'Вопросы к интервью
21 июля 2011
Z 48 минут Все выпуски

Йинглак Чинават, лидер партии «Для Таиланда»


Время выхода в эфир: 21 июля 2011, 21:07

Н. АСАДОВА: 21 час и 3 минуты в Москве. Это передача «48 минут». У микрофона – Наргиз Асадова, вернувшийся к нам Алексей Алексеевич Венедиктов. Здравствуйте.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, наконец-то, мы собрались все вместе. Здрасьте.

М. ГУСМАН: Давно не виделись.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, особенно мы с тобой.

Материалы по теме

Хотели бы Вы, чтобы такой человек, как Йинглак Чинават, лидер партии «Для Таиланда», возглавляла Россию?

нет, не хотел бы
48%
да, хотел бы
38%
затрудняюсь ответить
15%


Н. АСАДОВА: И у нас гость, верный, можно сказать, наш товарищ…

М. ГУСМАН: Верный гость.

Н. АСАДОВА: Да, верный гость Михаил Соломонович Гусман, первый заместитель генерального директора ИТАР-ТАСС.

Н. ГУСМАН: Добрый вечер.

Н. АСАДОВА: Добрый. Говорить мы сегодня будем об очень красивой девушке. Йинглак Чинават, лидер партии «Для Таиланда», которая скорее всего – ну, то есть у нее есть все шансы – будет первой женщиной–премьер-министром Таиланда.

М. ГУСМАН: Ну, может так оно и будет. Но надо иметь в виду, что на данный момент, несмотря на то, что ее партия победила на выборах, где она лидер, она до сих пор не получила депутатский мандат.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Отвечу. Агентство ИТАР-ТАСС, я понимаю, что оно Вам не очень знакомо, Михаил Соломонович, 19-го числа сообщило о том, что центральная избирательная комиссия подтвердила.

М. ГУСМАН: Но мандат она не получила.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, Михаил Соломонович, мы с Вами пили в Ганновере, поэтому пропустили этот трогательный момент.

М. ГУСМАН: Ну…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не, не, все, что касается ее. Потому что в Таиланде центральная избирательная комиссия, она решает этот вопрос. Он как Конституционный суд окончательный.

М. ГУСМАН: Да, да, за ней последнее слово. Но она физически до сих пор…

Н. АСАДОВА: Более того, писали журналисты о том…



А. ВЕНЕДИКТОВ: Надо учить материалы агентства ИТАР-ТАСС наизусть.

Н. АСАДОВА: Давайте я еще просто скажу одну фразу, что..

А. ВЕНЕДИКТОВ: Тем более, что у нас будет корреспондент ИТАР-ТАСС в программе.

М. ГУСМАН: Это, кстати, замечательно.

Н. АСАДОВА: Я все-таки скажу.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да что она тут говорит?..

Н. АСАДОВА: Писали же журналисты о том, что было достигнуто некоторое соглашение между «краснорубашечниками», то есть сторонниками Йинглак Чинават и ее брата Таксина Чинавата.

М. ГУСМАН: Партия их называется «Пхыа Тхай» – «Для тайцев».

Н. АСАДОВА: Да, и «желторубашечниками», то есть это их противниками.

М. ГУСМАН: То есть ныне уходящие в оппозицию.

Н. АСАДОВА: И с королем… А мы с Вами уже говорили, Михаил Соломонович, что это очень важная фигура…

М. ГУСМАН: Священная фигура в Таиланде.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не знаю, где вы об этом говорили, мы сейчас будем говорить об этом в эфире.

М. ГУСМАН: А мы говорили (нрзб.)...

Н. АСАДОВА: Они дадут возможность Йинглат Чинават все-таки создать коалицию…

А. ВЕНЕДИКТОВ: А мы что, делали передачу про Пхумипона Адульядет?

Н. АСАДОВА: Да, мы делали эту передачу, Алексей Алексеевич, без Вас.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Серьезно? Ничего доверить нельзя.

М. ГУСМАН: А это, кстати сказать, совершенно уникальный человек король Таиланда, но о нем сегодня придется нам поговорить.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я просто хочу напомнить, что у нас работает смс +7 985 970 45 45. У нас работает «Сетевизор», где вы можете любоваться Михаилом Соломоновичем Гусманом, одетым по-летнему, очень легко…

М. ГУСМАН: Я сразу пиджак снял.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, ну я про это. Соответственно у нас работает аккаунт vyzvon…

Н. АСАДОВА: Я в парандже, как обычно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, да, ты в парандже.

М. ГУСМАН: И какой-то сегодня мрачный Алексей Алексеевич Венедиктов. Я уж пытаюсь…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Страна, Миш, с 1932 года, Таиланд, пережила восемнадцать переворотов и попыток переворота!

Н. АСАДОВА: И Вы говорите не быть грустным.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И мы сидим и ждем, когда же будет девятнадцатый переворот.

М. ГУСМАН: Кстати сказать, это тоже тема, которая сегодня прозвучит.

Н. АСАДОВА: Поднимем ее обязательно. А сейчас я предлагаю послушать опрос московской улицы, а знают ли прохожие, кто такая Йинглат Чинават. Этот опрос проводил Владимир Роменский.

ОПРОС МОСКОВСКОЙ УЛИЦЫ

В. РОМЕНСКИЙ: Таиланд известен многим как популярное место отдыха. О политической ситуации в этой теплой стране прохожие, с которыми мне удалось пообщаться, практически ничего не могли рассказать. И конечно же, у многих вызывало удивление, что у руля власти там может стать женщина. Однако большинство увидело в этом только плюс. Михаил, который сказал, что занимается бизнесом, выразил надежду, что Йинглак Чинават будет хорошим правителем.

МИХАИЛ: Ну, я думаю, что очень хорошо, если бы она стала главой государства, и что-нибудь изменилось бы к лучшему. Возможно, что она могла бы внести свой вклад в развитие своей страны.

В. РОМЕНСКИЙ: Политических успехов женщине-политику пожелала и Александра. Она уверена, что назначение Йинглак Чинават премьером может стать важным шагом для всего общества Таиланда.

АЛЕКСАНДРА: Ей удачи, конечно. Чтобы она стала премьер-министром. Было бы, я думаю, большое продвижение Таиланда. Все-таки Таиланд такая, я бы не сказала, что одна из самых продвинутых стран в этом плане. Это же не Америка, поэтому, думаю, что это что-то будет значить, что женщины тоже чего-то добиваются сейчас.

В. РОМЕНСКИЙ: С Александрой не согласен будущий юрист Тимур. У него самого восточные корни и он считает, что Таиланду ни к чему эти западные причуды.

ТИМУР: Не знаю, для Таиланда, для азиатской страны это в новинку. Я думаю, все-таки у руля восточной страны должен стоять мужчина. Так издревле, восточная традиция. Но матриархат, мне кажется, в Таиланде не пойдет.

В. РОМЕНСКИЙ: История знает много достойных примеров женщин-руководителей, уверен бухгалтер Егор. Его нисколько не смущает, что Йинглак Чинават может стать премьер-министром.

ЕГОР: Надо сказать, что довольно интересно, что женщина становится у руля власти в азиатской стране, насколько я понимаю, достаточно патриархальной. Я думаю, что на самом деле ничего такого необычного в этом нет. Опять же, даже канцлер Германии – тоже женщина. Даже в Соединенных Штатах Хилари Клинтон соперничала, можно сказать, почти на равных на выборах. Так что я думаю, ничего страшного в этом нет.

В. РОМЕНСКИЙ: Какой бы пост не занимала Йинглак Чинават, особое внимание ей стоит уделить развитию образования и здравоохранения. Тогда у нее всегда будет высокий рейтинг, считает Анжелика.

АНЖЕЛИКА: Образовательные программы нужно развивать однозначно. Потому что дети – это будущее страны. Медицинское обслуживание должно быть на хорошем уровне, потому что это тоже потенциал. Я думаю, что если она будет следовать этому курсу, направленному на благо человека, то обязательно избиратели поддержат и в дальнейшем процветание Таиланда.

В. РОМЕНСКИЙ: А вот по мнению Александра, особый упор ей стоит сделать на продвижении туризма. На нем и следует строить всю экономику страны.

АЛЕКСАНДР: Ну, я думаю, экономические какие-нибудь проблемы у нее. Чтобы больше туристов туда ездило, развивалась страна, например. Чтобы больше людей туда приезжали и, соответственно, вкладывали туда свои деньги. Ну, не знаю, потому что я других ресурсов там не вижу.

В. РОМЕНСКИЙ: Таким образом, большинство прохожих не имеет ничего против того, чтобы Таиландом руководила Йинглак Чинават. Обстановка в этой стране вообще мало кого волнует. Главное, чтобы курорт оставался курортом.

Н. АСАДОВА: Это была московская улица и Владимир Роменский. Алексей Алексеевич?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, я просто хочу сказать, что я очень люблю когда страны, которые я еще не посещал, в которых еще не был…

М. ГУСМАН: Не был в Таиланде?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я не был в Таиланде никогда.

Н. АСАДОВА: И Я не была в Таиланде.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И ты не была в Таиланде? Мы тебя пошлем. К королю.

М. ГУСМАН: А-а-а… То-то вы так переживаете за судьбу…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мне всегда интересна, знаешь, такая культура… исторически-политологическая составляющая.

М. ГУСМАН: Очень любопытно, очень любопытно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот я когда в это влез… Ну, Таиланд и Таиланд, что мы знаем про Таиланд? Бут, туристы, Пхукет, помню, ураган…

Н. АСАДОВА: Мы то с Михаилом Соломоновичем знаем.

М. ГУСМАН: Мы много чего знаем.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не, не, не. Но вот эта политическая жизнь Таиланда оставалась…

М. ГУСМАН: Невероятно самобытная…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Самобытная – это страшное слово.

М. ГУСМАН: С потрясающими людьми, очень доброжелательными. Ты знаешь, вот такой действительно курортный рай. И туристический рай. Несмотря на то, что там вот такие сложные перипетии, были беспорядки. И кстати сказать, обрати внимание, что беспорядки, которые были – а они были за последние несколько лет неоднократно – в общем-то, туристы чувствовали там себя всегда спокойно. Почему?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Потому что беспорядки в Бангкоке.

М. ГУСМАН: И «желторубашники», и «краснорубашники» прекрасно понимали, что для них главное, так сказать, для экономики страны – это туризм. И они могут между собой как угодно бузить, как угодно выяснять отношения, но если с какого-то туриста упадет волос с головы в результате беспорядков, то это, конечно, может обрушить экономику.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Совершенно верно. И все-таки давайте мы про нашу девушку. Да, Наргиз?

Н. АСАДОВА: Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Портрет, наверное, мы послушаем?

Н. АСАДОВА: Да, портрет Николая Троицкого традиционный.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А потом к биографии туда вмонтируем вот этих «красно-желторубашечников», которых мы так упоминаем, но еще не рассказали.

Н. АСАДОВА: Без них не обойдется.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Портрет.

ПОРТРЕТ

Н. ТРОИЦКИЙ: Йинглак Чинават – почти классический политик-женщина азиатского образца. Пойти в горнила предвыборных схваток и в лидеры партии с непроизносимым названием «Пхыа Тхай» ее заставил долг члена семьи. Почти, потому что обычно в политику идут дочери или вдовы – подхватить знамя, выпавшее из рук, и занять место погибшего харизматического лидера. А госпожа Чинават – сестра, и брат ее жив, хотя в изгнании. Да не слишком он харизматический: миллиардер, медиамагнат и весьма сомнительный демократ. Таиланд – очень странная двойственная страна. Ее вроде бы должны знать сотни тысяч отдыхающих россиян и европейцев. Но на самом деле для них она остается непознанной. Истинное королевство контрастов. Рай для туристов и для коррупционеров. Солнце, воздух и вода. И суровая духота цензуры. Блаженство пляжа и ласкового массажа, и военная хунта за хунтой приходит к власти, сметая гражданские временные правительства. А недавно, пугая беспечных туристов, оппозиция вывалилась на улицы: кровь текла рекой, бушевала маленькая городская гражданская война. В ней участвовал и ее проиграл тот самый брат Таксин Чинават. А всего Таиланд испытал восемнадцать военных переворотов за последние восемьдесят лет. Пятнадцать из них – при нынешнем короле. При нем же было шестнадцать конституций и двадцать семь правительств. Двадцать восьмое должна был возглавить как раз Йинглак Чинават. Ее партия с большим преимуществом победила на парламентских выборах, что уже признал 27-й премьер Ветчачива. Так появится ли в этом непредсказуемом государстве первая женщина–премьер-министр? Блеснет ли луч демократии сквозь тучи авторитаризма и засилия таиландской военщины? И будет ли этот луч иметь хоть какое-то отношение не к формальной, а к истинной демократии? Не дает ответа загадочный Сиам, восточный наш побратим, который тоже умом не понять, аршином общим не измерить. Только и остается по-прежнему верить, что все эти потрясения не бросят тень на туристический рай.

Н. АСАДОВА: Это был Николай Троицкий и портрет Йинглак Чинават. Ну что, теперь перейдем к вехам биографии нашей девушки?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да.

М. ГУСМАН: Кстати, ровно месяц назад, 21 июня ей исполнилось как раз 44 года. Она 21 июня родилась.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Как раз. Мне нравится слово «как раз».

КОРРЕСПОНДЕНТ: Ну у нас сегодня 21-е?

А. ВЕНЕДИКТОВ: А, вот так. А я думал, почему мы ее выбрали…

Н. АСАДОВА: Да, 21 июня 1967 года.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Значит, она девятый младший ребенок в семье. Вообще, совсем младшенькая.

М. ГУСМАН: Вообще-то говоря…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Знаешь, извини, в своем выступлении, на предвыборных митингах она говорила так – это совершенно мне напомнило «Здравствуйте, я ваша тетя» по риторике – она говорила: «Вы так любите моего брата Таксина, так любите. Может быть, вы немножко уделите и его маленькой сестричке?». Один в один.

М. ГУСМАН: Да, но надо учесть, что она младшая, а брат старший и там семнадцать лет разницы. Он 1949 года и тоже июльский – 26 июля.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Что ж ты так это какой-то астролог?

М. ГУСМАН: А, кстати сказать, выясняется, это не самая последняя наука при жизни политиков.

Н. АСАДОВА: Кстати говоря, в Таиланде к астрологам очень прислушиваются. Вот, например, когда король заболел, то астрологи сказали, что его цвет – розовый, и помогает ему розовый. Вся страна оделась в розовый цвет, чтобы помочь королю.

М. ГУСМАН: Да, да. Но мы в той передаче достаточно много о нем говорили.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я не слышал, мне интересно.

М. ГУСМАН: Он совершенно уникальный человек и его действительно боготворят. Боготворят тайцы. Причем это не напускное боготворение, а вот такая истинная вера, что это действительно священный человек.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы вернемся к этому. Про короля.

М. ГУСМАН: Так вот, кстати, про брата и сестру Чинават.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Итак, она младшая?

М. ГУСМАН: Да. Тут надо иметь в виду, что они родились в семье, оба, естественно, выходцев из такого аристократического тайского рода. Они из известной тайской семьи. Хотя они выходцы из Китая, и много писали о том в свое время при Таксине, при старшем брате, что в их жилах, конечно, течет китайская кровь.

Н. АСАДОВА: Да, безусловно. Его прапрадедушка – китаец из Гуанчжоу.

М. ГУСМАН: То есть это такие тайско-китайские.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Немножко не той крови намешали.

М. ГУСМАН: Ну, это немало…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Для тайской аристократии это мезальянс.

М. ГУСМАН: А с другой стороны, его китайская кровь, многие подмечают, поскольку китайцы достаточно хорошими бизнесменами считаются, а тайцы вроде бы не очень хорошими, — так вот считается, что именно китайская кровь помогла Таксину Чинавату, старшему брату и бывшему премьер-министру нашей героини достичь очень больших высот в бизнесе и стать одним из самых богатых людей в Таиланде, а может самым богатым человеком в Таиланде, и одним из самых богатых людей вообще в Юго-Восточной Азии.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Угу. Ну, хорошо. Итак, наша девушка родилась. Еще раз напомню: это самый младший ребенок в этой достаточно зажиточной, очень влиятельной, аристократической – в смысле считающейся благородной – и прокоролевской, надо сразу сказать, промонархической семье. И если говорить о Таиланде, то меня, знаешь, что удивило?

М. ГУСМАН: Угу.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не то, что удивило, я как-то на этом не акцентировал внимание, что все-таки там сохраняются значительные – наверное, сейчас неверно скажу – родоплеменные расхождения, но вот клановые расхождения очень сильны. Очень сильны эти латифундисты, которые владеют огромными плантациями, в том числе эта семья. Они с севера, они северяне. И на юге они ничего не собирают. Никаких… ну, голосов не собирают.

М. ГУСМАН: Ну, точнее северо-запад, если говорить о его провинции.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Они делят «север-юг».

Н. АСАДОВА: Да, «север-юг» и это важно. Потому что элита традиционно в стране, она с юга. Потому что на юге весь туризм, все деньги, все инвестиции туда традиционно шли. Они довольно долго…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да и вообще Таиланд как королевство оттуда шел.

Н. АСАДОВА: Да, и довольно долго, да и до сих пор, в общем, главная элита страны – с юга. Так Таксин Чинават, чем он прекрасен…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Семья Чинаватов.

Н. АСАДОВА: Семья вообще Чинаватов. Тем, что они на севере.

М. ГУСМАН: Вопрос, прекрасен ли.

Н. АСАДОВА: Я просто объясню, почему тайцы, особенно северяне, считают его просто иконой. Потому что нищий север традиционно…

М. ГУСМАН: Выбился в такого большого человека.

Н. АСАДОВА: Выбился в такого большого человека. И что семья Чинаватов… А я просто скажу, что его отец, в общем-то, бизнес-империю начал…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Их отец. Ее отец. Мы про нее делаем.

Н. АСАДОВА: Ее отец. Их отец начал эту бизнес-империю. В свое время был членом парламента. И для северянина это очень большое достижение.

М. ГУСМАН: Но мы, кстати говоря, про ее старшего брата, бывшего премьер-министра, потом осужденного и свергнутого делали передачу. Но мы почему-то…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы и про него делали передачу? Что-то, ребята, вы…

Н. АСАДОВА: Нет, мы про него не делали передачу.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не успели.

М. ГУСМАН: Тогда почему-то у меня осталось… А! Будете смеяться, друзья мои… Это я с ним делал интервью. Причем для телевидения. (Смеется)

А. ВЕНЕДИКТОВ: Неблагородно.

М. ГУСМАН: Да-да-да. (Смеется).

А. ВЕНЕДИКТОВ: На каком-то неблагородном (неразборчиво).

М. ГУСМАН: Я тоже с ним общался.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вопрос заключается в том, что вот эти северяне… Хотя они из благородного рода, отец пошел в бизнес, в современный бизнес. Отец, а затем сын пошли в бизнес телекоммуникационный.

Н. АСАДОВА: Не сразу, не сразу.

М. ГУСМАН: Но тут надо…

Н. АСАДОВА: Можно я перечислю? В прошлом году он открыл…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Он – кто?

Н. АСАДОВА: Отец. Их отец открыл кофейный магазин. Потом торговал фруктами и цветами. Потом открыл два кинотеатра, бензиновую станцию и только после этого он уже ушел в телекоммуникации.

М. ГУСМАН: Нам волей-неволей сегодня говорить о двух детях этого…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Все-таки девочку не забывай.

М. ГУСМАН: Ну, поскольку она главная героиня программы, но, тем не менее, надо иметь в виду, что Таксин Чинават… Надо понимать, что партия и она сама на выборах победили только благодаря огромной популярности, прежде всего, ее старшего брата, бывшего премьер-министра. И само понятие «краснорубашечники» было создано им.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Давайте все-таки про семью и про то, что…

Н. АСАДОВА: Давайте еще про ее образование.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, то, что очень важно, что вот образование… Отец, семья вкладывались в образование. Наргиз?

М. ГУСМАН: Кстати говоря, Таксина они сначала послали в Королевскую полицейскую академию. Он из полицейских. А потом уже он увлекся компьютерными технологиями и основал компанию вместе с отцом.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Наргиз.

Н. АСАДОВА: Да. Она получила бакалавра в Таиланде, степень бакалавра. Она занималась политологией и государственным управлением, то что у нас называется. А после этого ее отправили в Америку получать уже степень в магистратуру.

М. ГУСМАН: Она получила master degree по информационным системам в Кентуки.

Н. АСАДОВА: Да. И тоже государственное управление, public administration.

М. ГУСМАН: Да, да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В Кентуки. Я посмотрел сайт университета – ну он не входит в двадцатку.

М. ГУСМАН: Очень средненький. Кентуки сам по себе немного такой захудаленький штат.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, это – экономия денег.

М. ГУСМАН: Это просто возможность реального познания.

А. ВЕНЕДИКТОВ: У этой девушки мы увидим скоро.

Н. АСАДОВА: Вы знаете, как обычно, сдают общие экзамены и сколько ты набираешь баллов, отсылаешь в разные университеты, куда возьмут – туда едешь.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не надо. Если он сидел на кофейном бизнесе в то время или каким там у тебя – бензоколонке?

М. ГУСМАН: Не, ну Алексей прав. Это не очень большие деньги.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не самые большие деньги. Тем более, что, повторяю, напомню нашим слушателям, что она – девятый ребенок.

Н. АСАДОВА: Вот я и хотела сказать, что если они девятому ребенку такое образование дали, то…

М. ГУСМАН: Выясняется, что бензоколонка и для восьми предыдущих заработала.

Н. АСАДОВА: Королева бензоколонки.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Королева бензоколонки, да. И она, также как младший ребенок в семье, девочка, она должна была уйти в семейный бизнес. Собственно говоря, никакой карьеры там особой…

М. ГУСМАН: Но она пошла сразу к брату.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А это семейный бизнес.

М. ГУСМАН: Но отец этим толком не занимался. Конечно, Таксин Чинават в каком-то смысле компьютерный гений. Потому что, вот здесь посмотрите биографию ее старшего брата, он создавал, конечно, одну за другой все более мощные компании.

Н. АСАДОВА: Телекоммуникационные.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Телекоммуникации.

М. ГУСМАН: Это Азия, это семидесятые годы, это восьмидесятые годы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это нет никакого Сингапура, это еще только начинается Сингапур.

М. ГУСМАН: Да, да. Это восьмидесятые годы и все это шло… И надо сказать, кстати, мы о них будем говорить подробно, она, конечно, прошла блестящий путь. Брат братом, но вряд ли он только ради…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Она начала с мелких менеджерских должностей.

М. ГУСМАН: И росла, росла, росла.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Во-первых, она начала с мелких менеджерских должностей. Он не взял ее сразу там первым вице-президентом.

М. ГУСМАН: Не-не-не-не. Она по достоинству росла.

Н. АСАДОВА: Таксин взял ее продажником и в отдел маркетинга.

М. ГУСМАН: Чем?

Н. АСАДОВА: Продажником. Ну, тем, что sales называется. И в отдел маркетинга.

М. ГУСМАН: Продавцом, может быть?

Н. АСАДОВА: Ну, продавцом – это слишком мелко.

М. ГУСМАН: А продажником – нет такого слова по-русски.

Н. АСАДОВА: Хорошо, продавцом.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, не продавцом все-таки.

Н. АСАДОВА: Это не продавец все-таки, это немножко другое.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Дилер, дилером. Он взял ее дилером.

М. ГУСМАН: Что вы все хотите иностранные слова…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, ну просто надо объяснять. Потому что продавец – это тетя Маня. Она не стояла как тетя Маня в белой шапке и не говорила: «Вас много, а я одна». Не торговала компьютерами даже в лавке туристам. Понимаешь?

М. ГУСМАН: Что же вы в лавке капустной… Менеджер по продажам. Менеджер по капусте, да?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, она, конечно, начинала с менеджерских ролей. Это правда. Но с самых мелких, самых нижних менеджерских ролей. И она действительно сделала карьеру достаточно блестящую внутри бизнеса.

М. ГУСМАН: Которая, кстати говоря, называлась по имени их фамилии — «Чинават директорис кампани».

А. ВЕНЕДИКТОВ: И когда Таксин все больше и больше уходил в политику, он все больше и больше внутри компании…

М. ГУСМАН: Продвигал ее.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И формально, и неформально продвигал ее. Повторяю: младшую сестру, самую младшую, девятую. Это важная история. То есть у нее есть менеджерские способности.

Н. АСАДОВА: Об этом говорят все, кто с ней общался.

М. ГУСМАН: Но мало этого. Если мы говорим про ее рост карьерный, то в итоге она выросла до президента государственной компании беспроводной связи и передового информационного (неразборчиво). То есть она была первым лицом в государственной компании по обеспечению страны современными технологиями.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это когда ее брат стал премьером. Поэтому тут я бы…

Н. АСАДОВА: Тем не менее, ей приходилось выполнять роль менеджера самого высокого класса.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, это правда. И никогда она не хотела в политику.

Н. АСАДОВА: Об этом она заверяла практически до конца. Даже когда она уже возглавила партию, «Для Таиланда» которая переводится, тем не менее, она до последнего говорила, что «не хочу быть премьер-министром».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Маленькая любимая сестренка.

М. ГУСМАН: Никогда не думала о политической карьере. Это судьба так ее вынесла.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Про судьбу мы сейчас поговорим. Не, не, мы сейчас поговорим про судьбу.

Н. АСАДОВА: Давайте… у нас есть не так много времени до новостей. Михаил Соломонович, о ее личной жизни пару слов надо сказать, мне кажется.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, скажи.

Н. АСАДОВА: Вы не знаете? Хорошо, я расскажу.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Кое-чего я знаю.

Н. АСАДОВА: Она в гражданском браке живет тоже с топ-менеджером одной из больших компаний, корпораций в Таиланде. Я не знаю, правильно ли я произношу его имя – Анусорн Аморнчат.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Если Амор, то точно.

М. ГУСМАН: Вот давайте так…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Неужели сам Амор?!

М. ГУСМАН: Значит я скажу честно. Давайте договоримся сейчас в этой студии вместе с Алексеем Алексеевичем, что мы берем сразу, по просьбе наших слушателей, что стопроцентно точно имена наших тайских героев, нынешних, а также будущих…

Н. АСАДОВА: Знают только они.

М. ГУСМАН: Потому что даже нашу героиню одни называют Йинглак, другие называют Йинглюк, третьи называют Йинглек. Поэтому там сложности с произнесением имен. Заранее просим извинить наших слушателей.

Н. АСАДОВА: У них есть сын.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, маленький мальчик.

Н. АСАДОВА: Его зовут Супасек. Его так вот зовут.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Он маленький мальчик. У нее маленький мальчик.

Н. АСАДОВА: И вот я обратила внимание: странно, что она почему-то не расписалась со своим мужем, что называется. То есть у них гражданский брак не зарегистрированный. И довольно долго, как я понимаю, что они живут в таком браке.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, они давно так живут. Но вот там, если я правильно понимаю, буддистская религия, она вполне терпимо к этому относится.

Н. АСАДОВА: Да, и кстати говоря, к этому терпимо относятся и все тайцы, потому что это совершенно не стало причиной для критики во время предвыборной кампании.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Даже для начальника генштаба.

М. ГУСМАН: (Смеется).

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, а он там выступал, и я об этом буду говорить. Давайте вернемся, сделаем шаг назад. В какой политической обстановке она, вот эта женщина – вот мы обрисовали: человек делал блестящую бизнес-карьеру, в хорошей семье…

Н. АСАДОВА: Хорошее образование. Благополучная очень. Красавица, кстати сказать.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Чего произошло дальше…

М. ГУСМАН: Дальше произошло то, что ее старший брат, тоже блестяще сделавший карьеру в бизнесе, построивший бизнес-империю, ставший богатейшим человеком Таиланда…

Н. АСАДОВА: С севера.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не самый богатейший. Самый богатейший король, извините.

М. ГУСМАН: Ну, сейчас мы не берем святого человека.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, богатых, да…

Н. АСАДОВА: Самый богатый бизнесмен севера.

М. ГУСМАН: Из обычных граждан, скажем так. Нет, нет, вообще считалось, что он, так сказать…

А. ВЕНЕДИКТОВ: По оценке, его состояние сейчас 35 миллиардов долларов.

М. ГУСМАН: Да, так вот он решил быть не только первым лицом в бизнесе, но и первым человеком в тайской политике. Он основал партию, он, так сказать…

Н. АСАДОВА: «Тайцы любят тайцев». Так партия называлась. 2001 год.

М. ГУСМАН: Да, «тайцы» сначала, потом была «Партия моральной силы». Кстати, еще в 1988 году она была создана.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это уже третья партия, но не важно. Он основал партию и выиграл выборы.

М. ГУСМАН: И выиграл выборы.

Н. АСАДОВА: Это был 2001 год, еще раз напомню.

М. ГУСМАН: Надо сказать, что он сулил массу всяких обещаний тайцам. Кое-что, так сказать, исполнил.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Исполнил.

М. ГУСМАН: Более того, тайцам нравилась эта успешность. Тайцам нравилось, что действительно с севера вырос такой супер-бизнесмен, и им казалось, что его личная харизма… Кстати, он очень харизматичный человек. Я это просто говорю в результате собственного общения с ним. Он прекрасно разговаривает, он улыбчивый, он обходительный, как все тайцы. Но при этом с чувством собственного достоинства, очень мягкий. Это очень личность незаурядная. И вот именно в тени своего старшего брата – я напоминаю, между ними 17 лет разница…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но она этим не занималась. Она даже кампанию его не обеспечивала.

М. ГУСМАН: Но в тени брата… Ты сам говоришь, государственная кампания премьера… Политика ей была далека и не очень интересна. Потому что этим занимался брат и все у них шло своим чередом.

Н. АСАДОВА: Что он еще сделал важное, когда пришел к власти, он начал поддерживать северян – крестьян в основном. Он делал послабление налоговое…

М. ГУСМАН: Правильно, правильно. Естественно, потому что это запущенная часть Таиланда. Заброшенная. Далекая от туристических троп.

Н. АСАДОВА: Да, он их защищал от кредиторов, которые требовали с них огромные проценты. И он… В этот момент, естественно, все северные бизнесмены перебросились на его сторону.

М. ГУСМАН: Грубо говоря, он поднимал север. Он поднимал северную целину.

Н. АСАДОВА: Да, он поднимал север. Что в какой-то момент очень раздражило юг.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, но дело не только в юге. Значит, он раздражил своей политикой –сначала своими декларациями, потом своей политикой — он вызвал неудовольствие двух могущественных сил. Во-первых, армии. Или, точнее, офицерства.

М. ГУСМАН: Большая часть руководства которого с юга.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Совершенно верно. Во-вторых, королевскую семью.

М. ГУСМАН: Это отдельная тема.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это очень важная тема, потому что король, будучи моральным авторитетом – королевская власть… Я буду сейчас говорить о законе об оскорблении Его Величества, против которого выступил он. И это очень важная история, которая и сдетонировала. Там две вещи сдетонировали переворот. Мы будем об этом говорить после новостей. Но вот эти две силы – одна реальная: армия, офицерство, другая моральная: королевская власть, — я не буду говорить про короля, — королевская семья в широком смысле слова, королевское окружение… Это мы поговорим.

М. ГУСМАН: Хотя король в итоге сыграл решающую роль в том, что Таксин Чинават был отстранен от власти.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, конечно, конечно.

М. ГУСМАН: Решающую роль.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот и его политика, вызвав такое недовольство у этих двух сил, привела к перевороту 2006 года, о котором мы расскажем. И расскажем про «красных» и «желтых», почему и как.

Н. АСАДОВА: Да, сейчас новости, а затем мы продолжим наш рассказ.

НОВОСТИ

Н. АСАДОВА: 21 час и 35 минут в Москве. Мы продолжаем рассказывать про Йинглак Чинават, лидера партии «Для Таиланда», которая, скорее всего, станет следующим премьер-министром этой страны. В студии по-прежнему Наргиз Асадова, Алексей Венедиктов и Михаил Гусман. Алексей Алексеевич…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, я просто хотел бы… Вот мы начали уже говорить с вами, коллеги, о премьер-министре, который вызвал неудовольствие. Это брат нашей девушки старший.

М. ГУСМАН: Я вообще хочу обратить на него внимание в целом в данном случае, потому что, я еще раз говорю, на его политическом багаже, его политической популярности, она и привела сегодня партию к власти.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но и в 2006 году было совершенно отстранение – можно сказать, даже переворот – отстранение, хотя и переворот, от власти. Он в это время был в Нью-Йорке. И военные поставили под контроль столицу, в первую очередь, с согласия королевской власти.

М. ГУСМАН: Тут, понимаешь, надо два слова немножко сказать.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, скажи два.

М. ГУСМАН: Середина девяностых годов.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, Миш, 2005-й, ну ты что..

М. ГУСМАН: Подожди, дослушайте.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы далеко уйдем.

М. ГУСМАН: Нет, нет, ты меня дослушай.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет на это времени.

М. ГУСМАН: Значит, у нас на Азию обрушился кризис. Тайское чудо лопнуло. И с 1997 года Таксин Чинават действительно достиг выдающегося успеха, – на чем была основана, собственно, его популярность – по выводу Таиланда из кризиса. И он единственный – вот мы  говорили о переворотах – единственный за 50 лет гражданский премьер-министр, который смог не только один срок отсидеть 4 года в качестве премьер-министра, но и переизбрался на второй срок. Ни один до него гражданский премьер не мог этого достичь. Вот это очень важно сказать, что он был не просто популярный, харизматичный или популистски настроенный, но он был блестящий экономист, который действительно…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Он был и популярный, и популистский.

М. ГУСМАН: Но! Он был северянин…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Был – есть.

М. ГУСМАН: Его противопоставила армия, которые в основном южане…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Офицеры.

М. ГУСМАН: Его стали обвинять, естественно, в сокрытии истинного своего состояния, подлежащему налогообложению.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, там было две вещи. Ну если очистить от внутренних тайских. Первое: он и его сестра, кстати, их семья, продали акции принадлежащей им компании за 1,9 миллиардов долларов и не заплатили с них налоги. Он ушел, будучи премьер-министром, он воспользовался возможностью не заплатить налоги.

М. ГУСМАН: Не доказали.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет…

М. ГУСМАН: Обвиняли – да. Но суда по этому поводу не было.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, он был обвинен в терроризме, я знаю. Но мы говорим о том, что это публичная история. Вторая публичная история…

М. ГУСМАН: Нет, ты совершенно прав. Он замахнулся…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не по зубам.

М. ГУСМАН: Он замахнулся на… Хотя бы не на власть, не на имя… Он как бы позволил себе сказать, что, в общем, король – это святое, но типа не это сейчас главное. И это, конечно…

А. ВЕНЕДИКТОВ: И король у них тоже святое, потому что центром дискуссии тогда стал даже не средневековый, Миш, а закон Римской империи, который называется «закон об оскорблении Величества». Словесном, например, если вы оскорбили в газете или на улице – 15 лет тюрьмы.

Н. АСАДОВА: Это касается не только граждан Таиланда, но и иностранцев.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, да. Это закон об оскорблении Его Величества. Мы помним, кто его ввел в Древнем Риме – император Август это ввел, затем Тиберий… Такая история очень важная.

Н. АСАДОВА: Была такая история – мы рассказывали с Михаилом Соломоновичем в прошлой передаче, когда делали про Таиланд, — что житель, по-моему, Швейцарии что-то надругался над портретом…

М. ГУСМАН: Да не надругался, там не было какого-то осознанного надругательства. Он что-то там то ли порвал нечаянно, то ли как-то сел на него…

Н. АСАДОВА: Да, и его на 10 лет посадили.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И он в своих выступлениях непубличных, но в дискуссиях начал говорить о том, что этот закон, его не надо, в общем, применять. Пусть он будет, но не надо, уж больно он суров. И это, конечно, добавило военным права и возможности обратиться, замахнуться…

Н. АСАДОВА: Морального права.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Морального права, молодец. Но надо сказать, что интересно, что семья не пострадала. Он был объявлен там в розыск, террористом… Он, когда переехал в Камбоджу, то бишь в Кампучию, она же опять Камбоджа, по-моему… Когда он переехал в Камбоджу, а те потребовали выдать, его не выдали. Страны поссорились. То есть его начали гонять.

Н. АСАДОВА: У Михаила Соломоновича есть прекрасная история – он его встретил в Москве даже.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Михаил Соломонович… Как говорит Кобаладзе… Как говорит полковник.. генерал Кобаладзе: «Время еще не пришло!».

М. ГУСМАН: Нет-нет. На самом-то деле его разыскивали, что называется, по всему миру.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Его гоняли.

Н. АСАДОВА: Заочно к двум годам приговорили.

М. ГУСМАН: Правительство тайское, которое сменило его на посту… Военные, прежде всего, обращались и в Великобританию, и в Эмираты, где у него, кстати, говоря недвижимость, и в Черногорию, в Камбоджу. Я не знаю, обращались ли к России по поводу экстрадиции, сейчас просто не знаю. Вот про эти страны знаю точно. И какое же было мое удивление, когда тут…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Иду по улице.

М. ГУСМАН: Нет, не иду по улице. В замечательном ресторане, на веранде одного из замечательных ресторанов… Лето. Я смотрю: идет до боли знакомый человек. Я, еще раз говорю, я бы, может, не говорил об этом публично, но поскольку он сам пришел в публичное место…

А. ВЕНЕДИКТОВ: А ты их отличаешь?

М. ГУСМАН: Ну, а что, у него очень характерная внешность.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я видел сотни его фотографий – китайская внешность.

Н. АСАДОВА: Вы не делали с ним интервью.

М. ГУСМАН: Вот, совершенно верно, молодец. Я настолько своим глазам… Только что на ленте родного агентства читал, что в разных странах его ищут, что я решил, значит, проверить собственно… Подошел, выяснил, что он меня помнит, и я его, естественно, так сказать…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ты ему налил…

М. ГУСМАН: Мы поговорили. Нет, он сидел с группой бизнесменов, кстати, нероссийских бизнесменов, хочу сразу оговориться. Бизнесменов с арабского Востока, насколько я могу судить. Но у него был такой очень живой разговор. Да, он сидел в открытом ресторане, на веранде одного из очень популярных московских ресторанов.

Н. АСАДОВА: Давайте я все-таки к хронологии быстренько перейду.

М. ГУСМАН: Это, кстати, был позапрошлый год, между прочим, когда та встреча была.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Еще у меня было объяснение про «желтое» и «красное».

Н. АСАДОВА: Да, я как раз про это хотела рассказать. Просто как это все выглядело. Люди в желтых рубашках. Почему желтые рубашки? Потому что желтый цвет – это цвет монархии.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Королевской семьи.

Н. АСАДОВА: Соответственно, все, кто поддерживает монархию, армию, южан или элиту ля-ля-ля, те носят желтый цвет. А сторонники Чинавата, северяне носят красный цвет. То есть это оппозиция.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Называют их «желторубашечники» и «краснорубашечники». Ну, уже не оппозиция, уже у власти.

Н. АСАДОВА: Свыше ста тысяч человек вышли на улицы тогда.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Когда?

Н. АСАДОВА: В 2006 году, чтобы потребовать отставки Таксина Чинавата. На улицы вышли танки.

М. ГУСМАН: Кстати, ты взяла цифру ста тысяч. На самом деле это для много-много-многомиллионного Бангкока не такие страшные цифры. Много миллионов в Бангкоке.

Н. АСАДОВА: Я, наверное, сужу, с точки зрения Москвы, где там триста человек – это уже считается событие.

М. ГУСМАН: Нет, почему. Больше полумиллиона выходило в свое время.

Н. АСАДОВА: Это было так давно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, хорошо, давайте не будем сейчас это обсуждать.

М. ГУСМАН: Нет, я хочу сказать, что дело было, конечно, не в этих массовых демонстрациях. А в том, что до этого было сказано. В том, что военные по благословению короля приняли решение. Король не признал выборы! И это была главная и ключевая история.

Н. АСАДОВА: Да.

М. ГУСМАН: Он сказал, что эти выборы не демократичные, небезальтернативные, как должны были быть. Все это – выражение короля, мнения своего…

Н. АСАДОВА: Год с небольшим правила военная хунта.

М. ГУСМАН: Судьба Таксина Чинавата в качестве лидера в данный момент была решена.

Н. АСАДОВА: Да. 25 декабря 2007 года военные провели выборы очередные. Таксин Чинават, естественно, в них участвовать не мог, потому что он вообще в бегах был. Соответственно, к власти пришли сторонники «желторубашечников», но пришли к власти ненадолго, потому что через какое-то время на улицы уже вышли «краснорубашечники».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, естественно.

Н. АСАДОВА: И потребовали очередного свержения правительства.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, в общем, его свергли, Наргиз. Ну, все. Его свергли.

М. ГУСМАН: И вот очень важная деталь. Он, в общем-то, когда этот путч произошел, ну, бескровный военный переворот, он находился в Нью-Йорке. И на сессии Генеральной Ассамблеи ООН, где он понимал, что… Он был в качестве главы правительства, как он считал. Вот, оттуда он перебрался в Лондон, у него там был дом, еще один дом. У него там масса недвижимости. Ну, в общем, есть недвижимость. Но тут, опять-таки, его стали, что называется, гонять. Аннулировали его дипломатический паспорт. Это 2007 год.

Н. АСАДОВА: Арестовали его счета.

М. ГУСМАН: Арестовали счета на полтора миллиарда, между прочим. Ни много ни мало. В итоге, 2007 год – назначили уже судебный процесс.

Н. АСАДОВА: Давайте все-таки перейдем к нашей девушке, потому что у нас не очень много времени. Значит, «краснорубашечники» сменяли «желторубашечников», и наоборот. И в какой-то момент в 2008 году Таксин Чинават из-за границы создает новую партию и просит возглавить ее свою младшую сестру.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот это удивительная история, почему ее – до сих пор загадка.

М. ГУСМАН: Две вещи, две вещи. Он действительно создал новую партию. И параллельно он развелся со своей женой, которая, кстати говоря…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Что ты такое себе позволяешь?..

М. ГУСМАН: Нет, нет, это интересно. Почему я говорю – потому что она реализовала…

Н. АСАДОВА: Она как Батурина, например. Понимаете, в таиландском народе… (Смеется).

М. ГУСМАН: Судебные повестки были выписаны на них обоих. И на Таксина Чинавата, и на его жену. И считается, что она тоже очень состоятельная дама. Так вот я вижу, что неслучайно он сделал ставку лидера не на жену, поскольку они разошлись и прочее, а вот на сестру, именно видя в ней, в младшей сестре возможности менеджера не только по бизнесу, но, видимо, он увидел в ней…

Н. АСАДОВА: Политического лидера.

М. ГУСМАН: Политического лидера.

Н. АСАДОВА: Да, давайте дадим слово Александре Урусовой, корреспонденту ИТАР-ТАСС в Таиланде, которая нам расскажет о том, как тайцы, собственно, относятся к Йинглак Чинават.

М. ГУСМАН: Я просто хочу добавить, что во время всех этих беспорядков Саша Урусова, девочка, — она там находится одна, наш корреспондент от ИТАР-ТАСС…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Что же вы так ее бросили?

М. ГУСМАН: Ты знаешь, мы предлагали, кстати, вернуться. Надо сказать, что она блестяще работала и была, может, даже единственным таким источником информации для России из Таиланда во время тех беспорядков, что там были.

Н. АСАДОВА: Дадим же ей слово. Александра Урусова.

А. УРУСОВА: Два месяца назад у многих таиландцев округлялись глаза: «Женщина – премьер?». И тут же мои собеседники, вздернув подбородок, добавляли: «А почему нет?». Во-первых, это ново. Жители королевства любят намекать, что в некоторых сферах страна не просто здорово преуспела, но и обогнала на порядок многие государства. Однако все же подданные предпочитают сверкать бриллиантами не напоказ, а носить их со вкусом. Во-вторых, «мы – прогрессивное государство, наше общество давно готово к такому повороту, и женщина-премьер отнюдь не пугает. И потом взгляните на вертикаль власти или же на бизнес-структуры – среди капитанов бизнеса немало прекрасных дам. Да и потом женщина-премьер в таиландском традиционном королевстве только прибавит очков нашим демократическим принципам», – отмечают подданные.

Действительно в Таиланде женщиной на высоких должностях никого не удивить, равно как и женщиной в высоких воинских или полицейских чинах. Таиландцы действительно гордятся таким положением дел, отмечая, что никаких перекосов в сторону патриархата здесь нет. Стоит сказать, что Йинглак – абсолютно новый человек в искусной, очень непростой тайской политике, в которой на каждом шагу предостерегают разнообразные уловки и подводные камни. Порой политические лабиринты, в которые загоняют друг друга конкуренты, достойны стать примерами в университетских курсах политологии. Надо отдать должное – Йинглак показала такой козырь, который пока нечем бить, заявив, что будет пользоваться тем неоспоримым фактом, что в первую очередь она – женщина.

Страну за последние три года буквально раздирали внутриполитические перипетии: изгнание из политики всех сторонников Таксина, смена премьеров, приход к власти демократов через захваты аэропортов и многомесячные демонстрации. А далее – наступление «краснорубашечников», разгон саммита АСЕАН в Патайе, а затем кровавый 2010-й, когда пылал Бангкок.

И только теперь, когда все более-менее успокоилось и страна сделала свой демократический выбор, необходим такой шаг, который помирил бы противников. В приоритетах госпожи Чинават на посту будущего премьера – примирение и сплочение нации. «Я сделаю все для сплочения нации и здесь буду прибегать ко своим женским качествам: дипломатии, тонкости, гибкости. Именно тому, чего сейчас так не хватает нашей политике», – заметила Йинглак в одном из первых интервью. То есть именно женственность, не спрятанные серые брюки и глухой пиджак, а цветущая красота, умение нравиться, слушать, тонкий ум, дипломатичность, гибкость, то есть самое настоящее женское оружие на вооружении премьера. Так просто!

Козырь Йинглак еще и в том, столичная элита, рассматривая ее пристально, не может придраться ни к имиджу, ни к статусу, ни к манерам. Йинглак отнюдь не Золушка. Она богата, красива, абсолютно все признают, что эта женщина вполне может представлять высшее общество. Однако сейчас мы на другой стороне поля, хотя ее статус позволяет бывать и там, и здесь. Поэтому пока ее противники, воспринимая Йинглак на равных, выжидают и изучают. Таксин думает, «Пхыа Тхай» (читай: Йинглак) делает. Таков неофициальный лозунг партии, от которой первоначально оппозиционеры открещивались. Конечно, всем понятно, что идея фигуры леди-премьера – козырная карта харизматичного политика, который вновь удивил, поразил и безусловно выиграл. Конечно, сестре этого человека придется непросто, ведь ответственность, которую она приняла, обязывает постоянно быть начеку.

Н. АСАДОВА: Это была Александра Урусова, корреспондент ИТАР-ТАСС в Таиланде. И сейчас я хочу сразу же дать слово другому корреспонденту, уже корреспонденту газеты «Коммерсантъ» в Юго-Восточной Азии Алексею Ионову, который расскажет о предвыборной кампании, о предвыборной программе Йинглак Чинават и о том, как она перекликается с тем, что в свое время делал ее брат Таксин Чинават. Итак, Алексей Ионов.

А. ИОНОВ: Разумеется, всегда все будут смотреть на Йинглак Чинават как на его куклу. Люди, которые с ней имели дело по бизнесу, говорят, что она довольно самостоятельный человек и может проводить свою, немножко отличную политику. Но с другой стороны, в ее предвыборной кампании были обозначены примерно те же вещи, благодаря которым Таксин в свое время стал так популярен. Например, она пообещала за год нанести мощный удар по наркомафии. Проблема с наркотиками в Таиланде, как, собственно, в любой современной стране, серьезная проблема. И до прихода к власти Таксина наркотики продавались ну просто в школах элементарно. Таксин в свое время служил в полиции, дослужил до чина полковника полиции, после этого он ушел в бизнес, а потом уже в политику. Он понимал, что ситуацию законными методами, полностью законными методами решить очень сложно. Были созданы специальные подразделения полиции, которым был негласный приказ отдан – это нигде не задокументировано, разумеется, никто подтвердить не может, но как бы все так говорят – просто в наркодилеров стрелять на месте при попытке к бегству, при попытке оказать сопротивление при аресте. Только по официальным данным, несколько тысяч наркодилеров были застреляны в течение нескольких месяцев. Правозащитники кричали, подавали в суды и так далее. Но по крайней мере, наркотики в школах перестали продавать. При Таксине этого не было. Сейчас опять продают. И вот его сестра обещает, например, эту проблему решить. Это очень серьезная проблема. И разумеется, люди помнят, что тогда проблема была решена и они верят, что Йинглак Чинават сейчас опять проблему решит. Но другой момент. Таксин в свое время организовал систему льготных кредитов для фермеров, для малого бизнеса, для среднего бизнеса. Сейчас опять его сестра предлагает то же самое. В частности, предлагает создать для каждой деревни инвестиционный фонд в размере 1 миллиона батов. Один бат – это примерно один рубль. То есть один миллион рублей. То есть это будут некие кредиты для фермеров. Поэтому все фермеры, разумеется, голосовали за нее. Такой же момент с медицинским обслуживанием. Именно при Таксине для всех тайцев стало доступно медицинское обслуживание государственное стоимостью полтора доллара. Есть у тебя полтора доллара – тебя будут лечить. Фактически, можно сказать, что это бесплатное медицинское обслуживание государственное. Да, конечно, качество его хромает, это понятно. Но тем не менее. Эта система была разрушена за последние несколько лет, и сейчас его сестра обещает ее вернуть.

В принципе, если судить по предвыборной программе, можно сказать, что Йинглак Чинават во многом повторяет позицию своего брата. Есть и нововведения, забавные такие. Например, Дмитрий Анатольевич Медведев, наверное, порадовался бы. Одним из пунктов предвыборной программы Йинглак Чинават было то, что если она придет к власти, то всем студентам будут бесплатно вручены айпады. Конечно, какая-то там копия китайская, а не оригинальные, не дешевые, но, тем не менее, айпады. Новые технологии – всем студентам.

Н. АСАДОВА: Этой Алексей Ионов, корреспондент газеты «Коммерсантъ» в Юго-Восточной Азии.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, спасибо, Наргиз. Я хотел бы все-таки остановиться на одной очень важной истории. Это 112-я статья Уголовного кодекса Таиланда.

М. ГУСМАН: О, ты как глубоко копаешь.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да. Она и есть та самая одна из самых репрессивных в мире по поводу оскорбления Величества. Одним из главных вопросов, поверьте мне, на выборах было отношение, отменит ли она эту статью, помятуя о том, что случилось в 2006 году. Видимо хорошо наученная своим братом, она постоянно уходила от ответа на этот вопрос. Постоянно. Дело в том, что после смещения брата, эта статья об оскорблении Его Величества очень часто стала употребляться.

М. ГУСМАН: Тут надо еще иметь в виду, что вообще в Таиланде очень жесткие законы. Там чрезвычайно… Вот внешне, ты поедешь в Таиланд, на ККЛ или где-то на острова, ты увидишь, что там внешне все так легко, раскованно, очень все внешне свободно. Но при этом очень жесткие полицейские силы, там смертная казнь. И знаешь как она приводится смертная казнь? Ну, прежде всего, за наркотики там…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну?

М. ГУСМАН: Расстрел из крупнокалиберных пулеметов.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Симпатично.

М. ГУСМАН: Вот смертная казнь осуществляется путем расстрела из крупнокалиберных пулеметов.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Симпатично.

М. ГУСМАН: Это серьезная история.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот уже после кампании, вроде победила, да…

Н. АСАДОВА: Напомню: 265 мест из 500.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, и плюс к этому правительство будет коалиционное: пять партий, 299 мест, они подсчитали. Не важно. Важно другое. На первой же пресс-конференции, которую она дала как победительница, – это было 8 июля, когда еще мандат, как правильно говорил Миша, тогда не был подтвержден – ей четыре раза задали вопрос про 112-ю статью. Четыре раза! Причем иностранные журналисты.

М. ГУСМАН: Кстати, знаешь, почему ей не подтверждали мандат? Знаешь это?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Что-то меня пугаешь.

М. ГУСМАН: Нет, почему, это очень любопытно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я очень пуглив стал.

М. ГУСМАН: Этот скандал назвали «лапшовый скандал». Потому что ее обвинили в том, что она подкупала избирателей тем, что бесплатно раздавала миски с лапшой. Традиционной тайской лапшой.

Н. АСАДОВА: Подкуп избирателя.

М. ГУСМАН: Да, да, подкуп лапшой. «Лапшовый скандал».

Н. АСАДОВА: У нас бутылка водки подкупали тут когда-то.



А. ВЕНЕДИКТОВ: Так вот, возвращаясь к этой статье, четыре раза иностранные журналисты задавали вопрос: «Что Вы будете делать со статьей 112 Уголовного кодекса?». Она четыре раза произнесла одну фразу. «Я не хочу, чтобы эта статья применялась повсеместно», — говорила она. И все напряглись. «Но у меня нет желания менять 112-ю статью Уголовного кодекса», – сказала она, и это вызвало небольшую сенсацию. Реально, потому что все понимали, что произойдет, если это скажет. «Я хочу, – говорила она, – чтобы этот вопрос обсудили юристы. Он очень чувствителен этот вопрос. Пусть юристы, это не моя политика резко менять политику…». И так далее. То есть она – я хочу вам показать, что эта женщина, впервые попавшая в политику, очень тонко, точно и мудро, зная о том, что ее брат в том числе вляпался, почувствовав свою мощь… У нее там 300 депутатов… 299 с коалицией, да.

М. ГУСМАН: У нее с братом.

А. ВЕНЕДИКТОВ: У нее с братом.

М. ГУСМАН: Давай называть вещи своими именами.

А. ВЕНЕДИКТОВ: За битого двух небитых дают. Вот они – битая семья. Они битые переворотом. Вот она ведет себя пока предельно осторожно. Предельно.

М. ГУСМАН: Очень важно, что военные признали результаты выборов.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Она обещала рассказать. Накануне выборов начальник генерального штаба, выступая по армейскому телевидению…

М. ГУСМАН: А по какому еще…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, по любому. Сказал, что мы призываем вас голосовать за людей добра, сами знаете за кого. Сами знаете за кого. То есть не за нее. Не за Чинават.

М. ГУСМАН: Тем не менее, проголосовали за нее.

Н. АСАДОВА: Посмотрите, после ее победы Таксин Чинават давал интервью и сказал буквально следующее, я цитирую: «Некоторые могут сказать, что она мой кандидат, но это неправда».

М. ГУСМАН: Лукавит брательник.

Н. АСАДОВА: Можно я продолжу, да? «Но можно сказать, что Йинглак – мой клон», — говорит он. И еще одна важная вещь, которую мне стоит сказать, это то, что «госпожа Йинглак и может принимать решения в мою пользу».

А. ВЕНЕДИКТОВ: У меня слеза упала. Я хочу сказать, что нас поправляет наш слушатель и зритель, судя по всему, Виталий Леонтьев. Он говорит: «Таиланде объявлен мораторий на смертную казнь, а из крупнокалиберных пулеметов последний расстрел был в 1980-м».

М. ГУСМАН: Но тем не менее…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но все равно это остается формально. Виталий, Вам огромное спасибо, Вы много чего здесь писали. Но мне показалось, что… Хочу Вам сказать спасибо, что Вы внимательно слушаете передачу, но сам факт возможности такой…

М. ГУСМАН: Да, расстрел был достаточно давно, но именно такой.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Теперь что дальше? У нас осталась буквально минута с учетом гимна. Я хочу сказать, смотрите: тридцать дней парламенту на сбор сессии и еще тридцать дней парламенту для утверждения премьер-министра. Всего два месяца. Значит, выборы у нас прошли 3 июля, по-моему. Соответственно, 3 сентября будет новый премьер-министр. Она хочет амнистии. Но амнистии для брата…

М. ГУСМАН: Чтобы брата амнистировали.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Амнистии для брата. Но все равно до утверждения нового правительства брат не может вернуться, следовательно, брат на премьер-министра не пойдет. И поэтому…

М. ГУСМАН: Нет, нет, это исключено. Это не допустят ни военные, ни король.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Михаил Соломонович, я спорю с тобой на хороший ужин, что она будет премьер-министром.

М. ГУСМАН: Я не спорю. В данной ситуации…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Останемся голодными.

М. ГУСМАН: Ну, пригласи Наргиз на ужин.

Н. АСАДОВА: А как вы думаете, будет ли она добиваться непременного возвращения своего брата?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, конечно, амнистия. Она будет проводить амнистию.

М. ГУСМАН: Безусловно. Это вопрос времени. Если конъюнктура, прежде всего, экономическая будет складываться в пользу ее правительства, то и Таксин Чинават в итоге займет какое-то место в этом самом тайском истеблишменте современного дня.

Н. АСАДОВА: Вы знаете, наблюдатели говорят о том, что она столько всего понаобещала… В частности, повышение уровня жизни…

М. ГУСМАН: Да, там скачок инфляции может быть.

Н. АСАДОВА: Что, в общем, действительно может быть скачок инфляции, и из-за этого она может прогореть на следующих выборах. А сейчас – гимн Таиланда. Да, гимн Таиланда был написан 10 декабря 1939 года в тот момент, когда Таиланд стал конституционной монархией, и вот по сию пору его исполняют. Гимн.

ГИМН

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире