Н.АСАДОВА: Добрый вечер.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Михаил Гусман, добрый вечер.

М.ГУСМАН: Добрый вечер.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И Алексей Венедиктов. Сегодня мы говорим, 2-й раз говорим об этом короле. Первый раз мы говорили о нем 4 года тому назад, но за это время и виски у него поседели (я сегодня видел), да и ситуация изменилась.

Н.АСАДОВА: Много воды утекло, а говорить мы будем, я уточню, о короле Иордании Абдалле II.

М.ГУСМАН: Ну, а кроме того я должен сказать, что у королей, в общем-то, нет сроков пребывания во власти, поэтому говорить можно не о «второй раз». Если программа «48 минут» еще раз через 4 года к этому королю вернется, я не удивлюсь, потому что я даже знаю, что Наргиз Асадова к этому готовится.

Материалы по теме

Хотели бы Вы, чтобы такой человек, как Абдалла II, король Иордании, возглавлял Россию?

нет
61%
да
32%
затрудняюсь ответить
8%


Н.АСАДОВА: Безусловно. А я расскажу про Михаила Соломоновича, который, собственно, инициировал эту передачу. Почему это произошло? Потому что сегодня в гостях у нашего президента Дмитрия Медведева…

А.ВЕНЕДИКТОВ: И нашего премьера Владимира Путина.

Н.АСАДОВА: ...был Абдалла II. Да-да-да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Он сегодня встретился с обоими, надо сказать.

М.ГУСМАН: Ну, прилетел буквально, скажем так, на несколько часов по большому счету. И очень показательным мне кажется, что в свете всех последних событий в Северной Африке, на Ближнем Востоке, король Абдалла, король Иордании, прямой потомок Мухаммеда и прочее-прочее-прочее прилетел в Москву, хотя у него тоже не все просто в его стране. Конечно, это не то, что было и в Египте, и это, слава богу, не то, что в Ливии. Но тем не менее, он посчитал нужным сверить часы и, как бы, обменяться мнениями, прежде всего, с российскими лидерами.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Надо сказать, что если говорить об этом регионе, то многие эксперты, многие специалисты и российские, и антироссийские считают, что 3 столпа умеренных таких режимов арабских было на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Н.АСАДОВА: На Большом Ближнем Востоке.

А.ВЕНЕДИКТОВ: На Большом Ближнем Востоке. Это Египет (и ушел Мубарак), это Саудовская Аравия (и король остается) и это Иордания. Один столп, знаешь, сдвинулся. Он так, удержался, но он сдвинулся.

М.ГУСМАН: Во всяком случае, он покачался.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Он покачался, да. Поэтому очень важно, какую роль будет играть Иордания во всех этих арабских революциях, назовем это так. И мне кажется, что внимание людей сейчас к Ближнему Востоку, к Северной Африке в России, все-таки, велико. На улицу отправился Тимур Олевский, чтобы выяснить, что же знают наши слушатели и жители города Москвы о короле Абдалле II иорданском.

Т.ОЛЕВСКИЙ: Ныне правящего короля Иорданского хашимитского королевства вспомнить по имени смогли не многие прохожие, а узнать на фотографии и вовсе оказалось никому не под силу – слишком далеки новости этой ближневосточной страны от повседневных московских забот. А монарх с почти сказочным именем Абдалла бен Хусейн еще не расстреливал подданных тысячами на площадях, да и его пока не разбомбили. Поэтому ответ Дмитрия меня не удивил.

ДМИТРИЙ: Я ничего не могу сказать на эту тему, я не в курсе.

Т.ОЛЕВСКИЙ: Зато студент Святослав выдал на-гора все стереотипы о роскошной жизни восточных правителей.

СВЯТОСЛАВ: Бизнесмен, у него там дворцы, дорогие машины, он, наверное, полковник или генерал, верховный главнокомандующий. Мне кажется, так и есть, потому что восточные народы всегда отличались любовью к войне и к армии.

Т.ОЛЕВСКИЙ: Прозорливый, хоть и слегка помятый Серега хитро прищурился на фотографию Абдаллы II и подметил, что он, должно быть, охоч до женщин модельной внешности и, конечно, очень разборчив.

СЕРЕГА: О-о-о, это понятно. Особенно русских. То же самое, очень красивые женщины – это русские. Вроде, неплохой. Ну, правильно, сколько лет он работает? Лет 10? Не очень-то. Потому что способен на что-то другое.

Т.ОЛЕВСКИЙ: Опытный взгляд рекламиста Натальи подметил, что королю Иордании не так-то просто держать в руках власть. Тяжела ноша даже для его широких плеч.

НАТАЛЬЯ: Кажется замкнутым. Не уверена, что это важно для короля, ну, в смысле замкнутый, задумчивый и какой-то грустный. Я думаю, в любом случае сложно управлять страной. В армии, может быть, дисциплина и адреналин. С внешностью – так, средненько. Не люблю политику.

Т.ОЛЕВСКИЙ: А менеджера парфюмерной компании Олега немного подвела память. Курьезный инцидент, о котором он рассказал, произошел в соседней Сирии, но в одном он уверен на все 100: папашку своего наш герой точно укатал.

ОЛЕГ: Когда Медведев туда ездил с визитом, это было, кажется, в прошлом году. Король Иордании его встречал. Но больше запомнился не сам король Иордании, а оркестр, который лажал гимн. Это был общий анекдот известный. Больше информации о короле Иордании практически нет. Это пахан клана арабского явно. Ихний местный пахан по ихним правилам. Патриархальный такой король. Если тесно, то запросто могут и не только папу отправить.

Т.ОЛЕВСКИЙ: Михаила из Подмосковья ни в чем не убедило даже английское происхождение мамы Абдаллы. Он-то знает, что на Ближнем Востоке всегда приходится балансировать на острие.

МИХАИЛ: Он очень разнообразный, арабский мир. Поэтому и отношения очень разные должны быть. Восток – дело тонкое, поэтому сказать, что он прозападный, можно и ошибиться.

Т.ОЛЕВСКИЙ: Одним словом, все в Иордании идет своим чередом и неплохо, раз на московских улицах почти никто не знает прямого потомка пророка Абдаллу, сына Хусейна, II.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это был Тимур Олевский. Ну и сразу давайте мы, все-таки, поскольку король, парадный портрет с лентой муаровой через плечо.

Н.АСАДОВА: Придворного живописца.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Придворного. Он же придворный живописец, да.

М.ГУСМАН: Ну, знаешь, я думаю… Я не знаю, какой нарисует портрет в данном случае Троицкий.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Правильный.

М.ГУСМАН: Наверняка, правильный. Но, на мой взгляд, король Иордании Абдулла Второй, несмотря на свою молодость, все-таки, заслуживает, действительно, достойного и яркого портрета.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Особенно королева, на мой взгляд. Я не понимаю, парный ли будет портрет или нет, но о королеве Рании мы еще поговорим.

М.ГУСМАН: Королева Рания очень красивая.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да-да. И умная. Вот тебе все красивая, а мне все умная. Вот так мы с Мишей на пару и с Наргиз работаем. Итак, портрет короля Абдаллы II иорданского, Николай Троицкий.

ПОРТРЕТ ПЕРА НИКОЛАЯ ТРОИЦКОГО

Н.ТРОИЦКИЙ: Иорданский король Абдалла II – связующее звено между Востоком и Западом. Сын британскоподданной и просвещенного ближневосточного монарха. Долго учился в Англии и США. И хотя его мать приняла ислам, он сам, конечно, сильно европеизировался. Даже арабский язык для него не совсем родной, хотя он его выучил и прекрасно знает.

Его отец, знаменитый король Хусейн сам построил свое королевство, ведь, до 1946 года никакой Иордании не было – ее придумала Лига наций, затем подтвердила ООН. Но доказывать право на существование пришлось в боях и суровых дипломатических схватках.

Король Хусейн предпочитал дипломатию. Долго лавируя между молотом и наковальней, Израилем и Ираком, он старался не обострять отношений со всеми соседями. На глобальной арене держался в фарватере Вашингтона. В конце концов, примирился и договорился с главным ближневосточным американским союзником Израилем. Но и уважение арабских монархов и полумонархов тоже не потерял. Все эти хитросплетения внешней политики унаследовал и его сын. Как и Гарун Аль-Рашидовские подвиги, хождение в гущу народных масс, о чем в Иордании слагают легенды и любят рассказывать их легковерным туристам.

Старший сын короля Абдалла, однако, далеко не сразу был объявлен наследником престола. Мешала не чисто арабское и не чисто исламское происхождение. Но отец перед смертью восстановил майорат и отдал корону своему первенцу. Говорят, что этого захотела армия (Абдалла был кадровым офицером). Но Хусейна уговаривать не пришлось.

Сын получил готовое государство под ключ и унаследовал все кричащие противоречия и проблемы. Они типичны для умеренных мусульманских монархий этого региона, хоть ваххабитских, хоть хашимитских. Узок круг этих шейхов, султанов и прочих династов. Страшно далеки они от народа. Вот только нефти в Иордании нет, что сильно вредит взаимопониманию между миролюбивыми прозападными верхами и воинственными антизападными низами. Да еще среди подданных короля Абдаллы слишком много обиженных на судьбу и на все мировое сообщество палестинцев.

Говорят, что новый король – сторонник либеральных реформ и укрепления демократических институтов. Да удержит его Аллах от демократии – он и так сидит на пороховой бочке, зачем же подносить к ней горящий фитиль?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это был портрет Абдаллы II иорданского кисти Николая Троицкого, а теперь, наверное, можно вернуться к тому, что Миша уже начал говорить, что он прямой потомок пророка Мухаммеда.

Н.АСАДОВА: Да, он принадлежит к хашимитской династии, а хашимитская династия, действительно, ведет отчет свой от пророка Мухаммеда. Ну, теперь мы скажем, наверное, когда родился наш король Абдалла II. Он родился…

М.ГУСМАН: Нужно сказать, что он еще из рода Курейши– это вот самый род, который и ведет, собственно говоря, это тот самый род пророка Мухаммеда.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Род родов.

М.ГУСМАН: Да.

Н.АСАДОВА: Родился он 30 января 1962 года в Аммане, столице Иордании. Он был старшим сыном иорданского короля Хусейна, великого человека, о котором мы, конечно же, тоже скажем, и его второй жены – она была англичанкой чистокровной – Антуанетта Авриль Гардинер. Она, кстати, из семьи британского военного. И когда она стала королевой, она взяла имя Муна аль-Хусейн.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. Ну, отец был великий, да, Миш?

М.ГУСМАН: Ну, это, действительно, легендарная фигура на всем Ближнем Востоке, человек, который очень много сделал для своей страны. Он, собственно, создал современный облик Иордании, страны на Ближнем Востоке достаточно продвинутой.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Он модернизировал ее. Вот это можно сказать.

Н.АСАДОВА: Сначала он ее отбил у палестинцев.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А потом модернизировал.

Н.АСАДОВА: Да.

М.ГУСМАН: Несмотря на то, что был иордано-израильский конфликт, можно сказать, даже война, тем не менее сегодня у Иордании достаточно тесные отношения с Израилем. Может быть, на Ближнем Востоке – это одна из самых (НЕРАЗБОРЧИВО) стран. Более того, ну, это отдельный, конечно, разговор и, может быть, об этом целая история. Ведь, там же есть наземный мост между Иорданией и Израилем, там можно просто на такси проехать из одной страны в другую.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но это король Хусейн, это отец нашего мальчика.

М.ГУСМАН: Это все Абдалла очень точно и сильно продолжает.

Н.АСАДОВА: В 1994 году был подписан мирный договор между Израилем и Иорданией. Но отношения на протяжении XX века между двумя этими странами были очень и очень сложными.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Однако, король Хусейн, отец нашего героя – он был таким, знаете ли, извините за это слово, модератором на Ближнем Востоке, он разговаривал со всеми и воевал со всеми. Он разговаривал и воевал с палестинцами, он разговаривал и воевал с Израилем, он разговаривал и сталкивался с Египтом. Да, Миш?

М.ГУСМАН: Ты знаешь, я…

Н.АСАДОВА: И с Сирией, кстати, тоже.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, и с Сирией – забыл, да.

М.ГУСМАН: Я расскажу эпизод, который я никогда не рассказывал публично. Я сидел у себя в офисе в агентстве ТАСС, когда передали сообщение о смерти короля Хусейна. В этот момент Борис Николаевич Ельцин, который был тогда президентом, достаточно сильно болел, он себя очень плохо чувствовал и мне раздался звонок, по правительственной связи позвонил Владимир Шевченко, тогдашний шеф протокола и сказал, что Борис Николаевич принял решение лететь на похороны короля Хусейна.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Все сказали: «Мама родная».

М.ГУСМАН: Не, на самом деле, для того состояния, в котором находился Ельцин, это был очень мужественный поступок. И в то же время очень большой и важный политический жест. И, действительно, он полетел на похороны. Буквально на следующий день он вылетел. Это лишний раз говорит о том, каким уважением пользуется король Хусейн вообще в мире и, в частности, в России, в частности, у президента Бориса Ельцина.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я помню один из немногих случаев, когда «Эхо Москвы» вело трансляцию прямую, благодаря и телевидению, и твоему агентству, Миш. Потому что там сыпались «молнии», кто приехал, кто пришел. Помогали очень.

М.ГУСМАН: Хотя, не просто далась поездка на эти похороны Борису Ельцину.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, я помню. Помним, да.

Н.АСАДОВА: Но вернемся к детству Абдаллы II. Сразу при рождении он был объявлен кронпринцем, но кронпринцем он оставался недолго, потому что через 2 года король Хусейн под давлением двора изменил свое решение. Двор настаивал на том, чтобы не передавать корону Абдалле. Почему? Потому что он не чистокровный араб, не чистокровный мусульманин, его мать – англичанка. Хотя она приняла мусульманство, но изначально она, естественно, из англиканской церкви девушка. И тогда через 2 года после рождения Абдаллы король Хусейн должен был передать титул наследника престола, иорданского хашимитского королевства своему брату Хасану. И, собственно, 38 лет…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Дядя нашего героя.

Н.АСАДОВА: Дядя нашего героя, 38 лет дядя Хасан ждал момента, когда умрет король Хусейн, чтобы стать наследником престола.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Михаил Гусман?

М.ГУСМАН: Тут надо иметь в виду, что король Хусейн долго и тяжело болел онкологическим заболеванием.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но это уже под конец жизни.

М.ГУСМАН: Но я сейчас говорю по поводу 38 лет. И у него было время во время этой болезни подумать, кому в итоге отдать власть. Того, кого назначил изначально, сначала собственного сына или потом своему брату или, все-таки, вернуть кронпринцевый титул сыну. И, вот, во время этой болезни оставалось не то 6, не то 7 недель буквально до того, когда король Хусейн ушел из жизни, когда он неожиданно вновь поменял свое решение, и несмотря на то, что Хасан ждал своего часа, вновь кронпринца назначил короля Абдаллу.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Несколько слов давайте об образовании, все-таки.

Н.АСАДОВА: Вот я хотела сказать, почему он отдал этот престол. Потому что Абдалла очень этого заслуживал и заслужил за всю свою жизнь доверие отца. Значит, смотрите, какое у него интересное образование. Ну, понятно, что у него английский и арабский равноценно с детства, и он учился в мусульманской школе сначала в Аммане, а затем он был отправлен в Англию.

М.ГУСМАН: Не, ну, он в Англию, прости, уехал уже в 4 года.

Н.АСАДОВА: Да, в 4 года он отправился в Англию.

М.ГУСМАН: С 4-х лет он уже учился в Англии.

Н.АСАДОВА: Да, но через несколько лет, мы помним, что он вернулся в Амман, получал исламское образование в колледже, учил Коран, естественно. Затем снова возвращается в Англию, в школу Святого Эдмонта в графстве Сюррей.

М.ГУСМАН: Чрезвычайно элитарная школа. Школа, которая готовит элиту мира, я бы так сказал.

Н.АСАДОВА: Собственно, даже все тоже вузы элитарные. Спецкурс по международной политике в Оксфорде, затем продолжил образование в многоупоминаемом нами в нашей передаче Джорджтауновском университете США, где, как мы знаем, очень многие и политики ведущие, и главы дипмиссий учились.

М.ГУСМАН: Ну, тут надо… Прости, Наргиз, но я сказал бы об особой линии его образования – это его военном образовании.

Н.АСАДОВА: О, да.

М.ГУСМАН: Он учился военному делу в лучших военных академиях Англии, Франции, США и, между прочим, России. Тут очень важно сказать, что он…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я-то думал, что только сыновья Каддафи учились в Академии Фрунзе.

М.ГУСМАН: Не-не-не. Знаешь, это совсем другая история. В 4-х лучших, самых престижных академиях 4-х крупнейших мировых держав. Мало этого…

А.ВЕНЕДИКТОВ: А где он учился у нас-то? В Академии Генштаба?

М.ГУСМАН: Он учился у нас на спецкурсах при Академии Генштаба. Но мало этого, он учился управлять практически всеми видами военных самолетов, вертолетом, самолетом, истребителем. Он учился управлять танковыми соединениями. То есть он – один из самых, вот, может быть, на мой взгляд, на сегодняшний день, он, может быть, самый высокообразованный в смысле военному делу лидер страны.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Напомню, что он это делал, не будучи кронпринцем. То есть он готовил себя, все-таки, или его готовили…

М.ГУСМАН: Все время писали в те годы в иорданской прессе и в мировой прессе, что хотя он не кронпринц, он получает образование, достойное монарха.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но, все-таки, видим, военное образование.

М.ГУСМАН: Нет, параллельно все шло.

Н.АСАДОВА: Дело в том, что он очень любил военное дело.

М.ГУСМАН: По сей день он это любит.

Н.АСАДОВА: Да. И он настолько увлечен был военным делом, что даже не обращал внимания на женщин.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Господи, Наргиз! Что ж ты себе позволяешь-то?

Н.АСАДОВА: Абсолютно! Король Хусейн…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мусульманский принц.

Н.АСАДОВА: Король Хусейн, это доподлинно известно, что очень переживал, что сын уже до 30 лет с лишним не был женат. И он переживал, что он так и останется солдафоном, воякой.

А.ВЕНЕДИКТОВ: «Солдафоном».

Н.АСАДОВА: Да-да-да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сапогом.

Н.АСАДОВА: Что он останется солдатом до конца своих дней, и никогда уже не женится. А сам Абдалла про себя вот, что говорит: «Я провел в армии больше 20 лет, я был пилотом боевого вертолета, служил в войсках спецназа, я много почерпнул уроков, которые сегодня использую в управлении страной». То есть это его часть большой жизни.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А он принимал участие в военных действиях, там, бесконечных?

М.ГУСМАН: Не-не-не.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Или ему не удалось? Не пришлось, да?

М.ГУСМАН: Тут еще очень важный момент.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Значит, черный сентябрь, 1980-й год – ему 8 лет всего. Я просто вспоминаю.

Н.АСАДОВА: И он в Англии.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И он в Англии, да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Дальше Ливанская война, ему 20 лет.

М.ГУСМАН: Тут еще важный момент. Я имел честь делать с ним интервью в свое время, даже дважды, и он рассказывал, как он избежал той участи, которой боялся его отец и как он, все-таки, женился. Это было во время учений и он командовал танковым соединений во время этих учений.

Н.АСАДОВА: В пустыне, представляете?

М.ГУСМАН: Но! В одном из близлежащих городков в этой пустыне жила его сестра родная, и он, как он сам рассказывал (у меня, что называется, есть в кадре), он говорит: «Я весь в пыли, в поту, усталый, у меня было 2 часа перерыв между учениями, приехал к своей сестре просто принять душ и она обещала мне какой-то приготовить суп. И у нее сидела подруга, эта самая будущая королева Рания. И, вот, я как вошел, и мне больше не захотелось идти дальше на учения и хотелось остаться там».

Н.АСАДОВА: Ему было 30 с лишним лет, между прочим.

М.ГУСМАН: Нормальный возраст жениться королю.

Н.АСАДОВА: Ну а по поводу, собственно, вертолетов. Я напоминаю, что Михаил Соломонович, в предыдущей передаче в 2007 году вы нам рассказывали, как вы познакомились с Абдаллой. Этот рассказ связан как раз таки с вертолетом. Давайте послушаем, как это было.

Н.АСАДОВА: Какое он на вас произвел впечатление, то есть, первая ваша встреча. Мне кажется, это очень важно.

М.ГУСМАН: Первая встреча тоже очень интересная, потому что мы его ждали у него во дворце, а среди разных его военных профессий – а он действительно реально обучался военному делу, то есть, он прошел все ступени. Вот, его воинское звание перед тем, как он стал королем, было генерал-лейтенант. Но он шел по всем степеням, он драил полы, когда учился в военной школе, он действительно проходил все военные учения, так сказать, он действительно выбрал в своей жизни военную карьеру и говорил о том, что я мечтаю быть именно военным — мечтал быть — и никогда не думал, что стану королем. Так вот, кроме того, что он блестящий, как говорят, танкист, он еще овладел навыками спецназовца, он стажировался, кстати говоря, у нас в десантных частях в Туле, и плечом к плечу проходил подготовку с нашими спецназовцами. И, кстати, оставил самые благоприятные впечатления о наших ребятах военных, офицерах, десантниках, спецназовцах, с которыми он проходил обучение… Так вот, кроме того, он еще пилот боевых вертолетов…

Н.АСАДОВА: Он вас встретил на боевом вертолете?

М.ГУСМАН: Да-да-да, он прилетел на боевом вертолете, у меня это даже снято, даже было это показано. Но самое потрясающее, когда вертолет приземлялся и оставалось, ну, может, метров пять-семь до земли, достаточно высоко, он передал управление – это было видно – руль вертолета второму пилоту, и спрыгнул с вертолета. И так это, как профессиональный десантник, он так это сгруппировался, поджался, мы поприветствовали друг друга…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, это под камеру, у нас многие любят так, Миш, под камеры делать.

М.ГУСМАН: Ну, ты знаешь, многие любят, но не все умеют. Я, например, вряд ли смогу на вертолете «Кобра» прилететь под камеру, спрыгнуть с 10 метров. Любить-то можно, надо еще суметь. Вот, и он, так сказать, прыгнул с вертолета, сел за руль «Мерседеса», уехал, мы поехали во дворец его встречать, он поехал, переоделся и вышел уже в цивильном костюме. Честно скажу, под камеру – не под камеру, но это произвело очень сильное впечатление.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. Учитывая, что он родился 8-ми месячным ребенком, да, он это, кстати…

М.ГУСМАН: И, кстати, о парашюте, кстати, о парашюте. Он обожал парашютные прыжки, у него их, там, несколько сот, и он, так сказать, ну, очень объяснял интересно, что вот ему нравится, нет, говорит, большего ощущения, чем когда опустился с парашютом после парашютного прыжка, здоровый, сильный, вот этот адреналин в крови. Я говорю: «А сейчас?» «А сейчас, – говорит, – плохо дело». Я говорю: «А что такое?» «От меня мое окружение прячет мой парашют». Как большой ребенок: «От меня прячут мой парашют».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот сейчас мы услышим кусочек интервью, которое нам дал посол Иордании в Москве, который как раз рассказывает в этом кусочке об истории с парашютом.

АБДЕЛЬ ИЛАХ КУРДИ: Король – спортсмен, большой любитель прыжков с парашютом, подводного плавания, он – квалифицированный водолаз, автогонок, умеет водить самолет. Он коллекционирует старинное оружие. Разумеется, сейчас по Конституции ему запрещено заниматься таким спортом, как прыжки с парашютом. Король – прежде всего лидер, и он живой человек, энергичный, харизматичный. С момента прихода к власти, согласно Конституции, он сам настоял на формировании Народного Собрания, это более 150 представителей общественных и экономических кругов. Он стремился укрепить связь между правящим домом и общественностью Иордании. Цель такого Собрания была в том, чтобы собрать вместе представителей разных поколений, представителей деловых кругов, администрации, и обсудить с ними пути экономического и социального развития Иордании. Король сказал тогда: я верю в свой народ. Иорданцы, которые создали в прошлом свою страну, могут теперь потрудиться во имя лучшей жизни и лучшего будущего, основанного на экономическом развитии. Само воспитание короля в доме отца короля Хусейна, как и его военная служба, дали ему опыт и знания. Он сказал: «До того, как я пришел к власти, я был в ответе за четверых: самого себя, жену и двоих детей, теперь же я отвечаю за 5 миллионов человек». Король очень хотел улучшить условия жизни в Иордании, и, прежде всего, в условиях XXI века ставка делалась на высокие технологии и компьютеры, тем более, что большая часть населения Иордании – это молодежь. Путь к улучшению жизни в стране он поэтому видел в развитии не только политики и экономики, но и образования. Его величество обратил внимание на необходимость повысить роль женщин в гражданском обществе, для этого были введены квоты для избрания женщин как в парламент, так и в муниципальные органы власти. Ведь только так можно было обеспечить их представительство, при том, что само избирательное право у женщин есть. Они могут голосовать, как и мужчины, без всяких ограничений.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это был фрагмент, который нам представила опять Наргиз Асадова из передачи 4-летней давности. И у нас еще есть 2 минуты до новостей с тем, чтобы мы могли поговорить, может быть, о Рании 1,5 минуты, вот раз уж мы говорили об этом.

Н.АСАДОВА: Потрясающе красивая женщина, подтверждаю. Она такая, хрупкая, тонкая, тонкие черты лица, она очень по-европейски одевается. С большим вкусом. Считается одной из красивейших женщин Ближнего Востока. У нее четверо детей – двое мальчиков… У них двое.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Подождите. А у него не гарем, что ли?

М.ГУСМАН: Нет.

Н.АСАДОВА: Нет.

М.ГУСМАН: Он очень любит свою жену.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но он же мусульманин.

М.ГУСМАН: У него замечательные дети.

Н.АСАДОВА: 2 мальчика и 2 девочки.

М.ГУСМАН: Надо сказать такую деталь. Ну, в конце концов, я для него всего-навсего журналист, который брал у него интервью. У нас был хороший разговор. Прошло уже с того времени, ну, сколько? Почти 6 лет. Так вот каждый год на Новый год он присылает очень трогательную фотографию свою с семьей с поздравлением с Новым годом. Честно говоря, это очень трогательно, потому что это говорит не только о его службе протокола.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Подожди, а ты видишь, как растут дети, получается.

М.ГУСМАН: И дети растут, и хорошеет жена, между прочим, а он мужает.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И я напоминаю, что это программа «48 минут», мы говорим о короле Иордании Абдалле II, и сразу после новостей мы вернемся в студию.

НОВОСТИ

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это программа «48 минут», она сегодня посвящена королю Иордании Абдалле II, который находится в Москве и встречался сегодня и с Владимиром Путиным, и с Дмитрием Медведевым. Мы начали говорить о том, что… Меня, во всяком случае, удивило, Миш, что, все-таки, он – мусульманский монарх, он потомок Мухаммеда, он должен иметь жен сколько надо, наложниц сколько надо, детей сколько надо.

М.ГУСМАН: Прости меня, это в Коране разрешается, но не обязывает. То есть что каждый мусульманин обязан. Это не так.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но на него так смотрят, так, нехорошо.

М.ГУСМАН: Ты знаешь, при всем уважении к твоей семейной жизни…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Правилам.

М.ГУСМАН: К твоей жизни. Но если представить себе, что у тебя бы женой была бы королева Рания, я думаю тоже, все ограничилось бы только этой королевой.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Понятно. Я просто хочу сказать, что мы пропустили один очень важный момент. Я прошу коротко рассказать, все-таки, как он вступил на престол. И дядя Хасан-то что сделал, тот, который 38 лет был наследником.

М.ГУСМАН: О, это хороший вопрос.

Н.АСАДОВА: Знаете, это как вы сами не любите перепрыгивать с одного места на другое, это, все-таки, было в 90-х годах.

М.ГУСМАН: Но просто интересно, что с дядей стало.

А.ВЕНЕДИКТОВ: С дядей-то.

М.ГУСМАН: Вот судьба дяди обеспокоила Алексея Алексеевича. Имеет право.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. Он должен был поднять восстание, зарезать племянника.

Н.АСАДОВА: Не поднял.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не поднял, да?

Н.АСАДОВА: Не поднял, да. Проглотил. Я, вот, хочу сейчас дать слово Евгению Сатановскому, президенту Института Ближнего Востока, который нас немножечко посвятит в тонкости, во-первых, семейной жизни, отношения к королеве Рании в Иордании и в тонкости взаимоотношений между различными этническими группами в этой стране. Итак, Евгений Сатановский.

Е.САТАНОВСКИЙ: Дело в том, что встреча с королем Иордании действующим в моей жизни накладывается на встречу с его батюшкой. В 1995-м году я был на саммите в столице Иордании Аммане, когда нас принимал король Хусейн. И поскольку Абдалла II, что называется, плоть от плоти своего отца, и это тот самый случай, когда монархия доказывает, что она, пожалуй, не хуже, чем демократия, а в некоторых отношениях намного лучше, следует вспоминать, пожалуй, обоих.

Нынешний король Иордании – десантник, командир спецподразделений. И это был выбор его отца. В Иордании в королевской семье и мальчики, и девочки занимали посты на военной службе. Причем женщины в Иордании тоже служат в армии, как и в соседнем Израиле, занимаются боевыми искусствами и вообще пользуются чрезвычайно большой для арабского мира личной свободой.

Абдалла II – очень достойный человек. Король – очень достойный, простой, симпатичный и правильный человек, с точки зрения любого из тех, кто наблюдает за арабскими монархиями вообще и за монархиями мира в частности. Разумеется, как и всякий человек восточный и как и всякий правитель арабской монархии, он человек достаточно жесткий, он человек при этом весьма прямой и чуждый каких-то тяжелых интриг, которые обычны для дворов Аравийского полуострова. Его любит армия, его действительно любит армия. Ему абсолютно беспрекословно подчиняются шейхи бедуинских племен, которые Хашимитскую династию поддерживали и будут поддерживать. За ним достаточно твердо стоят черкесы и чеченцы – еще одна опора королевского режима в Иордании.

Отношение к нему палестинцев, составляющих большинство населения Королевства, двойственное. Потому что, с одной стороны, палестинские подданные хашимитов традиционно нелояльной династии. С другой – вообще-то говоря, королева ранее представляет палестинцев. Она – палестинка, она – выходец из семьи Ясин, известного торгово-промышленного рода из города Тулькарм, сегодня находящегося под контролем Израиля. И это, несмотря на теплые отношения в семье, создает для короля Абдаллы большие проблемы. Потому что королева, конечно, замечательная и очень симпатичная женщина и замечательная жена, но при этом она очень предана идее сделать что-то для своих. И те 78 тысяч паспортов Иордании, которые получили через канцелярию королевы иорданские палестинцы, не являвшиеся гражданами, за последние несколько лет, плюс земельные и финансовые операции родственников королевы, которые чрезвычайно напрягли отношения между палестинским и хашимитским, бедуинским населением, между бедуинскими шейхами. Плюс определенные попытки добиться паритета возможностей для разных групп населения, в том числе добиться паритета в приеме палестинцев на военную службу, в том числе в академию, которая выпускает офицеров и готовит генералитет, очень сильно напрягли отношения традиционной элиты монархии вообще.

Надо сказать, что целый ряд шейхов и выдающихся лидеров черкесской и чеченской общин фактически в конце прошлого – начале нынешнего года поставили королю некоторый ультиматум по поводу поведения королевы. И если монархия сегодня претерпевает определенные сложности, это, безусловно, в значительной мере в этом виновата родня королевы, которая использовала, что называется, ее служебное положение в своих личных целях. При этом король остается фигурой неприкосновенной.

На сегодняшний день исламисты, которые выступают в Иордании очень активно… достаточно посмотреть на все, что происходит там в последние месяцы. Мы знаем, что в Иордании Братья мусульмане составляют большинство в парламенте, Иордания – это монархия, пожалуй, самая демократичная в арабском мире. И выступления исламистов там были масштабными и привели к изменению в правительстве, но пока что не затрагивали монархию как институт.

При этом не исключено, что они ее могут затронуть, и основные вопросы здесь к созданию или несозданию палестинского государства.

Н.АСАДОВА: Это был Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, хорошо. Давайте теперь, все-таки, перейдем к вступлению на престол. Это когда было-то? В каком году это случилось?

Н.АСАДОВА: 24 января 1999 года за несколько дней до своей смерти король Хусейн назначает Абдаллу своим преемником, забирая престол у Хасана, у своего брата. И коронован Абдалла был 7 февраля 1999 года. То есть он уже 12 лет король.

М.ГУСМАН: Тут надо иметь в виду, что, в общем-то, строго говоря, это было нарушением иорданской Конституции.

Н.АСАДОВА: Безусловно.

М.ГУСМАН: Потому что мало того, что его мать – она приняла мусульманское имя, хотя она не принимала мусульманство, но по Конституции оба родителя должны быть арабами – не только мусульманами, но и арабами, или не только арабами, но и мусульманами. В данном случае, конечно, Конституция была нарушена. Но, так сказать, скажем так, кроме ворчания в окружении того самого твоего любимого дяди Хасана, его окружения и, может быть, самого дяди Хасана никаких других, так сказать, поползновений против престолонаследия не было.

Н.АСАДОВА: А помимо прочего потому что Абдалла был чрезвычайно популярен среди бедуинских шейхов, вообще в народе иорданском он вообще заслужил огромное уважение. Сейчас я хотела бы просто еще сказать про его мать, королеву Муну. Когда Абдалле было 10 лет, она развелась, ведь, с королем Хусейном, и это тоже было причиной, по которой оспаривалось его право занять престол монарший. И после этого как раз король Хусейн взял себе третью уже жену, до Муны была еще королева Нур, которая, кстати, погибла при невыясненных обстоятельствах в авиакатастрофе как раз во время черного сентября. Ну, вот, во время этой потасовки с палестинцами.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, не потасовки, а резни, но не важно.

Н.АСАДОВА: Да, резни. Ну, вообще, это полномасштабная, в общем-то, война. Ранее как мы уже упоминали тут, она же палестинка, из палестинского рода. И это тоже очень важный момент, потому что среди бедуинских шейхов есть недовольство ранее ее родственниками, потому что за время правления Абдаллы II она выдала гражданство 78 тысячам палестинских беженцев.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, причем тут она? Она, наверное, все-таки, заставила…

Н.АСАДОВА: Нет, она повлияла. То есть через нее палестинцы получали гражданство иорданское. А отношения у палестинцев и иорданцев, беженцев, вернее, палестинских и иорданскими гражданами, как мы знаем, очень сложные.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Миша?

М.ГУСМАН: Надо сказать, что наш сегодняшний герой, король Абдалла – достаточно молодой человек. Ему только в январе будущего года будет 50. И он очень энергичный, очень человек, который проявил себя как очень часто политик, выступающий посредником в переговорах между израильтянами и палестинцами, и занимает очень взвешенную в этих вопросах позицию. Еще один мне кажется важным момент, что он – непримиримый борец с радикальным исламским фундаментализмом. Именно поэтому столица Амман. Я тогда в той передаче рассказывал, что был свидетелем чудовищных террористических актов, которые были совершены в Аммане, когда одновременно в трех гостиницах Аммана прогремели… Одна и та же боевиков, так сказать, практически одновременно устроила теракты с большим количеством жертв. И очень жестко отреагировал тогда король Абдалла на теракты. Он, действительно, всеми доступными ему способами пытается искоренить исламский фундаментализм радикальный у себя в стране. Хотя, он показывает себя как достаточно умеющий лавировать политик. Например, уже в начале этого года он, понимая усиление роли Ирана, допустим, в регионе (до этого он достаточно дистанцировался от Ирана), в январе этого года, пару месяцев назад он выступил как раз за то, что надо развивать отношения с Ираном. То есть он вынужден все время лавировать в столь непростой ситуации, которая сложилась в том регионе, где ему судьбой было отпущено быть королем.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Михаил Гусман. Напомню, что это первый заместитель генерального директора ИТАР-ТАСС. Наргиз?

Н.АСАДОВА: Да, если говорить о сегодняшней обстановке в Иордании, то мне кажется есть смысл передать слово теперь Сергею Пашкову, собственному корреспонденту программы «Вести» в Израиле. Как мы знаем, Израиль – это граничащее с Иорданией государство. И он нам даст такое ощущение от амманской улицы, какие настроения царят в Иордании. Сергей Пашков.

С.ПАШКОВ: Люди выходят на площади, на этих площадях мы видели и были свидетелями столкновений 2 недели назад, когда сторонники короля безусловные и абсолютные сошлись на кулаках со сторонниками реформ. Это не противники короля, это сторонники демократических реформ. Более сотни раненых, один человек был убит. С тех пор королевская власть прилагает все усилия для того, чтобы этих столкновений больше не было. В мечетях проповедуют, каждый мулла, каждую пятницу еще и еще раз говорит о недопустимости братоубийственной войны, о недопустимости розни. Здесь как огня боятся той ситуации, которая сейчас охватила Йемен, здесь как огня боятся экономического падения, с которым столкнулся после революции Египет. И, видимо, вот эти опасения сдерживают и радикальных сторонников реформ, и радикальных сторонников королевской фамилии. Но все это равновесие достаточно зыбко, потому что сильно недовольство. Сильно недовольство коррупцией, сильно недовольство социальными проблемами и сложностями, которых в этой стране очень и очень много, раздражает многих и в том числе исламистов фигура супруги действующего короля Абдаллы II королевы Рании. Так что ситуация в Иордании зависла. Армия, безусловно, за короля, полиция сегодня за короля, и это стабилизирующий фактор. Но удастся ли королю и в дальнейшем стабилизировать ситуацию – посмотрим, хватит ли мудрости и терпимости у короля, хватит ли мудрости у иорданского народа, покажет нам, наверное, самое ближайшее будущее.

Н.АСАДОВА: Это был Сергей Пашков, собственный корреспондент программы «Вести» в Израиле. Ну, как видим, очень непростая сложилась ситуация. Интересно, как вырулит из этого всего король Абдалла II.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Михаил?

М.ГУСМАН: Мне кажется, надо сказать, что у нас, у России с Иорданией традиционно, со времен еще отца, короля Хусейна достаточно тесные связи и король Иордании только в этом году встречается второй раз с Дмитрием Медведевым. В начале года, кстати сказать, Дмитрий Медведев был с визитом в Иордании и он был тогда в Палестинской автономии. Тогда сорвалось, кстати говоря, посещение Израиля постольку поскольку там, если помните, бастовал израильский МИД и в итоге сорвался визит. Но визит в Иорданию Дмитрия Медведева был очень успешным. Самое ценное – это был визит, Дмитрий Медведев после возвращения это делал публично. И очень была замечательная пресса по поводу визита Медведева в Иорданию иорданская, они очень хорошо это комментировали.

Н.АСАДОВА: А вы знаете, что Иордания передала в дар России около гектара земли на берегу реки Иордан напротив места крещения Иисуса? Его обустроили за счет президентской администрации, и теперь российские паломники могут туда попадать не только с территории Израиля или Палестины, но и с территории Иордании, что, кстати, очень многие используют. И еще такой момент. Поскольку увлечение военным делом… Да вообще это не увлечение: он – профессиональный военный с большим стажем реально.

М.ГУСМАН: По сей день обожающий, что называется… Понимаешь, вот такое впечатление, вот когда он садится на новый танк… Вот я как-то наблюдал, когда он осваивал новый танк. Он садился как ребенок с игрушкой, вот так он осваивал танк. Он, действительно, человек, очень искренне любящий военное дело.

Н.АСАДОВА: Он каждый год бывает в России на Максе, Московском аэрокосмическом салоне. Ежегодно, подчеркиваю. И что важно, что в Иордании, действительно, одна из самых сильных армий на Ближнем Востоке, которая в свое время была создана и тренировалась британцами, еще при короле Хусейне. И если король Абдалла покупает на рынке какое-то военное оборудование, в частности, у России – это такой хороший знак всему ближневосточному миру, что это хорошее оборудование, потому что Абдалла-то точно понимает в военной технике.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Очень интересно, что король, ну, насколько я читал, он предпочитает опираться не на амманскую улицу, кстати, о чем говорил Сергей Пашков. Он по-прежнему так же, как его отец, опирается на шейхов бедуинских племен. Вот, как соотнести такое средневековье, ну, вот, явное средневековье, вот эти племена, которые живут не в городах, они не модернизированы, они ездят на верблюдах, они живут в шатрах, это, действительно, сейчас в Иордании и это его опора, это реально его опора. Да, они вооружены самыми современными винтовками, которые им поставляет тот же король Абдалла и дарит шейхам на каждом таком ежегодном, я не знаю как называется, Курултае. Был же дикий скандал, когда он вот эту американскую скорострельную винтовку, которую используют морские пехотинцы, которую ему подарили США лет 7 тому назад, он их раздал шейхам племен. Это был высший знак уважения – из рук короля получить эту… Как она? M-16 называется, да?

М.ГУСМАН: Да-да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот, шейхи получили эту M-16, которую, вообще-то, морские пехотинцы из рук не выпускают, надо сказать. Но он, действительно, не опирается на амманскую улицу. Амманская улица очень радикализирована, она как в любом сейчас ближневосточном городе, среди студентов очень много людей, которые подвержены влиянию радикального ислама, они и выводят значительную часть населения на амманскую улицу. Поэтому у него проблемы. Надо сказать, у него проблемы.

М.ГУСМАН: Не, мне кажется, тут очень принципиальный момент.

Н.АСАДОВА: Можно я тоже хотела просто сказать о причинах, чего хотят вот те самые люди, которые бастуют сейчас на улицах в крупных городах Иордании. Хотя, надо отметить также, что не такие они многочисленные, эти выступления – там больше, чем 3-3,5 тысячи не собирается на улице.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это много для авторитарной монархии.

Н.АСАДОВА: Среди требований борьба с коррупцией и безработицей, упразднение секретной службы. И послушайте какие лозунги: «Спецслужбы, руки прочь от политики», «Новая Иордания свободна от коррупции». И против короля нет лозунгов сейчас. Это важно. То есть короля уважают.

М.ГУСМАН: Нет, все правильно. Но тут еще надо иметь в виду, что…

Н.АСАДОВА: Я хотела просто напомнить, что он отправил 1 февраля в отставку правительство свое.

М.ГУСМАН: Дело в том, что он… Конечно, дело и в уважении, безусловно, но в его очень высоком уровне политического чутья. Когда он увидел процессы, которые проходили в соседних странах, в том числе в Египте, он немедленно отреагировал. Он совершенно справедливо перевел стрелки (и это правильно) на правительство, немедленно отправил правительство в отставку, поменял правительство полностью, заменил премьера, назначил премьером достаточно опытного и сильного человека. Это такой генерал Маруф Аль-Бахит, которого прозвали «железным канцлером». И, в общем-то, его, я извиняюсь…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. Ответное требование демократизации – назначить железного канцлера, генерала. Нормально.

Н.АСАДОВА: Дело в том, что многие, кто бастовал на улице, не были против этого человека. То есть он популярен достаточно был в народе.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Посмотрим. Еще не вечер.

Н.АСАДОВА: Не-не. А чего не вечер? Уже сейчас его критикуют, уже сейчас и его хотят в отставку.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, конечно.

М.ГУСМАН: Нет, тут надо, все-таки, иметь в виду, что, все-таки. в правительство вошло 2 женщины, что для Ближнего Востока… Это все очень важно. И я думаю, что есть даже министры, в частности, министр юстиции вошел в список оппозиционеров. Это, конечно, паллиативное решение. Но другие, как мне кажется, даже в такой просвещенной монархии как иорданская на Ближнем Востоке, более чем паллиативное решение вряд ли стоит ожидать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я просто хотел напомнить, когда мы видели кадры из Каира, когда тут некоторые непонимающие товарищи смеялись, как на верблюдах приехали люди поддерживать Мубарака. Я вот себе представляю, если что-то случится, как эти бедуины, вооруженные M-16, на верблюдах появятся в Аммане. И они появятся. Надо понимать. И они появятся.

Н.АСАДОВА: Но там уже сейчас происходят столкновения между сторонниками Абдаллы и его противниками. Вернее, как бы, противников-то основных нет. Противники есть у правительства и чиновников. Вы знаете, я еще…

М.ГУСМАН: Мне очень хочется оставаться оптимистом в отношении Иордании.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, ну мы же сейчас, как бы, рассказываем людям. Оптимизм – это наше неотъемлемое чувство.

М.ГУСМАН: Природное свойство.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да-да-да.

Н.АСАДОВА: Я бы хотела процитировать президента Сирии Башера Асада, он недавно дал интервью «The Wall Street Journal» и сказал, мне кажется, пророческие слова. Он сказал о том, что в истории Ближнего Востока начинается новая эра и будет ли эта эра, увеличение хаоса или большей институционализации – вот в чем вопрос. Конец пока не ясен. И я сейчас хочу передать слово еще одному нашему эксперту, Алексею Малашенко, члену научного совета Московского центра Карнеги, который, ну, попытался проанализировать будущее хашимитского королевства Иордании.

М.ГУСМАН: Вот одна маленькая деталь – она совершенно из другой, может быть, оперы. Но! Надо слушателям сказать, что 29 апреля будет большое событие – свадьба британского внука королевы. Так вот, среди немногих коронованных особ с Ближнего Востока приглашен как раз король Абдалла. Все-таки, он имеет к Британии непосредственное отношение.

Н.АСАДОВА: А сейчас Алексей Малашенко.

А.МАЛАШЕНКО: Я думаю, что ситуация в Иордании достаточно стабильна. Там есть свои проблемы, безусловно, как и везде. Я думаю, главная проблема – это вечное присутствие огромного количества палестинцев. Это, в общем, такой взрывоопасный элемент, который неоднократно себя проявлял. И вот, кстати, на них вот эта вот реакция того, что сейчас происходит на арабском Востоке, она может сказаться: если египтяне могут, если тунисцы могут, если ливийцы могут, то почему не можем мы? Тем более что внутреннее противостояние там есть между палестинцами и коренными иорданцами.

И второе: ну есть такие, знаете, как бы слухи, скажем, которые, правда, имеют под собой достаточно веское основание – это проблемы в самой королевское семье. В Иордании королева не очень популярна. И это, я бы сказал, такая традиционная беда. Мы это знаем и по постсоветскому пространству, когда жены непопулярны. И вот это тоже могут противники монархии разыграть. Но, вы знаете, в целом, я думаю, что все настолько заинтересованы в том, чтобы там ничего не менялось, да и король-то очень популярен и очень умен, так что я допускаю эксцесс, я допускаю манифестации, я допускаю крики. И, кстати говоря, там будут реформы, там очень неплохой уровень жизни. Но какого-то переворота в Иорданской Республике я не вижу.

Н.АСАДОВА: Это был Алексей Малашенко, член научного совета Московского центра Карнеги.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот теперь, завершая уже передачу, посвященную королю Иордании, мы можем только пожелать, что года через 4 мы о нем же будем делать передачу (возможно, он и усидит на троне), но в любом случае надо понимать, что это не вопрос только Иордании. Это мы представляем, что там границы, что там положенный железный занавес между странами.

Н.АСАДОВА: Нет-нет. Собственно, как сказал Башар Асад, это новая эра в истории Ближнего Востока.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Большая любительница Башара Асада, да?

М.ГУСМАН: Ну, кстати сказать, между прочим, и с ним вчера был разговор по телефону у Дмитрия Медведева, с президентом Асадом. Так что…

Н.АСАДОВА: То, что происходит сейчас на Ближнем Востоке, очень и очень важно для всего мира.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И в нашей программе «48 минут», вероятно, мы будем возвращаться к некоторым нашим героям, бывшим героям, потому что старые герои в новой обстановке – это тоже чрезвычайно важно. И как всегда мы завершаем нашу программу гимном хашимитского королевства Иордании.

(звучит гимн)



Комментарии

2

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

08 апреля 2011 | 19:51

Эх, ребята... Послушал вас - видимо, я рядом с какой-то другой Иорданией живу. "очень неплохой уровень жизни", ага. "Все любят короля", да. Ну, и Хафез Асад как глашатай перемен.


ellyk 09 апреля 2011 | 01:10

первой женой короля хусейна была принцесса Дина
второй женой была принцесса Муна,мать короля Абдаллы. Третьей женой была королева Алия - она погибла в 1977 при крушении вертолета.После этого король в 1978 женился на американке принявшей ислам и ставшей королеиой Нур.
Лучше готовтесь к передаче.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире