'Вопросы к интервью
А.КНЯЗЕВА — Добрый день, на «Эхе» продолжается цикл программ «Москва. Территория бизнеса». Мы говорим о том, что в Москве можно делать бизнес и можно заниматься предпринимательством. И, сегодня у нас в гостях Александр Бречалов – президент организации «Опора России». Здравствуйте!

А.БРЕЧАЛОВ – Добрый день!

А.КНЯЗЕВА – Будем говорить о социальном предпринимательстве.

ДАВАЙТЕ ЗНАКОМИТЬСЯ!

«Александр Бречалов родился в 1973-м году. Окончил Краснодарское высшее военное училище и Московскую государственную юридическую академию. Свой первый бизнес организовал в 1991 году, основав производственно-торговую компанию. Совмещал предпринимательскую деятельность с работой юристом в крупных российских банках и компаниях. В 2005 году вошел в президиум общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России», которую возглавил в прошлом году. Идеолог конкурса для предпринимателей «Бизнес-успех».

ДЛЯ СПРАВКИ:

«Общероссийская общественная организация малого и среднего предпринимательства «Опора России» создана в 2002 году. Решает задачи развития предпринимательства созданием благоприятного бизнес-климата в российских регионах, способствует формированию имиджа предпринимателя. 115 отраслевых союзов, организаций и гильдий формирует некоммерческое партнерство «Опора». «Опора России» и некоммерческое партнерство «Опора» объединяют более 400 тысяч предпринимателей, которые создают более 5 миллионов рабочих мест. С ноября 2012 года организацию «Опора России» возглавляет Александр Бречалов»

А.КНЯЗЕВА – Социальное предпринимательство, как правило, связано с социальной ответственностью бизнеса. При этом возникают какие-то истории, когда люди с какими-то ограниченными возможностями приходят в предпринимательство. Давайте пояснять терминологию.

А.БРЕЧАЛОВ – Да, спасибо. Наверное, это самый неоднозначный вопрос, потому что на него нет однозначного ответа. Во-первых, по крайней мере, лично для меня социально ответственный бизнес и социальное предпринимательство – это разные понятия. Любой бизнес должен быть социально ответственным. А, это, на мой взгляд, неотъемлемый взгляд, неотъемлемая часть культуры предпринимательства. Что касается, именно, социального бизнеса, если брать масштабы России – не только в Москве – конечно, любой бизнес на малых территориях, депрессивных территориях он уже априори социальный. Это очень важное понятие, потому что главная функция снижения градуса социальной напряженности – это рабочие места, и уже во вторую очередь это фискальная составляющая, это сбор налогов и так далее. К сожалению, у нас не всегда понимает это соцблок в правительстве России. То, о чем вы сказали – участие инвалидов – у нас есть масса примеров успешных предпринимателей с ограниченными возможностями, которые при этом, действительно, успешны. Не занимаются каким-то банальным, традиционным бизнесом, а разрабатывают и производят уникальные торговые предложения, продукты. Это, безусловно, социальные бизнесы. Также социальные бизнес, на мой взгляд, это различные дошкольные образовательные учреждения, частные сады, и масса других есть бизнесов, где напрямую не участвуют люди с ограниченными возможностями, но сам по себе проект, его специфика направлен на решение социальных проблем.

А.КНЯЗЕВА – В таком случае предприятие, которое выпускает, например, детские протезы и, вообще, какую-то продукцию, направленную на улучшение здоровья, это тоже социальный бизнес?

А.БРЕЧАЛОВ – Безусловно. Для меня лично вне всяких сомнений.

А.КНЯЗЕВА – Тогда я попрошу вас назвать некоторые ниши социального предпринимательства, которые могли бы индустрию, промышленность в Москве двигать.

А.БРЕЧАЛОВ – Начиная от производства сопутствующих товаров для людей, к примеру, с ограниченными возможностями, если сравнивать с европейскими развитыми странами, то мы находимся где-то позади в этом вопросе. Оборудование, например, спортивных площадок и площадок для отдыха, даже если брать в той же Москве – большая часть из них не оборудована для людей с ограниченными возможностями. Пожалуйста  — кто этим должен заниматься? На мой взгляд, конечно же, не какие-то бюджетные учреждения. Это огромная ниша, это десятки тысяч проектов, как обустроить жизнь людей с ограниченными возможностями. Если брать опыт такой организации, как «Ашока» – это известная международная организация. Я считаю ее драйвером в части социального бизнеса. У нас есть пример Романа Бобылева из Липецкой области. Он человек с ограниченными возможностями физическими в виде ДЦП, и у него в компании такие же люди работают. При этом они могут плести уникальные красивые изделия из лозы. И, предприятие успешно развивается, как настоящий бизнес.

А.КНЯЗЕВА – Для того, чтобы предприятие заработало, что нужно человеку, который начинает бизнес, кроме желания заниматься бизнесом? Ведь, не секрет, что у нас еще государство достаточно повернулось лицом ктакого рода предпринимателям. Вы сами упомянули ту самую фискальную составляющую. Какие законы работают на социальный бизнес в России в Москве. Какие законы, на ваш взгляд, нужно принять; и, вообще, реально ли сделать таким экономическим двигателем, именно, эту сферу предпринимательства?

А.БРЕЧАЛОВ – Зарегистрировать юридическое лицо или в качестве индивидуального предпринимателя нет никаких проблем. Сейчас, слава богу, процедура регистрации максимально упрощена, начиная от онлайн-услуг, заканчивая физически Федеральной налоговой службой. Здесь проблем нет. Что касается людей с ограниченными возможностями, для них нет никаких исключений – для них все те же самые процедуры, что и для обычных людей. Пока в настоящий момент закона или определения в нормативных актах социального предпринимательства у нас нет.

А.КНЯЗЕВА – Ну, может, какие-нибудь налоговые льготы или готовятся законодательные поправки по этому поводу?

А.БРЕЧАЛОВ – Ведутся очень большие дискуссии и о налоговых льготах. По большому счету их не для предпринимателей. Есть льготы для организаций инвалидов определенные, но, если мы говорим о бизнесе, то, по большому счету, все те же самые возможности и инструменты, которые есть для обычного бизнеса, они распространяются и на социальный бизнес и даже в том случае, если компания состоит из инвалидов.

А.КНЯЗЕВА – В «Опоре России» есть какое-то подразделение, которое занимается, в том числе, жалобами и предложениями предпринимателей по усовершенствованию инфраструктуры, по каким-то налоговым изменениям, законодательным изменениям? Есть ли какая-то обратная связь между предпринимательским сообществом в этом плане и властями, в частности, города Москвы?

А.БРЕЧАЛОВ – Социальное предпринимательство – это для нас одна из приоритетных тем. Занимается ею вице-президент «Опоры России» Николай Николаев. Мы сознательно взяли в штат замечательную девушку Анну Хрястунову, она инвалид-колясочник, но, при этом очень активная. Живет она в Вологде, она является у нас драйвером всего процесса, начиная с того, что мы, действительно, предлагаем новации в законодательство, заканчивая тем, что помогаем конкретным предпринимателям, гражданам, особенно с физическими какими-то ограничениями найти себя в жизни.

А.КНЯЗЕВА – Я знаю, что в Москве работает штаб по защите прав и законных интересов субъектов предпринимательской деятельности. Какие, вообще, формы связи в частности, с московским правительством у вас есть для того, чтобы с мертвой точки сегодня эти проблемы сдвинуть?

А.БРЕЧАЛОВ – Штаб, вообще, о всех проблемах предпринимателей – и «Опора России» там играет ключевую роль — но, если говорить о Москве, совершенно четко есть понимание и у мэра Сергея Семеновича Собянина и у руководителя экономического блока Алексея Комиссарова о том, что социальное предпринимательство надо выделять в отдельную категорию и для этой категории предпринимателей делать отдельные преференции. Сейчас ведется работа по определению, кто это, и, какие преференции, какие льготы им нужны. Я уверен, что, в том числе, будет речь идти и арендных ставках и других преференциях. Есть такое понятие, как предпринимательская инфраструктура –это коворкинг-центры, бизнес-инкубаторы и так далее Я во многих местах в России был, могу сказать, что системный подход в этом вопроса пока только в Татарстане и в Москве. В Москве в том же самом «Технопарке «Строгино»», «Технопарк Слава», инновационный таможенный пост, корпорация развития «Зеленоград», коворкинг-центр в Нагатино уже оборудованы необходимыми элементами для комфортного пребывания там людей с ограниченными возможностями.

А.КНЯЗЕВА – В Москве недавно появился еще и фонд социального предпринимательства. Немножко поподробнее об этом диалоге, несколько он у в вас налажен?

А.БРЕЧАЛОВ – С Москвой, с той командой, которая сейчас работает в правительстве Москвы, партнерские отношения – точно нас слушают и слышат. Что касается фонда, нет сомнения, что мы будем сотрудничать. У «Опоры России», повторяю, есть своя программа, мы сотрудничаем с международными ассоциациями. Безусловно, какие-то программы мы будем разрабатывать с фондом. Я напомню, что в настоящий момент есть, все-таки, значительная проблема юридически. У нас понятия социальное предпринимательство – его еще нет. Портрет социального предпринимательства мы уже представили в правительство. Другой вопрос, что таки портретов там насколько десятков.

А.КНЯЗЕВА – Значит, правительству предстоит выбрать лучшее.

А.БРЕЧАЛОВ – Да, я думаю, что в дискуссиях так и сделаем.

А.КНЯЗЕВА – Если законодательно не определен термин «социальное предпринимательство», то есть ли какая-то статистика по количеству людей, которые хотели бы этим заниматься?

А.БРЕЧАЛОВ – По данным московского городского отделения Всероссийского общества инвалидов 58 инвалидов трудится на предприятиях малого и среднего бизнеса и 36 инвалидов являются предпринимателями. Конечно, это микроскопически цифры. Я уверен, что те инициативы, которые правительство Москвы сейчас предлагает, в том числе, и создание фонда, будут способствовать кратному увеличению. Потому что конкретной статистики, конечно же, нет, это печально. Это показывает, кстати, отношение государства к проблеме, в частности, инвалидов. В 13-м году органы исполнительной власти в 22-х субъектах Российской Федерации провели выборочный опрос незанятых инвалидов трудоспособного возраста. Из принятых в опросе более 15 тысяч человек, чуть менее 5% хотели бы открыть собственное дело. Потребность в трудоустройстве очень высока – это 77%. Мы находимся на какой-то такой, самой низкой ступени в этом вопросе. Задача «Опоры России» наши международные соглашения, в том числе, с «Ашока» направлены на то, что бы дать конкретные кейсы и решения, где можно применять труд людей с ограниченными возможностями, что такое социальный бизнес, и лучшие практики, в том числе, которые есть уже не территории России. Это основная цель «Опоры России», потому что я уверен, что кратно тысячи рабочих мест и социальных предпринимателей, в том числе, из числа людей с ограниченными возможностями.

А.КНЯЗЕВА – Спасибо! Напоминаю, что сегодня в гостях у программы «Москва. Территория бизнеса» был Александр Бречалов – руководитель общественной организации «Опора России», и мы говорили о социальном предпринимательстве.

ДЛЯ СПРАВКИ:

Законодательством Российской Федерации для общественных организаций инвалидов и учреждений, единственными собственниками имущества которых.являются общественные организации инвалидов, предусмотрен при соблюдении определенных условий ряд льгот по уплате налогов на прибыль, на имущество, на добавленную стоимость, земельного и транспортного налогов. Организациями, использующими труд инвалидов, производящими выплаты и иные вознаграждения инвалидам, учреждениями, созданными для создания правовой и иной помощи инвалидам; детям инвалидов и их родителям, единственными учредителями которых являются общественные организации инвалидов за счет пониженных тарифов страховых взносов в государственные внебюджетные фонды в 2011 году, использованы на установленные законодательством цели 7 миллионов 600 тысяч рублей.













Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире