотя для этого у них не было объективных оснований, я был просто никому неизвестным мальчишкой и всё, но почему-то они по какой-то причине меня поддержали, — в первый день в Париже я пошел в музей Лувр. И музей Лувр произвел на меня большое впечатление. Но я не могу сказать, что он произвел на меня потрясающее впечатление, потому что я бывал до этого и в других крупных музеях, например, в Эрмитаже, в нашем городе Ленинграде в то время. Искусствоведы могут спорить, чья коллекция лучше, но, по крайней мере, они сопоставимы – коллекции Эрмитажа и Лувра – по классу.

Но настоящее потрясение, истинное потрясение случилось у меня вечером, когда я вошел в супермаркет, который назывался Marche НРЗБ. Причем, как я сейчас понимаю, супермаркет-то плохонький. Он был экономического класса супермаркет, то есть даже по нынешним московским меркам это не очень роскошный и авантажный. И когда я увидел это количество… что, вообще, колбаса и сыр существуют, у меня случился когнитивный диссонанс. Я-то думал, их не существует, я – простой ребенок советского времени.

С.Белковский: Я не рассчитываю на пенсию. У меня ее не будет. Мне государство не будет платить пенсию никогда

Поэтому мы видим, что немцы обращались с пленными русскими лучше, чем русское государство обращалось со своими гражданами всю жизнь. «После обеда, — извините, что я цитирую по второму кругу – жизнь в таких лагерях просто невыносима, — пишет газета Известия. – Даже люди с крепкими нервами сходили с ума…». А жизнь в ГУЛАГе, описанном Александром Исаевичем Солженицыным, особенно Варламом Тихоновичем Шаламовым выносима? А вот то, как над нами издеваются сегодня, когда за лайки и перепосты сажают в тюрьму – это что? Мы не являемся пленными этого государства, нашего собственного государства, которое по Конституции должно принадлежать нам? Являемся. Да, мы пленники этого государства абсолютно, заложники его. Но в отличи от короля Иоанна II Доброго и императора Франца II — императора Священной Римской империи, а впоследствии Австрии, потому что – еще раз повторю, — он ликвидировал Священную Римскую империю, чтобы не дать ее возглавить Наполеону, — нас не уважают. НРЗБ.

Давайте просто почитаем отчет Общественной наблюдательной комиссии о том, как обращаются с заключенными. Давайте почитаем публикации «Новой газеты», других СМИ о том, как обращаются с заключенными в тюрьмах, как их насилуют. А ведь эти заключенные это наши граждане, это мы. Это не какие-то захваченные в плен террористы. Это наши русские люди. Вот с ними так обращаются.

Поэтому в плену мы находимся все в полном объеме, находимся в плену у собственного авторитарного режима. Мы находимся в плену потому, что в нашей стране жизнь человеческая не стоит ничего, просто ничего. Вот в 2016 году суд в городе Нью-Йорке присудил гражданские права обезьяне шимпанзе. Он официально признал, что обезьяна шимпанзе по уровню интеллекта примерно сопоставима с человеком, поэтому у нее должны быть гражданские права, которые она может отстаивать. У русского человека нет прав обезьяны шимпанзе. С ним можно делать всё что угодно. Его можно схватить на улице, отправить куда угодно вне всякого контекста соблюдения законодательства. Слово «законодательства вообще вызывает смех в нашей стране – в нашей с вами стране, дорогие друзья, не в чужой стране, не в оккупированной стране.

Вот Владимир Владимирович Путин любит говорить, что если бы Россия не аннексировала Крым, то в Крым бы вошли войска НАТО. Я почти уверен, что если в России стояли войска НАТО, то с нами бы обращались гораздо лучше эти войска НАТО, чем с нами обращаются наши собственные власти, наши, которых по Конституции должны формировать мы, пленные.

И чем же мы гордимся, простите, рассматривая эфиры федеральных телеканалов? Тем, как нас унижают? Тем, как нас в ломаный грош не ставят? Давайте задумаемся над этим, ибо пленные, это мы.

Эдуард Вениаминович Лимонов написал в свое время книгу «В плену у мертвецов». Вот мы в плену в мертвецов находимся. Мы в плену у наших царей, которые издевались над нами же на протяжении столетий. И когда Иван Грозный вошел – кстати, Иваном Грозным он называется только по-русски, хочу обратить внимание; на всех языках мира он называется Иван Ужасный — Ivan the Terrible. Просто мы как-то стесняемся называть своего царя ужасным, поэтому он называется Иваном Грозным. – Когда Иван Грозный вошел в великий Новгород, то количество трупов в реке было таким, что остановилось течение реки Волхов, потому что река Волхов была заполнена трупами до основания, а затем… Потом, правда Иван Грозный пошел еще громить Псков, но, к счастью, ему встретился святой старец на пути, который убедил его этого не делать. Вот с этим и живем. Мы живем в тотальной системе государственного унижения. Если нас это устраивает, то мы не имеем права жаловаться на нашу жизнь, мы не имеем права жаловаться на власть.

У нас есть основной закон, принятый 12 декабря 1993 года, в котором сказано, что источником власти является многонациональный народ Российской Федерации. Я согласен, что сама формулировка «многонациональный народ Российской Федерации» не вполне корректна, но это неважно в данном случае, в контексте нашего сейчас обсуждения это неважно. Важно другое – что наш многонациональный народ не является источником власти. Вот командующий Росгвардией генерал армии Виктор Васильевич Золотов сейчас записал обращение к Алексею Анатольевичу Навальному. Вы знаете, я не готов представить себе ни одну европейскую страну, в которой чиновник НРЗБ не ушел бы в отставку. Это форма издевательства над законом, над народом и здравым смыслом. Но мы же сидим и молчим, правда? Мы согласны с этим. Мы согласны с тем, что государство нас насилует и вступает с нами в сексуальные отношения в извращенной форме. Ни один Харви Вайнштейн так не вступал ни с кем в отношения, как вступает государство с нами.

И что, дорогие друзья, мы будем это дальше терпеть? Ну, тогда мы не имеем права жаловаться, подчеркиваю еще раз. Если мы находимся добровольно в плену у этого государства, то мы, простите, никакого морального права заявлять, что этот плен нам вреден, нет. Архипелаг ГУЛАГ продолжается. Да, он приобретает разные формы. И, конечно, репрессивная машина далеко не такая мощная, жесткая и не такая последовательная, как она была при Иосифе Сталине. Но как же можно, простите, дороги друзья, еще говорить о том, что Иосиф Сталин был великим государственным деятелем, когда он уничтожил наших с вами родителей и других ближайших родственников? Разве вам не жалко наших родителей? Как же мы можем воздавать почести человеку, который убил две трети моей семьи, вот лично моей? И даже мой дедушка, один из ведущих фтизиатров Ефим (Иванович?) Янов чуть было не сел в 53-м году в тюрьму, потому что при обыске у него изъяли книжку Леона Фейхтвангера «Москва 1937», которая была сначала разрешена Сталиным, потому что она была комплиментарная весьма по отношению к Сталину, а потом была запрещена Сталиным, поскольку Иосиф Виссарионович пришел к вывод, что она недостаточно комплиментарная, потому что его там не несли на руках.

И вот этот сам факт пребывании книжки дома был основанием, чтобы моего дедушку упечь на 10 лет. Но, к счастью, нам всем повезло – моей семье, потому что в этот момент Сталин умер, и дело врачей прекратилось. И как правильно замечает выдающийся деятель русской эмиграции репатриант Никита Кривошеин, дай ему бог здоровья, дело врачей закрыли в страстную пятницу, в день страданий Христовых, страстей, что, безусловно, имеет огромное символическое значение.

У нас побеждают политики на выборах, которые идут с именем Сталина на устах, человека, который изничтожил всю страну. Ну, простите, дорогие друзья, разве мы заслуживаем свободы после этого? Или мы сознательно утверждаем собственное рабство, собственный плен. Давайте ответим себе на эти вопросы. Если мы хотим быть рабами, мы ими и будем. Но это пленение надо прекращать. И как Моисей вывел народ из дома рабства в дом свободный – великий пророк Моисей, собственно, учитель еврейского народ, — там мы должны выйти из дома рабства в дом свободы. Но кроме нас этого никто не сделает.

С.Белковский: Немцы обращались с пленными русскими лучше, чем русское государство обращалось с гражданами всю жизнь

Кстати, хочу заметить, почему Моисей водил – это много обсуждается, — народ по пустыне именно 40 лет, не 20, не именно 40. Потому что это был средний возраст поколения в то время. То есть средняя продолжительность жизни еврейского народа была 40 лет. И Моисею нужно было добиться того, чтобы умерло поколение, которое знало, что такое дом рабства. И Моисей привел еврейский народ в землю, которая течет молоком и медом. Мы тоже можем это сделать. Но добьемся мы освобождения своей собственной рукой, простите, если будем стоять на коленях перед Владимиром Владимировичем и объяснять самим себе, что это хорошо? Значит, мы останемся в плену навсегда. Мы должны себе отдавать в этом отчет.

Дорогие друзья, спасибо большое. Поступило много вопросов. Это, конечно, связано с тем, что нашей программы не было две недели в эфире. Спасибо, что вы скучаете по нашей программе. Мы тоже по вам скучаем, безусловно. Я еле утерпел, чтобы мне не выйти в эфир раньше времени. Я был в отпуске, на Венецианском кинофестивале впервые в жизни. Получил много впечатлений. Может быть, в одной из ближайших программ «Эха Москвы» расскажу об этих впечатлениях. Они были довольно яркими.

Наталья Солодкова, моя приятельница, кстати, личная, спрашивает: «Я в одном репортаже по Калининградской области слышала, что не только военнопленных, но и гражданских немцев, а в частности, девушек угоняли в СССР. Вы знаете что-нибудь об этом?» Конечно, знаю. Угоняли в полном объеме. Потому что самым дешевым товаром в нашей стране всегда была человеческая жизнь, и получить живой товар в виде немца было очень сладостно и почетно. Кроме того Советский Союз же оттаптывался, он же уничтожал покоренные народ, и это была садистическая реакция как Иосифа Сталина, так и государственной системы Советского Союза в целом, увы.

Кстати, хочу рассказать поучительную историю. Я уже рассказывал сегодня, что в 1990 году я приехал во Францию и кроме Андрея Донатовича Синявского и Марии Васильевны Розановой, которые так мне помогли, за что им огромное спасибо, я также встретился с двоюродной сестрой моей бабушки. Ее звали Лора Розенфельд. И она была ярко выраженная еврейка. То есть по внешности, вот скажем, у меня очень ярко выраженная еврейская внешность, но у Лоры Розенфельд она была еще более ярков выраженная. И Лора рассказал мне – ей было 80 с лишним лет, — что во время Второй мировой войны она жила в Париже, то есть под немецкой оккупацией. И я спросил ее, будучи жертвой советской историографической школы: «Как же ты, собственно – во Франции так принято общаться на ты независимо от возраста, — жила в Париже при Гитлере, будучи такой ярко выраженной еврейкой?» Она даже не поняла моего вопроса. Она ответила в Париже при Гитлере, потому что так хотел мой муж, он не хотел уезжать из Парижа». То есть мысль о том, что немцы ее уничтожат, даже не приходила ей в голову.

Поэтому, поверьте, Советский Союз обходился с оккупированными территориями Восточной Европы на два порядка более жестоко, чем нацистская Германия. Это еще заслуживает отдельного расследования и осмысления, хотя, естественно, победителей не судят и история, как говорил всё тот же Наполеон Бонапарт, — это дама с пониженной социальной ответственности, как сказал Владимир Владимирович Путин, которая спит с победителем. И Советский Союз был в числе победителей, поэтому его не судят. Но осудить все-таки его придется рано или поздно, иначе мы никогда не станем свободными.

Николай Богданов: «Как дожить до пенсии?» Николай, надо просто жить. Поверьте мне. Вот я – Белковский – не рассчитываю на пенсию. У меня ее не будет. Мне государство не будет платить пенсию никогда. И что? Я должен умереть в этот момент? Нет. Я должен зарабатывать деньги и быть счастливым. И кроме того еще один сценарий дожить до пенсии: рожайте детей – они вам помогут, когда у вас кончатся деньги на старости лет.

Маранаф Варанариус задает вопрос: «Кто победит на дуэли: Золотов или Навальный?» Ну, дуэли не будет. Навальный уже выиграл, Алексей Анатольевич, потому что Виктор Васильевич Золотов совершил максимально контрпродуктивный шаг с точки зрения пиара. Он привлек внимание к инвективам Алексея Анатольевича Навального и, будучи высоким государственным чиновником, генералом армии, фактически легитимировал претензии Навального к самому себе. Понятно, для чего он это сделал. Он апеллировал не к общественному мнению, ни к Навальному. Он апеллировал к Владимиру Владимировичу Путину, который любит такие пацанские выходки. Поэтому в этом смысле, наверное, господин Золотов преуспел. Но в смысле канонов пиара он уже проиграл. Дальше уже можно Алексея Анатольевича Навального на татами не вызывать. Уже всё свершилось.

Алексей Орел: «Насколько вы согласны с утверждением, что СССР был одной большой тюрьмой? А некоторые утверждают, что СССР был помесью тюрьмы и детского сада. РФ в этом плане чем-то отличается?». Да, я был согласен, что СССР был большой тюрьмой с примесью детского сада, потому что мы все младенцы, мы абсолютно находимся в психологической зависимости от взрослого в лице государства, и пока мы не выйдем из психологической зависимости, то качественных перемен к лучшему в стране не будет. Отличается ли что-то в РФ? Это мягкий вариант Советского Союза, конечно. Я не спорю с тем, что это гораздо мягче вариант, чем Советский Союз и гораздо лучше. Но некоторые базовые, фундаментальные, системообразующие конструкции этого государства, к сожалению, остались неизменными. Вот собственно, ГУЛАГ-лайт – при чем мы живем.

Виталий Синиченко : «Вопрос о предыдущей «Провокации» — о покушении на Ленина. Вы сказали, что Ленин поехал на завод Михельсона без охраны. Выходит, рабочие любили его. Он не боялся доехать. Могу предположить, что как власть для них что-то сделал. А можно как-нибудь затронуть жизнь конкретных рабочих: какая у них была зарплата, как она изменилась с 1916-17-го года, что она покрывала».

Дорогие друзья, вы невнимательно слушали, уважаемый Виталий Синиченко, мою программу. Я сказал, что Владимир Ильич Ленин был фаталист. Это вытекает из всего его работ как устных, так и письменных. Поэтому он ездил без охраны, потому что ему было все равно, убьют его или нет. Серьезно, серьезно. Это есть такой фаталистический склад ума. Вот поэтому поехал без охраны. А не потому что его рабочие любили или нет. При этом он сам был абсолютно кровавым тираном и садистом, а вовсе не человек, который сеет вокруг тотальную любовь.

С.Белковский: Мы все в полном объеме находимся в плену у собственного авторитарного режима, и жизнь не стоит ничего

Жизнь конкретных рабочих… Вы знаете, я считаю, что при большевиках сам факт наличия жизни как конкретных рабочих, конкретных крестьян, интеллигентов, всех прочих был под большим сомнением. Скажем, сегодня жизнь человека стоит выше, несмотря на то, что она стоит низко, очень мало в сегодняшней России, чем тогда. О чем мы говорим?

Кирилл Полевой: «Уже не для кого не является секретом, что Порошенко заключил соглашение с Медведчуком, — на всякий случай для тех зрителей, которые не очень ориентируются в украинской политике, комментирую, что Петр Алексеевич Порошенко – это президент Украины, Виктор Владимирович Медведчук – это друг и близкий родственник Владимира Владимировича Путина, бывший руководитель администрации президента Украины, который де-факто является представителем Путина на Украине. – Идет масштабная кампания по дискредитации Тимошенко Юлии Владимировны. Заявление Медведчука о том, что он ставит на Ю.В, то есть Юлию Владимировну, убивает ее рейтинг». И, собственно, Кирилл Полевой просит прокомментировать ситуацию.

Да, так оно всё и есть. Виктор Владимирович Медведчук в какие-то времена ставил на Юлию Владимировну Тимошенко. Это было в эпоху Виктора Андреевича Ющенко. Сейчас — нет. Сейчас Владимир Владимирович Путин, насколько мне известно, принял решение поддержать Петра Алексеевича Порошенко на выборах и создать все необходимые и достаточно условия для его победы на выборах следующего года. А Виктор Владимирович Медведчук как полпред де-факто Путина на Украине реализует эту систему и комплекс задач, в том числе и по дискредитации Юлии Владимировны.

Александр Игнатьев: «Простите за навязчивость. Мы с вами прогнозировал такое развитие. Аркадий Бабченко, – известный российский журналист и псевдожертва фейкового покушения, — в Твиттере просит помощи. СБУ обвиняет го в шпионаже, — я, правда, не знаю, первый раз слышу, что его обвиняют в шпионаже, поскольку, мне кажется, что он агентом СБУ и является, — просит не верить его Телеграм-каналу».

Я уже неоднократно высказывался по поводу Аркадия. Я считаю, что он нанес огромный ущерб Украине , украинской государственности, украинской независимости участием в этой провокации Службы безопасности Украины, абсолютно фейковой и скроенной по худшим лекалам. Эта деградация возможна, но не до такой степени. Но когда уже совсем не просто белыми нитками, а шито белыми гнилыми нитками. Я хочу сказать, что я крайне разочарован Аркадием, которому весьма симпатизировал до этой истории. И особенно разочарован в том, что Аркадий так и не понял, во что он ввязался, что он до сих пор считаем себя героем. В то время как в Европе и в Америке это Бабченко-шоу было основанием для переоценки, вообще, отношения к Украине в сторону ухудшения этого отношения. Но Аркадий этого не понимает. Он, действительно, думает, что все идиоты. Меня всегда восхищают люди, которые думают, что все идиоты. Нет, идиоты не все, простите.

Олег Иванчиков: «Поднимите вопрос о нечеловеческих условиях содержания Марии Бутовой, ее освобождения из лап демократии. Но вам слабо, — пишет Олег Иванчиков, — за это деньги не заплатят. Удачи». Дорогой Олег, я понимаю, что вы кремлевский тролль, бот, так сказать, и могу вам и не отвечать. Я хочу сказать, что все мои близкие друзья и знакомые знают, что я человек абсолютно бескорыстный. И, например, на «Эхе Москвы» работаю, не даст соврать Алексей Венедиктов, бесплатно.

А как ее зовут-то? Мария Бутова? Она не Бутова, а Бутина. Вы хотя бы запомните фамилию человека, за которого вы так хлопочите. Она получила по заслугам и оказалась в лапах демократии, дай ей бог здоровья, не дай ей бог оказаться в СИЗО «Матросская тишина». Там ей было бы гораздо хуже.

Спасибо огромное, дорогие друзья, спасибо, что вы задаете вопросы. Задавайте их обязательно больше и больше. Спасибо.

Дорогие друзья, поступили очередные новости нашего Музея новейшей истории России, который, как мы знаем, находится в городе Плес Ивановской области. Он состоялся благодаря Дмитрию Анатольевичу Медведеву, председателю правительства Российской Федерации, который передал под Музей новейшей истории свою резиденцию в Плесе, воспетую известным оппозиционным политиком Алексеем Анатольевичем Навальным в фильме «Он вам не Димон» и в других работах. Основу коллекции этого музея составляет личное собрание Алексея Алексеевича Венедиктова, главного редактора «Эха Москвы», поэтому неформально музей называется Музей Венедиктова. Но, тем не менее, коллекция музея пополняется за счет доноров, наших спонсоров, за что мы очень благодарны. И пока наша программа была в отпуске, два важных артефакта поступили в коллекцию нашего музея.

Поступил потрет Владимира Владимировича Путина авторства Энди Уорхола. Передал его в коллекцию бывший мэр Нью-Йорка а адвокат президента Дональда Трампа Рудольф Джулиани. Дело в том, что Енди Уорхол приезжал в Советский Союз в начале 80-х годов и уже тогда он сделал портрет Владимира Владимировича Путина с семью разными частями лица. Психологи считают, что увлечение Владимира Владимировича Путина пластической хирургией, ботоксом и другими во многом навеяно этим портретом, потому что, действительно, семь разных частей лица, если посмотреть, которые находятся в динамике и моторике и не согласованы между собой. Вот, собственно, Энди Уорхолл тогда еще написал портрет молодого Путина. Сейчас Владимир Владимирович Путин стал похож на собственный портрет.

Этот сюжет, описан также в известной книге Оскара Уайльда, классика британской и мировой литературы «Портрет Дориана Грея», и вот, собственно потрет Дориана Грея у нас в коллекции музея в Плесе. Сейчас, правда, пока ФСО запретила его экспонировать по соображениям безопасности, но мы сейчас добиваемся этого разрешения. Мы надеемся, что Дмитрий Анатольевич Медведев, который передал свою резиденцию в Плесе под наш музей, поможет нам решить подобные вопросы, особенно, если Виктор Владимирович Золотов на нервной почве подаст в отставку из своего странного наезда на Алексея Анатольевича Навального, который выгоден скорее Алексею Анатольевичу Навальному, чем самому господину Золотову.

Ну, и пополняется Кунсткамера нашего музея, собрание биологических объектов, которым руководит непосредственно Ревекка Львовна Фрумкина, доктор биологических наук, известный ученый и исследователь. И на этой неделе мы получили очень важный экспонат. Это клетки динозавра из, собственно, фильма Стивен Спилберга Jurassic Park. Передал их непосредственно создатель фильма Jurassic Park Стивен Спилберг. Важнейшее достоинство этих клеток динозавра состоит в том, что они показывают, как самка динозавра может стать самцом, потому что она меняет пол самопроизвольно, когда она лишается общества самца.

С.Белковский: У русского человека нет прав обезьяны шимпанзе. С ним можно делать всё что угодно

Это очень важное для нас приобретение, потому что оно показывает, как менялась путинская элита на протяжении последних 18 лет. Когда эти люди пришли к власти, они были самками динозавра, а потом они стали самками динозавра. И поэтому на базе генома динозавра мы планируем… не мы, конечно, а Ревекка Львовна планирует со своим коллективом Кунсткамеры создать целостную теорию, каким образом некоторое количество ничтожеств из города Ленинграда вдруг захватила власть в огромной стране. Это, собственно, то, что и произошло на этом острове, где происходит действие фильма Jurassic Park. Спасибо большое. Обязательно следите за пополнением нашей коллекции Музей новейшей современной истории в городе Плесе Ивановской области. Огромная благодарность Дмитрию Анатольевичу Медведеву и мэру Плеса Темирбулату Каримову, который также поддерживает этот проект и, конечно, Алексею Алексеевичу Венедиктову, чье личное собрание является основой коллекции музея. Спасибо.

Дорогие друзья, вернемся к основной теме нашей программы, к теме плена и пленных. Здесь я хочу апеллировать к своей любимой книге, под знаком которой прошло мое детство, роману Ло Гуаньчжуна «Троецарствие». Это основной китайский классический роман, где один из отрицательных героев этого романа, которого звали Цао Цао, — он был один из ведущих политиков того времени, назовем это так, — он захватил в плен главного героя Поднебесной (Китая того времени) по имени Гуань Юй. А Гуань Юй был лучшим воином Китая в то время. И Цао Цао сделал все возможное, чтобы удержать Гуань Юя в плену. Он одарил его самыми разнообразными милостынями. Он дал ему всё, что только мог дать, и даже подарил легендарного коня Красного Зайца, которого вообще дарить было нельзя по канонам. Но все-таки Гуань Юй вышел из плена. И когда он выходил из плена, он убил военачальников шести застав, которые пытались его остановить. Но он воздал благодарность Цао Цао, потому что когда Цао Цао попал в плен уже к Гуань Юйю самому, — это было после битвы при Красной скале, собственно, вот недавно был снят китайский фильм, блокбастер мощный на эту тему про битву при Красной скале; это просто очень важный элемент китайской мифологии и фольклора как такового, поэтому то, что я говорю, это не какая-то маргинальная вещь, — то Гуань Юй отпустил Цао Цао.

Философия этого вопроса такова: пребывание в плену может быть очень благоприятным. И, может быть, человек даже страдает оттого, что его отпустили из плена. И наилучший плен, который только может быть – это любовь. Человек, который влюблен в другого человека, неважно, женщину или мужчину и живешь с ним, то ты находишься в плену у него, а этот человек в плену у тебя. И этот добровольный плен есть высшее блаженство, которое только может быть. Вот китайцы любят такие формулировки, плохо понятные европейскому сознанию: дворец Вечного блаженства, например. Вот любовный плен – это и есть Дворец вечного блаженства, поэтому если вы попали в плен, подумайте, стоит ли вам из него выходить.

Больше спасибо! Это была программа «Русская провокация», с вами был Станислав Белковский, специальный проект «Белковский ТВ» для радио «Эхо Москвы». Скоро увидимся. Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире