05 января 2014
Z Дорожная карта Все выпуски

Алкоголь в разных странах


Время выхода в эфир: 05 января 2014, 22:08

А. СОЛОМИН: Пьющих людей в России много, но не все они правильно пьющие, без вреда своему здоровью и спокойствию окружающих. Накативший баррель необъяснимых напитков может отравиться, заснуть на улице, устроить скандал или даже авиадебош. В то же время потягивающие виски со льдом белые воротнички стали символом успеха. Вот только у нас тех же белых воротничков после буйных корпоративов можно встретить в подворотне. Как выпить культурно, как это делают в разных странах, узнаем сегодня. На «Эхе» программа «Дорожная карта».

А. НАРЫШКИН: Всем здравствуйте, программу «Дорожная карта», как всегда, ведут Алексей Соломин и Алексей Нарышкин. Сразу представлю нашего сегодняшнего гостя. Напротив нас с Алексеем Андрей Бильжо, художник и писатель. Здравствуйте.

А. БИЛЬЖО: Здравствуйте.

А. СОЛОМИН: Добрый вечер.

А. НАРЫШКИН: Должен сразу сказать, что мы сегодня нашу программу записали, не буду делать из этого большую тайну. Но форма и содержание передачи не пострадали. Как всегда, у нас несколько материалов от наших корреспондентов из разных стран мира, изучаем опыт, в том числе опыт зарубежных стран в борьбе с алкоголизмом, и вообще говорим о том, какие в разных уголках мира есть традиции. Давайте тогда сразу, может быть, послушаем материал, который для нас подготовил Алексей Букалов – это корреспондент агентства «ИТАР-ТАСС» в Италии. И он рассказывает, как, в принципе, итальянцы пьют и как там относятся к алкоголю.

709160 1101804
А. БУКАЛОВ: Проблемы алкоголизма в Италии серьёзной нет, и это объясняется обычаями итальянскими. Здесь любят хорошее вино, в том числе молодое, принято выпивать бокал, а, может, даже и больше, за обедом или за ужином. Но не так распространено употребление крепких спиртных напитков, хотя они существуют. Есть знаменитые национальные напитки, типа граппы – это что-то вроде грузинской чачи, она довольно крепкая, порядка 40-50 градусов.

Итальянцы в последнее время стали пить пиво, но не принято пить пиво из бутылок, не принято пить пиво на улицах. Хотя настоящие знатоки упрекают за это молодёжь, потому что они говорят, что пить пиво, скажем, с пиццей, то, что сейчас принято делать в пиццериях – это масло масляное, это есть хлеб с хлебом.

Пьяных на улицах я, честно говоря, встречал очень редко. Пьяный человек просто удивление вызывает и на улице, и в общественных местах, это просто какой-то нонсенс.

Выпить бокал вина за обедом, если ты за рулём – это никого не смущает абсолютно. Хотя сейчас всё больше и больше ужесточается наказание за такие привычки. До 0.5 промилле можно садиться за руль, свыше этого действует система наказаний. Например, от 0,5 до 0,8 промилле – штраф от 500 до 2 000 евро и у тебя отбирают права от 3 до 6 месяцев. Если у тебя превышает 1,5 промилле, штраф до 6 000 евро, арест от 6 месяцев до одного года, права у тебя отбираются на срок от 1 до 2 лет. И конфискация автомобиля, если только он не принадлежит другому лицу.

Интересно, что нельзя отказаться от проверки на алкоголь. Тебя должны проверить два раза, с периодичностью в пять минут. Твой отказ от этой процедуры наказывается.

Очень большая идет моральная подготовка к ужесточению этих мер. Сейчас уже не увидишь рекламу алкоголя на улице. По телевидению ещё бывает, но, в общем, тоже очень ограниченно.

Конечно, итальянцы, может, в большей степени, чем наши соотечественники, смотрят американские фильмы, где пьют очень много. И, несмотря на то, что и Голливуд старается, мне кажется, как-то аккуратно к этому относиться, всё равно какое-то воспитание идёт. Очень молодеет потребление алкоголя. И всё это за счёт того, что они хотят быть, как мачо.

Главное, конечно – что все-таки быть пьяным неприлично. И это не признак того, что ты крутой, а признак того, что ты не умеешь пить и что ты дурак.



А. НАРЫШКИН: Это был Алексей Букалов, корреспондент «ИТАР-ТАСС» в Риме, который для нас специально подготовил такой небольшой обзор.

А. СОЛОМИН: У нас в гостях Андрей Бильжо, художник, писатель, автор Петровича знаменитого. Скажите пожалуйста, Андрей…

А. БИЛЬЖО: В прошлом психиатр.

А. СОЛОМИН: В прошлом психиатр. Замечательно, сегодня прям…

А. БИЛЬЖО: И любитель выпить.

А. СОЛОМИН: И любитель выпить.

А. БИЛЬЖО: Так что, все нормально (смеется).

А. СОЛОМИН: Владелец замечательного ресторана, кстати, где тоже можно хорошо…

А. БИЛЬЖО: Ну, не владелец, а автор.

А. СОЛОМИН: Автор.

А. БИЛЬЖО: Да.

А. СОЛОМИН: Андрей Георгиевич, все-таки вот итальянцы пьют меньше крепких алкогольных напитков. Ну, не знаю, вы сами тоже можете сравнивать, сами тоже написали книгу…

А. БИЛЬЖО: Да, я написал книжку «Моя Венеция», и частенько бываю в этом городе. И то, что рассказал Алексей, Венеция отличается тем, что, во-первых, в Венеции нет машин, поэтому нет проблемы, садиться за руль или не садиться, все ходят пешком, даже те, кто приезжают в Венецию на электричке из Местре. Поэтому…

А. СОЛОМИН: На гондолу это не распространяется.

А. БИЛЬЖО: … выпить бокал вина утром – спокойно совершенно, спокойно, перед работой. То, что Алексей сказал за обедом бокал вина – лукавит Алексей Букалов немножко, потому что выпить бутылку вина на двоих за обедом и бутылку вина на двоих за ужином – совершенно спокойно. И часто можно увидеть, так как в Венеции очень много так называемых точек общепита, да, я не буду называть их градации, то все, перед тобой все на улице. Ты идешь по набережной, и вот сидят люди. И вот как раз в своей книжке «Моя Венеция» я пишу, как кто с чем что ест, да? И в основном, в основном пиццу и спагетти с пивом едят немцы, с кока-колой – американцы, а итальянцы все-таки с вином. Вот. В конце вечером после ужина… ужин довольно поздний, начинается он в 7:30 – 8 часов вечера. После того, как ты выпил вино и плотно поужинал, выпить граппы…

А. СОЛОМИН: То есть, уже к крепким перейти.

А. БИЛЬЖО: … запросто. Рюмка граппы, ну, в качестве дижестива. Что касается пьяных, в Венеции есть, бывают пьяные венецианцы, и всех их знают в лицо.

А. СОЛОМИН: Пьяные, вот в нашем понимании пьяные – это когда уже лежат на лавочке?

А. БИЛЬЖО: Нет-нет, там никто не лежит. Такие шатающиеся люди, шатающиеся люди и вываливающиеся из закрывающегося…

А. НАРЫШКИН: … заведения какого-то.

А. БИЛЬЖО: … рюмочной, из рюмочной с песнями, с песнями – можно встретить. Ну, бывая там часто в течение 10 лет, я знаю их всех в лицо, да? Все они стоят на учете у нарколога…

А. СОЛОМИН: То есть, ими занимаются.

А. БИЛЬЖО: Ими занимаются, да.

А. НАРЫШКИН: Вы какой-то страшный портрет нарисовали венецианца, которые прям с утра начинает квасить и до самого вечера.

А. БИЛЬЖО: Запросто. И удивительно другое. То есть, во-первых, утром выпить бокал вина перед работой венецианец может.

А. НАРЫШКИН: Но это не значит, что он опохмеляется.

А. БИЛЬЖО: Венецианская бабушка на каблуках и в шубке в 10 часов утра может пропустить стаканчик белого или так называемый спритц – это кампари с белым вином и с газированной водой. Это такой компот получается, целый стакан, вот, с оливой, уливой по-итальянски, на дне. Тоже можно в 11-12 это перед обедом. Обед начинается, обед ранний, где-то в половине первого. Уже за столиком, на солнышке и так далее.

Поэтому, в течение дня что-то выпивается людьми совершенно разного возраста, заметьте. И этой бабушке 80 лет. И дедушке 80. И дедушки собираются в кафе… я их называю одноклассники, потому что это как бы постаревшие одноклассники все. И сидят выпивают, шутят. Но никто никогда действительно не напивается, никто никогда не бывает агрессивным, никто никому не тычет в нос пальцем, удостоверением или чем-то еще, никто не качает никакие права, никто не берет друг друга за грудки и так далее и тому подобное, все только улыбаются. И то, что называется под шафе и под мухой, да? Вот это да, это может быть.

А. СОЛОМИН: Хорошее настроение.

А. БИЛЬЖО: Это хорошее настроение, это не…

А. НАРЫШКИН: Вы уже фактически начали сравнивать итальянцев с нашими гражданами. В чем же тогда разница? Вроде, в отличие от итальянцев, русские, россияне пьют, ну, по крайней мере вечером, но, действительно, результат-то, в итоге, разный. То, что вы перечислили, показывание корочек, агрессия…

А. БИЛЬЖО: Разница заключается в том… я вам расскажу еще сейчас про остров Искья, где я бываю, в Неаполитанском заливе. И сейчас там бывает много русских, и южане в шоке просто от часто приезжающих русских, их становится все больше и больше. А когда я приехал туда 13 лет назад, я перевел меню своим друзьям в ресторане на русский, они удивлялись, зачем это нужно. Так вот, просто разница заключается в том, что русские… ну, мы берем в кавычки, да? Русские, россияне, живущие здесь, да? Начинают в состоянии алкогольного опьянения выяснять отношения. А итальянцы начинают хвалить друг друга.

А. НАРЫШКИН: То есть, это вопрос менталитета.

А. БИЛЬЖО: Это вопрос, наверное, менталитета. Кто-то заметил, что когда собираются два русских и выпивают, один другому говорит: я давно хотел тебе сказать, Сережа, что то, что ты делаешь, хуже тебя не делает никто, и руки растут у тебя неизвестно откуда. А он ему отвечает: а я тебе хотел сказать, Петя, что ты вообще ничего делать не умеешь, ты не какой не (неразб.) или, там, я не знаю, никакой не художник, никакой не поэт, посмотри, что ты написал!

А. НАРЫШКИН: Ну, и дальше получает уже в глаз…

А. БИЛЬЖО: Да, и тут начинается выяснение отношений, да, и хватание за грудки.

А. СОЛОМИН: А может быть…

А. БИЛЬЖО: А итальянцы, итальянцы говорят друг другу следующее: Марчелло, я хочу тебе сказать, что ты самый лучший (неразб.) на Земле. И он говорит: да нет, Лука, ты лучше меня в сто раз делаешь это!

А. СОЛОМИН: И они подраться уже могут из-за этого.

А. БИЛЬЖО: И они выпивают еще по бокалу вина…

А. СОЛОМИН: Кстати говоря, у русских тоже это может случиться, это тут раз на раз не придется. Одни начнут друг друга хвалить…

А. БИЛЬЖО: Мы говорим о больших случаях, о больших наблюдениях.

А. НАРЫШКИН: Все-таки это нрав, нрав нашего выпивающего соотечественника, или, может быть, он каким-то образом обижен на то, что происходит в стране, и поэтому?..

А. СОЛОМИН: В жизни его.

А. НАРЫШКИН: Да.

А. БИЛЬЖО: Ну, возможно, и то, и другое, и третье. Возможно, это где-то спрятанные комплексы, зависть, крепкий алкогольный напиток, который употребляют в России, то, что называется водка, безусловно, в отличие от вина. Все это вместе и дает вот этот вот эффект. Вы знаете, Венеция – вообще место, где до недавнего времени вино употребляли вместо воды вообще, потому что вода там была дороже, чем вино. Да и сейчас вода та, которая продается в магазине, часто дороже, чем вино. И старшее поколение, я еще знавал человека позднего возраста, как говорят в Италии корректно, который просто пил белое сухое вино вот вместо воды и воду пил гораздо реже, потому что вода дороже просто.

А. СОЛОМИН: Все-таки связано это с тем, что национальные напитки, вот, ну, действительно, человек русский, который пьет водку, привык пить водку, привык пить крепкие алкогольные напитки, наверное, приедет в другую страну и будет употреблять, прежде всего, крепкие, да?

А. БИЛЬЖО: Вот я вам хотел сказать про остров Искья, что с ним стало происходить…

А. НАРЫШКИН: Мутации.

А. БИЛЬЖО: ... и про отели. Да, мутации. Вот буквально, — я писал, кстати, в своем блоге на «Эхо» эту историю, — на пляже стали происходить потасовки из-за лежаков, например, в отеле, которые затевают русские. Стали выезжать корпоративы всевозможные. Ну, например, выехало какое-то учреждение, не знаю, не скажу, банк, не банк, и прочее, да? На пляже продаются алкогольные напитки. Выпивают – потом начинаются какие-то выяснений отношений. Американцам, — большая статья была, — компании американцев брызнули лимоном в глаза, началась драка, да? Американцы их попросили переселить в другой отель. Ну, и так далее. Я стал просто выяснять, это что, единственный такой случай? У местного экскурсовода, да? Она сказала, что, нет, в последнее время случаи такие участились. Это какой-то… вот, ну, считайте… Да, и корочки – откуда я вот этот пример, да, с корочками. Представляете себе, что на острове Искья – ну, кому там какая корочка нужна? Одна дама стала… ну, просто о ней узнали через неделю все отели острова Искья. Она всем показывала корочку, что она жена…

А. НАРЫШКИН: Я всегда думал, что это мужское какое-то дело.

А. БИЛЬЖО: Нет, она доказывала всем, она доказывала всем, что она жена генерала…

А. НАРЫШКИН: Жена генерала – и корочка прямо такая.

А. БИЛЬЖО: … депутата, там, и так далее. Да-да-да.

А. СОЛОМИН: Причем правильно я понимаю, отношения выясняют не русские с русскими за рубежом, а русские с другими, представителями других национальностей? То есть, это…

А. БИЛЬЖО: Ну, если американцы – наши главные враги, то с ними и выясняют отношения. Выпил и…

А. НАРЫШКИН: Это, мне кажется, стандартная история, которая даже в некоторых телевизионных шоу обыгрывается, что, например, русские приезжают на отдых в Египет, Турцию, и начинают выяснять отношения с немцами, что вот мы же, помните, вас победили, а вы, там…

А. БИЛЬЖО: Ну, бывают, наверное, такие истории. Но я должен сказать, что все-таки очень много россиян переходит на вино. Очень много…

А. НАРЫШКИН: Это хорошая тенденция?

А. БИЛЬЖО: Это хорошая тенденция, это очень хорошая тенденция.

А. НАРЫШКИН: В чем вы видите здесь какой-то повод для радости?

А. СОЛОМИН: И почему это происходит также?

А. БИЛЬЖО: Ну, потому что…

А. НАРЫШКИН: Завалили вопросами.

А. БИЛЬЖО: Нет, ну, потому что я ничего не имею против водки, но просто с водкой труднее соблюдать чувство меры. Водка требует определенную закуску, безусловно. Водка – это единственный из крепкий напитков – сейчас я вам перечислю еще десяток других – которая пьется во время еды и плотно закусывается. Понимаете? Ром не закусывают. Виски не закусывают. Джин пьется с коктейлями. Палинка, пастис французский, кальвадос и так далее не закусывается и не пьется с едой, это одна рюмка для вкуса в конце. Или французский пастис перед едой, да, разбавленный водой, или это же узо греческое, или это же раки турецкое – это пьется… ну, стакан со льдом, разбавляется водой и так далее. Нет второго напитка, второго напитка крепкого, который пьется во время еды в больших количествах, только водка.

А. СОЛОМИН: Потребляют поэтому вино вместе с едой.

А. БИЛЬЖО: Вино, вино, когда вы употребляете вино вместе с едой, вы подчеркиваете вкус этой еды. Поэтому одно вино хорошо с этим, другое вино хорошо с этим, третье вино хорошо с этим и так далее и тому подобное. Вы становитесь специалистом не только в области вина, но и в области гастрономии, понимаете? Не высокой, не высокой, но просто так вкуснее.

А. СОЛОМИН: Русские люди пьют обычно по праздникам, или по дням рождения. Нет такого, чтобы действительно с утра выпил рюмочку водки, потом в обед…

А. НАРЫШКИН: По-разному бывает.

А. СОЛОМИН: Ну, скорее все-таки, скорее это исключения. Все стараются придерживаться регламентов каких-то. Идти на работу все-таки нужно и садиться в машину, ехать куда-то. Поэтому для них праздники – это такая отдушина. Корпоративы замечательные, все любят напиваться. Вот, может быть, это и неправильно, может быть, из-за того, что…

А. БИЛЬЖО: Немцы тоже любят напиваться, кстати говоря. Немцы любят напиваться, финны любят напиваться, норвежцы любят напиваться, хотя у них довольно строго с продажей вот этой самой аквавиты, в Норвегии, да? Этот напиток продается с 11, по-моему, до 6.

А. НАРЫШКИН: Это водка? А. БИЛЬЖО: Аквавита?

А. НАРЫШКИН: Да. Или что это?

А. БИЛЬЖО: Это такой крепкий напиток с травами и так далее. Он близок…

А. НАРЫШКИН: Это их местное.

А. БИЛЬЖО: Да, местное, местное, норвежско-шведское такое. Аква вита, вода жизни что ли, да? Вот. Но они очень плохо переносят алкоголь. Напиваются они обычно в субботу вечером. Алкоголь не продается или очень дорого стоит в барах и в кафе, поэтому они выходят на улицу, когда это позволяет погода, и пьют на улице принесенное с собой в кармане. Вот. На следующий день места около этих кафе покрыты остатками пищи, что хороший прогностический признак для нарколога.

А. СОЛОМИН: Вам не кажется, что здесь все-таки взаимосвязь между вот этим ограничением сознательным, я не буду сегодня вечером после работы выпить рюмку водки, я дождусь пятницы и нажрусь вот просто в зюзю? Это же, ну, это же наша позиция, это национальная позиция.

А. НАРЫШКИН: То есть, ты предлагаешь пить, ну, грубо говоря, как итальянцы, каждый день умеренно, чем…

А. СОЛОМИН: Ну, когда хочется выпить, лучше выпить, наверное. Или нет? Или все-таки правильно себя сдерживать и не давать волю чувствам?

А. БИЛЬЖО: Если ты умеешь держать норму, если ты не приближаешься к алкоголизму как болезни, то, пожалуйста, ты можешь выпить рюмку водки или даже две рюмки водки под суп и на этом закончить, да? Или, например, выпить, там, 50 или 100 грамм коньяка и на этом закончить. Но если ты не умеешь остановиться, то тогда лучше и не начинать.

А. СОЛОМИН: Давайте послушаем следующий наш материал. Лариса Жебокритская, журналист из Китая, необычный китайский опыт, из Харбина. Как там культурно выпивают и могут ли там культурно выпивать, сейчас узнаем.

1101806
Л. ЖЕБОКРИТСКАЯ: Китайцы не отличаются особенно от русских: пьют, есть и пьяницы, в общем-то. Но отношение общества, и вообще это исторически, в истории было так и в современном Китае так – ну, в общем-то, это стыдно. Напитки, вот, например, водка, никогда не были очень дорогими, потому алкоголь доступен. Но государство сейчас немножко изменило политику, и сейчас вот, в общем-то, запрещены корпоративы, где очень много напиваются, запрещено тратить средства. Ну, это в плане борьбы с пьянством.

Культура еды и культура питья совершенно разная. Они, например, водку пьют из маленьких, микроскопических рюмочек. Поэтому, если они говорят с гордостью, что я выпиваю 18 рюмочек водки, ну, это, может быть, наш стакан, и это считается уже много. Потом они очень обильно закусывают всегда. Из напитков может быть китайская водка. Женщины за столом пьют вино, которое китайцы делать, в общем-то, не умеют, но сейчас учатся постепенно. Самая лучшая у них вино (неразб.). Пиво популярно, оно считается обыденным напитком, в общем-то. Пиво пьют много в Китае, что бы там ни рассказывали туристы. Честно говоря, многие туристы стараются работать под европейцев и, действительно, иногда даже наговаривают на себя, что, вот, да, мы…

Здесь культ здоровья. Медицина страшно дорогая сейчас, хотя и государственные поддержки, медстраховки, но все равно это страшно дорого. Китайцы очень прагматичны в этом отношении. Им потом гораздо дороже будет лечиться. Считается не очень разумно и очень дорого, даже богатые люди, в общем-то, сейчас не очень пьют, хотя дома у всех вот, и у нас тоже есть коллекция хороших вин.



А. НАРЫШКИН: Лариса Жебокритская, журналист из Харбина (это Китай). А у нас в студии в эфире программы «Дорожная карта» Андрей Бильжо. И мы, если кто подключился к нам только что, говорим сегодня об алкоголе, об алкогольных традициях, о том, как государство мешает или ограничивает потребление спиртного в разных странах.

А. СОЛОМИН: Ну, вот видите, в Китае тоже пьют, причем тоже пьют, бывает, хорошо пьют, напиваются, бывает, корпоративы случаются. Может быть, кстати говоря, отменить корпоративы, последовать их примеру? Это решит хоть в какой-то степени?..

А. БИЛЬЖО: Да нет, любые запреты ни к чему не приводят. Корпоративы существуют в каждой стране, насколько я знаю, и в Италии, и во Франции, перед рождественскими каникулами люди собираются…

А. НАРЫШКИН: Даже представляю себе, как это могло бы замечательно выглядеть, я думаю, Дума с радостью бы это приняла, какой-нибудь законопроект, по которому не собираться, там, в компании 50 человек сразу и не употреблять.

А. БИЛЬЖО: Дума бы вообще запретила все, что… Легче всего запрещать, труднее думать. А запретить-то можно все что угодно. Кстати говоря, в Китае водка вот эта китайская, которая была упомянута, когда я там был, никаких вин не было вообще, только вино из сливы и китайская водка, другой водки там не было. Я объездил, ну, много мест в Китае, много городов. Водка продается в маленьких таких, маленькие и средние фляжки стеклянные. И водка рисовая, со звездочками…

А. СОЛОМИН: Болит голова после нее?

А. БИЛЬЖО: Сейчас скажу. Чем больше звездочек, тем она дороже, как коньяк, и тем она вонючее. То есть, она…

А. НАРЫШКИН: В каком смысле?

А. БИЛЬЖО: Ну, она пахнет… там какие-то, видимо, добавляют какие-то ферменты, она ближе к одеколону.

А. НАРЫШКИН: Ой.

А. БИЛЬЖО: Вот с таким запахом. Не с запахом, там, фруктовым или, там, каким-то пищевым что ли, а каким-то таким парфюмерным…

А. НАРЫШКИН: То есть, правильно я вас понял, чем круче водка, чем больше звездочек, тем больше она напоминает одеколон?

А. БИЛЬЖО: Чем круче водка, тем больше она парфюмерная, да, тем больше она парфюмерная. И мы, значит, покупали эти фляжки и пробовали, снимали пробу. Мы были там с Сережей Цыгалем, знатоком кухонь и кулинарии, гастрономии, поэтому не попробовать мы просто не могли. Ну, сейчас прошло время. Потом, Харбин, там всегда много русских, поэтому там, наверное, какие-то смешения происходят. Не думаю, что в глубинке Китая есть знатоки вин, по-прежнему, думаю, рисовая водка.

А. СОЛОМИН: Здесь в этом материале прозвучали слова о том, что китайцы все-таки заботятся, стараются заботиться о своем здоровье. Вот в вашем понимании алкоголь для русского человека – это вред, это яд какой-то или это, напротив, уход за своим здоровьем, потому что?..

А. БИЛЬЖО: Да, нет, ну, какой… алкоголь всегда для здоровья, ну, смотря в каких дозах, вреден, поэтому когда ты выпиваешь больше нормы, ты должен понимать, что ты наносишь вред своему здоровью.

А. СОЛОМИН: Но люди многие воспринимают это как очищение внутреннее.

А. БИЛЬЖО: Ну, какое это очищение? Снять напряжение, если оно возникает, или в какой-то ситуации, не дай бог, стрессовой, потому что алкоголь, чем больше он концентрирован, тем он больше является временным таким антидепрессантом – это безусловно. Поэтому, когда какое-то реактивное состояние, произошла какая-то беда, то снять вот этот первичный стресс с помощью стакана водки – это способ, который всегда у тебя под рукой. Но главное, чтобы это не превратилось в постоянное лечение.

А. НАРЫШКИН: Так можно спиться очень быстро.

А. СОЛОМИН: А запой, кстати – это исключительно русское понятие? Помните в фильме «Сибирский цирюльник», где женщина интересовалась, что такое запой? Выучила слово русское, для нее это было большим открытием. Это действительно так, это наше национальное явление или нет?

А. БИЛЬЖО: Нет, я думаю, что это не наше национальное явление, это одна из разновидностей алкоголизма. Но больше распространено – я не знаю статистики, но абсолютно в этом уверен – там, где употребляют крепкие алкогольные напитки – а это, конечно же, на сегодняшний день Россия с водкой. Вы знаете, интересную штуку я вам расскажу, мало кто знает. Рабы в стране под названием Гваделупа пили ром. И когда я спросил в Гваделупе, а зачем они и сколько они выпивали, и сколько сейчас выпивают, вот мне показали: вот сидят три черных парня, потомки рабов, и они, значит, бутылку рома пятидесятиградусного на троих выпивают. Я спросил: а почему они не закусывают? Мне черная женщина сказала, что, ну, сейчас же жарко, поэтому… Ром – это единственный крепкий напиток, от которого не болит голова при жаре. И ром был… Да, кстати, и рабы употребляли ром для того, чтобы – внимание – залить свою горькую долю. Вам знакома эта фраза?

А. СОЛОМИН: Ну, что-то есть такое.

А. БИЛЬЖО: Что-то есть в ней русское.

А. СОЛОМИН: Похоже…

А. БИЛЬЖО: Вот это мне сказала черная женщина, когда я спросил ее про ром. Она сказала, рабы пили для того, чтобы залить свою горькую долю.

А. СОЛОМИН: Мне кажется, кстати, это распространенное явление. Я думаю, что и в американские барах люди многие приходят напиваются часто из-за каких-то плохих событий в жизни…

А. БИЛЬЖО: Ну да, то, что я сказал, что алкоголь, крепкий алкоголь особенно, является таким антидепрессантом временным для снятия стресса.

А. НАРЫШКИН: Напомню, вы слушаете программу «Дорожная карта», Андрей Бильжо у нас сегодня в гостях. Правильно ли я понимаю, вы уже, в принципе, говорили о водке, что водка – это наш национальный напиток. Насколько это плохо? Может быть, нам нужно что-то изобрести какое-то новое, может быть, легкое? Вино, или, не знаю…

А. БИЛЬЖО: Ну, как мы можем изобрести вино, когда у нас нет виноградников? Вообще я давным-давно придумал такую формулу и сказал такую фразу, что алкогольные напитки делаются из того, чего больше всего в этой стране есть. Вот там, где много риса, делают из риса – это сакэ и китайская водка. Там, где много кактусов, делают из кактусов – это текила, Ну, и так далее и так далее. Дальше вы можете называть любую страну, я вам назову, из чего там…

А. СОЛОМИН: У нас делают водку из всего.

А. БИЛЬЖО: Водку из всего, да.

А. СОЛОМИН: Пшеница…

А. БИЛЬЖО: Во Франции делают… вот почему у нас не делают фруктовых всяких водок – это я не знаю. Почему делают в Сербии, Хорватии, во всех балканских странах, почему делают кальвадос и сидр во Франции и Англии, да, сидр распространен, почему у нас не делают этого – я не знаю. Яблок-то у нас хватает в сезон.

А. НАРЫШКИН: Как вы считаете, у нас государство себя строго в плане борьбы с алкоголизмом ведет? Или нет, или, может быть, недостаточно? Я просто… я говорю и о, например, штрафах для пьяных водителей, и о ценах на алкоголь. Может быть, нужно как-то жестче. Потому что, действительно же, часто бьются, всякие ДТП, мы слышим…

А. БИЛЬЖО: Мне кажется, что государство в этом смысле не ведет себя ровным счетом никак, потому что никакой продуманной стратегии в разных направлениях. Потому что это, ну, десяток направлений есть, и по всем нужно сразу работать, понимаете? Этого ничего не происходит. Это просто надергано оттуда, отсюда. Давайте повысим цену на водку, давайте запретим, давайте вырубим виноградники в Грузии, давайте, там, арестуем, давайте расстреляем. Это все… давайте не будем показывать в кино. Ну, это все смешно, это все несерьезно.

А. НАРЫШКИН: Эта инициатива вам особенно понравилась, я помню.

А. БИЛЬЖО: Да. Это все чушь собачья и по-другому никак не называется. Потому что должна быть поставлена на широкую ногу наркологическая помощь, должны быть решены социальные проблемы, прежде всего, прежде всего социальные. Потому что болезни алкоголизм подвержены, как правило, несильные люди, несильные люди. И в этом смысле они подвержены больше всего каким-то стрессам, да? Какой-то социальной несправедливости и так далее и так далее. И поэтому вот залить свою горькую долю, как рабы в Гваделупе, да? Вот это вот…

А. НАРЫШКИН: То есть, получается, у нас власти принимая какие-то законы, ужесточая уже существующие, борются с последствиями?

А. БИЛЬЖО: Ну, конечно. Труднее, ведь труднее решить социальные проблемы, труднее дать людям работу, какое-то занятие, на это надо потратить деньги…

А. НАРЫШКИН: Наверху, по-вашему, понимают, что как бы причины совсем в другом? Или как? Или там в неведении находятся?

А. БИЛЬЖО: Я не знаю, если там есть люди, у которых есть чем думать, то они должны это понимать, или те люди, которые должны за это отвечать, я не знаю.

А. СОЛОМИН: Мы послушаем еще один материал. Наталья Жукова, корреспондент радиостанции «Эхо Москвы» в США, о том, как там относятся к алкоголю, много ли пьют.

1101814
Н. ЖУКОВА: Большинство американцев выпивает около четырех-пяти алкогольных напитков в неделю, — показали результаты опроса, который агентство Gallup провело в конце прошлого года. Наибольшей популярностью в США пользуются вино и, конечно, пиво, что не удивительно, ведь самое большое количество этого пенистого напитка производят и выпивают именно здесь, в Америке. Около 1 500 местных пивоварен, помимо прочего, варят легкие лагеры и многочисленные сорта эля, за стаканчиком которых американцы любят посидеть в барах.

Что касается алкоголя, продаваемого в магазинах, то здесь не все так просто. Во многих супермаркетах США спиртное не продается, и, чтобы купить пиво, вино или что-нибудь покрепче, придется заглянуть в специальный магазин, как их тут называют, «ликерный». Эти меры были приняты для того, чтобы сократить спонтанную покупку спиртного.

Цена упаковки доступного пива в таких магазинах колеблется от 9 до 12 долларов, что в пересчете на российскую валюту составляет около 350 рублей. Что касается крепкого алкоголя, то, к примеру, цена бутылки водки колеблется от 30 до 40 долларов, то есть, приблизительно равна 1 000 рублей.

Несмотря на всё это, продажа спиртного в некоторых городах запрещена полностью, а это около 500 муниципалитетов. На Аляске находится около 83 подобных города. Несчастные жители «сухих территорий» вынуждены ездить в соседние районы, чтобы пропустить по стаканчику. И это, кстати, не самое странное ограничение, связанное с алкоголем в США. В Техасе, например, на бутылках нельзя изображать американский флаг, символы штата или любую военную символику; в Пенсильвании все магазины, где продают спиртное, принадлежат федеральным властям; а в Миннесоте и Теннеси в специализированных магазинах запрещено продавать неалкогольные напитки.

Все эти меры призваны остановить чрезмерное употребление алкоголя, ведь почти 18 миллионов человек, или 13 процентов населения США, страдают от алкогольной зависимости. Несмотря на то, что употребление алкоголя в США запрещено до 21 года, приблизительно 5 000 молодых людей моложе этого возраста ежегодно погибает из-за злоупотребления алкоголем. Что касается взрослых, то здесь тоже не все так радужно. Из-за заболеваний, связанных с чрезмерной тяге к спиртному, ежегодно в Америке умирает 88 тысяч человек. Также, несмотря на все запреты, американцы все равно садятся за руль с превышающим разрешенные 0,08 промилле алкоголя в крови. И в 2011 году 82% автомобильных аварий, приведших к смерти пассажиров, произошли именно по вине нетрезвых водителей.



А. НАРЫШКИН: Наталья Жукова, корреспондент, журналист из США, из Вашингтона.

А. СОЛОМИН: Пиво, про пиво зашел вопрос, американцы очень много пьют пива. Но на самом деле распространенное явление, россияне тоже очень много пьют пива, заговорили даже о пивном алкоголизме. Вы видите эту проблему? Почему это происходит, почему люди, действительно ли люди переходят, может, в других странах то же самое происходит? И как вы лично относитесь к этому напитку?

А. БИЛЬЖО: Я пиво не пью уже, наверное, лет 15.

А. НАРЫШКИН: Невкусное что ли?

А. БИЛЬЖО: Не знаю, я как-то, как похудел на 25 килограмм, так держу вес. И как-то я перешел давно на вино, и как-то вот вино мне интереснее, чем пиво.

А. НАРЫШКИН: Мы совсем просто, простите нас с Алексеем, мы как-то упустили ваши предпочтения алкогольные. Вот вино. Водка вас каким-то образом радует? Можете ли вы ее отнести к своим любимым напиткам?

А. БИЛЬЖО: Водка сейчас крайне редко, вот. А вино – да.

А. СОЛОМИН: Крепкий алкоголь тоже крайне редко? Или просто водку крайне редко?

А. БИЛЬЖО: Ну, смотря… ну, вот сейчас я был несколько дней в Лондоне, Я, там, конечно, пробовал разный виски.

А. СОЛОМИН: То есть, правильно можно вас понять, вас привлекает прежде всего вкус напитка, а не эффект, который он производит?

А. БИЛЬЖО: По-разному.

А. СОЛОМИН: По-разному бывает. Вернусь к пиву, тем не менее. Люди очень много пьют, пьют везде: в барах, не только в барах, кто-то на работе может пить, кто-то на улице, кто-то в метро может бутылочку… Ну, сейчас есть определенные ограничения в этом, по поводу распития в общественных местах. Это опасное явление? Или, ну, пиво – слабоалкогольный напиток, если людям нравится, почему бы и нет?

А. БИЛЬЖО: Мне очень не нравится, когда пьют пиво на улице, просто, ну, с точки зрения эстетической, если хотите, да? Когда идет человек, молодой человек с девушкой, и они пьют пиво из горлышка, мне кажется, это, ну, как-то чудовищно. И потом ставят бутылку на подоконник первого этажа дома, который ближайший, да? И поэтому вся Москва украшена бутылками и банками из-под пива.

А. НАРЫШКИН: Ну, еще вариант, можно в метро или в электричке оставить…

А. БИЛЬЖО: Мне кажется, это чудовищное бескультурье. Мне очень не нравится, когда пьют пиво подростки, потому что с этого…

А. СОЛОМИН: Для них это самый доступный напиток, насколько я понимаю.

А. БИЛЬЖО: Да, но с этого могут начаться всякие проблемы. Ведь дело все в том, что пиво как напиток само по себе не страшно, да? Пиво – это первый напиток, который выбирает из группы его употребляющих тех, кто склонен к алкоголизму. Не каждый склонен, не все становятся алкоголиками. Если взять сто человек, и все они будут одинаково… Ну, такой эксперимент провести. Взять сто человек, да? И каждый день давать им по сто грамм водки, или, там, по четыре бутылки пива…

А. НАРЫШКИН: Не обязательно, что все станут алкоголиками.

А. БИЛЬЖО: Не обязательно. Это зависит от твоей биохимии, от твоей генетики, от многих-многих-многих составляющих. И поэтому вдруг оказывается, что из этой группы семидесяти людям из ста вполне можно выпивать, и ничего с ними не происходит, и никакой деградации личности, и никакого социального падения, и никаких, там, циррозов печени, ничего не происходит. А у другого это возникает моментально.

А. НАРЫШКИН: То есть, в каком-то смысле для категории граждан, у которых есть предрасположенность к алкогольной зависимости, для них пиво – это отличный трамплин, ну, в кавычках отличный…

А. БИЛЬЖО: Это лакмусовая бумажка, которая может выбрать из группы пятнадцатилетних подростков, выбрать как раз тех, кто пойдет дальше совсем по другому пути, понимаете? Вот в этом смысле это опасно, в этом смысле это опасно.

А. СОЛОМИН: А подобная массовость сам напиток обесценивает? Пиво, я имею в виду.

А. БИЛЬЖО: В каком смысле?

А. СОЛОМИН: Ну, когда дают пиво в ресторанах, к нему определенное отношение. Когда вы видите, как пиво пьют на улице подростки, оставляют где угодно…

А. БИЛЬЖО: Пиво – это отдельная пивная культура. Когда я…

А. НАРЫШКИН: У нас в России есть пивная культура?

А. БИЛЬЖО: Нет.

А. СОЛОМИН: Просто, ну, люди же себя, когда люди приходят в хороший бар и заказывают пиво, они себя не сравнивают с теми людьми, которые на улице пьют вот это вот непонятное пойло, не кажется, что, ну, вот это пиво же пьют везде, вот эти пьют пиво, там пьют пиво.

А. БИЛЬЖО: Когда вы приходите в какое-то заведение, вы заказываете пиво с умом, да? Вы заказываете пиво определенного сорта, да? Пиво определенного сорта вам наливают… ну, так должно быть, так, например, в Бельгии, да? Вам никогда не нальют пиво… там пятьсот сортов пива, по-моему, да? И такое же количество вариантов стеклянной посуды, в которую наливается это пиво. Пиво «Крик» никогда не нальют вам в кружку, там, не знаю… я даже сорта не знаю. Вот «Крик» я запомнил, вишневое пиво, да?

А. СОЛОМИН: «London Pride».

А. БИЛЬЖО: Ну да. Для каждого свое. Вот это пивная культура, да? В Бельгии пивная культура на высочайшем уровне, да? И закуски пивные. У немцев пивная культура тоже на высоком уровне, да? Там происходят праздники… Я видел официантку, которая несла, ну, сколько там было кружек, 10 или 12, одновременно, одномоментно. Это потрясающе!

А. НАРЫШКИН: Это всегда такое зрелище…

А. БИЛЬЖО: Это целая какая-то определенная культура, да, и закуска, и свиная рулька… Это какая-то целая история большая.

А. СОЛОМИН: А пиво можно пить много за раз?

А. БИЛЬЖО: Ну, я в свое время в студенческие годы, когда употреблял пиво, выпил 12 кружек. Больше я не выпил.

А. СОЛОМИН: Дошли нормально до дома, не доносили?

А. БИЛЬЖО: Ну, меня увезли, да, куда-то.

А. СОЛОМИН: Увезли куда-то.

А. БИЛЬЖО: Проснулся я не дома.

А. СОЛОМИН: Как правило, да, у нас в специальные заведения увозят…

А. БИЛЬЖО: Нет, друзья меня увезли, друзья, друзья. Это студенческие годы, друзья не бросили в беде.

А. НАРЫШКИН: Напомню, Андрей Бильжо у нас в эфире, слушаете вы программу «Дорожная карта». Вы говорите, что пивной культуры у нас нет, водочной культуры, насколько я понимаю, тоже у нас нет. Вообще, получается, в нашей стране никто ничего не умеет пить…

А. БИЛЬЖО: В каких-то местах есть, в каких-то местах – нет. Ну, смотря как.

А. СОЛОМИН: Вот дома, новогодний вечер, есть у людей, вот в вашем представлении, люди правильно пьют?

А. БИЛЬЖО: Я не знаю, я уже многие годы встречаю Новый год дома, пью шампанское. Только на Новый год, так я его не пью тоже.

А. СОЛОМИН: Давайте… а, есть у меня еще вопрос, подождите, по поводу этого материала, Наталья Жукова нам который подготовила из США. Она говорит, что нельзя размещать на алкогольных напитках национальные символы: флаг нельзя размещать, символы армии США. У нас сама водка – это национальный символ, да?

А. БИЛЬЖО: У нас водка – национальный символ. У нас есть водка с именем президента, где обыграно имя президента. Трудно себе представить водку, там, не знаю, «Обамовка», например.

А. СОЛОМИН: Да-да-да. Это же национальный бренд, действительно. Следует ли им гордиться? Или это, наоборот, повод для того, чтобы стыдиться?

А. БИЛЬЖО: Нет, гордиться стоит этим национальным брендом, так же, как гордятся в Великобритании виски, и есть магазины. На которых написано, там: сто сортов виски. Но это действительно сорта. Или, например, в городке Бассано-дель-Граппа в Италии – это место, где родилась граппа, и где есть музей граппы, и где всевозможные сорта граппы, это действительно разные сорта, и старая граппа, которая из дубовых бочек и так далее. Почему? Существует в Петербурге Музей водки, и это тоже дико интересно. Просто у меня есть большое сомнение, что водка на самом деле разная. Мне кажется, что…

А. НАРЫШКИН: Из одного крана?

А. БИЛЬЖО: Есть чище, есть грязнее, но разница в основном в бутылках и в добавках. Есть мягче, потому что там глицерин. Ну, и так далее. Для меня водочная культура – это умение правильно закусывать тем, чем надо закусывать, потому что это крайне важно, да? И это и селедка, и соленые грузди со сметаной и так далее и так далее, это красивый графин. Для меня важна перелитая в графин водка, а не стоящая на столе бутылка. Вот это вот важно.

А. СОЛОМИН: Еще один материал у нас есть. Тоня Самсонова, наш корреспондент в Великобритании, сейчас послушаем про их опыт британский.

1101816
А. САМСОНОВА: Для британца пойти выпить с друзьями после работы или в выходной день означает встретиться в пять вечера, начать пить в шесть и к девяти уже разойтись по домам. Пьяные, шатающиеся ночью по городу – это редкое явление. Пабы закрываются очень рано, и у большинства лицензия на продажу алкоголя до 11 вечера, а то и до 10. Выпить после 11 в будний день практически негде и невозможно. И только в канун 2014 года в виде большого эксперимента разрешили опробовать формат круглосуточной работы, и даже больше: пабы были открыты с 11 утра 31 декабря до 11 вечера 1 января, 36 часов подряд. Министр культуры Ким Хоуэлл говорит, что этот эксперимент – попытка реформировать архаичную систему лицензирования продажи алкоголя в Великобритании.

Система действительно строгая и старая, и все ограничения по времени на продажу алкоголя вводились во время Первой мировой войны Актом о защите королевства от 1914 года. Введена цензура и ограничение работы пабов и продажи спиртного с полудня до половины третьего дня, и с шести тридцати до девяти тридцати вечера. Такие же правила во время Второй мировой войны, чтобы рабочие, сильно выпивавшие по вечерам, успевали проспаться, вернуться домой и заступить на смену трезвыми.

Спустя много лет после войны пабам разрешили закрываться в 11:30, лицензию на продажу алкоголя продлили, но эти часы стали самыми тяжелыми в работе полиции: следующие полчаса после запрета на продажу алкоголя, то есть, с 11:30 до 12, больше всего драк. Теперь время, когда можно продавать и когда нельзя продавать алкоголь, регулируется не только лицензиями, но и местными районными управами. То есть, в одной и той же сети супермаркетов в некоторых районах можно покупать алкоголь вплоть до закрытия магазина, а где-то – только до 9 вечера.

Исследователи рака запустили сухой январь в Великобритании. Это означает, что тысячи людей в стране станут участниками кампании «Дриатлетов» и пообещают весь январь не употреблять алкоголь. «Дриатлеты» от слова «атлет» и «dry» – сухой, трезвый. Идея кампании выглядит странно, но британцы такое любят. Вы должны пообещать не пить, за это вы получаете ручки, постеры и банданы со словами «Дриатлет». Весь месяц вы собираете деньги, которые сэкономили, не покупая алкоголь, и просите еще ваших родных и знакомых помочь вам и тоже пожертвовать деньги, и в конце месяца передаете эту сумму организации, которая исследует способы лечения рака, и она же запустила этот «дриатлон», вы благодарите организацию за то, что смогли весь месяц продержаться и не пить. И тут, видимо, нужна какая-то высокая цель, для того чтобы не пить весь месяц, чтобы это было осмысленно, ну, как бег на марафонскую дистанцию. И деньги, которые вы приносите для борьбы с раком – это такой смысл отказаться от алкоголя на месяц.



А. СОЛОМИН: Тоня Самсонова, корреспондент радиостанции «Эхо Москвы» в Великобритании.

А. НАРЫШКИН: Ну, а наш гость сегодня, напомню, Андрей Бильжо. Вот вы несколько минут назад критиковали наших всяких законодателей, наши власти, говорили, что, ну, нечего хорошего они принять не могут в плане ограничения алкоголя, заботы о нации, назовем это так. Ну, вот смотрите, послушали мы материалы из США, из Великобритании: ведь у них же тоже ограничивают продажу алкоголя. И у нас в Москве, например, несколько лет назад тоже приняли решение, что, например, в платках…

А. БИЛЬЖО: Это хорошо.

А. НАРЫШКИН: То есть, все-таки что-то хорошее мы можем делать.

А. БИЛЬЖО: Но это маленькие частицы. Я так и сказал. Должно быть какое-то… должна быть четко продуманная стратегия по разным направлениям, понимаете? Я думаю, что у нас социальных проблем и спивающихся деревень и маленьких городов гораздо больше, чем в Англии, я просто в этом убежден. Многие думают, что я езжу только за границу. Я был на Камчатке, я был в Норильске, я объездил практически всю страну, понимаете?

А. НАРЫШКИН: Удручающая картина? Ну, я имею в виду, вот в плане питья.

А. БИЛЬЖО: По-разному, смотря какие города. Вот то, что я видел, не такие уж страшные на самом деле, да? Но глубинка, когда ты смотришь какие-то совсем маленькие города или узнаешь о них, да?.. В крупных городах, там, где есть производство, где есть инфраструктуры, там совсем не плохо, там совсем не плохо с этим обстоит. А вот маленькие города, где закрываются фабрики, закрываются заводы, деревни, где разрушено все сельскохозяйственное производство и прочее, там совсем плохо.

А. НАРЫШКИН: Как вам кажется, у нас будет ли такой, вообще насколько это может быть полезно, опять же, для борьбы с алкоголизмом в нашей стране, полный запрет на спиртное? У нас такое было когда-то в нашей истории, вот запретили…

А. БИЛЬЖО: Такое было не только в нашей истории, запрещали ром, запрещали абсент.

А. НАРЫШКИН: Все-таки если говорить о России, о нашей стране.

А. БИЛЬЖО: Я думаю, что никогда этого не будет, и слава богу, вряд ли запретят. Но какие-то ограничения вместе с решением социальных проблем, конечно, необходимы. Ну, уж точно за рулем выпивать нельзя – это уж… ну. как бы это само собой разумеется.

А. СОЛОМИН: Есть у вас какой-то совет нашим слушателям, как себя вести с пьяным человеком? Вот те, которые начинают себя вести агрессивно, как следует к нему, не знаю, обратиться, может быть, как его успокаивать? Что нужно делать вообще в таких ситуациях? Может быть, вы сами попадали в такие ситуации, я не знаю.

А. БИЛЬЖО: Попадал в такие ситуации в разные. С пьяным человеком, который ведет себя агрессивно, нужно разговаривать, как с маленьким ребенком. Вообще, когда человек агрессивен… у меня был такой случай в моей практике, когда на меня со стулом на ночном дежурстве шел молодой человеком размером раза в четыре больше, чем я.

А. НАРЫШКИН: Шкаф.

А. БИЛЬЖО: Да. Вот. И все санитары попрятались, решение принимать должен был я. И я вот шел к нему, улыбаясь и уговаривая его, как будто я его папа или как будто я его мама, он маленький ребенок.

А. НАРЫШКИН: Это работает? Просто мне кажется, что это немножко противоестественно. Ну, как так? Человек агрессивный, матерится…

А. БИЛЬЖО: Нет, если он уже идет на тебя с ножом и замахивается – другое дело. Но если ты видишь, что человека еще можно как-то уговорить и утихомирить за столом, то…

А. НАРЫШКИН: По крайней мере, попробовать стоит.

А. БИЛЬЖО: Да. Если уже ничего не получается, это может быть как премедикация так называемая, да? Вот так его уговорить. А потом, усыпив его внимание, его можно уже…

А. СОЛОМИН: … нейтрализовать.

А. БИЛЬЖО: … свинтить и нейтрализовать, да.

А. СОЛОМИН: Вот у нас сейчас идут новогодние праздники, новогодние каникулы, много о них тоже говорят. Несколько подряд… там, сколько у нас? 10 дней практически, да, получается, выходных. Это плохая идея? Вообще можно русским давать много отдыхать или нет? Именно праздничные выходные, когда все-таки люди начинают пить.

А. БИЛЬЖО: Я думаю, что это идея не очень хорошая. Об этом говорилось, по-моему, не раз. Ну, просто потому, что сами праздники закончились, а дальше вроде как делать нечего. А заставить себя что-то делать не каждый может, понимаете? Заставить себя, когда все отдыхают и ничего не делают, а ты один работаешь…

А. СОЛОМИН: … тоже сложно.

А. БИЛЬЖО: … довольно сложно. Поэтому, мне кажется, должна быть какая-то… Это удел сильного человека. Понимаете, мы сидим втроем и разговариваем на эту тему, мы работаем. Значит, мы втроем сильные люди.

А. СОЛОМИН: В воскресенье, в выходные.

А. НАРЫШКИН: Спасибо большое, у нас в гостях сегодня был Андрей Бильжо, писатель, художник. Эфир провели Алексей Соломин и Алексей Нарышкин. Всего доброго.

А. СОЛОМИН: И желаем вам выйти благополучно из этого состояния праздничного.

А. БИЛЬЖО: Будьте здоровы.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире