07 апреля 2018
Z Русская провокация Все выпуски

Война с Японией и оборона Крыма


Время выхода в эфир: 07 апреля 2018, 12:07

С.Белковский Доброй субботы, дорогие друзья. Это специальный проект «Белковский ТВ» для радио «Эхо Москвы». Программа «Русская провокация». С вами — Станислав Белковский. Пожалуйста, слушайте, смотрите, обоняйте, осязайте нас на радио «Эхо Москвы», сайте «Эхо Москвы» и YouTube-канале «Эхо Москвы».

Вначале напомню вкратце предысторию нашего проекта, придуманного главным редактором радиостанции Алексеем Алексеевичем Венедиктовым. Осенью 2017 года Алексей Алексеевич купил на аукционе «Сотби» за 12 миллионов долларов подшивку газеты «Известия» за 1918 год. Сделка была полностью профинансирована дочерними структурами открытого акционерного общества «Газпром». И впоследствии Генеральная прокуратура Российской Федерации по запросу ряда депутатов подтвердила законность этой сделки. Поэтому мы работаем счастливо и невозбранно.

И мы читаем, соответственно, газету «Известия» за 1918 год и находим параллели в событиях сегодняшних, сто лет спустя, а такие параллели, поверьте мне, имеются и даже в изобилии. Но сначала, прежде чем перейти чтению «Известий» за 30 марта, а сегодня именно эта дата нами выбрана по не случайным причинам, я коснусь очередных новостей Музея новейшей истории в городе Плес Ивановской области.

Если помните, председатель правительства Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев передал свою известную резиденцию в Плесе, воспетую крупным оппозиционным политиком Алексеем Анатольевичем Навальным разными способами, в том числе, в документальном фильме «Он вам не Димон», под Музей новейшей истории. Поскольку основу основ коллекции музея составит коллекция собрания Алексея Алексеевича Венедиктова, музей уже приобрел неформальное название Музей Венедиктова.

С.Белковский: Экономически США немало помогли нашей стране в 1990-е годы

Этот проект пользуется также поддержкой со стороны мэра города Плеса, известного политика, администратора и бизнесмена Темирбулата Каримова, который по совместительству работает зятем Игоря Ивановича Сечина, также весьма влиятельной фигуры, президента и главного исполнительного директора кампании «Роснефть». Так что Музей новейшей истории России в Плесе – это редкий проект, где Дмитрий Медведев и Игорь Сечин выступают полностью заодно.

В собрании коллекции уже есть пресловутая подшивка «Известей», принадлежащая господину Венедиктову и не публиковавшаяся до сих пор переписка Владимира Ильича Ленина с Инессой Арманд. В прошлый раз мы говорили о возможном переносе в Плес части некрополя с Красной площади, в частности, надгробия Иосифа Виссарионовича Сталина.

Сегодня есть новости не менее интересные. Дело в том, что Патриарх Московский и Всея Руси, предстоятель Русской православной Церкви Московского Патриархата Кирилл, он же Владимир Михайлович Гундяев твердо убежден, будто останки семьи последнего на сегодняшний день российского императора Николая II, найденные в свое время в Свердловской области, не подлинные. И он же, этот же патриарх уверен, что череп Николая II долгие годы хранился в кабинете основателя советской власти и Советского Союза Владимира Ильича Ленина в Кремле. Поэтому по просьбе патриархии, патриарха лично проводились многочисленные и изыскания.

В частности, так называемая экспертиза Агаджаняна. Господин Агаджанян – это один из ведущих российских стоматологов, вице-президент Стоматологической ассоциации Санкт-Петербурга. И в результате экспертизы Агаджаняна, которая завершилась лишь недавно, установлено, что зубы из останков не принадлежат ни его императорскому величеству Николаю Александровичу, ни его супруге императрице Александре Федоровне, поскольку те зубы, которые были извлечены из останков и захоронений Свердловской области, во-первых, указывают на дентофобию императора, то есть боязнь стоматологических процедур – вот, что такое дентофобия.

Но новейшая экспертиза этого не подтверждает. Во-первых, у Николая II были достаточно здоровые зубы, и он не не должен был их постоянно лечить. Во-вторых, в Зимнем дворце был оборудован стоматологический кабинет, на оборудование которого было потрачено из личных фондов императорской семьи 250 рублей. По тем временам весьма крупные деньги – почти 5 дойных коров.

Что касается императрицы Александры Федоровны, то и у нее в действительности всё не так, как на самом деле, поскольку у ее величества были как раз больные зубы, которые она вынуждена была постоянно лечить. А для борьбы с зубной болью – ясно, что тогда такие анестетиков, как сегодня, не существовало – она вынуждена была курить, что усугубляло положение ее зубов и кроме того создавало неприятный запах изо рта, совершенно не соответствовавший дворцовому протоколу. Поэтому для борьбы с запахом изо рта использовались еще специальные ароматические сигары и смеси.

В общем, возникло очередное противоречие. И сейчас ведутся переговоры о том, что тот самый череп из кабинета Владимира Ильича Ленина, принадлежащий неизвестно кому до сих пор, поскольку хотя экспертиза Агаджаняна и поставила под сомнения старые выводы ученых, но она еще не дала нам основания утверждать, что череп из Кремля принадлежал императору.

С.Белковский: Надо воевать, когда ты не можешь заниматься внутренними делами

И мы связались уже с известнейшим художником Дэмьеном Херстом, автором прославленной работы «Бриллиантовый череп». И ведутся сейчас переговоры о том, чтобы на базе кремлевского черепа был создан новый – бриллиантовый, и это произведение искусства явилось бы украшением коллекции Музея новейшей истории России в городе Плес Ивановской области.

А теперь переходим к главной теме нашей программы. Читаем «Известия» за 30 марта 1918 года, ищем параллели и находим их в сегодняшнем дне.

Заметка один. Обе заметки на этот раз небольшие. Я вас не утомлю.

«Народным комиссариатом по иностранным делам получены сведения, что во Владивостоке, Благовещенске и других городах Сибири советская власть стоит вполне твердо. Нет никаких оснований предполагать, по крайней мере, в ближайшем будущем возможности японского вмешательства. По-видимому, вопрос об оккупации Японией Сибири еще не окончательно решен державами Согласия.

Но следует отменить, что элементы, стоявшие за такое вмешательство, в настоящее время теряют почву, и есть основания предполагать, что вопрос о вмешательстве будет решен отрицательно».

Прочитаю сразу и заметку поменьше, а потом мы обсудим их по отдельности, точнее, последовательно.

Заметка поменьше называется: «Оборона Крыма». Керчь. 30 марта. «Военно-революционный штаб Севастополя постановил оборонять Крым до последней капли крови. Губернские комитеты большевиков и левых эсеров организуют партизанские боевые отряды для борьбы с германцами».

Теперь обо всем по порядку. Японское вмешательство. Заметка из «Известий» от 30 марта 1918 года. Это классический пример тоталитарной пропаганды. Поскольку Народный комиссариат по иностранным делам, в то время уже возглавлявшийся пришедшим на смену Льву Троцкому товарищем Чичериным, равно как и другие органы большевистской власти не могли не знать: японское вторжение уже началось. И сдерживали это вторжение только извечные враги советской власти и нашей страны вообще Соединенные штаты Америки. Потому что американцы и в первую очередь их тогдашний лидер президент Вудро Вильсон совершенно не хотели закрепления Японии в Сибири и на Дальнем Востоке.

И должен здесь в порядке нашего традиционного оффтопа номер один, заметить, что США, вообще, сделали гораздо больше хорошего для нашей страны, чем обычно рассказывают нам досоветские, советские, постсоветские официальные и полуофициальные пропагандисты. Я уж не говорю о помощи США и Великобритании во время Великой Отечественной войны или о том, что все-таки США худо-бедно, но воевали на российской стороне и в Первой мировой войне.

Но давайте вспомним самое начало 90-х годов, например, только два факта. Именно Российская Федерация унаследовала всё ядерное оружие Советского Союза, хотя это ядерное оружие было размещено и на территории других республик бывшего СССР, в частности, на Украине и в Казахстане. Именно и только Российская Федерация унаследовала от Советского Союза кресло постоянного члена Совета безопасности ООН. А в то время, в 1991 году, в начале 1992 года реальное соотношение сил было отнюдь не в пользу России. И США, в частности президенты Джордж Буш-старший и его последователь Билл Клинтон обладали достаточными рычагами влияния, чтобы применить другой сценарий, при котором и ядерное оружие и статус постоянного члена Совбеза ООН были бы распределены между ключевыми державами экс-СССР. Почему же они так не сделали?

Очевидно, они больше доверяли руководству Российской Федерации и лично тогдашнему президенту Борису Ельцину, чем Украине и Казахстану, и были заинтересованы, чтобы эти ресурсы и полномочия были сконцентрированы именно в Кремле и российских руках. Но если бы американцы организовали альтернативный план и разделили бы ядерное оружие, равно как и позицию в Совете безопасности ООН, что тогда легко им можно было сделать (это только в последствии нельзя, а тогда можно было), то тогда бы не было ни аннексии Крыма, ни других крупных милитаристских и военно-политических упражнений нынешнего кремлевского режима на постсоветском пространстве и не только постсоветском пространстве, не было бы никаких разговоров о крылатых ракетах с ядерными боеголовками и гиперзвуковых дронов, способных уничтожить всё в масштабе мирового океана.

Да и экономически США немало помогли нашей стране в 1990-е годы. Поэтому прежде, чем в очередной раз ругать Америку и вешать на нее все смертные грехи, давайте перелистаем те самые учебники новейшей истории, пусть написанные разными авторами, но транслирующие примерно близкую систему фактов – учебники, которые, надеюсь, будут щедро представлены в библиотеке при Музее новейшей истории нашей стране в городе Плес Ивановкой области.

Итак, вторжение Японии в Сибирь. Мы знаем, что у России и Японии вообще были непростые отношения на протяжении очень длительного исторического периода. И кульминацией этих непростых отношений, конечно, стала русско-японская война 1904-1905 годов, та самая война, которая, по мнению многих историков, во многом спровоцировала первую русскую революцию. Инициаторами войны были обе стороны. С одной стороны, Россия, пораженная милитаризмом Николая II. Нам уже приходилось говорить в этой программе, что, будучи совершенно равнодушен к внутренним делам… Здесь снова позволю напомнить вам сцену из легендарного фильма «Матильда» Алексея Учителя, когда по Александровскому дворце в Царском Селе за императором гонятся его сановники, один из которых уговаривает Николая II построить незамерзающий порт в Мурманске, а другой в Либаве (ныне Лиепая), и Николай II буквально ударяется в галоп, только чтобы не отвечать на их вопросы; в итоге единственным чиновником, который смог его догнать, был Константин Петрович Победоносцев. И когда они уединились в будущем кабинете супруги императора, Николай II сказал доверительно своему учителю: «Как же мне хочется говорить только о любви, а ни о чем этом», на что Константин Петрович разумно ответил ему – и насколько я понимаю, эта фраза исторически подлинная: «Император имеет право на всё, кроме любви как раз».

Поэтому надо воевать, когда ты не можешь заниматься внутренними делами. Не кажется ли нам, что в последние годы российской истории, особенно с весны 2014-го мы видим и обоняем нечто подобное в нашей современной российской истории. Потому что война всё спишет. Войной можно объяснить санкции, войной можно объяснить рост цен, галопирующую инфляцию, падение национально валюты, неурядицы в инфраструктуре.

Мы уже недавно слышали из уст некоторых российских чиновников, что чуть ли не трагедия в кемеровском торговом центре «Зимняя вишня» каким-то образом завязана на враждебный нам американский империализм. И Кремль постоянно транслирует, что санкции были бы введены в любом случае, и что они не являются ответом на крымскую эпопею и войну на юго-востоке Украины, а просто вводятся, чтобы покарать Россию за ее резкое усиление, то самое вставание с колен и так далее.

Вот почему Николай II провоцировал русско-японскую войну. А поскольку по объему военных ресурсов и, в частности, по численности армии Россия превосходила Японию примерно в 7-8 раз, то в окружении Николая II, как всегда, верноподданном и, как всегда, льстиво лживом, существовало твердое убеждение, что война легко выигрывается. Только при этом забывалось, что огромные пространства до театра боевых действий сами по себе являются очень токсичным фактором во время ведения таковых. И близость Японии к российскому Дальнему Востоку – это огромное преимущество, которого, собственно, у императорской России нет, ибо, как и сегодня, Дальний Восток был территорией достаточно заброшенной и не подлежащей опережающему развитию.

С.Белковский: Войной можно объяснить санкции, рост цен, галопирующую инфляцию, падение национально валюты

Но провоцировала войну Япония, поскольку те энергии, которые были накоплены в толщах японского государства и общества после так называемой модернизации Мэйдзи требовали своего выхода на поверхность, требовали некоего взрыва. Модернизация Мэйдзи проходила в Японии во второй половине XIX века. Годом его официального начала считается 1866-й. Но Мэйдзи – это не имя правителя, как многие думают ошибочно, а название периода императорского правления. На Востоке так принято: не традиционное европейское летоисчисление, которое, конечно, сейчас уже принимается. И сам, кстати, факт перехода на традиционное евроатлантическое летоисчисление свидетельствует о том, что именно Китай и Япония движутся в цивилизационном культурном фарватере США и Евросоюза, но никак не наоборот. И китайские и японские лидеры в костюмах в галстуках и во фраках встречают своих западных коллег, а не во фраках, согласитесь, что было бы, если бы было верно утверждение многочисленных пропагандистов, особенно кремлевских, будто Китай сегодня такая же сверхдержава, как США. Конечно, ага. Сверхдержава – это в первую очередь экспорт образцов, а Китай зависим от американских образцов в 17 раз сильнее, чем наоборот.

И в результате модернизации Мэйдзи были проведены экономические, политические реформы, была построена новая армия. Главной политической реформой была передача власти в Японии обратно императору от сёгунов, самураев и других представителей потомственной аристократии.

При этом надо сказать, что Япония является единственной страной в мире, если мне память не изменяет, которой всю жизнь правила одна и та же императорская династия. Смены династии не было никогда, и нынешний императора Акихито, который, кстати, в этом году впервые опять же в японской истории уходит в отставку и передает престол — Хризантемовый трон своему сыну, считается прямым потомком богини солнца. Раньше эта версия официально транслировалась в японских учебниках истории. Сейчас она существует только неофициально, конечно, но существует по-прежнему. И само ощущение того, что этот Хризантемовый трон происходит непосредственно от богини солнца, есть важная часть японского национального, в том числе, национально-военного самосознания.

Русско-японская война развивалась непросто, на закончилась все же поражением России, кто бы что не говорил. Правда, опять же наша официальная историография еще в советские времена любила утверждать, что завершивший войну Портсмутский мир, достигнутый при посредничестве американского президента Теодора Рузвельта, он был как бы в обе стороны и даже где-то невыгоден Японии, потому что японцам не удалось получить значительную контрибуцию.

Да, контрибуции не получили, но получили определенные территориальные уступки, в том числе, Курильские острова, а главное — разгромили российский флот, и не только Тихоокеанский флот, но и значительные части другого флота, которые подходили для участия в боевых действиях в Цусиме, Порт-Артуре и так далее – во всех местах, овеянных нашей недоброй в данном случае боевой славой.

И японцы, сдерживаемые США, отчасти Великобританией, отчасти Россией, были ограничиваемы в первую очередь США, которые никак не хотели усиления Японии, в том числе, на территориях нынешней Монголии и нынешнего Китая. Поэтому, конечно, Япония пыталась использовать Великую Октябрьскую социалистическую революцию и дестабилизацию в стране, потерю управляемости для того, чтобы восстановить свои позиции на Дальнем Востоке.

По большому счету это японцам не удалось. После череды некоторых побед в 1918-1919 годах, в общем, японцы, в том числе, под давлением США – извините, что я повторяю этот избитый тезис в рамках нашей программы – вынуждены были отступить и согласиться на так называемый Гонготский мир, де факто фиксировавший статус-кво. Многие почему-то думают, что он Гонконгский. Нет, он не Гонконгский мир, а Гонготский, ибо Гонгота – это маленькая станция в Забайкальском крае всего лишь, а не крупнейший мегаполис, каким является Гонконг. Но подписывала этот мир не Российская Федерация, которая не контролировала в то время формально Дальний Восток и Восточную Сибирь, а так называемая Дальневосточная демократическая республика, марионеточное государство, созданное большевиками. Столицей Дальневосточной демократической республики был город Улан-Удэ, ныне административный город Бурятии, а тогда это называлось Верхнеудинск.

Всё это, кстати, находится недалеко от легендарных мест зарождения и становления выдающегося советского поэта Евгения Александровича Евтушенко, который утверждал, что родился на станции Зима, потому что это называние очень красивое. («Откуда родом я? Я с некой сибирской станции Зима»), но на самом деле родился, оказывается, в Нижнеудинске. Поэтому легко запомнить: Нижнеудинск – Верхнеудинск.

То есть даже большевики со своими неоднозначными представлениями о том, как делаются политика и государственное управление и не имевшие достаточного опыта государственного управления, понимали, что урегулировать ситуацию из Москвы невозможно, что нужно отдельное государственное образование, которому будут делегированы многие пусть формальные, но все же актуальные полномочия. Вот почему была создана ДВР (Дальневосточная демократическая республика), которая после подписания Гонготского мира и восстановления контроля Россией над Дальним Востоком, собственно, была благополучно ликвидирована.

С.Белковский: Сверхдержава – в первую очередь экспорт образцов, а Китай зависим от американских в 17 раз сильнее

Но здесь мы еще раз возвращаемся к мысли, нужна ли такой гигантской стране сверхцентрализация или все-таки можно перейти к реальному федерализму и восстановить контроль со стороны регионов и региональных элит над значительной частью национальных ресурсов и властным полномочий. Второе: сможет ли Россия удержать Дальний Восток как чрезвычайно удаленную территорию без такого типа децентрализации?

Я нередко выступаю публично, в том числе, и на радио «Эхо Москвы», не только в рамках нашей программы «Русская провокация», и постоянно поступают вопросы с Дальнего Востока «На кого же вы нас покинули, на кого вы нас бросили?» Эти вопросы словно растворяются в кремлевской и околокремлевской вате, ибо российская федеральная власть в данной системе вопросов действует по классическому принципу: пока гром не грянет – мужик не перекрестится.

Но мы знаем, при последующей коллизии со Второй мировой войной и судьбой Южных Курил (по японской терминологии «Северных территорий»; кстати, «День северных территорий» в Японии – это день моего рождения 7 февраля, но введен этот праздник не в мою честь, сразу хочу оговориться, а так совпало).

И мы также знаем, что по Симодскому трактату еще XVIII века и последовавшей за ним Санкт-Петербургскому миру Южные Курилы должны принадлежать Японии, а не нашей стране. Но товарищ Сталин выдвинул в 1945 году альтернативную радикальную концепцию. Он заявил, что поскольку в результате безоговорочной капитуляцией Япония прекратила свое формальное и фактическое существование как государство, то значит, никакие обязательства перед Японией больше не действуют. Вот это основной был аргумент советской власти в пользу того, чтобы не возвращать Курильские острова. И пока, я думаю, этот вопрос заморожен на долгий срок.

Теперь перейдем к теме обороны Крыма. Вот в этой заметке опять же из Керчи от 30 марта, опубликованной «Известиями», утверждается, что германцы наступают на Крым и все отряды большевистские создаются для борьбы с немцами. Это было не так. Наступали на Крым вовсе не Германцы, а наступали украинцы, наступали украинские войска, которыми командовал достаточно талантливый военачальник полковник Петр Болбочан. И благодаря полководческим талантам полковника Петра Болбочана, украинская армия, — а украинская армия – это армия Украинской народной республики, созданной тогда на руинах Российской империи, — достаточно быстро форсировала Сиваш, заняла ключевые населенные пункты: Симферополь и Бахчисарай.

Как раз в этот момент, когда ресурсов сопротивления у большевиков уже не было, германцы неожиданно выступили против Украины, несмотря на то, что они пестовали ее для борьбы с Россией и рассматривали фактически и формальную независимость Украины как гарантию несобирания Российской империи обратно. Тогда германский генерал фон Кош прямо заявил полковнику Болбочану, что по Брестскому миру, по Брест-Литовскому мирному договору Крым не входит в состав Украины и должен быть провозглашен независимым государством.

При этом полковник Болбочан успел поднять украинские флаги на Черноморском флоте, который был одним из важнейших яблок раздора и предметов конфликта в этой локальной войне. Однако же немцы быстро сняли украинские флаги и вообще увели Черноморский флот из Крыма частью в Одессу, часть в Новороссийск. При этом часть флота была затоплена, лишь бы флот не достался Украине.

И тогда началась хорошо известная нам по современным событиям история с «ихтамнетами» и «отпускниками». Когда немцы связались с Киевом и в грубой форме спросили у руководства Украинской народной республике, зачем оно отправило полковника Болбочана с войсками забирать Крым, если опять же этот Крым по Брестскому миру Украине не принадлежит, Украинская народная рада заявила, что она ничего такого не делала, а полковник Болбочан со товарищи сделали это на свой страх и риск – вот «ихтамнеты» пресловутые.

Поэтому нам было у кого учиться в 2014 году, когда несуществующие российские войска занимали Крым. Впрочем, как говорил всемирно известный частный детектив, герой Артура Конан Дойля Шерлок Холмс, преступнику важно не только совершить изощренное преступление, но и обязательно похвастаться этим преступлением перед кем-нибудь. Поэтому сначала в феврале-марте 2014 года было принято считать, что в Крыму российских войск нет, а есть некие силы самообороны Крыма, однако эта версия была дезавуирована Кремлем уже через несколько месяцев, и выяснилось, что регулярные войска там были и есть.

Сейчас похожая ситуация повторяется на юго-востоке Украины. Там тоже сейчас «ихтамнеты» и «отпускники», а вот когда там появятся регулярные войска, мы скоро узнаем. И я не исключаю, по разным причинам, о которых мы будем говорить в этой программе еще сегодня несколько позже, что узнаем довольно быстро.

Итак, возвращаемся в Крым. Борьба за Крым была достаточно ожесточенной, и в какой-то исторический момент преуспевали представители белого движения: сначала Антон Иванович Деникин, а затем его преемник на посту командующего силами на юге Петр Николаевич Врангель. При этом Врангель был успешнее Деникина. Во многом рокировка Деникин – Врангель (не надо сравнивать ее с рокировкой Путин – Медведев)… Кстати, оффтоп -2. Есть анекдот, который я считаю одним из самых смешных за постсоветскую историю Россию, и если я сейчас не воспользуюсь информационным поводом, чтобы его рассказать, мы все будем сильно жалеть. Когда Дмитрия Анатольевича Медведева избрали президентом Российской Федерации вместо Владимира Владимировича, появился анекдот, который звучит так: В России – четыре беды. Две из них все знают, а еще две – это дураки и дороги.

Так вот возвращаемся к генералам Деникину и Врангелю. Деникин предлагал совместный поход на Москву и проиграл, в то время как генерал Врангель предлагал совместный поход на восток, шансы на успех которого были значительно выше. Но в результате именно Петр Николаевич Врангель фактически возглавил белые войска в Крыму. И здесь неожиданно выяснилось два обстоятельства. Первое – что союзники, страны Согласия, то есть Антанта уже совершенно не заинтересованы в победе белого движения. Это им было важно на завершающем этапе Первой мировой войны, когда надо было окончательно утрамбовать Германию, союзником который фактически объявили себя большевики.

С.Белковский: Нам было у кого учиться в 2014 году, когда несуществующие российские войска занимали Крым

Но когда Германия была окончательно поставлена на те самые колени, с которых недавно встала Россия, в результате Версальского мира, то руководство Великобритании и Франции посчитало, что им не нужно никакое возрождение России; напротив их вполне устраивает та власть, которая превратит Россию в изгоя тогдашнего мира и поэтому исключит ее из серьезных европейских геополитических раскладов.

Как мы узнали впоследствии, это была большая ошибка, но, к сожалению, в политике такое бывает: даже самые блестящие государственные деятели не всегда оказываются в должной мере дальновидными. Именно тогда, точнее, несколько позднее подобную систему ошибок увязывали с именем премьер-министра Великобритании Ллойда Джорджа.

И поэтому Врангель остался практически без поддержки и вынужден был вскоре покинут Крым, через Константинополь отправиться в Брюссель, где умер от туберкулеза в 1928 году. При этом в эмигрантских кругах ходили тогда напряженные слухи – эти слухи не развеяны в историографии и по сей день, — что помогли ему умереть большевики, как, впрочем, они помогли умереть тоже в больнице сыну Льва Троцкого Льву Седому и много еще кому. А, может быть, помогли умереть Александру Литвиненко и Сергею Скрипалю, известным нам по нынешним временам. Правда, не большевики – я оговорился – а их преемники в Кремле. Впрочем, пока мы этого не знаем, хотя британский МИД и министерство внутренних дел уже объявили, что они раскопали лабораторию, где производится нервнопаралитический газ «Новичок», говорить об этом в нашей программе сегодня, 7 апреля 2018 года еще рановато. Может быть, вернемся к этой теме позднее.

И как мы знаем, Крым вернулся в состав России в феврале-марте 2014 года. Мифология этого возвращения была самая разнообразная. Владимир Путин фактически давал понять, что фактически это было местью за три вещи.

Первое: отказ ведущих мировых лидеров на открытие и закрытие зимних Олимпийских игр в Сочи в начале 2014 года.

Второе: странная аварийная посадка вертолета Владимира Путина 22 февраля того же года, которая, естественно, была трактована ФСБ и ФСО как покушение. Хотя охрана всегда всё списывает на покушение. Нельзя же признать, что в результате коррупции исчезли значительные бюджеты, выделяемые на профилактический ремонт сопряженных с президентом транспортных VIP-средств, а так оно наверняка и есть.

Напомним, кстати, что и Сергей Витте, премьер-министр России в начале XX века и известнейший наш историк Василий Ключевский говорили, что коррупция была одной из самых главных причин поражения России в той самой русско-японской войны. Если бы уровень коррупции, скажем, был не 50%, а всего 20, то и условия мира с Японией могли оказаться куда более благоприятными для нашей страны, для Зимнего дворца.

И третье событие – это, собственно, свержение, очередное свержение Виктора Януковича, вторая революция на Украине, которая в отличие от первой «оранжевой» получила официальное называние: «революция достоинства», по-украински «революція Гідности». Тогда еще вошла в учебники украинской истории грустноватая шутка о том, что Виктор Янукович, конечно, должен оказаться в книге рекордов Гиннеса, поскольку это единственный лидер, который был свергнут двумя революции подряд.

Хотя и в отличие от «оранжевой революции» 2004 года, которая была мирной и бескровной совершенно, революция 13-14-го годов принесла более сотни жертв, причем не только среди участников революции, но и среди их оппонентов, представителей, в том числе, правоохранительных кругов и секретных служб Украины. Это была кровавая революция, к сожалению.

И тогда, по базовой версии Путина, он решил аннексировать Крым, чтобы отомстить американцам, опять же стоявших за революцией. Я считаю, что участие США в этой революции сильно преувеличено, но Владимира Владимировича Путина сбить с этого панталыку невозможно. Он будет в это верить до конца своих дней. И даже если святой апостол Павел явится ему на федеральной трассе Ново-Огарево – Геленджик, не удастся святому апостолу разубедить свое духовное чадо, мне кажется.

По другой версии, если бы Россия не аннексировала Крым, там бы уже стояли войска НАТО. Другое дело, что войска НАТО туда не собирались, но во всяком случае предупреждаю нашу аудиторию, что если бы программу «Русская провокация» вел не Белковский, здесь тоже могли бы стоять войска НАТО — вероятность этого нисколько не меньше – в этой студии. Правда, их меньше бы поместилось, чем в Крыму.

И третья версия это: духовные скрепы, Херсонес, он же Корсунь, куда, дескать, прибыл святой апостол Андрей Первозванный, чтобы положить предварительное начало крещению Руси и всякое такое прочее.

Я бы ввел свою, четвертую версию. Русский человек испытывает бессознательное влечение к теплому морю, которого у нас нет. Как сказал Владимир Владимирович Маяковский, «мы живем зажатые железной клятвой». Так вот я бы, скорее, сказал, что мы живем зажатые льдами нашего бесконечного пространства, бесконечного евразийского Хартленда – так по-умному называется территория Российской Федерации. Есть Римланд, который нас окружает – это морские владения и территории, где прежде доминировала Британская империя, ныне соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии. Сейчас доминируют, конечно, США как формальный и неформальный правопреемник Британской империи.

Мы же прорваться к теплому морю все никак не можем. В Европу, конечно, Петр I прорубил окно, но к весьма холодному морю, которое проблемы теплого моря не решает. И всю эту проблему соотношения русского коллективного бессознательного и давления низких температур прекрасно описал в своих книгах выдающийся русский писатель Василий Павлович Аксенов.

Я позволю себе процитировать Василия Павловича, дать две его цитаты. Одну – из его романа «Ожог», другую – из романа «Остров Крым». Итак, Василий Аксенов. Ожог.

«Мы — европейцы, лишь ошибкой Господней заброшенные на холодный, бесконечно остывающий край Вселенной. «Боже, боже, есть ли конец одиночеству? …даже тогда, безденежный и брошенный в ночь наводнения на Аптекарском острове, я был не одинок и чувствовал за своей спиной мать-Европу, и она не оставляла меня, юношу-европейца, и была она, ночная, великая и молчала. Где ты?»

«Мать, что поют глухие струны, ты сумеешь, может быть, меня от ветра, от лагуны священной шалью оградить», — это вот последняя строчка была из Александра Блока, конечно, не Аксенова.

Обращение «мать, что поют глухие струны» — это обращение к городу Венеция.

Надо бежать. Больше того, улетать — другого варианта не остается. «Глухой крик цапли, В Котором Слышался Шелест Сырых Европейских Рощ, Тяжелый Полет Цапли в Европу Над Костелами Польши, Через Судеты, Через Баварию, Над Женевой, В Болота Прованса, Потом В Андалусию»

Но, конечно, гораздо глубже эта тема разработана уже в «Острове Крыме», сюжет которого, я думаю, многие из нашей аудитории его хорошо знают и помнят, построен на версии, что Крым остался независимым, что Врангелю удалось удержать власть, большевики не вошли в Крым, и поэтому Крым соотносился с советской Россией примерно так, как Гонконг с Китаем в лучшие годы.

С.Белковский: Нужна ли такой гигантской стране сверхцентрализация или все-таки можно перейти к реальному федерализму?

И официальное называние, кстати, Крыма по версии романа «Остров Крым» Республика Крым Россия – вот так он называется. Ну, подобно тому, как Тайвань называется, например, Китайской республикой. И долгие годы, как мы знаем, Тайвань представлял весь китайский народ в Совете безопасности ООН. Но после того, как президент США Ричард Никсон подружился с Мао Цзэдуном, маленькому острову пришлось уступить место большому континентальному соседу.

«Лучников, — это главный герой романа «Остров Крым, — пошел по обочине обледеневшего шоссе в сторону города, — сейчас уже действие происходит в Москве, а потом я дам еще одну цитату о Крыме аксеновской мечты и, возможно, русской мечты в целом, — Он поднял воротник своего кашемирового сен-жерменовского пальто, обхватил себя руками, но мокрый злой ветер России пронизывал его до костей, и кости тряслись, и, тупо глядя на тянущиеся в полях длинные однообразные строения механизированных коровников, он чувствовал свою полную непричастность ко всему, что его сейчас окружало, ко всему, что здесь произошло, происходит или произойдет в будущем…

А там, на песчаном и галечном берегу, — мечта русского сепаратиста. «Считалось почему-то, что Симферополь с его нагромождением ультрасовременной архитектуры, стильная Феодосия, небоскребы международных компаний Севастополя, сногсшибательные виллы Евпатории и Гурзуфа, минареты и бани Бахчисарая, американизированные Джанкой и Керчь, кружева стальных автострад и поселения богатейших яки, — яки – это по терминологии романа жители Крыма в советском восприятии, — менее опасны для идейной стойкости советского человека, чем вечно пританцовывающая, бессонная, стоязычная Ялта, пристанище киношной и литературной шпаны со всего мира».

Вот так описывается не просто Республика Крым Россия, а русская мечта, причем человеком, который вряд ли поддержал бы аннексию Крыма Россией, если бы дожил до нее, но Василий Павлович не дожил, он умер в 2009 году.

Поэтому вот она, тяга к теплому морю. Отсюда мифология проливов Босфор и Дарданелл и стремление их заполучить любой ценой. Кстати, примерно десять лет назад в рамках возглавлявшегося мной тогда Института национальной стратегии я предложил проект «Русский ковчег». Даже была создана дочерняя структура Института национальной стратегии, которая называлась Всероссийский общественный институт «Русский Ковчег», сокращенно ВОИнРуК. Смысл проекта «Русский Ковчег» и деятельности ВОИНРуКа сводился с к следующему: Найти несколько теплых территорий в теплых морях и присоединить их к России, но не путем военной аннексии, а путем реальной покупки, в первую очередь скупкой на корню элит этих стран. Вариантов было много. Есть некоторые островные государства в Карибском бассейне, на Тихом океане… Тогда, кстати, мы проводили рейтинг счастья островных территорий, и первое место в нем заняло государство Вануату. Вскоре на него обрушился жесточайший тайфун. И, кстати, дорогие коллеги, если вы хотите обрушить на кого-то жесточайший Тайфун, закажите мне рейтинг счастья – я поставлю объект вашего тайфуна на первое место.

Но самым привлекательным объектом были, конечно, Ионические острова, Республика семи островов, входящая ныне в состав Греции. Тогда как раз Греций находилась в состоянии банкротства, стоял вопрос об ее исключении из Еврозоны и так далее. И как раз здесь Россия могла прийти на помощь: дать Греции столь не достававшие ей 50-70 миллиардов евро, ибо тогдашнее положение Российской Федерации, еще до кризиса 2008 года и до санкций 2014-2015-го были куда как стабильнее. А тем более, эти территории и так исторически связаны с Россией и овеяны именами адмирала Ушакова и графа Каподистрия и так далее. Да и Греция – православная страна. Я думаю, что коренное население Ионических островов поддержало бы такой вариант.

Но это вариант тогда не был реализован в силу недостатка стратегического мышления у российских руководителей, и поэтому всё закончилось аннексией Крыма. Закончилось ли? – знак вопроса. Сейчас в окружении Владимира Путина ведется ожесточенная война на тему: все-таки частично мириться с Западом на протяжении только что начавшегося, а фактически пятого срока российского лидера или продолжат конфронтацию если не до победного, то до полупобедного конца. Одна часть окружения считает, что надо все-таки вывести «ихтамнетов» и «отпускников» из отдельных районов Донецкой и Луганской областей (они же самопровозглашенные ЛНР и ДНР), допустить туда ввод американских миротворцев и передать миротворцам и Украине контроль над границей.

Другая часть путинского окружения склонна полагать, что это неизбежный путь к поражению, который ничего стране не даст. Кто победит, я не знаю. Во всяком случае, это будет обсуждаться и дальше. Но что для меня очевидно – что Россия должна выйти из изоляции. Если этого не случится, то мы обречены и на экономическую, и на технологическую, и самое главное — на интеллектуальную деградацию. Мы и так страдаем от того, что, как правильно сказал Василий Павлович Аксенов, мы – медвежий угол мира, нас переполняет бессознательное ощущение собственной маргинальности, наши гигантские просторы зачастую менее привлекательны для нас, чему узкие улочки Европы, где, может быть, мы чувствуем себя меньшими маргиналами, чем здесь, на родине.

Как говорил Андрей Прозоров, герой пьесы Антона Павловича Чехова «Три сестры»: «Сидишь в Москве в огромном зале ресторана, никого не знаешь, и все вокруг свои. А сидишь у нас в городке в ресторане – всех знаешь, и все вокруг чужие». Вот тот же самый среднестатистический Андрей Прозоров, только не из провинции, не из глубинки, а из Москвы, мог бы сказать про Париж: «Сидишь в Париже в огромном зале ресторана, никого не знаешь – а все вокруг свои».

Собственно, сегодняшний Кремль и делает все возможное, чтобы убить это ощущение, убить эту бессознательную мечту. Но убить ее не удастся, потому что Россия – это Европа, это не Азия. Она Европой и останется. И кто бы ни был у власти, и сколько бы времени ни ушло на смену власти, этот европейский вектор неизбывен и неизбежен.

Большое спасибо! Это была программа «Русская провокация», специальный проект «Белковский ТВ» для радиостанции «Эхо Москвы». С вами был Станислав Белковский. Смотрите, слушайте, осязайте, обоняйте нас на «Эхе Москвы» во всех его проявлениях. До скорого!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире