03 марта 2018
Z Русская провокация Все выпуски

Брестский мир


Время выхода в эфир: 03 марта 2018, 14:07

С.Белковский Доброй субботы вам, дорогие друзья! Это специальный проект «Белковский ТВ» для Радиостанции «Эхо Москвы». Программа «Русская провокация». С вами Станислав Белковский. Смотрите и слушайте нас на сайте «Эхо Москвы», на YouTube-канале «Эхо Москвы» и непосредственно на сайте радиостанции «Эхо Москвы».

Напомню вкратце нашу историю проекта «Русская провокация». Осенью 2017 года главный редактор «Эхо Москвы» Алексей Алексеевич Венедиктов купил на аукционе «Сотбис» подписку газеты «Известия» за 1918 года, подлинную подписку за 12 миллионов долларов. Средства для обеспечения этой сделки выделили дочерние структуры открытого акционерного общества «Газпром». Как я уже говорил в прошлой программе, Генеральная прокуратура Российской Федерации по запросам депутатов Государственной думы проверяла законность всех транзакций, связанных с этой сделкой и нашла сделку абсолютно законной. Поэтому продолжаем наш проект «Русская провокация».

Мы читаем газету «Известия» за 1918 год и находим в событиях того революционного времени параллели с днями сегодняшними, событиями через сто лет в 2018 году и пробуем представить себе, что изменилось со страной за сто лет и что происходит сегодня в контексте наших воспоминаний о тех героических днях. Впрочем, может быть, потомки назовут наши дни не менее героическими, хотя они могут нам казаться серыми и тусклыми, пусть даже и с привкусом крови и проблесками красного цвета этой крови, проступающими через серую пелену сегодняшних дней.

Итак, 4 марта 1018 года, газета «Известия». Пришло сообщение о подписании Брестского мира. Телеграмма из Бреста: «Совету народных комиссаров. Сегодня 3 марта, в 5 часов дня по среднеевропейскому времени состоялось подписание мирного договора. Генерал Гофман от имени германского верховного командования завил о прекращении боевых действий сегодня к часу дня. Издайте немедленно приказ о прекращении боевых действий с нашей стороны. Подпись: Карахан». Лев Карахан – это известный российский дипломат, начинавший как меньшевик, в последствии перешедший к большевикам. На переговорах в Брест-Литовске он был секретарем российской делегации. Впоследствии работал заместителем наркома иностранных дел России Георгия Чичерина, пришедшего на смену Льву Троцкому в марте 1918 года. Много занимался восточными делами, заведовал восточным департаментом Наркомата иностранных дел. Занимался переговорами с Китаем, в частности, по вопросу КВЖД. И в 1937 году, как и многие представители первого поколения первых большевиков, был расстрелян по приказу Иосифа Сталина.

«Всем-всем! Извещение. Сегодня в 7 часов утра получена оффициальное — с двумя «ф», так тогда было принято писать, все-таки была еще старая орфография – извещение о том, что наша мирная делегация подписала вчера, 3 марта в 5 часов дня мирный договор с Германией и ее союзницами – феменитив, однако, обратите внимание; в наше время написали бы «союзниками», хотя, действительно, союзниками Германии, представителями «четверного союза» были: Австро-Венгрия, Турция и Болгария — все страны женского рода, но в наше время так бы уже не написали: «союзницы», – Делегация сейчас должна находиться на пути в Петроград. Текст мирного договора будет опубликован немедленно по возвращении делегации.

Ратификация, то есть окончательное утверждение мирного договора назначается на 17 марта и зависит от Всероссийского съезда Советов крестьянских, рабочих, солдатских и казачьих депутатов, которые согласно решению Центрального исполнительного комитета соберется в Москве 12 марта. Подпись: Председатель Совета народных комиссаров Владимир Ульянов (Ленин)»

С.Белковский: Статья «Несчастный мир» не подписана. Но у меня практически отпадают сомнения, что ее написал Ленин

В этом же номере газеты «Известия» опубликована статья «Несчастный мир». Она не подписана и считается как бы редакционной. Но если считать, что человек – это стиль и проводить контент-анализ статьи «Несчастный мир», то у меня практически отпадают сомнения, что ее написал Владимир Ильич Ленин. Это его стиль и даже самое прилагательное «несчастный» в заголовке. Ибо Брестский мир именно Ленин называл похабным и несчастным.

Приведу несколько цитат из этой статьи, она довольно длинная, поэтому целиком читать ее не буду.

«Итак, мир подписан. Военные действия прекращены. Надолго ли, мы не знаем. Но, во всяком случае, мы получили передышку, хотя бы и недолговременную отсрочку, может быть, и непродолжительную. Никто не должен обманывать себя насчет характера подписанного мира. Его условия превысили даже ту программу максимум, которая рисовалась германским империалистам в моменты самого необузданного полета их хищнической фантазии.

Чуть ли не каждый из пунктов подписанного нами договора стоит в самом резком противоречии с лозунгами всеобщего демократического мира без аннексий и контрибуцией, возвращенными русской революцией. Советская Республика была вынуждена подписать мир сепаратный, мир насильнический, мир с аннексиями и контрибуциями.

Но клеветал бы на русскую революцию тот, кто усмотрел бы в подписании этого мира измену великими принципам революции. Как мало изменяют заветам классовой борьбы рабочие, вынужденные после неудавшейся стачки подписать выгодные для хозяев предложения, так же мало преступили принципы международного братства рабочих интернационалисты, поставленные у власти ходом революции.

Сказал бы глубокую неправду и тот, кто поставил в вину революции рабочих и крестьян то бессилие страны перед империалистами, мы уверены – временное, результатом которого явилось подписание несчастного мира».

Далее анонимный автор – по моей версии Владимир Ильич Ленин – вскрывает первый конверт. Он всё валит на своих предшественников, на императорский дом Романовых, на Временное правительство, говорит, что они довели ситуацию до такого состояния, когда не подписывать Брестский мир было уже невозможно. Завершается статья так:

«Но пролетариат в своей политике руководствуется не злобой сегодняшнего дня, не узко понятыми интересами текущего момента, – вряд ли это мог написать кто-то, кроме Ленина, если мы с вами ленинские работы. – Он оценивает все события под углом зрения своих конечных целей. И мы не будем приходить в отчаяние только потому, что в данный момент мы еше недостаточно сильны для победной борьбы с силами враждебного нам империализма, ибо мы знаем, что на нас работает ход исторического развития, что будущее принадлежит нам, что наши силы будут с каждым днем таять».

Согласитесь, довольно нетривиальная для сегодняшнего дня публикация, поскольку фактически представитель власти в газете, контролируемой властью, пусть даже анонимный представитель власти, если версия об авторстве Ленина неверна, дезавуирует только что подписанное соглашение. То есть он признается в том, что власть потерпела поражение.

Можно ли это представить сегодня, что Владимир Путин напишет в «Российской газете» статью о том, как мы проиграли в Сирии и принесет покаяние за поражение в Сирии и за те 300 убитых и раненых, которых Россия потеряла 7 февраля в Хишаме, на берегу Евфрата? Нет, это представить себе невозможно. Любое поражение России сегодня будет объявлено победой, ибо оно является таковым в душе власти.

А вот кровавый тиран в марте 1918 года нашел в себе силы признать поражение, признать, что Брест-Литовский мирный договор является, действительно, унизительным. И единственная отмазка в том, что он временный. Так оно и оказалось. После революции 9 ноября 1918 года в Германии Брестский мир был денонсирован, аннулирован российским правительством, причем, с другой стороны, это входило в условия Компьен

ского перемирия, которое подвело черту под Первой мировой войной. Правда, поскольку Россия самим фактом Брестского мира вышла из состава Антанты, отказалось от свою союзнических обязательств перед Великобританией и Францией, а потом и США, то воспользоваться плодами поражения Германии она уже не могла. И как мы знаем, мирный договор между Россией и Германией был подписан уже под патронажем наркома иностранных дел РСФСР Георгия Чичерина в Рапалло в 1922 году, уже когда существовала Веймарская республика и предпосылки для взаимодействия между Германией и Советской Россией были сформированы на качественно новом уровне.

Мы подробно обсуждали Брестский мир в одной из наших предыдущих программ. Я думаю, что нам не стоит повторятся. И обозначили основные вехи, связанные с подготовкой, подписанием и ратификацией Брест-Литовского мирного договора.

Как мы знаем, 26 октября 1917 года, на следующий день после Октябрьского переворота (он же Октябрьская революция) – я хочу напомнить, что в первые годы большевистской власти термины «Октябрьская революция» и «Октябрьский переворот» были равнозначные. То есть Октябрьский переворот не нес в себе никакой негативной коннотации; и Ленин и Сталин активно пользовались этим термином в положительном смысле — II Всероссийским съездом Советов был принят Декрет о мире. Декрет о мире предполагал немедленное приостановление боевых действий, перемирие и призыв ко всем воюющим сторонам начать мирные переговоры, подводящие черту под Первой мировой войной.

Страны Антанты категорически оттягивали это предложение. И большинство посольств, которые получили ноты российского Наркомата иностранных дел, просто их проигнорировали. А посол Испании, который не проигнорировал эту ноту, а принял к рассмотрению, был немедленно отозван в Мадрид в качестве наказания.

Тогда, как мы помним, наркомом иностранных дел России стал Лев Давыдович Троцкий, человек малопригодный к дипломатии и не мысливший дипломатическими категориями. Он все-таки гораздо лучше проявлял себя на войне, чем в устроении мирной жизни. Не случайно он стал создателем Рабоче-крестьянской Красной армии в качестве наркома по военным и морским делам, о чем мы тоже говорили в наших программах.

Но Центральные державы, (страны Четверного союза) – Германия, Австро-Венгрия, Турция и Болгария – увидели в этом шанс освободиться от бремени Восточного фронта и перебросить часть войск на Запад. Многие историки увязывают это с определенными обязательствами Владимира Ильича Ленина перед немцами, тем самым бронированным вагоном и суммой по самым разным данным от 60 до 80 миллионов марок, которые Ленин получил через германский Генштаб то ли при посредничестве Парвуса, то ли без посредничества Парвуса на осуществление Октябрьского переворота.

В принципе, эта версия не считалась нелегальной даже и в первые годы советской власти даже и в большевистских кругах. Это было широко известно. Конечно, не про сумму, которую получил Ленин, а про то, что он ехал в пломбированном вагоне в Россию. Собственно, Владимир Владимирович Маяковский писал в поэме «Владимир Ильич Ленин»: «Поехал, покорный партийной воле, в немецком вагоне, немецкая пломба. О, если бы знал тогда Гогенцоллерн*, что Ленин и в их монархию бомба!» Но сама идея пломбированного вагона никем не отвергалась.

Но, я думаю, что все-таки ситуация проще и сложнее одновременно. Россия полностью лишилась армии к этому моменту. Развал армии начался еще при Николае II еще в 1916 году приблизительно, когда в доверии императору отказал высший генералитет. А недоверие в армии распространяется вниз по вертикали. Если генералитет не доверяет Верховному главнокомандующему, так офицерство перестает доверять генералитету и так далее. Не случайно генералитет, особенно в лице командующего Северным фронтом генерала Русского и непосредственно начальника ставки Верховного главнокомандующего генерала Алексеева сыграл решающую роль в отречении Николая II от престола.

При этом надо сказать, Николай II был очень воинственным императором. А почему он был таким воинственным императором и о чем это говорит, мы обсудим во второй части нашей программы, касающейся уже 2018 года, как это ни странно. Я потом объясню, где здесь логическая перемычка.

1917 год ознаменовался полной дезорганизацией вооруженных сил. Как известно, в начале марте Петроградский совет принял свой знаменитый Приказ №1, который вводил создание солдатских комитетов в армии, тем самым ставил фактически офицеров в зависимость от солдат. Это означало ликвидацию единоначалия. Только титаническими усилиями Временного правительства, особенно в лице первого министра иностранных дел этого правительства Павла Николаевича Милюкова было заблокировано положение Приказа №1 о выборности офицеров и начальников, который, естественно, ликвидировал бы армию в тот же момент.

С.Белковский: К весне 1918 года цифра дезертиров выросла до 3-х миллионов человек. Армия разваливалась на ходу

И 1917 год ознаменовался резким всплеском дезертирства. К ноябрю 17-го года, то есть к моменту Октябрьского переворота в России было 365 тысяч зарегистрированных дезертиров, то есть людей, которые не скрывали, что они сбежали с фронта. Ну, и 1 миллион 380 тысяч незарегистрированных, то есть сбежавших с фронта фактически. К весне 1918 года цифра дезертиров выросла до 3-х миллионов человек. Армия разваливалась на ходу. Большевики пытались придать этому процессу некое оформление по принципу: все, чему ты не можешь воспрепятствовать, ты должен возглавить. Поэтому Совет народных комиссаров в ноябре-декабре 1917 года пачками выпускал постановления о демобилизации различных военнослужащих 1899 года рождения, 1900 года рождения, 1901 года рождения. Но всё это было лишь прикрытием того, что этих военнослужащих уже де-факто нет, они разбежались. И просто надо было показать, что они разбежались не сами по себе, а в соответствии с декретами Совета народных комиссаров. Абсолютно нормальное управленческое решение, оправданной с точки зрения Public relations, как сказали бы сегодня, используя термин, который, вероятно, не знали тогда.

И, естественно, в условиях полного отсутствия армии противостоять Германии было невозможно. И Владимир Ильич Ленин и Лев Давыдович Троцкий это понимали. На подхвате у них находились еще и технические представители ЦК РСДРП(б) такие, как Иосиф Виссарионович Сталин, которые всегда следовали за мнением вождей. Тогда никто не думал ведь, что Иосиф Сталин станет всесильным диктатором и крупнейшим тираном мира – нет, это невозможно было себе представить. Он был тенью Владимира Ильича Ленина и не более того. Поэтому он делал всё, что делал Владимир Ильич и находился в некой скрытой аппаратной борьбе с Львом Давыдовичем Троцким, хотя в то время их политические возможности и силы были совершенно несопоставимы.

Принято считать, что Ленин продавил Брестский мир вопреки Троцкому. Лев Троцкий исповедовал доктрину: Ни мира, ни войны, армию распустить. Ну, то есть демобилизовать армию, прекратить войну де-факто, не подписывать мирное соглашение, чтобы не брать на себя никаких формальных обязательств. Позиция достаточно логичная и внутренне не противоречивая. Это советская историография превратила это в анекдот «Ни мира, ни войны, армию распустить». А, как мы сейчас видим, это более сложная и емкая позиция, имеющая значительные основания и право на существование. В то время, как Владимир Ленин настаивал на подписании формального мирного договора, который остановил бы любое наступление немецких войск.

Еще два месяца назад такой точки зрения, что Ленин и Троцкий были не заодно в этой игре, придерживался и я. Но дальнейшее углубленное изучение этого вопроса, во многом благодаря Алексею Алексеевичу Венедиктову, потому что он предложил мне делать эту программу, привело меня к мысли, что нет. Как и в истории с «синим бриллиантом» бывшего министра Временного правительства Терещенко, которую мы обсуждали в прошлый раз в нашей предыдущей программе, Ленин с Троцким, на мой взгляд, действовали согласовано. Опять же они играли в злого и доброго следователя. Злым следователем был Ленин. Он отстаивал самую непопулярную изначально точку зрения, против которой выступало большинство ЦК и РСДРП(б) – что нужен мир на любых условиях, предложенных немцами, потому что никакой возможности воевать у России нет.

Лев Троцкий отстаивал компромиссную точку зрения. Но в конечном счете победила точка зрения Ленина и победила она благодаря Льву Троцкому. Троцкий, который был главой российской делегации на переговорах в Брест-Литовске в начале 1918 года, искусно тянул резину. Собственно, он и сам писал об этом в мемуарах в одной из своих книг, что для того, чтобы затягивать, нужен затягиватель. И хотя, конечно, здесь есть проговор по Фрейду насчет затягивания удавки на шее, но суть дела от этого не меняется. Ленин и послал Троцкого тянуть резину.

И вопрос состоял только в одном: соглашаться на немецкие условия Брест-Литовского мирного договора в момент выдвижения немцами ультиматума или в момент, когда Германия снова перейдет в наступление, чтобы посмотреть, во что это выльется. В итоге было принято решение ждать, пока Германия перейдет в наступление. Собственно, Лев Троцкий и тянул до этого момента. И 18 февраля 1918 года Германия перешла в наступление на Восточном фронте. За 5 дней немцы без сопротивления углубились в российскую территорию на 300 километров, встречая на своем пути лишь немногочисленные ростки солдат и офицеров, желающих сдаться. За это время были взяты: Ревель (ныне Таллин), Нарва, Псков, Киев, Могилев, Черников). И немцы остановились на берегу Чудского озера, видимо, испытывая генетический ужас перед поражением от Александра Невского на Чудском озере, в 170 километрах от Петрограда.

А надо сказать, что упомянутая волна дезертирства – почти 2 миллиона дезертиров к ноябрю 1917 года и 3 миллиона дезертиров к весне 1918 года – была связана еще и с тем, что бежали в основном солдаты, набранные из крестьян, потому что Декрет о земле предполагал раздачу земли крестьянам, и многие опасались, что без них-то землю и поделят, и им ничего не достанется. Это было важнейшим стимулом и импульсом для того, чтобы убежать с разваливающегося германского фронта. И стало окончательно ясно, что немцы пойдут и дальше.

В этот момент, 22 февраля Совнарком опубликовал декрет: «Социалистическое отечество в опасности!». Была объявлена мобилизация в городе Петрограде, которая полностью провалилась. Я бы сказал, что собрать подписи в поддержку кандидата в президенты Российской Федерации Ксении Анатольевны Собчак было значительно проще, чем мобилизовать в эти дни в Петрограде кого бы то ни было на войну. За 10 дней было мобилизовано 10 тысяч 320 человек – вот столько людей в Петрограде захотели защищать социалистическую революцию и социалистическое отечество.

И Измайловский и Преображенский полки, которые все еще существовали, отказались воевать без качественного повышения денежного довольствия, что заведомо было невыполнимым требованием, учитывая совершенно аховое финансовое положение тогдашней России.

Поэтому стало ясно, что дальнейшее сопротивление бесполезно и 23 февраля 1918 года свершилось историческое событие. Этот день считается днем основания Красной, а потом и Советской армии. Ныне это день Защитника отечества. Он торжественно отмечается. Принято считать, что в этот день еще не существовавшая Красная армия проиграла сражение немцам под Псковом, в честь чего и введен этот праздник. Но это не так. Праздник введен в честь ключевого исторического заседания ЦК РСДРП(б), на котором Ленину удалось продавить концепцию Брестского мира и решение о необходимости подписания Брестского мира, который, действительно, спас Советскую Россию, и советскую власть.

Изначально ситуация складывалась не в пользу ленинской концепции. Большая часть – 8 против 7 членов ЦК – были против. Они занимали позицию так называемого революционного оборончества, ну типа надо воевать. И если даже падет советская власть, это является приемлемой платой за продолжение войны против германского империализма. Такую позицию исповедовал, в частности, Никола Иванович Бухарин.

С.Белковский: Тогда никто не думал, что Сталин станет всесильным диктатором. Он был тенью Ленина и не более того

В те дни известный меньшевик Юлий Мартов писал, что вся новая власть состоит, собственно, из коллективного Дон Кихота и коллективного Санчо Панса. Коллективный Дон Кихот живет в мире иллюзий. Он все еще думает, что одного революционного порыва достаточно, чтобы остановить военную мощь и, вообще, ход истории. А в роли Санчо Панса выступает Владимир Ильич Ленин, который смотрит на вещи абсолютно практически и поэтому, скорей всего, удержит власть. Прогноз Юлия Мартова в полной мере сбылся.

Ленин проиграл бы это историческое заседание 23 февраля 1918 года. На том самом судьбоносном заседании 23 февраля 1918 года Владимир Ильич Ленин пригрозил подать в отставку, если ЦК РСДРП(б) не поддержит его по вопросу о Брестском мире. Лев Давыдович Троцкий заявил в ответ: «Вести революционную войну при расколе партии мы не можем. При создавшихся условиях наша партия не в силах руководить войной. Нужно было бы максимальное единодушие. Раз его нет, я на себя не возьму ответственность голосовать за войну». Это еще раз подтверждает версию, что на самом деле Ленин и Троцкий действовал согласовано, занимая формально разные позиции.

В результате 4 человека во главе с Троцким — сам Троцкий, Феликс Эдмундович Дзержинский (всесильный глава ВЧК, культовый герой многих сегодняшних наших властителей жизни), Крестинский и Йоффе — воздержались при голосовании. В результате позиция Ленина победила со счетом 7:4 при 4 воздержавшихся. Таким образом, Троцкий обеспечил поддержку Брестского мира со стороны ЦК РСДРП(б).

После чего в Брест отбыла делегация, и уже в кратчайшие сроки был подписан Брест-Литовский мирный договор. Это было в Белом дворце Брестской крепости, главном представительском здании Брестской крепости, которое существовала до 1941 года и было разрушено практически во время Великой Отечественной войны, и с тех пор оно не восстановлено, в полном объеме, по крайней мере.

И условия этого мира были очень тяжелые. От России была отторгнута территория площадью почти миллион квадратных километров с населением 57 миллионов человек. Это треть населения тогдашней Российской империи.

Я сейчас почитаю некоторые цифры, которые запомнить невозможно, поэтому придется их почитать с экрана: 27% всей обрабатываемой сельскохозяйственной земли, 26% железнодорожной сети, 33% текстильной промышленности, 73% выплавки железа и стали, 89% добычи каменного угля, 90% производства сахара, 918 текстильных фабрик, 574 пивоваренных завода, 134 табачных фабрики, 1685 винокуренных заводов, что очень важно; 244 химических предприятия, 615 целлюлозных фабрик, 1073 машиностроительных завода и 40% промышленных завода.

Россия поступалась землями на берегах Балтийского моря, кроме, собственно, Петрограда и прилегающих к нему территории, то есть нынешними Латвией, Эстонией и Литвой, Польшей, Финляндией, Украиной, поскольку, как мы уже говорили прежде, в одном из выпусков нашей программы, само согласие украинской Центральной рады, представлявшей Украинскую народную республику, вести отдельно переговоры о мире с Германией и призывать Германию на помощь в борьбе с советской властью, сыграло решающую роль в формировании условий Брест-Литовского мирного договора.

Как всегда Украина стала миной замедленного действия под Российскую империю. Кстати, она стала миной замедленного действия и под Германскую империю, о чем мы поговорим несколькими минутами позже.

На Кавказе Турции передавались Батум, Карс, Ардаган – значительная часть всего Закавказья. Армия демобилизовывалась, впрочем, ее и так не существовало, поэтому это условие выполнить было совершенно несложно. Черноморский флот переходил под контроль Центральных держав. Балтийский флот должен был быть демилитаризован. В общем, все эти условия были кардинально унизительны для России. Но, как ни странно, они помогли спасти страну, потому что Владимир Ленин, может быть, первым, предвосхищая сегодняшнее виденье и понимание геополитической проблематики, осознавал, что территории не имеют такого большого значения для существования государства.

Мы помним, что на излете Второй мировой войны Иосиф Сталин сакраментальный вопрос: «Сколько дивизий у папы римского?» На что папа римский ответил ему через Уинстона Черчилля, премьер-министра Великобритании еще тогда в то время: «Передайте, пожалуйста, сыну моему Иосифу, что с моими дивизиями он встретится на небесах». Поэтому, государство Ватикан почти не имеет территории, при этом является одной из очень влиятельных сил в контексте и масштабах современного мира.

И поэтому Владимир Ленин был готов пожертвовать территориями ради сохранения остова содержания самой государственности. Эта идея была совершенно неочевидна. Она встречала оппозицию не только в ЦК РСДРП(б) и в Центральном исполнительном комитете, который собрался несколько днями позже для утверждения решений ЦК РСЛРП(б), где, кстати, Владимир Ленин выступал в качестве председателя Совнаркома, хотя Совнарком по этому вопросу и не собирался, а как коллегиальный орган управления он должен был делегировать Владимиру Ильичу такие полномочия, чего не случилось, но и в широких массах большевиков.

Многие комитеты, включая Московский, окружной, областной комитеты, например, большевиков, были против Брестского мира и поставили вопрос о замене Центрального комитета и лично Владимир Ильича Ленина. Тем не менее, история доказала Ленинскую правоту: альтернативы Брестскому миру не было.

И когда 13 ноября 1918 года Брестский мирный договор был денонсирован Россией, надо признать, что во многом и благодаря Компьенскому перемирию и его условиям, которое требовало от Германии отказаться и от Брестского мира и от Бухарестского мирного договора с Румынией, заключенного примерно тогда же, в начале марте 1918 года, то правота Ленина стала очевидной, а авторитет его в партии вырос на порядок. И с этого момента никто никогда не сомневался, что именно этот человек должен руководить Советской Россией. Собственно, с этого момента начался закат большевистской коллегиальности.

Вопросы войны и мира чрезвычайно сложны. И я бы порассуждал о них уже с позиций дней сегодняшних, 2018 год, тем более, что с 2012 года, вот уже 6-й год наша страна, Россия, живет в состоянии войны. Это не такая война, как Первая мировая. Многие говорят об угрозе Третьей мировой войны, но угрозы Третьей мировой войны нет хотя бы потому, что Третья мировая война уже осталась далеко позади. Это была «холодная война» между США, их союзниками и Советским Союзом и его союзниками, которую Советский Союз проиграл.

С.Белковский: Ленин с Троцким, на мой взгляд, действовали согласовано. Они играли в злого и доброго следователя

Сегодня мы имеем возможность оценить, почему Советский Союз проиграл «холодную войну». Вовсе не из-за предательства каких-то зловредных партийных работников, как утверждают многие и даже не из-за слабости Михаила Горбачева, которая хотя и имела место и была одним из факторов этого поражения, но далеко не ключевым; не из-за интриг больного болезнью Альцгеймера президента Рональда Рейгана и его программы «звездных войн» и даже не из-за падения цен на нефть, как утверждал, например, покойный Егор Тимурович Гайдар. Да, все это были факторы, но это не было ключевой причиной поражения.

Как известно, войны выигрываются еще до их начала. «Холодная война» началась в конце 40-х годов, когда советская модель управления миром была по-своему эффективна, когда искусы и искушения тоталитаризма еще не было преодолены на уровне сознания.

Вот, собственно, я задаю студентам вопрос. Мы все знаем, что существовала антигитлеровская коалиция в составе Советский Союза, — правда Советский Союз вступил в нее 1941 году, а перед этим он два года входил в состав Гитлеровской коалиции, — Великобритании и США. А существовала ли гитлеровская коалиция? Да, она существовала. Она состояла из всей Европы, кроме Великобритании, ну, и США, которые всегда находились на дистанции и, в общем, не вступили бы активно во Вторую мировую войну, если бы не события в Перл-Харбор и нападение японцев в 1942-м.

Почему Европа была за Гитлера? Не только потому, что харизма немецкой модели управления очень велика, – она велика и сегодня, и сегодня Германия уже абсолютно демократическая страна, избавленная от всех проявлений и рецидивов нацизма, по крайней мере на официальном уровне, навязывает Европе свою волю; это страна, проигравшая две мировые войны, как-то снова восстала подобное Фениксу из пепла и управляет Европой, — но и потому, что Гитлер предлагал достаточно простые решения сложных проблем, которые демократия того времени предложить не могла.

И вполне возможно, что замысел Гитлера удался бы, ведь Гитлер во многом вослед Наполеону Бонапарту и Отто фон Бисмарку был идеологом Евросоюза, он был идеологом европейской интеграции, пусть, так сказать, и со вполне специфической окраской, которую мы принять, конечно, не можем.

Но костью поперек горла у Гитлера стал не Сталин, который был его союзником, если бы не начавшаяся в 1941 году Великая отечественная война. Этого мы не можем отрицать. Я не очень верю в теорию, в частности, исповедуемую многими историками, включая известного бывшего сотрудника Главного разведывательного управления Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации Суворова-Резуна о том, что Сталин собирался напасть первым. Во всяком случае, полный разгром Советской армии в первые месяцы Великой Отечественной войны не свидетельствует о том, что Советский Союз был полностью готов к войне.

Он не был полностью готов к войне, и 6 сентября 1941 года Сталин уже начал обсуждать условия капитуляции. Просто потом так сложилась жизнь, что капитуляция не случилась. Опять же из-за зимы и тяжелых погодных условий и других факторов Гитлер проиграл битву под Москвой, и стало понятно, что Советский Союз не обречен на поражение. Это во многом переломило психологически ход войны, даже больше, чем Сталинградская битва.

Но костью в горле стала Великобритания и даже лично премьер-министр Уинстон Черчилль, потому что мы можем вспомнить, что значительная часть британской элиты тоже была за Гитлера, и в частности, за Гитлера бы мой друг король Эдуард VIII. Он выступал за союз с гитлеровской Германий и отрекся от престола не только по причине женитьбы на разведенной американке, но и потому, что его позиция альянса с нацистами была не вполне приемлемой для опять же контрольного пакета британских элит того времени.

С.Белковский: Украина стала миной замедленного действия под Российскую империю. Кстати, и под Германскую империю тоже

Я называю моим другом, потому что это мой любимый апокриф о том, что я встретился с Эдуардом VIII и спросил его, зачем же он отрекся от британского престола, он ответил мне: «Ты знаешь, только будучи настоящим аристократом, можно понимать, что отречься от престола – это круче, чем принять его». Этот тезис был мне непонятен до встречи с Эдуардом VIII и до того, как он мне это объяснил. Отказаться от какой-то важной возможности, которая плывет в руки — бывает гораздо важнее со стратегической точки зрения, чем не отказаться от нее, а принять то, что плывет в руки само по праву рождения, как у Эдуарда VIII.

И не случайно Джордж Оруэлл, автор легендарного романа «1984» (его настоящее имя Эрик Блэр) называл своего главного героя Уинстон — Уинстон Смит он называет по роману – в честь Уинстона Черчилля. Собственно, сам Джордж Оруэлл долгие годы был левым и оказался на стороне республиканских сил в Испании в конце 30-х годов против Франко. Но только в 40-е годы – об этом свидетельствует вся его эссеистика и публицистика – пришел к выводу, что именно твердолобые, твердокаменные патриотические позиции консервативной части британской элиты привели к тому, что нацистские патрули не появились на улицах Лондона и в первую очередь позиции лично и непосредственно Уинстона Черчилля, который возглавил Великобританию в 1940 году в то время, когда поражение от гитлеровской Германии казалось более чем вероятным.

Сегодняшняя война, в которую мы вошли в 2013 году, она другая. Это гибридная война. Это современная война, которая не предполагает последовательного наступления регулярных армий и даже не предполагает объявления войны как таковой. Мы помним, как происходила аннексия Крыма в 2014 году, когда люди без опознавательных знаков, так называемые «зеленые человечки», они же «вежливые люди» обеспечили просто силовой сценарий.

Сегодня это признают все, начиная от бывшего премьер-министра Крыма Анатолия Могилева, представителя «Партии регионов», экс-президента Украины Виктора Януковича. На днях его пространное интервью, первое с тех времен было в ведущем украинском издании «Украинская правда». Анатолий Могилев очень четко объяснил, что, в общем-то, все – и соратники Януковича, представители «Партии регионов» была за то, чтобы Крым оставался в составе Украины и против аннексии, и даже украинские силовики были против аннексии безусловно. Изменила только Служба безопасности Украины, она перешла на российскую сторону буквально сразу, но и МВД и силы Минобороны – все были за то, чтобы Крым оставался украинским. Но противостоять силовому давлению России было невозможно. Оно было слишком явственным и выпуклым.

А главное, ни Киев, ни официальный Симферополь не готовились к такому сценарию, они считали его нереальным в соответствии с Будапештским меморандумом, который предполагал гарантии территориальной целостности Украины.

Напомню, этот меморандум был подписан в 1994 году при политическом спонсорстве США и Великобритании в обмен на вывоз с ее территории ядерного оружия на территорию России. Это, кстати, еще один пример того, насколько несостоятельны измышления людей, утверждающих, будто США хотели уничтожить Россию, разрушить ее территориальную целостность сразу после событий 1991 года. Спрашивается, почему же они тогда пролоббировали вывоз всего ядерного оружия Советского Союза на территорию России, если они хотели ее уничтожить? Напротив, они хотели видеть в России локомотив развития, центр влияния постсоветского мира, главную силу, с которой можно договариваться, которая будет договариваться с Вашингтоном от лица всего постсоветского мира.

Такова была позиция и поздней администрации и Джорджа Буша-старшего и администрация Билла Клинтона. И проблема России в том, что она не смогла стать лидером постсоветского мира в силу того, что она отвлеклась от идеи европейской, евроатлантической интеграции, отвлеклась от базовых трендов развития человечества, выбрала путь самоизоляции, а также тотальной коррупции. Самоизоляция никого не интересует. Часть постсоветских стран выбирает движение в сторону Европы, часть – выбирает путь азиатских деспотий. Но на этом празднике жизни места России как концептуальному лидеру нет. Лидерство в мировой политике – это всегда экспорт образцов, экспорт моделей.

И Советский Союз – мы возвращаемся к мысли о том, почему Советский Союз проиграл «холодную войну» — на протяжении длительного времени экспортировал образцы и модели, приемлемые для окружающего мира, особенно для третьего мира. Скажем, Афганистан при советской власти – это более передовая страна, чем при короле Захир-шахе. Такие примеры можно найти и в Африке, в советизированных странах, в Юго-Восточной Азии.

Но в 80-е годы стало ясно, что советская модель больше не продается, что советская власть в Европе держится только на штыках. Это становилось ясно и раньше, во время подавления восстания в Венгрии в 1956-м году и во время погрома «пражской весны» в 1968 году, но в 80-е годы это стало наиболее выпукло. Это совпало и с пониманием советскими элитами того, что они, обладая огромное властью, живут гораздо хуже, чем среднестатистический европейский обыватель. И это внутреннее противоречие советские люди не смогли для себя примирить, они не смогли объяснить, почему самый передовой строй не может обеспечить нормальных стандартов жизни, доступных кому угодно.

С.Белковский: Костью поперек горла у Гитлера стал не Сталин, который был его союзником, а Великобритания

Я помню, как я оказался – я правда, не принадлежал к советским элитам, как не принадлежу и к элитам российским, — но как простой советский обыватель я впервые оказался в капиталистической стране, во Франции в 1990 году. И, конечно, на меня произвели больше впечатление и Лувр и Версаль, но, впрочем, на меня производили больше впечатление и Эрмитаж и Петродворец, и Екатерининский дворец в Пушкине. В этом смысле какого-то базового контраста не было.

А базовый контраст и когнитивный диссонанс настали, когда я зашел в супермаркет на окраине Парижа. Как я понимаю сейчас, супермаркет-то был плохонький даже по сравнению с сегодняшними московскими, например. Но минут 5-7 не мог сдвинуться с места, потому что мне показалось, что я нахожусь совершенно в виртуальной реальности. Заброшен в Ялту гипнозом Воланда, как сказал классик. Потому что я не мог себе представить, что такое могло существовать в принципе.

Вот когда Советский Союз перестал быть источником позитивных образцов для человечества, он и развалился. Все остальное – цены на нефть, слабость руководства, отсутствие стратегического видения развития – это уже приложилось к этому. И, конечно, последний гвоздь в гроб Советского Союза был забит 15 марта 1990 года Михаилом Горбачевым, когда он провозгласил себя президентом СССР. Ну, он был избран на Съезде народных депутатов, но фактически его собственным решением. Потому что в этот момент стало понятно, что он забрал власть из квазирелигиозной вертикали партийных комитетов, то есть из системы КПСС в некую светскую власть, где уже есть президент, избираемый за пределами системы КПСС Съездом народных депутатов.

А единственный смысл существования государства под называнием Союз Советских Социалистических Республик состоял в том, чтобы построить коммунизм. Согласитесь, что само по себе название ярко выражено экстерриториально. Государство с названием Союз Советских Социалистических Республик не содержит в себе ни территориальной, ни этнической привязанности. Оно может существовать в любой части мира: хоть в Африке, хоть в Латинской Америке. Оно отражает только концепцию государства: построение коммунизма.

И когда выяснилось, что коммунизм больше строить не будем, что и закрепил Горбачев, передав власть от себя, генерального секретаря ЦК КПСС себе же президенту, но это две большие разницы, как говорят в Одессе: как от религиозного лидера – себя – он передал власть светском лидеру – себе, тем самым десакрализовав саму систему коммунистической власти.

Союзные республики решили: Ну, что ж, раз мы не строим больше коммунизм, тогда зачем нам единое государство, которое строит этот коммунизм? Давайте разделимся, и будет строить каждый свое. Это, собственно, и привело к распаду Советского Союза и к поражению в «холодной войне», которая была Третьей мировой войной, бескровной.

Но сейчас в наших душах набрали силу элементы реванша. Та самая энергия ресентимента, о которой мы с вами уже говорили в нашей программе. Мы по-прежнему считаем себя детьми поражения, мы не смирились с постсоветской реальностью. Фантомные боли советских территорий не дают нам спать спокойно.

Вот Владимир Ильич Ленин спокойно пошел на то, чтобы отрезать часть территорий по Брестскому миру и тем самым сохранить, как ни странно, страну, которая потом вернула значительную часть территорий. Украина вернулась. Украина как ключевой элемент этого типа государственности, этой геополитической реальности вернулась в состав России уже 1920 году по итогам войны с Польшей.

А мы – нет. Это отчасти связано с нашей исторической клаустрофобией. Некоторые историки, в частности, Ричард Пайпс, известный исследователь, который был среди прочего и советником президента Рональда Рейгана по российско-советским делам, указывает на то, что это связано с подсечно-огневым земледелием, с его изначально экстенсивным характером, который и сформировал во многом психологию русского народа. Так или нет, я не берусь судить, потому что опять же есть много факторов. Но клаустрофобия наша велика. Во многом она связана с тем, что большая часть территории России непригодна для жизни, поэтому мы постоянно ищем территорию пригодную для жизни. С этим связана тоска по теплому морю.

Вообще, тема Крыма во многом является отражением этой тоски по теплому морю. Здесь же и тоска по проливам – Босфору и Дарданеллам, Константинополю – которые Россия должна была получить по тайным договоренностям Николая II с союзниками по Антанте в случае победы Антанте в Первой мировой войне. Собственно, те самые документы царского режима, которые опубликовал Лев Троцкий в 1918 году как народный комиссар иностранных дел об этом и свидетельствуют. То есть он хотел опозорить как-то царский режим, но это не получилось, потому что выяснилось, что вся тайна этих документов именно в обязательстве в случае совместной победы передать России Константинополь и проливы, что, возможно, было бы абсолютно правильно.

С.Белковский: Современная война не предполагает последовательного наступления армий и даже объявления войны

И поэтому события начала 90-х годов мы воспринимаем не как победу, не как шанс войти в современную цивилизацию и привнести в нее все богатство нашей российской цивилизации и российской культуры, а как потерю, как утрату.

Конечно, мы ностальгируем по Советскому Союзу еще и потому, что по принципу известного анекдота «тогда чукча был молодой, его девушки любили». Да, конечно, я сам помню, я был старостой общества книголюбов в конце 80-х годов в организации под названием «Центральное конструкторское бюро Госкомнефтепродукта РСФСР». Я распределял случайно свалившиеся на нас книги. Книги нельзя было купить, как и всё остальное просто в магазине. Это сейчас можно купить какую угодно книгу, даже запрещенную, а тогда нельзя было ничего. Поэтому общество книголюбов получало некоторый набор книг и распределяло между своими членами. И тогда, собственно, я в больших борениях раздобыл книгу Рональда Рейгана, сборник его цитат под называнием «Откровенно говоря» и упивался этой книгой.

И я ностальгирую по тем временам только по одной причине: тогда деньги не имели никакого значения. Вот во времена моей юности деньги не имели никакого значения, и для меня, как человека, который не испытывает любви к деньгам и это взаимно, эта неприязнь взаимна, к сожалению, поэтому я никогда не буду богатым, — да, я действительно, жалею о тех временах в этом смысле.

Но за 90-е годы накопилась огромная жажда реванша самим себе за понесенное же поражение в Третьей мировой войне, в «холодной войне». Эта энергия ресертимента в итоге конвертировалась в Четвертую мировую войну – гибридную, которую ведет наш президент Владимир Владимирович Путин.

Надо сказать, что состояние войны во многом предпочтительней для психологии многих, чем состояние мира. Вот мой давний приятель известный российский журналист, классик русской «желтой» журналистики, основоположник газет типа «Мегаполис -Экспресс» и некоторых других Игорь Дудинский в 14-м году написал «Манифест о войне». Ключевой фрагмент манифеста такой – я его прочитаю: «Война – сакральная святыня русских. Недаром у нас такое болезненное трепетное отношение к Победе. Дискредитируя последнее, что у нас осталось, власть окончательно добивает творческий потенциал нации.

Уж так исторически сложилось, что только война позволяет русским проявить свои лучшие человеческие и метафизические качества. Вне войны у нас связаны руки и обрезаны крылья. В «мирное» время мы лишены возможности заявить о себе как нация. Поэтому война — наше естественное, созидательное, пассионарное состояние. Закончится война — и от нашей сегодняшней окрыленности и вдохновения не останется и следа. Мы снова превратимся в рабов системы».

С.Белковский: Проблема России в том, что она не смогла стать лидером постсоветского мира. Она выбрала путь самоизоляции

Такую точку зрения исповедуют миллионы. Карл фон Клаузевиц, ключевой военный теоретик в своем классическом труде сказал, что война – есть продолжение политики другими средствами. Я согласен со многими положениями Клаузевица и его труда о войне, но не с этим, не с главным. Нет. Это политика – есть продолжение войны другими средствами, потому что война – это то, что живет в душе человека. Война – это психология. Когда человек обуреваем психологией войны, когда он живет в ней, он ищет любой повод для войны. Война ведется не за территорию, не за ресурсы, ни за деньги, ни за честь знамении, в конце концов. Она ведется для удовлетворения инстинкта войны, жажды войны.

И на сегодня Россия находится в таком состоянии. Никто не может объяснить, зачем нужна была война на юго-востоке Украины. Нет, конечно, официальные пропагандисты вам объяснят, что, с одной стороны, это было восстание мирных шахтеров и трактористов, что, впрочем, опровергается полковником ФСБ Игорем Гиркиным-Стрелковым, который четко объяснил, что именно он начал эту войну, войдя со своим отрядом в Славинск. До вхождения Стрелкова со своим отрядом в Славинск никакой войны не было и не предполагалось.

Я это подтверждаю, поскольку я много раз бывал в Донецке и Луганске до начала боевых действий и никаких предпосылок к тому, что там было какое-то восстание против Украины. Не было. Скажем, в Крыму было, да, но не в Донецке и Луганске. Это качественно разные реальности. Донецк и Луганск боролись за право свободного использования русского языка и русский язык там и доминировал. Там все надписи были на русском языке и говорили только по-русски в основном, за исключением нескольких должностных лиц на официальных мероприятиях. Но никто и не думал отделяться от Украины. Эта мысль, эта бацилла была принесена совершенно извне, благодаря полковнику Гиркину-Стрелкову мы знаем, кем – Россией, официальной Россией, которая потом, правда, отреклась во многом, но это вопрос, как говорит мой друг журналист Аркадий Бабченко, «Родина сдаст тебя всегда, сынок».

С другой стороны, официальные пропагандисты скажут, что это был единственный шаг, чтобы предотвратить вступление Украины в НАТО. Это тоже ерунда, потому что Украину никто и не собирался принимать в НАТО в ближайшее десятилетие как минимум.

Во-вторых, если уже приспичит НАТО принять Украину, условия альянса будут подрихтованы так, что и в нынешнем состоянии Украина туда войдет. И ситуация в Донецкой и Луганской областях скорее подталкивает НАТО к размышлению о евроатлантической интеграции Украины, чем отвращает от таковых размышлений.

Нет, война была нужна, потому что Владимир Путин хотел войны, он перешел в фазу войны на уровне мышления. И поскольку это опирается на колоссальную энергию ресентимента русского народа мести самому себе за наше неудавшееся недавнее прошлое, то здесь возникает синергетический эффект. Общество живет в состоянии войны, оно живет войной.

Ситуация в Сирии. Скажите, пожалуйста, какие национальные интересы России преследуются в Сирии? Даже официальные пропагандисты не могут дать внятного ответа на этот вопрос. С Украиной – могут, с Сирией – нет. Я посмотрел специально несколько программам Владимира Рудольфовича Соловьева и Дмитрия – к сожалению, забыл его отчества – Киселева на канале «Россия» — даже там кремлевские политологи очень путаются в показаниях, зачем наше военное присутствие в Сирии, зачем там гибнут наши граждане.

То они гибнут ради сирийской нефти в ситуации, когда снижается добыча нефти в самой России, и здесь есть непаханое поле для работ. То, по другой версии, они гибнут ради святынь Антиохии, Антиохийского патриархата, потому что Сирия – сакральная родина христианства. Это полная ерунда. Хотя Антиохийский патриархат находится в Дамаске, но Антиохия географически находится сейчас в Турции, называется Антакья по-турецки. Ну, в общем, еще сто бочек арестантов, но никакой последовательной версии, кроме, в конце концов, одной – что надо противостоять США любой ценой. Если интересы какие-то в Сирии есть у США, то и нам там надо тоже быть.

С.Белковский: Когда Советский Союз перестал быть источником позитивных образцов для человечества, он и развалился

Еще Министерство иностранных дел Российской Федерации выдвигает в качестве аргумента, что Сирия нас пригласила, и мы не могли отказать типа. Вот сейчас нас приглашает Ливия, правда, в лице не центрального правительства, а находящегося в Бенгази генерала Хлифа Хафтара, давнего агенты ЦРУ, официального, причем агента ЦРУ, завербованного официально ЦРУ, проведшего два десятилетия в США, причем не где-нибудь в США, а непосредственно в Лэнгли, где находится штаб-квартира ЦРУ. Генерал Хафтар, которому 76 лет, возглавляет часть НРЗБ и армию в Бенгази. И вот недавно в Тунисе был задержан очередной российский сухогруз с оружием для генерала Хафтара. Задержан был потому, что отправляют почему-то очень старыми, изношенными сухогрузами, и он просто сломался. Ему нужно было пришвартоваться в одном из портов Туниса, где был подвергнут досмотру, и там были обнаружены БМП, бульдозеры, разведывательное оборудование, какие-то приборы ночного видения и прочая ерунда, остро необходимая Халифе Хафтару.

А кроме того мы знаем еще, что предметом переговоров между Владимиром Владимировичем Путиным и египетским президентом фельдмаршалом ас-Сиси был, в том числе, и ввод представителей российский частных военных кампаний через территорию Египта в Ливию, что, видимо, и произошло.

Мы знаем краткую историю пребывания российских войск в Сирии. Мы знаем, что это объявлено колоссальной победой русского оружия. В чем эта победа состоит, нам до сих пор не ясно, кроме большого количества затраченных денег и понесенных жертв.

Надо сказать, что самую честную версию, пожалуй, выдвинул от безысходности сам Владимир Владимирович Путин, он сказал просто, что там обкатывалось российское оружие. Ну, типа это были учения: а город подумал — ученья идут. Были учения под видом реальной войны. Все это было так замечательно, если бы не было сопряжено с такими жертвами и затратами.

Вот 1 февраля 2017 года состоялась знаменитая битва при Хишаме, когда группа фактически российских военнослужащих (формально – нет), некая группировка войск, передовой отряд которой представляли ветераны боев в самопровозглашенных Донецкой и Луганской республиках — так называемая группировка «Весна», за ними следовали 5-я и 2-я бригады частной военной кампании Вагнера; все это прикрывалось тяжелой техникой, — решила захватить НПЗ (нефтеперерабатывающий завод) и близкие к нему нефтяные поля на левом берегу Евфрата.

Мы теперь знаем из открытых источников, сообщений СМИ, что фактически контролирующий частную военную кампанию Вагнера бизнесмен Евгений Пригожин, также считающийся личным поваром Владимира Путина, владелец холдинга «Конкорд Менеджмент», согласовывал эту операцию по телефону, с одной стороны, с министром обороны Российской Федерации Сергеем Шойгу, с другой стороны, с представителями официального Дамаска, а именно с министром по делам Дворца президента Башара Асада, что в переводе с сирийского на русский это означает — с руководителем администрации президента Асада. В ходе чего Евгений Пригожин обещал преподнести Москве и Дамаску приятный сюрприз.

Приятный сюрприз преподнесли Евгению Пригожину американские войска, которые путем авиаударов самолетов и вертолетов уничтожили это самопровозглашенное войско. Сначала была полностью уничтожена группа «Весна» из ветеранов ДНР и ЛНР, полностью уничтожена по данным, кстати, Игоря Гиркина-Стрелкова, который хорошо разбирается в этом вопросе и публично огласил эти данные. 5-я бригада ЧВК Вагнера – полностью. 2-я бригада ЧВК Вагнера – частично. И вся артиллерия тоже, естественно, была ликвидирована американцами.

По разным данным количество погибших составляет от 200 до 300 человек. Это в основном граждане России, в меньшей степени граждане Украины, но которые не идентифицируются как граждане Украины, поскольку они считают себя антиукраинскими борцами сопротивления под российским флагом и под флагом самопровозглашенных республик юго-востока Украины.

С.Белковский: Мы по-прежнему считаем себя детьми поражения, мы не смирились с постсоветской реальностью

Вот такие блестящие итоги операции. Естественно, первое, что сделала официальная Россия в лице Министерства иностранных дел, в лице пресс-секретаря президента Дмитрия Сергеевича Пескова заявила, что официальные военнослужащие России в этой операции не участвовали. «Родина сдаст тебя всегда, сынок».

Но это неотъемлемые черты гибридной войны, когда на смену регулярным армиям приходят войска по доверенности в связи с чем существует так называемый термин «прокси-война», прокси – это доверенность. В частности, пресловутая частная военная компания Вагнера, которая де-юре таковой не является, поскольку она нигде не зарегистрирована. В России нет законодательства о частных военных компаний, хотя оно лоббируется. Всё это проходит по-прежнему по категории наемничества, что является уголовным преступлением с точки зрения России в соответствии со статьей 359-й уголовного кодекса Российской Федерации.

И эта война будет продолжаться, потому что войну легко начать – трудно закончить. Война поглощает человека целиком, она избавляет его он необходимости нести и оценивать бремя обыденной жизни. Понимаете, вести ребенка в детский сад, готовить обед, тянуть лямку в офисе — это всё очень и очень сложно, особенно для радикальной и мятущейся русской души. Легче пойти на смерть. Основная европейская идея – это банальность добра. Не нужно рвать на груди рубашку, чтобы быть хорошим человеком. Вот до этой идеи банальности добра мы еще не дошли. Я хотел сказать, не доросли, но был бы обвинен в русофобии. Этих обвинений мне не хочется, особенно в рамках программы «Русская провокация».

Война – это нечто, что заставляет человека быть целостным, потому что на войне есть ты и есть враг. Нет никаких нюансов, полутонов. На войне ты преодолеваешь разницу между тобою и другими членами того же социума. Например, вчера тебя раздражала, что дочка твоего соседа играет на фортепьяно. Сегодня, если вы с соседом находитесь под одним знаменем в рядах ЧВК Вагнера, тебя это уже не раздражает. У тебя изменилась повестка дня, твоя личная повестка дня.

Ученые давно рассуждают о том, почему очень часто возникают новые эсхатологические теории, почему снова возникает идея конца света. Идеи конца света возникают, становятся популярными потому, что человек бессознательно ищет убежища от бремени собственной жизни, а конец света уравнивает всех. Он позволяет обнулить, начать все с начала. Ведь если мир рухнул, то все равны: и миллиардер и нищей, и преступник и праведник. Перед концом света все сидят на руинах одно и того же мира равном положении. Война – это конец света лайт, конец света в миниатюре. Перед лицом войны тоже все равны, и поэтому очень легко вынуть из бессознательного человека инстинкт войны и поставить его на службу политике. Это то, чем занимается сегодняшняя власть.

Это отражает во многом представление Владимира Путина о предмете, который Зигмунд Фрейд – основатель психоанализа с подачи нашей соотечественницы, жительницы Ростова-на-Дону Сабины Шпильрейн сформулировал со своей ученицей и ученицей и любовницей Карла Густава Юнга тоже – сформулировал в книге «По ту сторону принципа удовольствия», где, собственно, описывается Танатос – саморазрушительное начало в человеке, начало смерти, которое ранее у Фрейда не описывается. И так сложилась карьера Владимира Путина, что он всегда выигрывал на разрушении тех систем, которым верно и преданно служил. Сознательно он служил верно и преданно, а на бессознательно уровне выигрывал от их разрушения.

Первой такой системой был Советский Союз. Он был офицером КГБ, достаточно преуспевающим человеком, служившим в Дрездене, в Германской Демократической Республике, а это было не так плохо по тем временам. Советский Союз рухнул – Владимир Путин лишился своей карьеры в КГБ СССР. И по его же собственной версии подрабатывал частным извозом на «Запорожце» — не могу ни подтвердить, ни опровергнуть такую версию, заявленную им самим.

Но проходит всего пару лет, и он становится ключевым чиновником города Санкт-Петербурга, сначала заместителем мэр, потом первым заместителем. И кагэбэшная карьера уже кажется сном по сравнению с теми возможностями, которые открылись перед ним в результате краха Советского Союза, то есть самой крупнейшей геополитической катастрофы XX века, как он сам называл.

1996 год. Анатолий Собчак проигрывает выбора губернатора Санкт-Петербурга. Владимир Путин ключевой сотрудник Собчака и даже формальный начальник его избирательного штаба. Он теряет все позиции в Санкт-Петербурге, во всяком случае значительную их часть. Он вынужден покинуть город, потому что новый губернатор Владимир Яковлев не хочет видеть его в команде.

С.Белковский: Война позволяет русским проявить свои лучшие человеческие качества. Вне войны у нас связаны руки

Что же происходит потом? Через два года он — директор Федеральной службы безопасности, через четыре года он – президент Российской Федерации. Опять же рухнула его система — он на этом выиграл.

Сейчас пошел третий круг саморазрушения. Рухнуть должна та система, которая вознесла его на позицию одного из самых авторитетных правителей мира. Мы видим, как она осыпается на наших глазах. Мы видим допинг-скандал на Олимпиаде, мы видим коррупционные скандалы, которые пронизывают всё окружение, истории с отмыванием денег, мы видим чемоданы с кокаином в аргентинском посольстве. Можно сколько угодно говорить, что борт президентского отряда не приземлялся в Буэнос-Айресе, что это фальшивка и фотошоп, но, к сожалению, данные объективных наблюдений, как говорят в таких случаях представители пресс-службы Минобороны, утверждают ровно обратное.

Но Владимир Путин не унывает. Подобно Самсону он готов обрушить этот храм на себя, тем более, что потолок и стены этого храма еще долго будут держаться верноподданным народом, который хочет войны, потому что война избавляет от мыслей о гражданском будущем, о технологической революции, в которую вошел весь мир, но не мы; о том будущем, в котором будут побеждены смертельные заболевания, я думаю, в ближайшие десятилетия. Но Россия останется на обочине этого процесса, поскольку она разрушает собственную медицину; о том будущем, в котором роль государства будет снижаться, а рост сетевых структур власти и управления нарастать – Россия идет прямо противоположным путем, ликвидируя все сетевые структуры управления и самоорганизации общества; о том будущем, в котором транспарентность и политкорректность будут доминировать, нравятся нам они или нет.

Россия пошла путем самоизоляции, чтобы избежать постановки вопроса о том, где наше место в будущем. Поэтому наши сегодняшние союзники – это полусуществующая Сирия, агонизирующая Венесуэла и заповедник – КНДР – вот это наши союзники. У них те же проблемы. Я расскажу один пошловатый анекдот о том, как Рабинович приходит к раввину и говорит: «Ребе, знаете, у меня большие проблемы с сыном. Он женился на христианке, не блюдет субботу, не соблюдает кашрут. Что мне делать? Не могли бы посоветоваться с Господом на эту тему?» «Хорошо, — говорит раввин, — я посоветуюсь с Господом. Зайди через три дня». Рабинович заходит через три дня. «Ну что, ребе, — говорит Рабинович, — вы посоветовались с Господом?» «Да, — говорит ребе, — у Господа те же проблемы».

Союзниками России являются страны, у которых те же проблемы, которые не могут существовать в режиме открытой конкуренции в силу их нынешних политических, экономически режимов и экономических система, и поэтому вынуждены строить из себя заповедники. А, естественно, заповедники, так или иначе, сопряженные с агрессивным милитаризмом, поскольку только состояние войны, постоянное ожидание внешней агрессии, необходимость ее отражения, а также система превентивных ударов для предотвращения тех или иных форм проявления внешней агрессии – есть оправдание этих режимов: Если я не ударю первым – ударят по мне.

Здесь хочу заметить, что злодейские и варварские США – я уже говорил об этом и прежде – делали в конце 80-х годов всё, чтобы сохранить Советский Союз. Мы помним, например, визит Джорджа Буша-старшего, президента США в Киев в 1996 году, когда он с высокой трибуны агитировал Украину не выходить из состава Советского Союза, правда, безуспешно, поскольку эти центробежные процессы приняли уже, как говорил Михаил Сергеевич Горбачев по другому поводу, необратимый характер.

И США сделали все возможное, чтобы сохранить за Россией место постоянного члена Совета безопасности ООН в начале 90-х годов, что было неочевидно, поскольку Россия была всего лишь одной из союзных республик, пусть и самой большой и мощной; сохранить за Россией статус правопреемницы СССР, что тоже было совершенно неочевидно: этот статус можно было разделить между 15 республиками; и передать России всё ядерное оружие Советского Союза, лишив тем самым ядерных зубов другие постсоветские страны и превратив тем самым в потенциальную мишень сегодняшней путинской России.

Я обещал вам рассказать под занавес, при чем тут Николай II и его воинственность. Дело в том, что Николай II, действительно, был очень воинственным императором. Еще во время одного из своих первых зарубежных турне, встречаясь с бабкой свей жены королевой Викторией в замке Балморал, он практически договорился с ней о совместной военной операции против Турции с целью взятия Константинополя. И только давление тогдашних соратников и в первую очередь Сергея Витте заставило его отказаться от этих намерений. То есть как бы воинственность Николая II, к счастью, компенсировалась его слабостью и нерешительностью и склонностью к колебательным телодвижениям.

Потом Николай II на ровном месте соорудил себе японскую войну. Кто бы там чего не говорил, что Япония была на грани банкротства перед Портсмутским миром – Россия проиграла, что и зафиксировано в Портсмутском мире. И война во многом была, собственно, катализатором и детонатором революции 1905 — 1907 годов. Ну, и наконец, на волне бурного патриотического подъема Николай II вступил в Первую мировую войну, которая погубила и империю и династию.

С.Белковский: Война ведется для удовлетворения инстинкта войны, жажды войны. Сегодня Россия находится в таком состоянии

В известном фильме «Матильда» — я не считаю его большим шедевром, но, тем не менее, он заслуживает всяческого внимания и не только по причине того, что его разрекламировала депутат Государственной думы Наталья Поклонская – есть показательная сцена, как сановники гонятся за Николаем II с целью получить ответ на вопрос, где надо строить незамерзающий порт: в Мурманске или в Либаве, то есть в Лиепае по нынешней терминологии. Для Николая II этот вопрос настолько невыносим, что он буквально убегает от сановников, и только один Константин Петрович Победоносцев может его догнать, и уже когда Константин Петрович Победоносцев догоняет Николая II, император говорит ему типа: «Я бы лучше предпочел поговорить о своей жене».

Николай II был абсолютно непригоден к управлению империей. Его тяготили внутренние дела, та самая банальность добра, которая составляет смыслову основу основ европейской цивилизации. А что делаешь, когда ты не можешь жить мирной жизнь, обустраивать ее? Воюешь.

Вот поэтому будущий святой великомученик, человек, считавшийся весьма слабым правителем, очень тяготел к войне и пытался использовать любой повод, чтобы войну начать, что его, в конечном счете и погубило; в отличие от его отца сильного императора Александра III, который потому и вошел в истории как Миротворец, независимо от того, как мы оцениваем его внутреннюю политику, потому что он не начал ни одной, войны, и он понимал, как это опасно и рискованно и концентрировался исключительно на внутренних делах, опять же мы сейчас абстрагируемся ор оценок, хорошую внутреннюю или плохую проводил Александр III, мы дифференцируем этих властителей исключительно по их отношению к войне и миру.

Я помню плакаты, которые висели над всеми советскими школами во времена моего детства: «Нам нужен мир!» Как ни странно, сегодня этот плакат актуален как никогда прежде. Мы избалованы великим русским правителем Леонидом Ильичом, Брежневым, который проправил 18 лет под флагом «Лишь бы не было войны…», правда, под конец своего правления он таки устроил войну в Афганистане, во многом и погубившую Советский Союз, вошедшую занозой в сердце Советского Союза. Да, тоже как один из факторов вместе с падением цен на нефть, вместе с интригами Рональда Рейгана, слабостью Михаила Горбачева и так далее, и опять же только как приложение к самому крушению доктрины Советского Союза, исчерпанию его жизненного задания как государства и цивилизационного острова, но да, война в Афганистане сыграла тоже свою роль.

И мы жили с этим «лишь бы не было войны». И мы, видимо, пережили эту парадигму. На смену рыхлому Леониду Ильичу, герою анекдотов пришел совсем не рыхлый лидер – дзюдоист, который не стремится стать героем анекдотов, а хочет стать героем трагедии в самом широком смысле этого слова. Вопрос, каков будет сюжет этой трагедии и каков будет ее финал?

Как сказал поэт Осип Мандельштам, «истерзанный безумством Мельпомены, я в этой жизни жажду только мира». Давайте вспомним еще, что война – это всегда большой бизнес. За 300 трупов в боях при Хишаме 7 февраля 2017 года заплачено большими деньгами для компании «Евро полис», компании Евгения Пригожина, того самого повара Путина, которая подписала с сирийским правительством, договор, по которому 25% нефтяных ресурсов, всех территорий, формально подконтрольных режиму Башара Асада, отходит компании «Европолис». В прошлой программе про синий бриллиант мы говорили о том, что династия Терещенко возникла из военных поставок времен Крымской войны. На этом были заработаны огромные, деньги, которые впоследствии стали основой состояния Михаила Терещенко, министра финансов, а потом иностранных дел Временного правительства в 1917 году.

Кстати, даже известная балерина Матильда Кшесинская, героиня фильма «Матильда» Алексея Учителя была одним из менеджеров военных поставок во время Первой мировой войны. Она пользовалась доверием Николая II в достаточной степени, чтобы занять эту нишу. Поэтому там, где одни проливают кровь, другие зарабатывают миллиарды на этой крови. И как сказал русский поэт Всеволод Емелин, «это все много раз пережито, но с войны на донбасских полях, рядовые вернутся на джипах, рядовые – на костылях».

Нам нужен мир, как говорил Леонид Ильич Брежнев. Мы должны отречься от психологии войны. Мы должны закончить войну. Закончить войну мы должны в собственной голове и в собственном сердце, тогда она закончится в нашей реальности. А самая гибридная Четвертая мировая война, которая идет уже шестой год, которую, с одной стороны, мы стараемся не замечать, а, с другой стороны, мы отданы ей всей нашей коллективной душой. Давайте опомнимся, мир.

Спасибо дорогие друзья! Это была программа «Русская провокация», специальный проект «Белковский ТВ» на радиостанции «Эхо Москвы». С вами был Станислав Белковский. До скорой встречи!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире