'Вопросы к интервью
А.ВЕНЕДИКТОВ: 21 час и 4 минуты в Москве, всем добрый вечер, это программа «48 минут», Михаил Гусман, special guest, первый заместитель генерального директора агентства ИТАР-ТАСС как всегда у нас в эфире.

М.ГУСМАН: Добрый вечер.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И мы с Наргиз Асадовой сегодня его принимаем.

Материалы по теме

Хотели бы Вы, чтобы такой человек, как Акихито, император Японии, возглавлял Россию?

да
54%
нет
40%
затрудняюсь ответить
6%


Н.АСАДОВА: Добрый вечер еще раз. Важно сказать, что мы сегодня говорим про великого человека, императора Японии Акихито.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. Важно сказать. Понятно, почему мы выбрали сегодня эту фигуру – на фоне трагических событий, которые разворачиваются в Японии. Поэтому мы сегодня немножко переделали начало, вступление нашей передачи и мы начнем?..



Н.АСАДОВА: Мы начнем с гимна. Но перед этим я еще должна напомнить нашим слушателям и зрителям на сайте, что теперь на сайте «Эха Москвы» echo.msk.ru можно смотреть трансляцию, которая осуществляется нашим партнером, компанией Сетевизор. Она позволяет следить за всем, что происходит в студии, с нескольких ракурсов, во-первых. А во-вторых, вы можете смотреть нас на всех компьютерах, iPhone, iPad, мобильных устройствах на платформе Google Android.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Михаил?

М.ГУСМАН: Знаешь что, Алексей? Я думаю, что прежде чем прозвучит гимн Японии, наверное, самое правильное, если мы начнем с того, что мы выразим сочувствие японцам, которые, действительно, пережили самую страшную в истории страны трагедию.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Переживают.

М.ГУСМАН: И сейчас ее продолжают переживать. И ситуация развивается достаточно драматически. Много тысяч погибших, много тысяч раненых. Можно сказать, уже огромное количество людей потеряло кров. Поэтому я думаю, что самое правильное, если мы выразим соболезнования погибшим и сочувствие тем, кто потерял своих близких.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И еще я добавил бы к тому, что сказал Михаил Гусман. Мы видим, как мужественно ведут себя не только вооруженные силы Японии, не только службы спасения, как мужественно и достойно ведут себя эти люди. И я не слышал ни одного сообщения, например, о мародерстве. Ни одного. Мимо меня прошло.

М.ГУСМАН: Ну, вообще, сегодня японцы показывают миру пример стойкости перед лицом испытаний, пример солидарности своей национальной перед лицом испытаний и очень высокое чувство собственного достоинства, то, что вообще присуще японцам по жизни, но вот в этих трагических условиях это становится просто потрясающим.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И это, конечно, часть национального характера как и император, как и национальный гимн, который тоже является символом Японии. Анатолий Суренович Агамиров в свое время рассказал нам об этом гимне.

А.АГАМИРОВ: Сейчас вы услышите гимн императорской Японии. Должен вам сказать, что я, готовя эту передачу, я услышал его в первый раз. И поражен его красотой. Надеюсь, вы разделите мой восторг. Это что-то необыкновенное по красоте и совершенно не похожее на остальные гимны. Но Япония сама весьма самобытна, как мы знаем из многочисленных литературных источников.

А, вот, в 1904 году, когда этот гимн, собственно, стал официальным гимном Японии, у нас в России о Японии знали так мало, что понадобилась не очень лестная для нас война, чтобы мы заинтересовались всем японским и, в частности, и национальной символикой Японии, ее гимном.

Гимн этот очень древний. Указывают, что мелодия была написана до рождества Христова. Потом ее несколько раз переделывали и, наконец, он сформировался в том виде, в каком он сейчас находится.

Там есть такие примечательные слова: «Пусть Микадо (то есть император Японии) живет тысячу и 8 веков, пока мелкие камни не станут скалами и не порастут мохом». Он очень красив, я еще раз подчеркиваю, этот гимн, он построен на совершенно необычной для европейского уха музыкальной системе, которая называется пентатоника, то есть 5 нот всего, такой ряд звуковой, лад звуковой. То есть ноты без уменьшенных и увеличенных секунд.

Неизвестно имя создателя этого гимна, потому что, как вы поняли, его история уходит в такую глубь веков, что просто оттуда невозможно ничего конкретно узнать. Однако известно, что в 1904 году, когда Япония модернизировала свою военную технику и готовилась к всем известным действиям, были приглашены германские военные инструкторы и, в частности, был приглашен инструктор по военной музыки. Им оказался оберлейтенант Musikdirektor Франц Эккерт. Вот, считается, что он сделал гимн в том виде, в каком мы его сейчас услышим. Японцы это иногда очень – я пользуюсь источником, это книга профессора Бернштейна «Национальные гимны стран мира» – японцы очень не хотели бы, они не любят упоминать Эккерта, однако во всех справочниках он упомянут. Оберлейтенант Эккерт – автор, по крайней мере, аранжировки. Сейчас мы послушаем эту необыкновенную красоту.

(звучит гимн)

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну вот Анатолий Суренович Агамиров рассказал нам о гимне Японии. Гимн Японии – это тоже символ объединения нации так же, как император. Я хотел бы только напомнить, прежде чем мы начнем рассказывать об императоре Акихито, что считается, что это 125-й император, нынешний император династии Ямато, которая положила свое начало, якобы, 600 лет до нашей эры.

М.ГУСМАН: В 660 году до нашей эры.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, в 660 году до нашей эры. Но, правда, первые 15 императоров, видимо, легендарные.

М.ГУСМАН: Хотя, считается, что вообще первый император спустился яс небес на землю.

Н.АСАДОВА: Да, и был прямым потомком верховной богини Аматэрасу.

М.ГУСМАН: Да, и что он считается небесным посланником.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, вот это, видимо, самая древняя династия, которая сейчас существует.

М.ГУСМАН: Не, она самая древняя, конечно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. Самая древняя династия существует в мире, и нынешний наш герой император Акихито – он, собственно, вот, 125-й император этой династии. Наргиз?

Н.АСАДОВА: Да. Ну, наверное, давайте скажем еще, что он не является главой государства в отличие, например, от королевы Великобритании Елизаветы II. И еще очень интересная традиция то, что все императоры, не носят фамилию.

М.ГУСМАН: Не, Ну он просто божий помазанник. Он выше, чем глава государства.

Н.АСАДОВА: Он не носит фамилию, вообще вся императорская фамилия.

М.ГУСМАН: У них по Конституции у императора нет фамилии.

Н.АСАДОВА: Именно, да. Потому что, опять-таки, они божьи помазанники и у них только собственные имена. Но все они, каждый император выбирает свой девиз. И, вот, у нынешнего императора Акихито девиз: «Мир и спокойствие» в переводе на русский язык.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это не то, что девиз. То есть это девиз, но это не только девиз. Это – вот об этом страшно говорить, это мы вообще не понимаем – это его посмертное имя. Нет, дело в том, что его японцы с 1989 года не называют Акихито. Это мы здесь его называем Акихито, во всем мире в западной прессе, в российской прессе его называют Акихито. Вот эти переходные имена (назовем их так, «переходные имена», хотя это неправильно), вот, последнее его имя будет то, что сказал Наргиз. Михаил?

М.ГУСМАН: Совершенно правильно. Как у его отца, императора Хирохито, которого знали, он там 60 с лишним лет был императором Японии, с 1926 года до 1989-го, да? 63 года. Но сегодня его называют императором Сёва, то бишь посмертным именем. То есть уже как бы имя его прижизненное уходит, как бы, на второй план, только остается в исторических документах, но называется он уже император Сёва – это речь идет об отце действующего императора.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. Но и сейчас император Акихито, повторяю, в Японии его никто так не называет, он носит тронное имя Тэнно Хэйка. То есть, на самом деле, это очень сложная история. А посмертное будет Хэйсэй.

М.ГУСМАН: Понимаешь, вот мы говорили о 125-ти, что он 125-й император.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это надо бы разобраться, о ком из них мы говорили.

М.ГУСМАН: Да-да. Нет, я имею в виду, императоры Японии, скажем так, группируются, если можно так выразиться, по эпохам. И эпохи у них такие были: эпоха Яёй, эпоха Ямато, эпоха Асука, эпоха Нара, эпоха Ян, эпоха Камакура, эпоха Двор, эпоха Муромати, эпоха Эдо и современная Япония.

Так вот на каждую эпоху попадало где-то там по 10-12 императоров. Вот, в условиях, скажем, современной Японии, он – 4-й император современной Японии, как они ее трактуют.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И еще что: Конституция 1947 года после поражения Японии во Второй мировой войне определяла роль императора как символ государства и единства японского народа. Вот сейчас самое время символа. Но это, вот, наш герой Акихито. Может быть, мы тогда, Наргиз…

М.ГУСМАН: Он же Хэйсэй.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Он же Хэйсэй. Ну вот, Хэйсэй.

Н.АСАДОВА: Да. Ну, давайте тогда спросим у наших прохожих на улице, наверное, все-таки, знают ли что-нибудь они про императора Японии?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, я думаю, что сейчас они точно знают. Я не знаю, но, тем не менее, Андрей Гаврилов отправлен был на улицу для того, чтобы понять, гуляющие люди по улице об этом думают?

А.ГАВРИЛОВ: Имени японского императора Акихито никто из опрошенных, с кем я пообщался сегодня, вспомнить так и не смог. Но то, что в стране конституционная монархия и император – символ государства и единства народа Японии, люди знают. Все, конечно, говорили, что следят за ситуацией на атомной станции Фукусима и очень волнуются за японцев, которые пережили разрушительное землетрясение и цунами. Некоторые опрошенные даже были в курсе беспрецедентного обращения императора к нации в среду. Монарх находится в тени и то, что он сделал это заявление, большой поступок, считает учитель Ольга. По ее мнению, эти слова поднимут дух японцев.

ОЛЬГА: Ну, даже трудно представить вообще, что это такое. Когда все рушится, трудно оставить в себе вот этот стержень, который позволит тебе жить дальше. И, вот, он должен это в первую очередь, чтобы они чувствовали свою защищенность и надежду на светлое будущее.

А.ГАВРИЛОВ: При этом Ольга не против императора и в России. «Порядка было бы побольше», — сказала женщина. 26-летний водитель Андрей считает, что призыв императора к японцам не терять мужества и твердости духа, мало чем поможет стране. «Почему тогда монарх сделал это, спустя несколько дней после ЧП, а не сразу?» — задался вопросом мой собеседник.

АНДРЕЙ: Император – это не то лицо, на которое следовало бы концентрировать внимание в таком вопросе. Я думаю, тут в первую очередь это от всяких служб зависит, кто может направить, скоординировать действия. А что выступить? Выступить, постоять поболтать – это… Ну а чего поддержать? Им не поддержка, им нужна помощь. Я думаю, он должен правильно скоординировать действия и принимать помощь от всех, кто предлагает ее.

А.ГАВРИЛОВ: 38-летнего Леонида, который занят в компании мобильной связи, Япония привлекает, как выразился мой собеседник, философией японских воинов, тем, как воспитывается их дух. Поэтому и без выступления императора жители страны объединены как никакая другая нация, полагает Леонид. «Японцы – очень сильный и мужественный народ, поэтому сейчас буквально весь мир поражается их выдержке. А император сделал все, что может в этих условиях», — считает респондент.

ЛЕОНИД: Как глава государства номинальная, ну, естественно, он должен был обратиться к своей нации, поддержать их каким-то способом. Я слышал, что там большие вливания делает их банк в эту экономику сейчас восстановления. Японцы вообще по своей философии, они очень такие, организованные люди. Поэтому, скорее всего, они справятся с этими бедами. Ну, он может только как символ страны обратиться к своему народу, а его планы должны воплощать его подчиненные, то есть глава правительства, министры все остальные.

А.ГАВРИЛОВ: Каким бы ни было мнение по поводу императора Японии у опрошенных, люди сходились в одном: самое главное, чтобы жители страны восходящего солнца поскорее оправились от этого разрушительного землетрясения и чтобы больше такого кошмара в истории страны не повторилось.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы говорим об императоре Японии Акихито. Михаил Гусман, Наргиз Асадова и я, Алексей Венедиктов. И, конечно, вот то самое место, где нужно придворный портрет, да? Все-таки, императорский придворный портрет… Что, Михаил? Ты недоволен.

М.ГУСМАН: Нет, я доволен. Просто, ты знаешь, просто я с трудом могу себе представить, сколь яркие и тонкие одновременно краски для портрета Николая Троицкого понадобится, потому что он будет говорить, конечно, о фигуре, которая для миллионов-миллионов японцев является, как бы, символом бога на Земле.

Н.АСАДОВА: Готова поспорить, что он писал тушью, вы знаете, в японской манере.

М.ГУСМАН: Каллиграфическим почерком.

Н.АСАДОВА: Точно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И это мы сейчас узнаем.

ПОРТРЕТ ПЕРА НИКОЛАЯ ТРОИЦКОГО

Н.ТРОИЦКИЙ: Акихито – бывший принц Цугуномия, не глава государства, Конституцией не предусмотренного, а символ единства японской нации. Его еще называют «сын неба», но от божественного происхождения отказался еще его отец, император Сёва, больше известный как Хирохито. Произошло это после сокрушительного поражения во Второй мировой войне, не помогла самураям богиня солнца Аматэрасу, пришлось спускаться с небес на землю.

Япония славится своей уникальностью. Видимо, это единственная страна, где одна и та же династия правит с незапамятной древности, с 5-го века нашей эры как минимум. И Акихито стал императором под номером 125.

Реальной власти у сына неба нет со времен революции Мэйдзи. Но тем не менее, без него и Японии никакой нет. В отличие от европейских монархов он не ведет светской жизни, его родственники не заполняют скандалами бульварную прессу. Хотя, кое-что в суровых дворцовых многовековых традициях он изменил – раздвинул жесткие протокольные рамки, слегка косметически обновил хризантемовый трон. Правда, это название императорского трона придумали европейцы.

Например, Акихито вопреки популярной песенки, добился права жениться по любви на девушке не из аристократической семьи. И они самолично воспитывали своих детей, в том числе и наследного принца, а не отдавали их на попечение нянькам и камердинерам, как было положено ранее. Но это всего лишь легкие новые веяния, ни в коем случае не ветер перемен.

Как истинный символ, 125-й император Японии крайне редко делает публичные заявления. Не должен императорский голос на воздухе теряться по-пустому. Однако, сегодня, когда страна восходящего солнца зависла на грани заката, настал роковой момент, когда молчать нельзя.

Акихито выступил, обратился к народу. Наверное, он понимает, что даже высокоразвитая Япония бессильна перед разгулом природной стихии, которую человек, как ни тщился, не покорил. И опять на помощь приходит традиция, возникшая в древние, доиндустриальные времена: кроме императора сплотить нацию некому, и без него не превозмочь беду.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Михаил?

М.ГУСМАН: Сейчас. Николай Троицкий, действительно, очень тонко нарисовавший портрет императора Акихито, сказал о том, что император обратился к народу в условиях этой трагедии. Но, вообще-то, он, действительно, император Японии – сын неба. И впервые голос отца, императора Хирохито, ныне императора Сёва, как его сейчас зовут после смерти, граждане Японии услышали впервые только в 1945 году, когда он объявил по радио о капитуляции Японии. И это было страшным для японцев ударом постольку, поскольку именно император должен был объявить о капитуляции Японии во Второй мировой войне. И до сих пор не подсчитано то количество ритуальных самоубийств, прежде всего харакири, а многие стрелялись японские солдаты, офицеры, граждане, которые считали, что они выполнили долг перед императором. Вот этот их дух, который…

Н.АСАДОВА: Трудно объяснить нам, в общем-то.

М.ГУСМАН: Трудно объяснить, да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, к этому времени он уже родился. Давайте мы, все-таки, уйдем в довоенное время. Ты торопишься. Как раз вот это выступление его отца, оно на него произвело впечатление (он был подростком), но именно поэтому надо сказать, что он родился.

Н.АСАДОВА: Давайте я по традиции, все-таки, сообщу, когда он родился.

М.ГУСМАН: Как мать и как женщина.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Как мать и как женщина, да.

Н.АСАДОВА: Родился будущий император Японии 23 декабря 1933 года. И он – старший сын и 5-й ребенок императора Сёва.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хирохито.

Н.АСАДОВА: То есть у него до этого, я так понимаю, что 4 сестры еще было.

М.ГУСМАН: Да, да. И это было великое счастье в Японии, что родился, наконец, мальчик.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Там такая история была, император и императрица, его мать, они уже 9 лет были женаты и у них были дочки только.

М.ГУСМАН: Нет, там вообще другая история. Я скажу еще более сложную ситуацию. Дело в том, что в истории императорского дома бывали случаи и не раз… Поскольку должен быть престолонаследник только по мужской линии, только мальчик, то были случаи в истории императорских семей, когда были дети от наложниц. И Хирохито уже активно намекали высокие государственные мужи и высокие вельможи двора – это уже широко обсуждалось – что надо делом заняться. Если с женой не получается мальчика, надо, чтобы была…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, 4 девочки подряд. Причем, за 9 лет – 4 девочки.

М.ГУСМАН: Да. И тогда, что называется, Хирохито устоял и, все-таки, его супруга, императрица тогда ему принесла мальчика. Но это было такой, одной из самых больных тем, обсуждаемых в японском обществе.

Н.АСАДОВА: Что интересно? То, что в возрасте 2-х лет его разлучили с родителями по традиции, чтобы мальчик, так сказать, не рос слюнтяем.

М.ГУСМАН: Но это всегда – это не только его. Все дети в императорских домах, наследные принцы воспитываются не в семье.

Н.АСАДОВА: Да. И дальше он воспитывался в специальной школе, где воспитываются дети…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Подожди до школы.

М.ГУСМАН: Не, подожди. До школы у него было только 2 гувернера.

Н.АСАДОВА: Еще вы хотите?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, я хочу. У него было 2 гувернера до школы, но своих родителей, вот, реально он видел один раз в неделю в присутствии всего двора. Вот, они его 3 года не видели, вообще не видели.

М.ГУСМАН: Нет, и более того. Ребенка приводили родителям, они на него просто взглянули…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Взглянули, кивнули, все, до свидания.

М.ГУСМАН: И дальше на воспитание гувернерам.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. Давай.

Н.АСАДОВА: Ну, я просто хочу рассказать про школу. Это была необычная школа, а есть специальная школа, где учатся дети только из очень аристократических фамилий. И, собственно говоря, всегда…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, школа пэров так называемая.

Н.АСАДОВА: Да, типа школы пэров. И всегда, собственно, будущему императору выбирали невесту, собственно, из этого маленького круга пэров.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но пока он маленький совсем. Даже не круг маленький, а школа маленькая.

Н.АСАДОВА: Школа маленькая, круг маленький и он рос в этой традиции, которая испокон веков в Японии существует.

М.ГУСМАН: Но тут еще одна маленькая деталь, вот ты сейчас к ней дойдешь. Значит, до школы очень важно, что у него наряду с японским традиционным гувернером по фамилии Коидзуми, кстати родственником будущего впоследствии премьера Коидзуми, у него была английская гувернантка, ее звали Элизабет Грей Вининг, она известная детская писательница.

Н.АСАДОВА: Нет, в том-то все и дело. Элизабет Вайнинг (или Вининг, как ее называют) появилась у него только в 1946 году, уже после войны. Поэтому я и как бы оттягивала этот момент и не рассказывала про нее. Это великая женщина, действительно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Подождите. До войны. Подождите секундочку. Значит, смотрите, даже в школе, вот в этой аристократической закрытой школе, в этом пансионе в первые 4 года с 1940-го по 1944-й год (напомню, война, Япония воюет), он отделен от своих одноклассников, потому что он – живой бог. Тогда еще, наследник живого бога и сам – живой бог. И вот это образование, которое он там получал…

Кстати, никто не пишет о том, как воспринимались Хиросима и Нагасаки этим мальчиком. Потому что когда Хиросима и Нагасаки, вы извините, ему уже 12 лет, он – подросток.

Н.АСАДОВА: Вот, собственно, 12 лет и, вот, когда появилась эта его прекрасная Элизабет Вайнинг, она писала о том, каким она этого мальчика, который отлучен был, по сути, от семьи и от своих друзей, каким она его увидела. Вот ее описание, что это был очень скромный, застенчивый, нелюдимый мальчик, у которого была побрита коротко голова как у всех школьников в Японии. И она говорит, что если он с кем-то и общался, то только с рыбами. И он до сих пор увлекается рыбами.

М.ГУСМАН: Не только рыбой. У него по каталогу лондонской библиотеки королевской 28 только книг им написано, научных трудов по ихтиологии, по рыбам.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Шаг назад, шаг назад. Значит, когда в 1945 году бомбежки были очень сильны, он был эвакуирован из Токио, он был увезен в провинцию вместе со своим уже младшим братом, которого зовут ныне Принц Хитачи. И они жили там в провинции. Он узнает о капитуляции Японии, и в своем дневнике 12-летний парень пишет, что «я теперь должен (ну, вольный перевод, да?). Я теперь должен больше работать над своим образованием». Вот это он записал в день капитуляции Японии, зная, что он – наследный принц и, видимо, выслушав речь своего отца по радио, о которой Михаил говорит.

Н.АСАДОВА: Да. И дальше многие пишут, что именно американцы навязали эту американскую уже женщину, преподавателя или гувернантку.

М.ГУСМАН: Вининг ты имеешь в виду?

Н.АСАДОВА: Да, Элизабет Вининг. Но, на самом деле, мальчик сам ее выбрал.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, как сам выбрал? Это невозможно.

Н.АСАДОВА: Я рассказываю, как это просто происходило. То есть император Хирохито обратился к американскому тьютору, такой, очень известный человек в образовательной системе США был Джордж Стодарт. Кстати говоря, моя дочка училась в школе имени Джорджа Стодарта, то есть это очень известный человек реально в Америке, легендарный. Вот, и он дал несколько вариантов преподавателей, которые могли бы заниматься обучением императора будущего английскому языку, литературе и так далее. И, собственно, 12-летний мальчик выбрал именно вот эту Элизабет Вайнинг, именно ее он выбрал. И, кстати, потом он уже говорил, что если что-то успешное в своей жизни я и сделал, так это выбор этой Элизабет Вайнинг. Она стала, действительно, другом ему на всю жизнь. Кстати, умерла она в 1999 году в возрасте 90 с лишним лет, и до последнего она поддерживала очень тесные связи с императорской семьей в Японии.

И, кстати говоря, вот я просто, готовясь к передаче, прочитала книжку ее. Она 4 года преподавала в Японии наследнику престола, с 12-ти до 16-ти лет. И она после этого в 1952 году выпустила книжку…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Только она не преподавала – она была гувернанткой.

Н.АСАДОВА: Ну, преподавала ему английский язык.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет.

Н.АСАДОВА: И литературу.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Он вернулся в эту самую школу пэров…

М.ГУСМАН: Она его познакомила с западной литературой.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нельзя сказать, что она была его учительницей – она была его гувернанткой.

Н.АСАДОВА: Она давала ему уроки английского языка.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Уроки английского языка ему давали в школе.

М.ГУСМАН: Но тут важная деталь, что, действительно, это было после войны и Япония находилась под американской оккупацией фактически. И очень интересная деталь, на мой взгляд, что, все-таки, гувернанткой выбрали не этого, допустим, американского преподавателя или преподавательницу, как было бы, может быть, логично постольку, поскольку как считается и писалось об этом, что американцы, кстати говоря, хотели, чтобы в императорском доме гувернером при будущем императоре был американский учитель или учительница. Но они выбрали, все-таки, англичанку.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, она была квакершей, кстати.

Н.АСАДОВА: Она родилась в Пенсильвании, в семье квакеров. Кстати, ее отец очень интересный. Я посмотрела, он строил Транссибирскую вот эту магистраль и был полярником, он исследовал Северный полюс.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Смешно. Могу еще сказать про нее последнее…

Н.АСАДОВА: Она родилась и всю жизнь жила в Америке. (говорят одновременно)

А.ВЕНЕДИКТОВ: Еще очень важно. Она была единственным иностранцем, который в 1959 году присутствовал на его свадьбе. Единственным.

Н.АСАДОВА: Потому что она очень близким другом его стала.

М.ГУСМАН: Нет, ну, там вообще не принято, иностранцев не приглашают.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А она была, она была.

М.ГУСМАН: Ну, она как член семьи.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Член семьи, согласен.

Н.АСАДОВА: Вот что она пишет, интересно, в своей книжке. Когда она его увидела, она спросила: «Что ты делаешь после школы?» Он ответил: «Ну, как решат». Она говорит: «А кто решает?» А он говорит, что члены попечительского совета. То есть он даже не мог… Все ему предписывали. Членам императорской семьи, детям предписывают.

М.ГУСМАН: Ну, естественно. Это абсолютно жесткая…

Н.АСАДОВА: Это не естественно, Михаил Соломонович. Это странно.

М.ГУСМАН: Нет, для японской императорской семьи, естественно…

Н.АСАДОВА: Для нас с вами это странно. И для нее это тоже было удивительно и странно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Наргиз Асадова, Михаил Гусман и Алексей Венедиктов об императоре Японии Акихито.

НОВОСТИ

А.ВЕНЕДИКТОВ: 21 час 34 минуты в Москве, мы говорим об императоре Акихито. Михаил Гусман, Наргиз Асадова и я, Алексей Венедиктов, вы слушаете «Эхо Москвы». Мы добрались, наконец, до его высшего образования, 16-летний возраст. И в 16-летнем возрасте, ну, чуть позже, в 17-ти, даже в 18-летнем он объявлен наследником престола. 10 ноября 1952 года император Хирохито объявляет его наследником престола, официально. Хотя и до этого он был наследником престола.

М.ГУСМАН: Ты знаешь, я хочу сказать несколько другую вещь.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Другую вещь. Это ту же я уже сказал.

М.ГУСМАН: Нет. Это поскольку происходит в 1952 году, так вот совершенно другой король, король Египта тогдашний Фарух сказал потрясающую фразу, которая частично оказалась пророческой. В 1952 году король Фарух сказал, говорит: «Вы знаете, скоро в мире останется только 5 королей. 4 в колоде карт и один британский король». То есть он сам предвосхитил, и через год свергли короля Фаруха в Египте.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. Но император остался.

М.ГУСМАН: Я к этому веду. Что, вот, будут меняться монархии и будут падать монархии в XXI веке. И, там, Каддафи сверг короля и прочее-прочее-прочее. Но, действительно, монархии в XX веке рушились как карточные домики. Но я думаю, что императорскому дому Японии, их традиции… И, хотя, идут послабления, идут изменения. И Акихито, кстати сказать, вот мы только что говорили о том, как воспитывался он, он – первый император, который изменил правила отчуждения детей от родителей. Он разрешил, чтобы его дети…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Подожди, он еще не женился. Ну, Миш, ну что вы все время летите? У него еще история его любви. Это, вот, он первое, что он изменил, это когда он женился. Познакомившись с юной теннисисткой.

М.ГУСМАН: Но это пока он познакомился.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, в 1957-м. Он познакомился, он занимался теннисом. Занимайтесь теннисом. Он познакомился с дочерью крупного промышленного магната и влюбился. И все пришли в ужас.

М.ГУСМАН: Но, кстати сказать, это было очень хорошо воспринято в Японии.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не-не-не.

М.ГУСМАН: Да-да-да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Двор пришел в ужас, это было невозможно.

М.ГУСМАН: Двор пришел в ужас!

А.ВЕНЕДИКТОВ: Двор пришел в ужас.

М.ГУСМАН: Да. А, вот, общественность Японии, то, что он ломает эту чуть-чуть традицию, восприняла хорошо.

Н.АСАДОВА: Девушку звали Сёда Митико. Кстати говоря, по поводу двора. Вы зря так говорите, Михаил Соломонович, потому что двор там определяет абсолютно каждый шаг императорской фамилии. И, вот, если возвращаться к этой госпоже Вайнинг, которая была гувернанткой, она же преподавала английский язык не только императору, но и, например, матери императора. И она рассказывала, что когда она пришла первый раз на урок, то за ширмочкой сидела женщина другая, служанка или не знаю кто, которая по этикету должна была слушать все, о чем они говорят. То есть там все наблюдается, за всеми следят.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, надо сказать насчет отношения к этому. Да, ему удалось переломить, именно юный принц настоял на том, чтобы он женился на этой девушке не из аристократии. Но в 2000 году стало известно, когда умерла императрица-мать, что именно она, императрица-мать, его мать была категорически против. Более того, она вогнала ее в депрессию, девушку, уверяя в том, что она не чета, не пара ее сыну. Стали поступать угрозы жизни императорской фамилии от традиционалистов.

Н.АСАДОВА: Монархистов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вынуждены были организовать специальную охрану. В этот момент возник специальный батальон охраны, который закрывал буквально своими телами наследного принца и его семью. А он настоял. Так что не надо.

Н.АСАДОВА: Сёду Митико, кстати говоря, пошла на очень сложный шаг в своей жизни.

М.ГУСМАН: И тем не менее, его выбор в тот момент одобрило 78% японцев. То есть то, что называется, народ Японии его поддержал. Вот в  этом-то и суть, что двор был против, мать была в депрессии, а 78% японцев его поддержали. Его выбор, именно женщину не из императорской…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот его модернизация началась с его собственной жизни, да? Он еще, напомню, он – наследный принц, там, действительно, ты прав, далее он принимает решение сам воспитывать своих детей тоже вопреки.

М.ГУСМАН: Это революционное решение.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Абсолютно.

М.ГУСМАН: Это чистая такая революция в семейном укладе императорской семьи.

Н.АСАДОВА: Да, это правда.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Наргиз?

Н.АСАДОВА: Нет, ну что? Я согласна. Он совершил революцию.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Он совершил революцию, да? И, вот, она не очень видна и непонятна в Европе, может быть, и у нас как революция, да? Ну, подумаешь. Сейчас все так живут.

М.ГУСМАН: Леш, я бывал в Японии достаточно много раз, и я с каждым разом уезжал из Японии с ощущением, что я знаю Японию все меньше и меньше.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но есть люди, которые неплохо знают Японию. Александр Панов, бывший посол России в Японии аж 8 лет, с 1996-го по 2004-й год, неоднократно встречавшийся с императором. Он сейчас расскажет о встрече с императором.

А.ПАНОВ: Мне приходилось неоднократно, будучи послом, встречаться с императором Японии Акихито, его супругой, с его детьми. Были это и официальные встречи, были и встречи достаточно неформального характера. Прежде всего, когда эти встречи были с официальными представителями России – я уверен, что и на других официальных лиц это распространялось, – во-первых, император всегда очень готовился к таким встречам, он получал информацию из МИДа, из других источников.

Если он встречался, скажем с патриархом Алексием Вторым, то он владел ситуацией, знал о том, каково положение православия в России. Если он встречался тогда с председателем Совета Федерации, то он демонстрировал хорошее знание политической ситуации в стране. И когда он просто беседовал, то он всегда интересовался не столько политическими вопросами, сколько вопросами того, как ситуация в России, как она развивается, как люди живут.

Его супруга Митико – большая почитательница поэзии Маяковского и Пушкина, особенно Маяковского. В Японии были переводы Маяковского, у нее они есть, она с удовольствием, как она мне говорила, читает. Она также любила переводы Есенина. Очень интеллигентная женщина, прекрасно играет на фортепиано. Вообще, семья достаточно музыкальная – дети играют на разных музыкальных инструментах.

Мне запомнился такой эпизод. Когда я уезжал, прощался, то император на прощальной беседе сказал о том, что он видел мой фотоальбом – в Японии был издан фотоальбом моих фотографий, – даже поинтересовался одной фотографией, спросил, где это было снято. А потом уже, когда я был послом в Норвегии, то состоялся визит императора в Норвегию, и на приеме, когда я с ним разговаривал – он знал, наверное, что я буду на этом приеме, – он сказал, что он знает, моя книга издана была в то время в Японии, он не сказал, что прочитал, но сказал, что знает, что была издана моя книга, что она привлекла довольно большое внимание. Это тоже достаточно приятно, что человек так открыто и с такой памятью к тебе относится.

Семья императорская достаточно закрытая, это не так, как в Европе, где достаточно просто ведут себя монархи. Если посмотреть Норвегию, где мне приходилось общаться с королем и с королевой. Это совершенно открытые люди. Одно время король ездил даже на велосипеде по столице. Он вполне открыт. Японская императорская фамилия закрытая, очень жесткие правила поведения: что можно делать, что нельзя.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это как раз, вот, что можно делать, что нельзя, нам рассказал Александр Панов, посол РФ в Японии с 1996-го по 2004-й год. Поехали дальше.

Н.АСАДОВА: Поехали. Можно я?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо. Можно.

Н.АСАДОВА: Мы закончили на том, что он женился и сделал революцию в семейной жизни.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Во дворцовой жизни.

Н.АСАДОВА: Да, во дворцовой жизни. Но нам важно, наверное, сказать, что до этого буквально, пока он еще был наследником престола, он присутствовал на коронации Елизаветы II, королевы Великобритании. И он представлял как раз императорский дом.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И получил Орден подвязки.

М.ГУСМАН: Ну, кстати сказать, чтобы еще раз вернуться к императрице Митико, его избраннице. Она, действительно, была не из аристократической семьи, но из одной из самых интеллигентных семей Японии. 2 члена ее семьи награждены высшей наградой Японии в области культуры, которые вручает только император. По японским меркам это невероятно интеллигентная семья.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну вот, на самом деле, наш герой до 1989 года, до смерти императора Хирохито являлся наследным принцем и его революция или его модернизация, она ограничивалась, вот, правилами этикета. Это очень важно, об этом знали в Японии, ему подражали, его портреты и портреты, соответственно, принцессы наследной раскупались, раскупались портреты их детей. Они были очень популярны. Это правда, да? И даже не столь император Хирохито, который произносил вот эту речь о капитуляции, а именно наследник престола, которому, кстати, было, когда он взошел на трон, 56 лет.

Н.АСАДОВА: Да. 7 января 1989 года.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Именно он был очень популярным до этого.

М.ГУСМАН: Ну, тут надо еще иметь в виду, что называется, мир памяти императору Сёва, он же Хирохито. Но вокруг него, вокруг его имени, вокруг его правления 63-летнего, как мы говорили, до последних дней ломались копья в оценке его роли до войны и во время войны.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну какое? Во время войны ему было 12 лет.

М.ГУСМАН: Я говорю про Хирохито.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, не надо сейчас про Хирохито, я тебя умоляю.

М.ГУСМАН: Нет-нет, послушай-послушай. Это принципиально. Ты сказал, почему он был популярен. Я объясню, почему.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В Японии?

М.ГУСМАН: Да. Почему его сын стал популярным? От того, что отца его обвиняли, что он военный преступник, и должен быть предан суду как человек, который разжигал войну, а с другой стороны, его называли спасителем страны. Вот, оба эти компонента, конечно, не способствовали популярности. То есть правление отца именно косвенно…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Все равно на нем все отражалось. Вот смотрите, он в 1997 году уже как император совершает официальный визит в Великобританию. Его пригласила королева Елизавета и Тони Блэр как премьер-министр. И тогда многие спасенные британские солдаты, бывшие из японских лагерей, принимают решение во время проезда знаменитого, когда принимает королева в открытой карете, встали спиной прямо по улицам Лондона к его приезду. Причем, подчеркнули в заявлении, что они ничего не имеют против императора Японии, но поскольку Япония и он, император до сих пор не принесли извинения за причиненные страдания (а японские концлагеря были…) Мы просто про это мало знаем, да? Вот, представляешь, едет карета и эти старики (а с окончания войны уже, между прочим, прошло 52 года к тому времени), то есть им уже по 70 в лучшем случае, они стояли спиной.

М.ГУСМАН: Да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И именно в этот визит королева наградила орденом подвязки его, потому что он в глазах истеблишмента олицетворял новую Японию, Японию современную. Но при этом, посещая страны, которые когда-то были оккупированы Японией, против которых Япония вела… Он несет этот груз по-прежнему на себе.

М.ГУСМАН: Естественно. Не, ну тут надо сказать, что у нас, у России с Японией до сих пор нет договора о мире, мы до сих пор де-юре находимся с Японией в состоянии войны. И это тоже так, не очень способствует развитию наших отношений. И первопричина этому – та самая тема 4-х островов, которые в последнее время… Сейчас, правда, в связи с последней трагедией она как-то ушла на второй план, слава богу. Но эта тема была долгие годы основной темой, мешавшей заключению договора.

Н.АСАДОВА: Она по-прежнему и является вообще.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Надо сказать, что в 1989 году умирает император Хирохито, и наш герой становится в 56 лет со своей императрицей императором Японии. Он, действительно, как человек, вкусивший мировой культуры, он начинает очень неторопливо модернизацию, как бы сказать, нравов, да? Он не может проводить модернизацию как премьер-министр, он не может проводить модернизацию…

М.ГУСМАН: Только собственным примером.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Собственным примером именно нравов. Вот, его семья, отношения в его семье, с одной стороны, очень традиционные. Наследные принцы, принцессы, внучка – они в национальных одеждах на всех праздниках. А с другой стороны, воспитание в семье, отношение, поведение – современное. И он не мешает.

М.ГУСМАН: Нет, ну, тут есть несколько. Во-первых, их семья показывает просто чрезвычайные примеры скромности. Достаточно сказать, что их императорский дом, дом императора Акихито – самый маленький бюджет на содержание их императорского дома за всю историю Японии, которая прослеживается.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, он не маленький.

М.ГУСМАН: Нет, я могу тебе сказать сколько. Он составлял 8 миллионов долларов в год.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это копейки, да?

Н.АСАДОВА: Это на содержание двора, на содержание дворца.

М.ГУСМАН: Это по большому счету копейки. Это во-первых. Второе – и это очень часто об этом говорят – когда его машина едет по городу, по Токио, то они соблюдают все правила и даже стоят на светофоре. Там не перекрывают улицу, когда ездит император Японии, и даже не подгоняют свет светофоров.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Надо сказать, что он редко ездит. Тут надо признать.

М.ГУСМАН: Ну, что значит редко, не редко? Но передвигается. Он же не затворник.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Он – затворник, на самом деле. Семья-затворники. Внутри Япония семья-затворники.

М.ГУСМАН: Ну как минимум, когда он выезжает для государственных визитов, он должен доехать до аэропорта, а это он делает хотя бы 2 раза в год.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, 2 раза в год, да.

Н.АСАДОВА: Но как мы уже говорили, у него есть хобби, он увлекается рыбами. И, действительно, с научной точки зрения…

М.ГУСМАН: Знаешь, какая его любимая рыба? Морские бычки.

Н.АСАДОВА: Да. Ну, вот, еще одна у него появилась любимая рыба после поездки в США – американский лещ. Он когда вернулся в страну, то он сказал: «Вот, все японцы попробуйте, какая прекрасная рыба. Давайте ее разводить». В общем, японцы последовали его примеру, и эта рыбка сожрала просто всех японских рыб в водоемах, и теперь многие миллионы долларов каждый год тратят японцы для того, чтобы извести этого несчастного леща.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот уж стихийное бедствие.

Н.АСАДОВА: Подождите, одну секунду. Так вот я хочу сказать, что в 2007 году император лично публично принес извинения японскому народу за то, что он привез этого несчастного американского леща в Японию.

М.ГУСМАН: Не, ну тут надо просто понимать тем, кто не знает Японию, не бывал в ней и не интересуется, что вообще рыбы как продукт питания для японцев занимают первое, второе, третье, четвертое и пятое. Японцы – абсолютные рыбники по своей еде, поэтому ситуация с лещом – это не такая простая, между прочим, как кому-то может показаться.

Н.АСАДОВА: Знаете, что еще интересно? Я, вот, была в Японии и что мне рассказали. То, что до Второй мировой войны, до того как американцы пришли в Японию, там, в основном, конечно, только рыбой и питались. Но когда пришли американцы, то они, в частности, в школьный рацион ввели мясо. В консервы, действительно, замороженное мясо стали привозить.

М.ГУСМАН: Ну, тогда привыкли.

Н.АСАДОВА: И японцы больше и больше стали есть мясо, и в итоге из-за этого мясоедения за вот эти 60 лет после Второй мировой войны японская нация выросла на 16 сантиметров, то есть они реально не маленькие, не невысокие люди, а вполне себе…

М.ГУСМАН: Ну, честно говоря, вот тут я не убежден, что это связано с американскими консервами.

Н.АСАДОВА: Нет-нет-нет, это, действительно, так. Американцы привили традицию есть мясо.

М.ГУСМАН: Ну, это американцы, может, так считают.

Н.АСАДОВА: Нет, это исследования, действительно. Это мне японцы рассказывали.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну хорошо, да, не будем по этому поводу спорить. А дадим слово Василию Головнину, корреспонденту ИТАР-ТАСС в Японии. Прежде чем дадим ему слово, я хотел бы, чтобы Михаил Гусман сказал о нем несколько слов.

М.ГУСМАН: Не, ну ты знаешь, просто Василий Головнин, наш руководитель представительства ИТАР-ТАСС в Токио вот эти дни, вот, я считаю, что он проводит… Ты знаешь, вот, говорят о нелегкой журналистской доле иногда с иронией, иногда в шутку, но вот в этих совершенно драматических условиях у нас там представительство – дом, он почти разрушен, там не работает электричество, не работает вода, и Василий работает в круглосуточном режиме, он, ну, для нашего родного агентства пишет, он пишет в газеты – в «Коммерсантъ», в «Новую газету»...

А.ВЕНЕДИКТОВ: На «Эхо Москвы».

М.ГУСМАН: На «Эхо Москвы».

Н.АСАДОВА: Сидит в каске, мы знаем – он нам рассказывал.

М.ГУСМАН: Нет, действительно. Понимаешь? И это просто, вот, героический журналистский труд. Более того, я буквально сегодня с ним разговаривал, ситуация такова, что мы предложили ему, его семье эвакуироваться. Но они категорически отказались, сказали, ну, как бы, журналистский долг обязывает их там находиться. Я просто еще раз хочу ему выразить свое величайшее уважение за такую высокопрофессиональную работу.

Н.АСАДОВА: Да. И, вот, Василий Головнин для нас сделал такой небольшой репортаж о том, какова сейчас судьба русскоязычной общины в Японии и в каком режиме работает сейчас российское посольство.

М.ГУСМАН: Тут надо еще сказать, что Василий, что называется, японист по жизни, он – наследственный японист, он блестяще знает японский язык и он вообще один из лучших российских японистов, вместе со своей женой он прекрасно знает этот язык. Поэтому когда он говорит по-японски, японцы вздрагивают.

Н.АСАДОВА: 20 лет уже в Японии.

М.ГУСМАН: Да, японцы просто вздрагивают, потому что они никогда не видели, чтобы иностранец так свободно, так чисто говорил на их языке.

Н.АСАДОВА: Итак, Василий Головнин.

В.ГОЛОВНИН: Тысячи телефонных звонков от встревоженных соотечественников ежедневно поступают сейчас по горячим линиям в посольство России в Токио. От расспросов о радиоактивном фоне в городе до экзотической просьбы срочно эвакуировать на родину гражданина РФ, отбывающего срок в японской тюрьме.

«Телефон кипит», — рассказал сегодня мне один из дипломатов. После жуткого землетрясения 11 марта, цунами и вызванной ими аварии на АЭС поначалу был вал звонков из России, как там обстановка, как связаться с родственниками. Теперь же больше звонят наши граждане из пострадавших районов Японии. Их вопрос один – когда и как нас могут отсюда эвакуировать.

Ответ посольства тоже однозначен: эвакуация российских граждан из Японии пока не объявлена. Дипломаты лишь помогают тем, кто хочет получить билет на рейс Аэрофлот – Москва и купить его за свои деньги. Именно так, кстати, вылетят в пятницу в Москву и члены семей сотрудников самого посольства, женщины и дети.

В то же время, как рассказал мне сегодня советник-посланник Сергей Бутин, дипломаты пытаются максимально использовать самолеты МЧС, которые доставляют в Японию, в частности, гуманитарные грузы. С ними обратно в Хабаровск бесплатно отправляют людей, готовых добраться хотя бы до российского Дальнего Востока.

«Звонила проживающая в Японии российская гражданка, – рассказывает мне дипломат. — У нее ребенок с онкологическим заболеванием. Ей мы постараемся как можно скорее организовать вылет на Родину. Но трудно выдержать натиск тех, – сетует представитель посольства, — кто с угрозой и истерикой требует немедленной и бесплатной отправки в Россию».

Среди желающих уехать, кстати, есть и люди, живущие в тысячах километрах от аварийной атомной станции. Например, в городе Миядзаки – аж на самом юге весьма отдаленного от Токио южного японского острова Кюсю.

«Есть и неожиданные требования, – рассказывает дипломат. – Например, нас попросили немедленно эвакуировать родственника, который отбывает заключение в японской тюрьме. Но куда мы его вывезем? В российскую колонию на Колыме?»

Были, кстати, и другие неожиданные звонки. «Срочно пришлите денег!» «Приезжайте и заберите меня отсюда!» «Дайте пожить у вас в квартире в посольстве!» «Многие, — рассказывает дипломат, — изливают душу». Однако основной тон звонков, по его словам, встревоженный, но вполне вменяемый. Люди ищут информацию, моральную поддержку, разъяснения. И посольство, как мне сегодня было сказано, старается людям хотя бы чем-то помочь.

Н.АСАДОВА: Это был корреспондент ИТАР-ТАСС в Японии Василий Головнин.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я хотел еще сказать одну такую человеческую черту, подчеркнуть об императоре. И, вот, мы говорим о модернизации. В 2002 году врачи диагностировали в конце года у него рак и делали операцию. Обычно жители Японии узнавали о болезни императора после его кончины. Значит, здесь по личному распоряжению императора, вот его, хотя двор был против и премьер-министр был против, было объявлено, что у него рак, что он готовится к операции. Была проведена операция, было сказано, в принципе…

М.ГУСМАН: Ну, даже называли гормональные препараты, которыми его лечили.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. Принцу Нарухито было поручено исполнять обязанность, так можно сказать, императора. Как бы сказать, он хранил престол хризантемы, да? Он выполнял обязанности протокольные. Дальше он начинает лечиться и пресса об этом пишет. И это люди уважают. Это важно. Это тоже модернизация, потому что двор – это абсолютный секрет.

М.ГУСМАН: Вот, главная модернизация, знаешь, в чем? И это я хотел бы сказать (может, мы сейчас еще успеем сказать) – это о том, что с 1965 года в императорском доме не рождались мальчики. И только у младшего сына родился, наконец, мальчик, который…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Внук.

М.ГУСМАН: Внук. Ну, то есть получается у Якихито есть сын старший, кронпринц, который, скорее всего, будет императором.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нарухито, да.

М.ГУСМАН: Нарухито. Так вот у него нету мальчиков, у него есть только девочка. И, вот, там идет большой спор, кто из внуков, то ли поменяют Конституцию и решат, что девочка, то ли…

А.ВЕНЕДИКТОВ: То ли потом брат…

М.ГУСМАН: ...брат младший и сын младшего брата.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это верно. Наргиз?

Н.АСАДОВА: Да, возможно. Но я просто про ужасы еще императорского двора. Вот, принцесса Масако, то есть это жена старшего сына императора, она из дипломатической семьи и какое-то время даже жила в Москве. Так вот у нее тоже были депрессии из-за того, что ей запретили общаться со своими друзьями, потому что, ну, во дворе вот такие вот правила при дворе.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И мы возвращаемся к нашему герою. Значит, он с 1989 года – сами посчитайте, что уже 22 года император. И информационный повод понятно какой сегодня. Но, конечно, то, что он выступил перед народом, это важно.

М.ГУСМАН: И 23 декабря, день его рождения – национальный праздник в Японии, между прочим.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да-да. И эра считается с него.

Н.АСАДОВА: Да. Так вот я просто хочу дать уже слово, опять-таки, Василию Головнину, корреспонденту ИТАР-ТАСС, который нам расскажет о значении вот этого выступления императора.

М.ГУСМАН: Перед народом.

В.ГОЛОВНИН: Еще вчера благополучная и зажиточная Япония живет сейчас бедами и потерями. Чудовищное землетрясение 11 марта, цунами высотой в 10 метров, тысячи погибших, ущерб на сотни миллиардов долларов и вдобавок чертова АЭС, которая балансирует на грани ядерной катастрофы в 240 км к северу от Токио. И в этой тяжкой атмосфере неожиданно сильно выступил человек, о котором, по крайней мере, молодые японцы давно привыкли думать, как о некоем подобии Санта Клауса. Я имею в виду 77-летнего императора Акихито, который 16 марта выступил с такой речью по телевидению, что о ней заговорили многие.

«Я искренне надеюсь, — медленно, но весомо сказал император, — что весь наш народ проявит единство, сочувствие, заботу о ближних и переживет эти гнетущие и тяжелые времена». Слова прозвучали очень весомо, куда более весомо, чем все высказывания обычных политических деятелей. И слова эти были очень хорошо восприняты большинством японцев.

Но японцы простили Акихито и особенно ценят его сейчас. Император отказался уехать из Токио. Он стойко находится в центре города в своем дворце вместе с народом.

А.ВЕНЕДИКТОВ: 21 час и 4 минуты в Москве, всем добрый вечер, это программа «48 минут», Михаил Гусман, special guest, первый заместитель генерального директора агентства ИТАР-ТАСС как всегда у нас в эфире.

М.ГУСМАН: Добрый вечер.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И мы с Наргиз Асадовой сегодня его принимаем.

Н.АСАДОВА: Добрый вечер еще раз. Важно сказать, что мы сегодня говорим про великого человека, императора Японии Акихито.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. Важно сказать. Понятно, почему мы выбрали сегодня эту фигуру – на фоне трагических событий, которые разворачиваются в Японии. Поэтому мы сегодня немножко переделали начало, вступление нашей передачи и мы начнем?..

Н.АСАДОВА: Мы начнем с гимна. Но перед этим я еще должна напомнить нашим слушателям и зрителям на сайте, что теперь на сайте «Эха Москвы» echo.msk.ru можно смотреть трансляцию, которая осуществляется нашим партнером, компанией Сетевизор. Она позволяет следить за всем, что происходит в студии, с нескольких ракурсов, во-первых. А во-вторых, вы можете смотреть нас на всех компьютерах, iPhone, iPad, мобильных устройствах на платформе Google Android.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Михаил?

М.ГУСМАН: Знаешь что, Алексей? Я думаю, что прежде чем прозвучит гимн Японии, наверное, самое правильное, если мы начнем с того, что мы выразим сочувствие японцам, которые, действительно, пережили самую страшную в истории страны трагедию.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Переживают.

М.ГУСМАН: И сейчас ее продолжают переживать. И ситуация развивается достаточно драматически. Много тысяч погибших, много тысяч раненых. Можно сказать, уже огромное количество людей потеряло кров. Поэтому я думаю, что самое правильное, если мы выразим соболезнования погибшим и сочувствие тем, кто потерял своих близких.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И еще я добавил бы к тому, что сказал Михаил Гусман. Мы видим, как мужественно ведут себя не только вооруженные силы Японии, не только службы спасения, как мужественно и достойно ведут себя эти люди. И я не слышал ни одного сообщения, например, о мародерстве. Ни одного. Мимо меня прошло.

М.ГУСМАН: Ну, вообще, сегодня японцы показывают миру пример стойкости перед лицом испытаний, пример солидарности своей национальной перед лицом испытаний и очень высокое чувство собственного достоинства, то, что вообще присуще японцам по жизни, но вот в этих трагических условиях это становится просто потрясающим.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И это, конечно, часть национального характера как и император, как и национальный гимн, который тоже является символом Японии. Анатолий Суренович Агамиров в свое время рассказал нам об этом гимне.

А.АГАМИРОВ: Сейчас вы услышите гимн императорской Японии. Должен вам сказать, что я, готовя эту передачу, я услышал его в первый раз. И поражен его красотой. Надеюсь, вы разделите мой восторг. Это что-то необыкновенное по красоте и совершенно не похожее на остальные гимны. Но Япония сама весьма самобытна, как мы знаем из многочисленных литературных источников.

А, вот, в 1904 году, когда этот гимн, собственно, стал официальным гимном Японии, у нас в России о Японии знали так мало, что понадобилась не очень лестная для нас война, чтобы мы заинтересовались всем японским и, в частности, и национальной символикой Японии, ее гимном.

Гимн этот очень древний. Указывают, что мелодия была написана до рождества Христова. Потом ее несколько раз переделывали и, наконец, он сформировался в том виде, в каком он сейчас находится.

Там есть такие примечательные слова: «Пусть Микадо (то есть император Японии) живет тысячу и 8 веков, пока мелкие камни не станут скалами и не порастут мохом». Он очень красив, я еще раз подчеркиваю, этот гимн, он построен на совершенно необычной для европейского уха музыкальной системе, которая называется пентатоника, то есть 5 нот всего, такой ряд звуковой, лад звуковой. То есть ноты без уменьшенных и увеличенных секунд.

Неизвестно имя создателя этого гимна, потому что, как вы поняли, его история уходит в такую глубь веков, что просто оттуда невозможно ничего конкретно узнать. Однако известно, что в 1904 году, когда Япония модернизировала свою военную технику и готовилась к всем известным действиям, были приглашены германские военные инструкторы и, в частности, был приглашен инструктор по военной музыки. Им оказался оберлейтенант Musikdirektor Франц Эккерт. Вот, считается, что он сделал гимн в том виде, в каком мы его сейчас услышим. Японцы это иногда очень – я пользуюсь источником, это книга профессора Бернштейна «Национальные гимны стран мира» – японцы очень не хотели бы, они не любят упоминать Эккерта, однако во всех справочниках он упомянут. Оберлейтенант Эккерт – автор, по крайней мере, аранжировки. Сейчас мы послушаем эту необыкновенную красоту.

(звучит гимн)

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну вот Анатолий Суренович Агамиров рассказал нам о гимне Японии. Гимн Японии – это тоже символ объединения нации так же, как император. Я хотел бы только напомнить, прежде чем мы начнем рассказывать об императоре Акихито, что считается, что это 125-й император, нынешний император династии Ямато, которая положила свое начало, якобы, 600 лет до нашей эры.

М.ГУСМАН: В 660 году до нашей эры.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, в 660 году до нашей эры. Но, правда, первые 15 императоров, видимо, легендарные.

М.ГУСМАН: Хотя, считается, что вообще первый император спустился яс небес на землю.

Н.АСАДОВА: Да, и был прямым потомком верховной богини Аматэрасу.

М.ГУСМАН: Да, и что он считается небесным посланником.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, вот это, видимо, самая древняя династия, которая сейчас существует.

М.ГУСМАН: Не, она самая древняя, конечно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. Самая древняя династия существует в мире, и нынешний наш герой император Акихито – он, собственно, вот, 125-й император этой династии. Наргиз?

Н.АСАДОВА: Да. Ну, наверное, давайте скажем еще, что он не является главой государства в отличие, например, от королевы Великобритании Елизаветы II. И еще очень интересная традиция то, что все императоры, не носят фамилию.

М.ГУСМАН: Не, Ну он просто божий помазанник. Он выше, чем глава государства.

Н.АСАДОВА: Он не носит фамилию, вообще вся императорская фамилия.

М.ГУСМАН: У них по Конституции у императора нет фамилии.

Н.АСАДОВА: Именно, да. Потому что, опять-таки, они божьи помазанники и у них только собственные имена. Но все они, каждый император выбирает свой девиз. И, вот, у нынешнего императора Акихито девиз: «Мир и спокойствие» в переводе на русский язык.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это не то, что девиз. То есть это девиз, но это не только девиз. Это – вот об этом страшно говорить, это мы вообще не понимаем – это его посмертное имя. Нет, дело в том, что его японцы с 1989 года не называют Акихито. Это мы здесь его называем Акихито, во всем мире в западной прессе, в российской прессе его называют Акихито. Вот эти переходные имена (назовем их так, «переходные имена», хотя это неправильно), вот, последнее его имя будет то, что сказал Наргиз. Михаил?

М.ГУСМАН: Совершенно правильно. Как у его отца, императора Хирохито, которого знали, он там 60 с лишним лет был императором Японии, с 1926 года до 1989-го, да? 63 года. Но сегодня его называют императором Сёва, то бишь посмертным именем. То есть уже как бы имя его прижизненное уходит, как бы, на второй план, только остается в исторических документах, но называется он уже император Сёва – это речь идет об отце действующего императора.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. Но и сейчас император Акихито, повторяю, в Японии его никто так не называет, он носит тронное имя Тэнно Хэйка. То есть, на самом деле, это очень сложная история. А посмертное будет Хэйсэй.

М.ГУСМАН: Понимаешь, вот мы говорили о 125-ти, что он 125-й император.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это надо бы разобраться, о ком из них мы говорили.

М.ГУСМАН: Да-да. Нет, я имею в виду, императоры Японии, скажем так, группируются, если можно так выразиться, по эпохам. И эпохи у них такие были: эпоха Яёй, эпоха Ямато, эпоха Асука, эпоха Нара, эпоха Ян, эпоха Камакура, эпоха Двор, эпоха Муромати, эпоха Эдо и современная Япония.

Так вот на каждую эпоху попадало где-то там по 10-12 императоров. Вот, в условиях, скажем, современной Японии, он – 4-й император современной Японии, как они ее трактуют.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И еще что: Конституция 1947 года после поражения Японии во Второй мировой войне определяла роль императора как символ государства и единства японского народа. Вот сейчас самое время символа. Но это, вот, наш герой Акихито. Может быть, мы тогда, Наргиз…

М.ГУСМАН: Он же Хэйсэй.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Он же Хэйсэй. Ну вот, Хэйсэй.

Н.АСАДОВА: Да. Ну, давайте тогда спросим у наших прохожих на улице, наверное, все-таки, знают ли что-нибудь они про императора Японии?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, я думаю, что сейчас они точно знают. Я не знаю, но, тем не менее, Андрей Гаврилов отправлен был на улицу для того, чтобы понять, гуляющие люди по улице об этом думают?

А.ГАВРИЛОВ: Имени японского императора Акихито никто из опрошенных, с кем я пообщался сегодня, вспомнить так и не смог. Но то, что в стране конституционная монархия и император – символ государства и единства народа Японии, люди знают. Все, конечно, говорили, что следят за ситуацией на атомной станции Фукусима и очень волнуются за японцев, которые пережили разрушительное землетрясение и цунами. Некоторые опрошенные даже были в курсе беспрецедентного обращения императора к нации в среду. Монарх находится в тени и то, что он сделал это заявление, большой поступок, считает учитель Ольга. По ее мнению, эти слова поднимут дух японцев.

ОЛЬГА: Ну, даже трудно представить вообще, что это такое. Когда все рушится, трудно оставить в себе вот этот стержень, который позволит тебе жить дальше. И, вот, он должен это в первую очередь, чтобы они чувствовали свою защищенность и надежду на светлое будущее.

А.ГАВРИЛОВ: При этом Ольга не против императора и в России. «Порядка было бы побольше», — сказала женщина. 26-летний водитель Андрей считает, что призыв императора к японцам не терять мужества и твердости духа, мало чем поможет стране. «Почему тогда монарх сделал это, спустя несколько дней после ЧП, а не сразу?» — задался вопросом мой собеседник.

АНДРЕЙ: Император – это не то лицо, на которое следовало бы концентрировать внимание в таком вопросе. Я думаю, тут в первую очередь это от всяких служб зависит, кто может направить, скоординировать действия. А что выступить? Выступить, постоять поболтать – это… Ну а чего поддержать? Им не поддержка, им нужна помощь. Я думаю, он должен правильно скоординировать действия и принимать помощь от всех, кто предлагает ее.

А.ГАВРИЛОВ: 38-летнего Леонида, который занят в компании мобильной связи, Япония привлекает, как выразился мой собеседник, философией японских воинов, тем, как воспитывается их дух. Поэтому и без выступления императора жители страны объединены как никакая другая нация, полагает Леонид. «Японцы – очень сильный и мужественный народ, поэтому сейчас буквально весь мир поражается их выдержке. А император сделал все, что может в этих условиях», — считает респондент.

ЛЕОНИД: Как глава государства номинальная, ну, естественно, он должен был обратиться к своей нации, поддержать их каким-то способом. Я слышал, что там большие вливания делает их банк в эту экономику сейчас восстановления. Японцы вообще по своей философии, они очень такие, организованные люди. Поэтому, скорее всего, они справятся с этими бедами. Ну, он может только как символ страны обратиться к своему народу, а его планы должны воплощать его подчиненные, то есть глава правительства, министры все остальные.

А.ГАВРИЛОВ: Каким бы ни было мнение по поводу императора Японии у опрошенных, люди сходились в одном: самое главное, чтобы жители страны восходящего солнца поскорее оправились от этого разрушительного землетрясения и чтобы больше такого кошмара в истории страны не повторилось.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы говорим об императоре Японии Акихито. Михаил Гусман, Наргиз Асадова и я, Алексей Венедиктов. И, конечно, вот то самое место, где нужно придворный портрет, да? Все-таки, императорский придворный портрет… Что, Михаил? Ты недоволен.

М.ГУСМАН: Нет, я доволен. Просто, ты знаешь, просто я с трудом могу себе представить, сколь яркие и тонкие одновременно краски для портрета Николая Троицкого понадобится, потому что он будет говорить, конечно, о фигуре, которая для миллионов-миллионов японцев является, как бы, символом бога на Земле.

Н.АСАДОВА: Готова поспорить, что он писал тушью, вы знаете, в японской манере.

М.ГУСМАН: Каллиграфическим почерком.

Н.АСАДОВА: Точно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И это мы сейчас узнаем.

ПОРТРЕТ ПЕРА НИКОЛАЯ ТРОИЦКОГО

Н.ТРОИЦКИЙ: Акихито – бывший принц Цугуномия, не глава государства, Конституцией не предусмотренного, а символ единства японской нации. Его еще называют «сын неба», но от божественного происхождения отказался еще его отец, император Сёва, больше известный как Хирохито. Произошло это после сокрушительного поражения во Второй мировой войне, не помогла самураям богиня солнца Аматэрасу, пришлось спускаться с небес на землю.

Япония славится своей уникальностью. Видимо, это единственная страна, где одна и та же династия правит с незапамятной древности, с 5-го века нашей эры как минимум. И Акихито стал императором под номером 125.

Реальной власти у сына неба нет со времен революции Мэйдзи. Но тем не менее, без него и Японии никакой нет. В отличие от европейских монархов он не ведет светской жизни, его родственники не заполняют скандалами бульварную прессу. Хотя, кое-что в суровых дворцовых многовековых традициях он изменил – раздвинул жесткие протокольные рамки, слегка косметически обновил хризантемовый трон. Правда, это название императорского трона придумали европейцы.

Например, Акихито вопреки популярной песенки, добился права жениться по любви на девушке не из аристократической семьи. И они самолично воспитывали своих детей, в том числе и наследного принца, а не отдавали их на попечение нянькам и камердинерам, как было положено ранее. Но это всего лишь легкие новые веяния, ни в коем случае не ветер перемен.

Как истинный символ, 125-й император Японии крайне редко делает публичные заявления. Не должен императорский голос на воздухе теряться по-пустому. Однако, сегодня, когда страна восходящего солнца зависла на грани заката, настал роковой момент, когда молчать нельзя.

Акихито выступил, обратился к народу. Наверное, он понимает, что даже высокоразвитая Япония бессильна перед разгулом природной стихии, которую человек, как ни тщился, не покорил. И опять на помощь приходит традиция, возникшая в древние, доиндустриальные времена: кроме императора сплотить нацию некому, и без него не превозмочь беду.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Михаил?

М.ГУСМАН: Сейчас. Николай Троицкий, действительно, очень тонко нарисовавший портрет императора Акихито, сказал о том, что император обратился к народу в условиях этой трагедии. Но, вообще-то, он, действительно, император Японии – сын неба. И впервые голос отца, императора Хирохито, ныне императора Сёва, как его сейчас зовут после смерти, граждане Японии услышали впервые только в 1945 году, когда он объявил по радио о капитуляции Японии. И это было страшным для японцев ударом постольку, поскольку именно император должен был объявить о капитуляции Японии во Второй мировой войне. И до сих пор не подсчитано то количество ритуальных самоубийств, прежде всего харакири, а многие стрелялись японские солдаты, офицеры, граждане, которые считали, что они выполнили долг перед императором. Вот этот их дух, который…

Н.АСАДОВА: Трудно объяснить нам, в общем-то.

М.ГУСМАН: Трудно объяснить, да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, к этому времени он уже родился. Давайте мы, все-таки, уйдем в довоенное время. Ты торопишься. Как раз вот это выступление его отца, оно на него произвело впечатление (он был подростком), но именно поэтому надо сказать, что он родился.

Н.АСАДОВА: Давайте я по традиции, все-таки, сообщу, когда он родился.

М.ГУСМАН: Как мать и как женщина.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Как мать и как женщина, да.

Н.АСАДОВА: Родился будущий император Японии 23 декабря 1933 года. И он – старший сын и 5-й ребенок императора Сёва.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хирохито.

Н.АСАДОВА: То есть у него до этого, я так понимаю, что 4 сестры еще было.

М.ГУСМАН: Да, да. И это было великое счастье в Японии, что родился, наконец, мальчик.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Там такая история была, император и императрица, его мать, они уже 9 лет были женаты и у них были дочки только.

М.ГУСМАН: Нет, там вообще другая история. Я скажу еще более сложную ситуацию. Дело в том, что в истории императорского дома бывали случаи и не раз… Поскольку должен быть престолонаследник только по мужской линии, только мальчик, то были случаи в истории императорских семей, когда были дети от наложниц. И Хирохито уже активно намекали высокие государственные мужи и высокие вельможи двора – это уже широко обсуждалось – что надо делом заняться. Если с женой не получается мальчика, надо, чтобы была…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, 4 девочки подряд. Причем, за 9 лет – 4 девочки.

М.ГУСМАН: Да. И тогда, что называется, Хирохито устоял и, все-таки, его супруга, императрица тогда ему принесла мальчика. Но это было такой, одной из самых больных тем, обсуждаемых в японском обществе.

Н.АСАДОВА: Что интересно? То, что в возрасте 2-х лет его разлучили с родителями по традиции, чтобы мальчик, так сказать, не рос слюнтяем.

М.ГУСМАН: Но это всегда – это не только его. Все дети в императорских домах, наследные принцы воспитываются не в семье.

Н.АСАДОВА: Да. И дальше он воспитывался в специальной школе, где воспитываются дети…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Подожди до школы.

М.ГУСМАН: Не, подожди. До школы у него было только 2 гувернера.

Н.АСАДОВА: Еще вы хотите?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, я хочу. У него было 2 гувернера до школы, но своих родителей, вот, реально он видел один раз в неделю в присутствии всего двора. Вот, они его 3 года не видели, вообще не видели.

М.ГУСМАН: Нет, и более того. Ребенка приводили родителям, они на него просто взглянули…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Взглянули, кивнули, все, до свидания.

М.ГУСМАН: И дальше на воспитание гувернерам.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. Давай.

Н.АСАДОВА: Ну, я просто хочу рассказать про школу. Это была необычная школа, а есть специальная школа, где учатся дети только из очень аристократических фамилий. И, собственно говоря, всегда…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, школа пэров так называемая.

Н.АСАДОВА: Да, типа школы пэров. И всегда, собственно, будущему императору выбирали невесту, собственно, из этого маленького круга пэров.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но пока он маленький совсем. Даже не круг маленький, а школа маленькая.

Н.АСАДОВА: Школа маленькая, круг маленький и он рос в этой традиции, которая испокон веков в Японии существует.

М.ГУСМАН: Но тут еще одна маленькая деталь, вот ты сейчас к ней дойдешь. Значит, до школы очень важно, что у него наряду с японским традиционным гувернером по фамилии Коидзуми, кстати родственником будущего впоследствии премьера Коидзуми, у него была английская гувернантка, ее звали Элизабет Грей Вининг, она известная детская писательница.

Н.АСАДОВА: Нет, в том-то все и дело. Элизабет Вайнинг (или Вининг, как ее называют) появилась у него только в 1946 году, уже после войны. Поэтому я и как бы оттягивала этот момент и не рассказывала про нее. Это великая женщина, действительно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Подождите. До войны. Подождите секундочку. Значит, смотрите, даже в школе, вот в этой аристократической закрытой школе, в этом пансионе в первые 4 года с 1940-го по 1944-й год (напомню, война, Япония воюет), он отделен от своих одноклассников, потому что он – живой бог. Тогда еще, наследник живого бога и сам – живой бог. И вот это образование, которое он там получал…

Кстати, никто не пишет о том, как воспринимались Хиросима и Нагасаки этим мальчиком. Потому что когда Хиросима и Нагасаки, вы извините, ему уже 12 лет, он – подросток.

Н.АСАДОВА: Вот, собственно, 12 лет и, вот, когда появилась эта его прекрасная Элизабет Вайнинг, она писала о том, каким она этого мальчика, который отлучен был, по сути, от семьи и от своих друзей, каким она его увидела. Вот ее описание, что это был очень скромный, застенчивый, нелюдимый мальчик, у которого была побрита коротко голова как у всех школьников в Японии. И она говорит, что если он с кем-то и общался, то только с рыбами. И он до сих пор увлекается рыбами.

М.ГУСМАН: Не только рыбой. У него по каталогу лондонской библиотеки королевской 28 только книг им написано, научных трудов по ихтиологии, по рыбам.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Шаг назад, шаг назад. Значит, когда в 1945 году бомбежки были очень сильны, он был эвакуирован из Токио, он был увезен в провинцию вместе со своим уже младшим братом, которого зовут ныне Принц Хитачи. И они жили там в провинции. Он узнает о капитуляции Японии, и в своем дневнике 12-летний парень пишет, что «я теперь должен (ну, вольный перевод, да?). Я теперь должен больше работать над своим образованием». Вот это он записал в день капитуляции Японии, зная, что он – наследный принц и, видимо, выслушав речь своего отца по радио, о которой Михаил говорит.

Н.АСАДОВА: Да. И дальше многие пишут, что именно американцы навязали эту американскую уже женщину, преподавателя или гувернантку.

М.ГУСМАН: Вининг ты имеешь в виду?

Н.АСАДОВА: Да, Элизабет Вининг. Но, на самом деле, мальчик сам ее выбрал.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, как сам выбрал? Это невозможно.

Н.АСАДОВА: Я рассказываю, как это просто происходило. То есть император Хирохито обратился к американскому тьютору, такой, очень известный человек в образовательной системе США был Джордж Стодарт. Кстати говоря, моя дочка училась в школе имени Джорджа Стодарта, то есть это очень известный человек реально в Америке, легендарный. Вот, и он дал несколько вариантов преподавателей, которые могли бы заниматься обучением императора будущего английскому языку, литературе и так далее. И, собственно, 12-летний мальчик выбрал именно вот эту Элизабет Вайнинг, именно ее он выбрал. И, кстати, потом он уже говорил, что если что-то успешное в своей жизни я и сделал, так это выбор этой Элизабет Вайнинг. Она стала, действительно, другом ему на всю жизнь. Кстати, умерла она в 1999 году в возрасте 90 с лишним лет, и до последнего она поддерживала очень тесные связи с императорской семьей в Японии.

И, кстати говоря, вот я просто, готовясь к передаче, прочитала книжку ее. Она 4 года преподавала в Японии наследнику престола, с 12-ти до 16-ти лет. И она после этого в 1952 году выпустила книжку…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Только она не преподавала – она была гувернанткой.

Н.АСАДОВА: Ну, преподавала ему английский язык.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет.

Н.АСАДОВА: И литературу.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Он вернулся в эту самую школу пэров…

М.ГУСМАН: Она его познакомила с западной литературой.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нельзя сказать, что она была его учительницей – она была его гувернанткой.

Н.АСАДОВА: Она давала ему уроки английского языка.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Уроки английского языка ему давали в школе.

М.ГУСМАН: Но тут важная деталь, что, действительно, это было после войны и Япония находилась под американской оккупацией фактически. И очень интересная деталь, на мой взгляд, что, все-таки, гувернанткой выбрали не этого, допустим, американского преподавателя или преподавательницу, как было бы, может быть, логично постольку, поскольку как считается и писалось об этом, что американцы, кстати говоря, хотели, чтобы в императорском доме гувернером при будущем императоре был американский учитель или учительница. Но они выбрали, все-таки, англичанку.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, она была квакершей, кстати.

Н.АСАДОВА: Она родилась в Пенсильвании, в семье квакеров. Кстати, ее отец очень интересный. Я посмотрела, он строил Транссибирскую вот эту магистраль и был полярником, он исследовал Северный полюс.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Смешно. Могу еще сказать про нее последнее…

Н.АСАДОВА: Она родилась и всю жизнь жила в Америке. (говорят одновременно)

А.ВЕНЕДИКТОВ: Еще очень важно. Она была единственным иностранцем, который в 1959 году присутствовал на его свадьбе. Единственным.

Н.АСАДОВА: Потому что она очень близким другом его стала.

М.ГУСМАН: Нет, ну, там вообще не принято, иностранцев не приглашают.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А она была, она была.

М.ГУСМАН: Ну, она как член семьи.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Член семьи, согласен.

Н.АСАДОВА: Вот что она пишет, интересно, в своей книжке. Когда она его увидела, она спросила: «Что ты делаешь после школы?» Он ответил: «Ну, как решат». Она говорит: «А кто решает?» А он говорит, что члены попечительского совета. То есть он даже не мог… Все ему предписывали. Членам императорской семьи, детям предписывают.

М.ГУСМАН: Ну, естественно. Это абсолютно жесткая…

Н.АСАДОВА: Это не естественно, Михаил Соломонович. Это странно.

М.ГУСМАН: Нет, для японской императорской семьи, естественно…

Н.АСАДОВА: Для нас с вами это странно. И для нее это тоже было удивительно и странно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Наргиз Асадова, Михаил Гусман и Алексей Венедиктов об императоре Японии Акихито.

НОВОСТИ

А.ВЕНЕДИКТОВ: 21 час 34 минуты в Москве, мы говорим об императоре Акихито. Михаил Гусман, Наргиз Асадова и я, Алексей Венедиктов, вы слушаете «Эхо Москвы». Мы добрались, наконец, до его высшего образования, 16-летний возраст. И в 16-летнем возрасте, ну, чуть позже, в 17-ти, даже в 18-летнем он объявлен наследником престола. 10 ноября 1952 года император Хирохито объявляет его наследником престола, официально. Хотя и до этого он был наследником престола.

М.ГУСМАН: Ты знаешь, я хочу сказать несколько другую вещь.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Другую вещь. Это ту же я уже сказал.

М.ГУСМАН: Нет. Это поскольку происходит в 1952 году, так вот совершенно другой король, король Египта тогдашний Фарух сказал потрясающую фразу, которая частично оказалась пророческой. В 1952 году король Фарух сказал, говорит: «Вы знаете, скоро в мире останется только 5 королей. 4 в колоде карт и один британский король». То есть он сам предвосхитил, и через год свергли короля Фаруха в Египте.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. Но император остался.

М.ГУСМАН: Я к этому веду. Что, вот, будут меняться монархии и будут падать монархии в XXI веке. И, там, Каддафи сверг короля и прочее-прочее-прочее. Но, действительно, монархии в XX веке рушились как карточные домики. Но я думаю, что императорскому дому Японии, их традиции… И, хотя, идут послабления, идут изменения. И Акихито, кстати сказать, вот мы только что говорили о том, как воспитывался он, он – первый император, который изменил правила отчуждения детей от родителей. Он разрешил, чтобы его дети…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Подожди, он еще не женился. Ну, Миш, ну что вы все время летите? У него еще история его любви. Это, вот, он первое, что он изменил, это когда он женился. Познакомившись с юной теннисисткой.

М.ГУСМАН: Но это пока он познакомился.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, в 1957-м. Он познакомился, он занимался теннисом. Занимайтесь теннисом. Он познакомился с дочерью крупного промышленного магната и влюбился. И все пришли в ужас.

М.ГУСМАН: Но, кстати сказать, это было очень хорошо воспринято в Японии.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не-не-не.

М.ГУСМАН: Да-да-да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Двор пришел в ужас, это было невозможно.

М.ГУСМАН: Двор пришел в ужас!

А.ВЕНЕДИКТОВ: Двор пришел в ужас.

М.ГУСМАН: Да. А, вот, общественность Японии, то, что он ломает эту чуть-чуть традицию, восприняла хорошо.

Н.АСАДОВА: Девушку звали Сёда Митико. Кстати говоря, по поводу двора. Вы зря так говорите, Михаил Соломонович, потому что двор там определяет абсолютно каждый шаг императорской фамилии. И, вот, если возвращаться к этой госпоже Вайнинг, которая была гувернанткой, она же преподавала английский язык не только императору, но и, например, матери императора. И она рассказывала, что когда она пришла первый раз на урок, то за ширмочкой сидела женщина другая, служанка или не знаю кто, которая по этикету должна была слушать все, о чем они говорят. То есть там все наблюдается, за всеми следят.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, надо сказать насчет отношения к этому. Да, ему удалось переломить, именно юный принц настоял на том, чтобы он женился на этой девушке не из аристократии. Но в 2000 году стало известно, когда умерла императрица-мать, что именно она, императрица-мать, его мать была категорически против. Более того, она вогнала ее в депрессию, девушку, уверяя в том, что она не чета, не пара ее сыну. Стали поступать угрозы жизни императорской фамилии от традиционалистов.

Н.АСАДОВА: Монархистов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вынуждены были организовать специальную охрану. В этот момент возник специальный батальон охраны, который закрывал буквально своими телами наследного принца и его семью. А он настоял. Так что не надо.

Н.АСАДОВА: Сёду Митико, кстати говоря, пошла на очень сложный шаг в своей жизни.

М.ГУСМАН: И тем не менее, его выбор в тот момент одобрило 78% японцев. То есть то, что называется, народ Японии его поддержал. Вот в  этом-то и суть, что двор был против, мать была в депрессии, а 78% японцев его поддержали. Его выбор, именно женщину не из императорской…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот его модернизация началась с его собственной жизни, да? Он еще, напомню, он – наследный принц, там, действительно, ты прав, далее он принимает решение сам воспитывать своих детей тоже вопреки.

М.ГУСМАН: Это революционное решение.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Абсолютно.

М.ГУСМАН: Это чистая такая революция в семейном укладе императорской семьи.

Н.АСАДОВА: Да, это правда.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Наргиз?

Н.АСАДОВА: Нет, ну что? Я согласна. Он совершил революцию.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Он совершил революцию, да? И, вот, она не очень видна и непонятна в Европе, может быть, и у нас как революция, да? Ну, подумаешь. Сейчас все так живут.

М.ГУСМАН: Леш, я бывал в Японии достаточно много раз, и я с каждым разом уезжал из Японии с ощущением, что я знаю Японию все меньше и меньше.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но есть люди, которые неплохо знают Японию. Александр Панов, бывший посол России в Японии аж 8 лет, с 1996-го по 2004-й год, неоднократно встречавшийся с императором. Он сейчас расскажет о встрече с императором.

А.ПАНОВ: Мне приходилось неоднократно, будучи послом, встречаться с императором Японии Акихито, его супругой, с его детьми. Были это и официальные встречи, были и встречи достаточно неформального характера. Прежде всего, когда эти встречи были с официальными представителями России – я уверен, что и на других официальных лиц это распространялось, – во-первых, император всегда очень готовился к таким встречам, он получал информацию из МИДа, из других источников.

Если он встречался, скажем с патриархом Алексием Вторым, то он владел ситуацией, знал о том, каково положение православия в России. Если он встречался тогда с председателем Совета Федерации, то он демонстрировал хорошее знание политической ситуации в стране. И когда он просто беседовал, то он всегда интересовался не столько политическими вопросами, сколько вопросами того, как ситуация в России, как она развивается, как люди живут.

Его супруга Митико – большая почитательница поэзии Маяковского и Пушкина, особенно Маяковского. В Японии были переводы Маяковского, у нее они есть, она с удовольствием, как она мне говорила, читает. Она также любила переводы Есенина. Очень интеллигентная женщина, прекрасно играет на фортепиано. Вообще, семья достаточно музыкальная – дети играют на разных музыкальных инструментах.

Мне запомнился такой эпизод. Когда я уезжал, прощался, то император на прощальной беседе сказал о том, что он видел мой фотоальбом – в Японии был издан фотоальбом моих фотографий, – даже поинтересовался одной фотографией, спросил, где это было снято. А потом уже, когда я был послом в Норвегии, то состоялся визит императора в Норвегию, и на приеме, когда я с ним разговаривал – он знал, наверное, что я буду на этом приеме, – он сказал, что он знает, моя книга издана была в то время в Японии, он не сказал, что прочитал, но сказал, что знает, что была издана моя книга, что она привлекла довольно большое внимание. Это тоже достаточно приятно, что человек так открыто и с такой памятью к тебе относится.

Семья императорская достаточно закрытая, это не так, как в Европе, где достаточно просто ведут себя монархи. Если посмотреть Норвегию, где мне приходилось общаться с королем и с королевой. Это совершенно открытые люди. Одно время король ездил даже на велосипеде по столице. Он вполне открыт. Японская императорская фамилия закрытая, очень жесткие правила поведения: что можно делать, что нельзя.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это как раз, вот, что можно делать, что нельзя, нам рассказал Александр Панов, посол РФ в Японии с 1996-го по 2004-й год. Поехали дальше.

Н.АСАДОВА: Поехали. Можно я?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо. Можно.

Н.АСАДОВА: Мы закончили на том, что он женился и сделал революцию в семейной жизни.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Во дворцовой жизни.

Н.АСАДОВА: Да, во дворцовой жизни. Но нам важно, наверное, сказать, что до этого буквально, пока он еще был наследником престола, он присутствовал на коронации Елизаветы II, королевы Великобритании. И он представлял как раз императорский дом.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И получил Орден подвязки.

М.ГУСМАН: Ну, кстати сказать, чтобы еще раз вернуться к императрице Митико, его избраннице. Она, действительно, была не из аристократической семьи, но из одной из самых интеллигентных семей Японии. 2 члена ее семьи награждены высшей наградой Японии в области культуры, которые вручает только император. По японским меркам это невероятно интеллигентная семья.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну вот, на самом деле, наш герой до 1989 года, до смерти императора Хирохито являлся наследным принцем и его революция или его модернизация, она ограничивалась, вот, правилами этикета. Это очень важно, об этом знали в Японии, ему подражали, его портреты и портреты, соответственно, принцессы наследной раскупались, раскупались портреты их детей. Они были очень популярны. Это правда, да? И даже не столь император Хирохито, который произносил вот эту речь о капитуляции, а именно наследник престола, которому, кстати, было, когда он взошел на трон, 56 лет.

Н.АСАДОВА: Да. 7 января 1989 года.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Именно он был очень популярным до этого.

М.ГУСМАН: Ну, тут надо еще иметь в виду, что называется, мир памяти императору Сёва, он же Хирохито. Но вокруг него, вокруг его имени, вокруг его правления 63-летнего, как мы говорили, до последних дней ломались копья в оценке его роли до войны и во время войны.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну какое? Во время войны ему было 12 лет.

М.ГУСМАН: Я говорю про Хирохито.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, не надо сейчас про Хирохито, я тебя умоляю.

М.ГУСМАН: Нет-нет, послушай-послушай. Это принципиально. Ты сказал, почему он был популярен. Я объясню, почему.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В Японии?

М.ГУСМАН: Да. Почему его сын стал популярным? От того, что отца его обвиняли, что он военный преступник, и должен быть предан суду как человек, который разжигал войну, а с другой стороны, его называли спасителем страны. Вот, оба эти компонента, конечно, не способствовали популярности. То есть правление отца именно косвенно…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Все равно на нем все отражалось. Вот смотрите, он в 1997 году уже как император совершает официальный визит в Великобританию. Его пригласила королева Елизавета и Тони Блэр как премьер-министр. И тогда многие спасенные британские солдаты, бывшие из японских лагерей, принимают решение во время проезда знаменитого, когда принимает королева в открытой карете, встали спиной прямо по улицам Лондона к его приезду. Причем, подчеркнули в заявлении, что они ничего не имеют против императора Японии, но поскольку Япония и он, император до сих пор не принесли извинения за причиненные страдания (а японские концлагеря были…) Мы просто про это мало знаем, да? Вот, представляешь, едет карета и эти старики (а с окончания войны уже, между прочим, прошло 52 года к тому времени), то есть им уже по 70 в лучшем случае, они стояли спиной.

М.ГУСМАН: Да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И именно в этот визит королева наградила орденом подвязки его, потому что он в глазах истеблишмента олицетворял новую Японию, Японию современную. Но при этом, посещая страны, которые когда-то были оккупированы Японией, против которых Япония вела… Он несет этот груз по-прежнему на себе.

М.ГУСМАН: Естественно. Не, ну тут надо сказать, что у нас, у России с Японией до сих пор нет договора о мире, мы до сих пор де-юре находимся с Японией в состоянии войны. И это тоже так, не очень способствует развитию наших отношений. И первопричина этому – та самая тема 4-х островов, которые в последнее время… Сейчас, правда, в связи с последней трагедией она как-то ушла на второй план, слава богу. Но эта тема была долгие годы основной темой, мешавшей заключению договора.

Н.АСАДОВА: Она по-прежнему и является вообще.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Надо сказать, что в 1989 году умирает император Хирохито, и наш герой становится в 56 лет со своей императрицей императором Японии. Он, действительно, как человек, вкусивший мировой культуры, он начинает очень неторопливо модернизацию, как бы сказать, нравов, да? Он не может проводить модернизацию как премьер-министр, он не может проводить модернизацию…

М.ГУСМАН: Только собственным примером.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Собственным примером именно нравов. Вот, его семья, отношения в его семье, с одной стороны, очень традиционные. Наследные принцы, принцессы, внучка – они в национальных одеждах на всех праздниках. А с другой стороны, воспитание в семье, отношение, поведение – современное. И он не мешает.

М.ГУСМАН: Нет, ну, тут есть несколько. Во-первых, их семья показывает просто чрезвычайные примеры скромности. Достаточно сказать, что их императорский дом, дом императора Акихито – самый маленький бюджет на содержание их императорского дома за всю историю Японии, которая прослеживается.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, он не маленький.

М.ГУСМАН: Нет, я могу тебе сказать сколько. Он составлял 8 миллионов долларов в год.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это копейки, да?

Н.АСАДОВА: Это на содержание двора, на содержание дворца.

М.ГУСМАН: Это по большому счету копейки. Это во-первых. Второе – и это очень часто об этом говорят – когда его машина едет по городу, по Токио, то они соблюдают все правила и даже стоят на светофоре. Там не перекрывают улицу, когда ездит император Японии, и даже не подгоняют свет светофоров.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Надо сказать, что он редко ездит. Тут надо признать.

М.ГУСМАН: Ну, что значит редко, не редко? Но передвигается. Он же не затворник.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Он – затворник, на самом деле. Семья-затворники. Внутри Япония семья-затворники.

М.ГУСМАН: Ну как минимум, когда он выезжает для государственных визитов, он должен доехать до аэропорта, а это он делает хотя бы 2 раза в год.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, 2 раза в год, да.

Н.АСАДОВА: Но как мы уже говорили, у него есть хобби, он увлекается рыбами. И, действительно, с научной точки зрения…

М.ГУСМАН: Знаешь, какая его любимая рыба? Морские бычки.

Н.АСАДОВА: Да. Ну, вот, еще одна у него появилась любимая рыба после поездки в США – американский лещ. Он когда вернулся в страну, то он сказал: «Вот, все японцы попробуйте, какая прекрасная рыба. Давайте ее разводить». В общем, японцы последовали его примеру, и эта рыбка сожрала просто всех японских рыб в водоемах, и теперь многие миллионы долларов каждый год тратят японцы для того, чтобы извести этого несчастного леща.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот уж стихийное бедствие.

Н.АСАДОВА: Подождите, одну секунду. Так вот я хочу сказать, что в 2007 году император лично публично принес извинения японскому народу за то, что он привез этого несчастного американского леща в Японию.

М.ГУСМАН: Не, ну тут надо просто понимать тем, кто не знает Японию, не бывал в ней и не интересуется, что вообще рыбы как продукт питания для японцев занимают первое, второе, третье, четвертое и пятое. Японцы – абсолютные рыбники по своей еде, поэтому ситуация с лещом – это не такая простая, между прочим, как кому-то может показаться.

Н.АСАДОВА: Знаете, что еще интересно? Я, вот, была в Японии и что мне рассказали. То, что до Второй мировой войны, до того как американцы пришли в Японию, там, в основном, конечно, только рыбой и питались. Но когда пришли американцы, то они, в частности, в школьный рацион ввели мясо. В консервы, действительно, замороженное мясо стали привозить.

М.ГУСМАН: Ну, тогда привыкли.

Н.АСАДОВА: И японцы больше и больше стали есть мясо, и в итоге из-за этого мясоедения за вот эти 60 лет после Второй мировой войны японская нация выросла на 16 сантиметров, то есть они реально не маленькие, не невысокие люди, а вполне себе…

М.ГУСМАН: Ну, честно говоря, вот тут я не убежден, что это связано с американскими консервами.

Н.АСАДОВА: Нет-нет-нет, это, действительно, так. Американцы привили традицию есть мясо.

М.ГУСМАН: Ну, это американцы, может, так считают.

Н.АСАДОВА: Нет, это исследования, действительно. Это мне японцы рассказывали.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну хорошо, да, не будем по этому поводу спорить. А дадим слово Василию Головнину, корреспонденту ИТАР-ТАСС в Японии. Прежде чем дадим ему слово, я хотел бы, чтобы Михаил Гусман сказал о нем несколько слов.

М.ГУСМАН: Не, ну ты знаешь, просто Василий Головнин, наш руководитель представительства ИТАР-ТАСС в Токио вот эти дни, вот, я считаю, что он проводит… Ты знаешь, вот, говорят о нелегкой журналистской доле иногда с иронией, иногда в шутку, но вот в этих совершенно драматических условиях у нас там представительство – дом, он почти разрушен, там не работает электричество, не работает вода, и Василий работает в круглосуточном режиме, он, ну, для нашего родного агентства пишет, он пишет в газеты – в «Коммерсантъ», в «Новую газету»...

А.ВЕНЕДИКТОВ: На «Эхо Москвы».

М.ГУСМАН: На «Эхо Москвы».

Н.АСАДОВА: Сидит в каске, мы знаем – он нам рассказывал.

М.ГУСМАН: Нет, действительно. Понимаешь? И это просто, вот, героический журналистский труд. Более того, я буквально сегодня с ним разговаривал, ситуация такова, что мы предложили ему, его семье эвакуироваться. Но они категорически отказались, сказали, ну, как бы, журналистский долг обязывает их там находиться. Я просто еще раз хочу ему выразить свое величайшее уважение за такую высокопрофессиональную работу.

Н.АСАДОВА: Да. И, вот, Василий Головнин для нас сделал такой небольшой репортаж о том, какова сейчас судьба русскоязычной общины в Японии и в каком режиме работает сейчас российское посольство.

М.ГУСМАН: Тут надо еще сказать, что Василий, что называется, японист по жизни, он – наследственный японист, он блестяще знает японский язык и он вообще один из лучших российских японистов, вместе со своей женой он прекрасно знает этот язык. Поэтому когда он говорит по-японски, японцы вздрагивают.

Н.АСАДОВА: 20 лет уже в Японии.

М.ГУСМАН: Да, японцы просто вздрагивают, потому что они никогда не видели, чтобы иностранец так свободно, так чисто говорил на их языке.

Н.АСАДОВА: Итак, Василий Головнин.

В.ГОЛОВНИН: Тысячи телефонных звонков от встревоженных соотечественников ежедневно поступают сейчас по горячим линиям в посольство России в Токио. От расспросов о радиоактивном фоне в городе до экзотической просьбы срочно эвакуировать на родину гражданина РФ, отбывающего срок в японской тюрьме.

«Телефон кипит», — рассказал сегодня мне один из дипломатов. После жуткого землетрясения 11 марта, цунами и вызванной ими аварии на АЭС поначалу был вал звонков из России, как там обстановка, как связаться с родственниками. Теперь же больше звонят наши граждане из пострадавших районов Японии. Их вопрос один – когда и как нас могут отсюда эвакуировать.

Ответ посольства тоже однозначен: эвакуация российских граждан из Японии пока не объявлена. Дипломаты лишь помогают тем, кто хочет получить билет на рейс Аэрофлот – Москва и купить его за свои деньги. Именно так, кстати, вылетят в пятницу в Москву и члены семей сотрудников самого посольства, женщины и дети.

В то же время, как рассказал мне сегодня советник-посланник Сергей Бутин, дипломаты пытаются максимально использовать самолеты МЧС, которые доставляют в Японию, в частности, гуманитарные грузы. С ними обратно в Хабаровск бесплатно отправляют людей, готовых добраться хотя бы до российского Дальнего Востока.

«Звонила проживающая в Японии российская гражданка, – рассказывает мне дипломат. — У нее ребенок с онкологическим заболеванием. Ей мы постараемся как можно скорее организовать вылет на Родину. Но трудно выдержать натиск тех, – сетует представитель посольства, — кто с угрозой и истерикой требует немедленной и бесплатной отправки в Россию».

Среди желающих уехать, кстати, есть и люди, живущие в тысячах километрах от аварийной атомной станции. Например, в городе Миядзаки – аж на самом юге весьма отдаленного от Токио южного японского острова Кюсю.

«Есть и неожиданные требования, – рассказывает дипломат. – Например, нас попросили немедленно эвакуировать родственника, который отбывает заключение в японской тюрьме. Но куда мы его вывезем? В российскую колонию на Колыме?»

Были, кстати, и другие неожиданные звонки. «Срочно пришлите денег!» «Приезжайте и заберите меня отсюда!» «Дайте пожить у вас в квартире в посольстве!» «Многие, — рассказывает дипломат, — изливают душу». Однако основной тон звонков, по его словам, встревоженный, но вполне вменяемый. Люди ищут информацию, моральную поддержку, разъяснения. И посольство, как мне сегодня было сказано, старается людям хотя бы чем-то помочь.

Н.АСАДОВА: Это был корреспондент ИТАР-ТАСС в Японии Василий Головнин.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я хотел еще сказать одну такую человеческую черту, подчеркнуть об императоре. И, вот, мы говорим о модернизации. В 2002 году врачи диагностировали в конце года у него рак и делали операцию. Обычно жители Японии узнавали о болезни императора после его кончины. Значит, здесь по личному распоряжению императора, вот его, хотя двор был против и премьер-министр был против, было объявлено, что у него рак, что он готовится к операции. Была проведена операция, было сказано, в принципе…

М.ГУСМАН: Ну, даже называли гормональные препараты, которыми его лечили.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. Принцу Нарухито было поручено исполнять обязанность, так можно сказать, императора. Как бы сказать, он хранил престол хризантемы, да? Он выполнял обязанности протокольные. Дальше он начинает лечиться и пресса об этом пишет. И это люди уважают. Это важно. Это тоже модернизация, потому что двор – это абсолютный секрет.

М.ГУСМАН: Вот, главная модернизация, знаешь, в чем? И это я хотел бы сказать (может, мы сейчас еще успеем сказать) – это о том, что с 1965 года в императорском доме не рождались мальчики. И только у младшего сына родился, наконец, мальчик, который…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Внук.

М.ГУСМАН: Внук. Ну, то есть получается у Якихито есть сын старший, кронпринц, который, скорее всего, будет императором.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нарухито, да.

М.ГУСМАН: Нарухито. Так вот у него нету мальчиков, у него есть только девочка. И, вот, там идет большой спор, кто из внуков, то ли поменяют Конституцию и решат, что девочка, то ли…

А.ВЕНЕДИКТОВ: То ли потом брат…

М.ГУСМАН: ...брат младший и сын младшего брата.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это верно. Наргиз?

Н.АСАДОВА: Да, возможно. Но я просто про ужасы еще императорского двора. Вот, принцесса Масако, то есть это жена старшего сына императора, она из дипломатической семьи и какое-то время даже жила в Москве. Так вот у нее тоже были депрессии из-за того, что ей запретили общаться со своими друзьями, потому что, ну, во дворе вот такие вот правила при дворе.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И мы возвращаемся к нашему герою. Значит, он с 1989 года – сами посчитайте, что уже 22 года император. И информационный повод понятно какой сегодня. Но, конечно, то, что он выступил перед народом, это важно.

М.ГУСМАН: И 23 декабря, день его рождения – национальный праздник в Японии, между прочим.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да-да. И эра считается с него.

Н.АСАДОВА: Да. Так вот я просто хочу дать уже слово, опять-таки, Василию Головнину, корреспонденту ИТАР-ТАСС, который нам расскажет о значении вот этого выступления императора.

М.ГУСМАН: Перед народом.

В.ГОЛОВНИН: Еще вчера благополучная и зажиточная Япония живет сейчас бедами и потерями. Чудовищное землетрясение 11 марта, цунами высотой в 10 метров, тысячи погибших, ущерб на сотни миллиардов долларов и вдобавок чертова АЭС, которая балансирует на грани ядерной катастрофы в 240 км к северу от Токио. И в этой тяжкой атмосфере неожиданно сильно выступил человек, о котором, по крайней мере, молодые японцы давно привыкли думать, как о некоем подобии Санта Клауса. Я имею в виду 77-летнего императора Акихито, который 16 марта выступил с такой речью по телевидению, что о ней заговорили многие.

«Я искренне надеюсь, — медленно, но весомо сказал император, — что весь наш народ проявит единство, сочувствие, заботу о ближних и переживет эти гнетущие и тяжелые времена». Слова прозвучали очень весомо, куда более весомо, чем все высказывания обычных политических деятелей. И слова эти были очень хорошо восприняты большинством японцев.

Но японцы простили Акихито и особенно ценят его сейчас. Император отказался уехать из Токио. Он стойко находится в центре города в своем дворце вместе с народом.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире