28 марта 2010
Z 4 минуты с театром Все выпуски

Грустный день театра


Время выхода в эфир: 28 марта 2010, 14:05

По результатам опросов, проведенных ВЦИОМ, отвечая на вопрос: «Ходите ли вы в театр и как часто?», 25% респондентов признались, что никогда не были в театре.

49% заявили, что практически не посещают театры. Лишь 1% опрошенных посещают театры несколько раз в месяц, 8% — несколько раз в год, 7% — ходит в театр хотя бы раз в год, еще 8% — один раз в 2-3 года.

Среди лучших постановок последних двух-трех лет россияне называют «Юнону и Авось», «Лебединое озеро», «Щелкунчик».

Лучшим театральным актером называют Сергея Безрукова.

Среди лучших театральных режиссеров называют Никиту Михалкова, Федора Бондарчука и Эльдара Рязанова (первые три места занимают Захаров, Волчек и Любимов).

Любимыми театрами называют Большой, Малый и МХАТ имени Горького. Среди слушателей «Эхо Москвы» голосование и в эфире и в интернете примерно одинаковое: 55% наших слушателей в театр не ходит.

Как говорится, «театр закрывается. Нас всех тошнит» Это удивительно, но Театра как части общественно-культурной «жизни» в сегодняшней «жизни» нет. Есть кино — от народно-массового до арт-хауса. Есть музыка — от рок-н-ролла до всяческого авангарда. Есть даже выставки — модное пространство Винзаводов и прочих Фабрик, фотография цветет особым цветом, вечная зарубежная классика востребована во всех залах — в Третьяковке и в Пушкинском. Но театра — нет. Театральных режиссеров и театральных актеров массовая аудитория не знает. Не знает она и классических текстов — простодушно следит за сюжетом на «Гамлете» и «Горе от ума». Эта уродливая публика — уровня третьего класса средней школы — не может быть интересна ни нормальному режиссеру, ни нормальным артистам. Ориентироваться на нее — все равно что торговать палеными джинсами на оптовке. Но — ориентируются. И торгуют. Театр превратился в дешевку. На афишах антрепризных спетаклей уже не пишут имени режиссера — потому что стыдно.

Столичные репертуарные театры не считают зазорным брать в репертуар пьесы-отбросы, годные для гастрольного чеса. Профессия актерская упростилась до мышей, умение корчить рожи и быстро переодеваться считается высшим актерским пилотажем.

Позор вам, дипломированные специалисты. Позор вам, режиссеры, не умеющие разбирать пьесы, потому что вы ничего не читаете — ни пьес, ни газет, ни живых журналов. Позор вам, молодые дарования, что способны по слогам прочесть несколько реплик из сериальных сценариев, которые вы получаете за три минуты до начала съемок. Позор мастерам, что принимают на свои курсы типажи — а не людей. Позор дутым кумирам — полуграмотным серийным звездунам и звездихам, демонстрирующим в глянцевых журналах свои босые ноги, спотыкающимся на каждом слове, ненавидящим русский язык и коренных москвичей. Позор зрителям, принимающим туфту за откровение, кривляние за искусство, а пиар — за театральную критику.

А ведь театр — одно из самых свободных пространств в современной российской культуре. Там пока еще все можно.

Однако режиссер— исследователь, режиссер— философ, режиссер— бунтарь — все это персонажи либо далекого советского прошлого, когда искусство прорастало сквозь асфальт, либо сегодняшние герои – одиночки, рискующие своим благополучием и не желающие встраиваться в гламурно-державную вертикаль. В Москве их можно пересчитать по пальцам. Берегите их. Дайте им возможность высказаться и быть услышанными, быть востребованными. И тогда о спектакле «час 18» Михаила Угарова, посвященном истории убийства Сергея Магнитского узнают не только читатели «Новой газеты», Иосифа Райхельгауз выпустит спектакль, основанный на переписке Михаила Ходорковского с Людмилой Улицкой и Борисом Стругацким, Марк Захаров поставит, наконец, на сцене Ленкома «День опричника» Владимира Сорокина, а Кирилл Серебрянников никогда не поставит «Около ноля».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире