Время выхода в эфир: 29 февраля 2004, 01:01

Юрий Бутусов во второй раз встречается с шекспировскими персонажами, но впервые ставит Шекспира, поскольку Макбетт, идущий в том же Сатириконе это парафраз Ионеско.
Константин Райкин мечтал о  Ричарде почти с детства как гласит легенда ,еще со времен студенческих . Роль— мечта, как это обычно бывает ,вела его за собой как морковка ослика — и случилась эта встреча именно тогда ,когда и должна была случиться. Верь судьбе после сокрушительных побед над различными героями мировой драматургии, после Сирано и после Гамлета, после Великодушного рогоносца и Превращения, после Контрабаса и Сеньора Тодеро — Ричард третий, обаятельный горбун, исчадье ада, воплощение абсолютного зла, сам бросился в обьятья своего господина.
И все-таки Юрий Бутусов поставил своего Шекспира,как
своего Ионеско потому что степень человеческого распада, человеческого гниения доводится в этом спектакле до полного абсурда, граничащего с сумасшествием. История вхождения на престол с последующим свержением рассказана как больной воспаленный сон главного героя в этом сне мир перевернут и переверстан, здесь коронация зловеща как публичная казнь, здесь жертвы и убийцы купаются в отравленном вине, здесь душат белыми подушками маленьких лысых детей, похожих на  веселых старичков, здесь женщины со страстью отдаются безумному дьяволу, здесь заточенные в Тауэр королевы с остервенением танцуют канн-кан, щедро задирая босые измученные ноги, здесь троном служит перевернутое ведро, а подданными вырезанные из картона птицы и собаки, здесь снег идет как наважденье, здесь все черно— белое, здесь мир из мятой бумаги, мир, существующий только три часа  — ровно столько ,сколько длится сон.
Константин Райкин ,с его любовью к внешним перевоплощениям, не удержался от искушения навесить на себя все уродства мира от кривого, скошенного на один бок горба до вытянутой сухой руки, похожей на дьявольское копыто. Когда он своей шуршащей хромой походкой движется по диагонали в глубину сцены ,похожий то ли на  шершавого паука, то ли на дикого раненого вепря зал замирает в оцепенении зрелище жутковатое. Но сон есть сон и Ричард как настоящий бес чертовски обаятелен и умен. Ум его быстрый и острый как крысиные зубки. Циничный юмор сладостен и  непостижим. Он как заправский маг снимает стоячее напряжение ужаса неожиданной улыбкой Оле Лукойе и грозит нам, как непослушным детям черным зонтом, под которым укрывается этот зловещий порченный мир. Череда кошмаров и реприз пролетает стремительно, как миг. И вот уже он стоит, испуганный, маленький человечек, стоит, подогнув дрожащие ножки ,на огромном не по росту стуле и как ребенок на  домашней елке , пересохшими от страха губами лепечет выученные стишки перед убиенными им родителями и прочими умерщвленными родственниками. И почти писается от страха. Паралич власти в действии.
При абсолютном лидерстве Константина Райкина и под его неусыпным оком в  этом спектакле целый ряд настоящий актерских явлений это Агриппина Стеклова, это Денис Суханов, это Максим Аверин, это совсем юные студенты курса Райкина. Завидный ансамбль. И завидная труппа.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире