'Вопросы к интервью
12 апреля 2007
Z 48 минут Все выпуски

Король Саудовской Аравии — Абдалла ибн Абдель Азиз аль-Сауд


Время выхода в эфир: 12 апреля 2007, 21:07

А. ВЕНЕДИКТОВ: 21 час и 6 минут в Москве. Добрый вечер. Это Наргиз Асадова…

Н. АСАДОВА: Добрый вечер. И Алексей Венедиктов.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Добрый вечер. У нас в гостях Михаил Гусман Первый… Гусман, первый заместитель, первый. Добрый вечер.

М. ГУСМАН: Добрый вечер.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу сказать, что наш сегодняшний герой был выбран исключительно под нажимом Михаила Гусмана, потому что вот он точно отвечает нашей рекламе – те, кто правит своими народами. Я не могу выговорить его имя, Наргиз.

Н. АСАДОВА: Давайте я вам помогу.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Давай.

Н. АСАДОВА: Это король Саудовской Аравии Абдалла ибн Абдель Азиз ас-Сауд.

А. ВЕНЕДИКТОВ: О, сильно.

М. ГУСМАН: Ну, если уж совсем точно, Абдалла ибн Абдель Азиз аль-Сауд.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Длинная история. И мы сегодня специально взяли этого человека. Во-первых, и потому что Михаил, наверное, один из очень немногих россиян, которые взяли у него интервью. А по-моему, я и не помню его интервью.

Н. АСАДОВА: А вы, кстати говоря, брали в Эр-Рияде у него интервью или в Москве? Он был в Москве, я знаю.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сначала ты расскажи про интервью, потом мы послушаем улицу, как обычно, потом пять фактов. Как взять интервью у абсолютного монарха, Миша?

М. ГУСМАН: Ну, вы знаете, наверное, у аж, я надеюсь, радиослушатели «Эха Москвы» знают о нашей программе «Формула власти» с лидерами стран. Кстати, телефильм о Его Величестве короле Саудовской Аравии Абдалле Азиз аль-Сауде будет на телеканале «Россия» в эту субботу в 16.55.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот, кстати, те, кто только будут слушать, хотя бы посмотрите ему, королю, в глаза. В субботу, канал «Россия», 16.55.

М. ГУСМАН: Ну, действительно у него очень выразительный мудрый и очень сильный взгляд, несмотря на достаточно серьезный возраст. Все-таки ему 82 года, в этом году, в августе, исполнится 83. Но он абсолютный монарх, и этим все сказано.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Расскажи, как ты брал, как удалось.

Н. АСАДОВА: И где, меня интересует.

М. ГУСМАН: Ну, должен сказать, что на самом деле… опять-таки не хочется выглядеть нескромным, но это было первое вообще его телевизионное интервью в качестве монарха не только российским, насколько я знаю, но и вообще иностранным тележурналистам. Вот как нам рассказывали наши коллеги из руководства Министерства культуры и информации Саудовской Аравии, последний раз он давал интервью, уже будучи наследным принцем, но еще не будучи королем, известной американской тележурналистке Барбаре Уолтерс. Но вот в качестве короле – вот он вступил на престол около 3 лет назад – он еще интервью телевизионные не давал. Это больше было связано, конечно же, прежде всего с историческим событием в истории наших отношений, я имею в виду отношения России и Саудовской Аравии, состоявшимся 11 марта прошлого года визитом государственным нашего президента Владимира Владимировича Путина в Саудовскую Аравию. Это действительно историческое событие для наших стран и для наших отношений между нашими странами. И, видимо, именно это и повлияло на то, что Его Величество был столь любезен, что вот, несмотря на то, что мы год ждали этого интервью, год тому назад…

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть ты год сидел в приемной?

М. ГУСМАН: В приемной мы не сидели год, но, честно сказать, мы впервые за 6 лет существования нашей телевизионной программы 9 дней ждали этого интервью. Оно было назначено на 3 марта, а состоялось аж 9-го. Но тому были объективные причины. Потому что, хотя мы были в статусе гостей Его Величества, и нас действительно очень-очень гостеприимно воспринимали, и это вообще отдельная история. Сначала мы прибыли в Эр-Рияд, столицу Саудовской Аравии, а затем, как все помнят, начались переговоры под патронатом и при участии, и, в общем (неразб.)… этих переговоров, между ФАТХом и ХАМАСом. Все помнят кровавые столкновения между этими двумя палестинскими силами. Именно в Мекке – неслучайно в Мекке, в святом для мусульман городе – король Саудовской Аравии пригласил руководителей этих палестинских групп для переговоров, и он сам вел эти переговоры. И мы были потрясены, что эти переговоры закончились в 3 часа ночи. Они шли… так сказать, финал этих переговоров…

А. ВЕНЕДИКТОВ: А ему 82 года.

М. ГУСМАН: Ему 82 года. Это шло в прямом эфире по саудовскому телевидению. Мы видели… А уже мы 9-й день находимся там, остается буквально день до прибытия нашего президента, и мы понимали, что все висит на волоске. И все-таки это состоялось на следующий день. И буквально он спал несколько часов и приехал… А мы уже переехали в Джидду, город уже непосредственно рядом с Меккой. Как известно, в святые мусульманские города – в Мекку и Медину – немусульманам въезд запрещен. И мы были, так сказать, на подъезде к этим городам с нашими коллегами по программе нашей «Формула власти». И вот в Джидде, в коллежском дворце, и состоялась наша встреча.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Михаил Гусман.

ОТБИВКА

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, я думаю, что король, конечно, Миша, безумно популярен в Москве. Я предлагаю… бедный Сакен Аймурзаев, которому мы снова поставили задачу выйти на улицы Москвы и спросить, что вы знаете про… Я не могу выговорить имя, Наргиз.

Н. АСАДОВА: Помогу вам опять. Король Саудовской Аравии Абдалла ибн Абдель Азиз аль-Сауд. И, как правильно нам тут пишет Павел, он именно ас-Сауд, а не аль-Сауд, по правилам арабского языка.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Миша, что? Что ты пальцем размахиваешь?

Н. АСАДОВА: По правилам арабского языка именно так.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну хорошо.

Н. АСАДОВА: Сакен Аймурзаев.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот Сакен Аймурзаев то же самое спросил, видимо, у Павла.

С. АЙМУРЗАЕВ: Казалось бы, Саудовская Аравия – не та страна, о которой ничего нигде не говорят. Однако ближневосточное государство для прохожих чем-то сродни сказочному королевству, и король у него прямо как в книжках. Елена, например, именно так представляет себе нашего сегодняшнего героя:

Елена: Наверное, он красив и, наверное, в шикарных одеждах, очень богат, у него роскошный дворец. Есть, наверное, гарем.

Евгений, говоря о короле Абдалле, не стал уподоблять его героям мифов. Мой собеседник уверен: на саудовском троне – современный человек.

Евгений: Я так думаю, что там сочетаются и старые такие традиции, чисто мусульманские – царь и бог там у себя. Но и в то же время, я думаю, достаточно прагматичный человек, мне так кажется. Ну, я думаю, что совсем не средневековый. Традиция, она сохраняется, но это все мишура.

Действительно, богатство монарха очевидно для многих. Борис сделал свои выводы о том, как живет король Абдалла.

Борис: А вы представьте, если бы у вас были бы миллионы долларов, как вы бы жили. На Канарах отдыхали где-нибудь или разъезжали бы.

Больше всех о саудовском короле вспомнил Валерий. По словам прохожего, наш сегодняшний герой – политики, далекий от мировых передряг и споров. Живет себе и правит.

Валерий: Союзник США на Ближнем Востоке. Мусульманин истинный такой, ярый. Человек, который проводит политику в интересах своего мира, своего региона и совершенно не чувствует себя частью какого-то единого мирового сообщества. Хочет переделать мир. Сделать его таким, каким ему бы хотелось его видеть.

У себя в стране король Абдалла наверняка свой мир уже строит. Мои собеседники о нем практически ничего не знают, но некоторые из них все равно считают, что там, среди песков, лучше, чем у нас. Игорь так просто в этом уверен.

Игорь: У них там, наоборот, намного лучше, чем у нас. Ну потому что законы – для людей, правительство – для людей.

Вот каков он, король Абдалла, для наших прохожих – благодетель, хитрец и герой сказок.

ОТБИВКА

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, честно говоря, у меня такое ощущение – про сказки Шахерезады. Вот я слушал прохожих и думал, что я мог быть одним из этих прохожих, потому что…

Н. АСАДОВА: Знаете, я хочу сказать, что я начиталась про Саудовскую Аравию и могу сказать, что на сказку это мало похоже. Во всяком случае, в плане какого-то социального устройства. Потому что вот туристы, которые ездили в Саудовскую Аравию, говорят о том, что нельзя, например, брать плакаты какие-то, видеосъемки или журналы, где изображена хоть немножко не одетая женщина, например.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Гусман, как же вы там выжили 9 дней?

Н. АСАДОВА: Нельзя привозить с собой алкоголь и наркотики, потому что за наркотики вообще смертная казнь сразу.

М. ГУСМАН: Да, обезглавливают.

Н. АСАДОВА: Саудовская Аравия – одна из немногих стран в мире, в которых сохранилась публичная казнь. И на площади, посередине Эр-Рияда, казнят людей. То, что женщина не может выйти без сопровождения мужчины никуда… И вот нам рассказывали, что какие-то там беженцы из Алжира, из каких-то вот арабских стран Северной Африки, когда бежали через Саудовскую Аравию в США, то они… Вот женщина с детьми, она приехала в аэропорт Эр-Рияда и не могла выйти на улицу несколько суток со своими маленькими детьми. Потому что, если бы она вышла на улицу, то ее бы восприняли либо как проститутку, либо… и могли просто убить.

М. ГУСМАН: Ну, Наргиз, я вот наслушался столько страхов от рассказов не известного мне туриста…

А. ВЕНЕДИКТОВ: У боюсь, я уже боюсь, хотя не женщина.

Н. АСАДОВА: Ну, вы знаете, не одного.

М. ГУСМАН: Мы там провели…Теперь можно сказать, что я видел своими глазами, и это несколько отличается. Но действительно это страна, живущая по очень строгим правилам…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Шариата.

М. ГУСМАН: Да. И действительно, так сказать, как считают мусульмане, и прежде всего граждане Саудовской Аравии, в шариате по этому поводу все сказано, женщины ходят поодиночке, без мужчин, но они одеты, естественно, в черные одежды. Действительно, так сказать, там для женщин особые правила. Ну, например, женщинам по традиции – подчеркиваю: по традиции, и об этом, кстати, сказал король – не рекомендуется, мягко говоря, садиться за руль автомашины, хотя разрешается водить самолет.

А. ВЕНЕДИТКОВ: Вот я хотел…

Н. АСАДОВА: Да, это удивительно. Король Абдалла действительно хотел ввести недавно этот закон, разрешающий женщинам водить автомобили, но не смог.

М. ГУСМАН: Дело в том, что по этому… Наргиз, вот если вы посмотрите в субботу эту программу, как раз я собирался королю этот вопрос задать. И он сказал, что в Коране по поводу… Естественно, в Коране ничего не могло быть сказано по поводу разрешения…

Н. АСАДОВА: По поводу самолета?

М. ГУСМАН: И автомобиля. Поэтому это традиция. Вы знаете, нам надо просто понять, что они другие. Вот мы все время пытаемся как бы их мерить собственными рамками морали, культуры, нашей традиции. Уверяю вас, что так же, как нам кажутся странными и дикими их традиции, их мораль, так же кажутся им дикими и непонятными наши традиции и наша мораль.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я хотел бы вернуться все-таки к вопросу о человеке, который ныне возглавил… в общем, немолодой человек. У меня будет к тебе, Миша, вопрос, и к Наргиз, которая, собственно говоря, изучала эту историю. Но сначала нашим слушателям мы все-таки напомним реальные факты из жизни этого…

Н. АСАДОВА: Даже не напомним, а расскажем.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Расскажем. … странного человека.

М. ГУСМАН: Я не считаю его странным. Я считаю его…

Н. АСАДОВА: Он не странный. Я тоже не считаю его странным.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я сейчас объясню, почему странный.

М. ГУСМАН: На мой взгляд, один из выдающихся лидеров современного мира.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Так а только странный человек может быть выдающимся. По-моему, странный – это чужой, иной. Давайте послушаем все-таки, откуда он взялся.

С. АЙМУРЗАЕВ: Факт первый. Король Саудовской Аравии Абдалла Бен Абдель Азиз ас-Сауд родился в Эр-Рияде примерно в 1924 году. Его отец, основатель Королевства Саудовская Аравия, король Абдель Азиз ибн Сауд, имел несколько десятков жен и 42 сына. Мать принца Абдаллы Фагда ибн Азиз Ашуры происходила из племени Шамар. До того, как стать восьмой женой короля Абдель Азиза, она была замужем за главой одного из эмиратов Аравийского полуострова по имени Сауд Рашиди, который был злейшим врагом Абдель Азиза. После того, как Рашиди был убит, одну из его жен Фагду Абдель Азиз забрал в свой гарем.

Факт второй. Все свое детство Абдалла провел среди бедуинов. До сих пор он известен своей страстью к простым бедуинским радостям – лошадиным и верблюжьим скачкам и соколиной охоте. Ежегодно король проводит не менее месяца на охоте в Марокко в специально оборудованном для него лагере. Принц Абдалла женился более 30 раз. Но, в соответствии с законом Ислама, держит в своем доме не более 4 жен. Среди жен короля – сирийки, марокканки и палестинки. Абдалла – многодетный отец. У него 15 сыновей и 20 дочерей.

Факт третий. Королевский трон в Саудовской Аравии передается по старшинству – от одного сына основателя государства короля Абдель Азиза к другому. Однако на протяжении последних 50 лет Саудовской Аравией по очереди правили братья, рожденные от любимой жены короля Абдель Азиза – Хусы из рода Судейри. Абдалла, приходящейся семерке Судейри лишь сводным братом, долгое время занимал второстепенные по важности посты. В 1962 году король Фейсал назначает его главой Национальной гвардии. В 1975-м, когда на престол взошел новый король Халид, Абдалла получает должность второго заместителя премьер-министра страны. В 1982 году, когда на престол Саудовской Аравии взошел король Фахд, Абдалла, оказавшийся вторым по старшинству в семье Абдель Азиза, должен был быть объявлен наследным принцем. Какое-то время король Фахд сомневался, кому передать престол – Абдалле как самому старшему в королевской семье после самого Фахда или своему родному брату, принцу султану из клана Судейри. В итоге семейный совет решил не создавать напряженных отношений с Абдаллой, чтобы не разбить семью на несколько противоположных лагерей.

Факт четвертый. В 1995 году Абдалла становится фактическим правителем Саудовской Аравии. Дело в том, что в это время король Фахд перенес инсульт, после чего мог передвигаться только в инвалидном кресле и полностью отошел от дел. Одним из первых своих указов Абдалла запретил членам королевской семьи, которая насчитывает около 7 тысяч принцев и принцесс, пользоваться государственной казной. Постепенно Абдалла стал назначать на ключевые государственные посты своих людей. Например, послом США он сделал своего племянника принца Турки.

Факт пятый. Смерть короля Фахда в 2005 году не стала ни для кого неожиданностью. Сразу после того, как принц Абдалла был объявлен новым королем, он назначил наследным принцем 76-летнего султана Бег Абдель Азиза, принадлежащего клану Судейри. Однако не стоит забывать, что новый монарх и новых наследный принц возглавляют противоборствующие группировки и испытывают личную неприязнь к друг другу. По закону о престолонаследии, принятому еще в первые годы правления Фахда, король может сам выбрать себе преемника. Пока Абдалла не решился бросить вызов могущественному клану Судейри. Однако в ближайшем будущем это весьма вероятно. Со смертью Фахда неминуемо встает вопрос: кто займет саудовский престол после того, как умрут все сыновья короля Абдель Азиза? Ведь всем уже больше 60 лет. Следующим монархом должен будет стать кто-то из представителей третьего поколения – внуков основателей королевства. Не исключено, что король Абдалла возьмет на себя ответственность определить, молодежь из какого клана станет основным претендентом на престол.

ОТБИВКА

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я напомню, что сегодняшний наш гость – Михаил Гусман, первый заместитель генерального директора агентства ИТАР-ТАСС. Говорим мы о короле Саудовской Аравии Абдалле ибн Абделе Азиз ас-Сауде, пишется «аль-Сауде». Спасибо нашим слушателям, в том числе Рамилю, который нам подтвердил, что пишется так и говорится так. У меня вот какой вопрос. Вот смотрите, ему 82 года, он родился сразу после конца Первой мировой войны. Модернизация страны. Да? Приход в страну таких вещей, как Интернет, который должен повернуть жизнь этих людей. Не только же на нефти жить. Как она воспринимается королем? Как она воспринимается нынешним королем с учетом его исторической жизни, я бы сказал так, Миш?

М. ГУСМАН: Ну, если говорить о впечатлениях, допустим, от столицы Эр-Рияд, от города Джидда – это вполне современные города с развитой городской инфраструктурой. На улице практически не встретишь пешеходов, потому что там люди передвигаются только на автомобилях. Современные гостиницы оборудованы всем и вся. Другое дело, что вот целый ряд правил, предусмотренных Кораном, шариатом, соблюдается неукоснительно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А вот между модернизацией, между проникновением Интернета, то есть информационным обществом и человеком из того времени, который, там, между мировыми войнами, как это происходит? Вот насколько он понимает, что это неизбежно? Насколько он пытается — он, король – своим авторитетом…

М. ГУСМАН: Ты знаешь, он даже, на мой взгляд, он – реформатор. Причем реформатор в таких, может быть, внешне простых вещах. Ну, например, он, так сказать, практически отменил целование руки во время общения. То есть в период своего правления… предполагалось, что каждый, кто подходил к королю, прежде всего подданные короля, должны ему целовать руку. Он перешел на светское рукопожатие. Он, я уже говорил… Вы знаете, тут надо понимать, что люди верующие, глубоко верующие, верующие в Коран – это не обязательно люди ограниченные. Он очень человек широких взглядов, очень начитанный, у него богатейшая библиотека, он основал несколько библиотек. Он знает мировую классику, он знаком с мировой литературой. Он – человек очень глубоких знаний, повторяю еще раз. Но при этом истинно и глубоко… Он называется, полное его имя звучит… (неразб.) «Хранитель двух святынь». Он не является, в отличие от короля Иордании Абдуллы Второго и от короля Марокко, прямым потомком пророка Мохаммеда, он как бы из бедуинских племен, но он, тем не менее, «хранитель двух святынь». Так уж случилось, что на территории…

Н. АСАДОВ: Ну это так себя начал величать его предшественник на самом деле.

М. ГУСМАН: Естественно. Но так случилось исторически, что на территории их государства два священных города.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Наргиз?

Н. АСАДОВА: Да, но просто я хотела сказать, что, например, Эр-Рияде, насколько я знаю, нет ни театров, ни кинотеатров.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Или есть, в королевском дворце?

М. ГУСМАН: Значит, опять-таки… Мне неловко говорить…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Что-то ты смотрел, Миша.

М. ГУСМАН: Но опять-таки смотрите нашу телевизионную программу «Формула власти» в субботу. Например, он основал…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну так есть или нет?

Н. АСАДОВА: Вы там что, побывали в кинотеатре?

М. ГУСМАН: Нет, у нас просто не было времени бывать в кинотеатре. Значит, во-первых, он основал фестиваль фольклорного искусства, который открыт практически для всех культур, включая… он пригласил российских артистов. Более того, насколько я знаю, вместе с нашим президентом там был…

А. ВЕНЕДИКТОВ: «Березка», что ли? Девушки из «Березки» с президентом?

М. ГУСМАН: Были наши артисты. И самое главное, что…

Н. АСАДОВА: Боюсь, униформа не подходит.

М. ГУСМАН: Ну, там с униформой сложно…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ансамбль «Березка» — это точно.

М. ГУСМАН: Ну, мы же славимся не только «Березкой». В России есть и другие жанры искусства.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо. Я просто хочу, прежде чем мы будем говорить дальше… вот тут нас «панк» спрашивает: «Я не пойму, вы в прямом эфире или нет?» Ну, конечно, в кривом. И я хочу просто поставить вопрос на голосование, поскольку приближается время «Новостей». Вы вот услышали об этом человеке.

М. ГУСМАН: Но прежде чем голосовать, может быть, немножко поговорим еще о короле, а то, насколько наши зрители…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, говори, говори про короля. Ты не говори про королевских женщин. Конечно, все проголосуют, когда у него там 40 детей. Да? Все мужики проголосуют «за». Демографическая проблема.

М. ГУСМАН: Он достаточно жесткий борец с терроризмом.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Он же ваххабит, Миш.

М. ГУСМАН: Ну, вот мы плохо, видимо, до конца знаем, что такое ваххабизм…

Н. АСАДОВА: Совсем не знаем, я бы сказала.

М. ГУСМАН: Но достаточно сказать, что, так сказать, после 11 сентября, когда была ситуация, когда из 19 участников этих самых терактов в торговых центрах с этими самолетами 14 были граждане Саудовской Аравии. И, естественно, так сказать, взгляды всего мира были прикованы к Саудовской Аравии.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Усама бен Ладен принадлежит саудовской семье богатой.

М. ГУСМАН: И это заставило короля жестко и недвусмысленно высказаться против мирового терроризма и сказать о том, что Корану эту противоречит полностью. Он это провозгласил, он говорил это везде. Более того, он предложил создать на территории Саудовской Аравии, в частности в Эр-Рияде, мировой антитеррористический центр. Они готовы его финансировать, готовы обучать специальных людей для борьбы с терроризмом. Это очень-очень показательно.

Н. АСАДОВА: Более того, он поймал и ликвидировал нескольких лидеров вот таких исламистских организаций на территории Саудовской Аравии.

М. ГУСМАН: На этом фоне, мне кажется, то, что там очень жестко, сверхжестко относятся и к наркомании…

Н. АСАДОВА: Да, просто смертная казнь, если найдут наркотики.

М. ГУСМАН: Вот выясняется, что… Я еще раз говорю, я противник смертной казни.

Н. АСАДОВА: Тем более публичной.

М. ГУСМАН: Но не в меньшей степени я противник наркотиков.

А. ВЕНЕДИКТОВ: На самом деле я просто хочу сказать, что, если так посмотреть, Саудовская Аравия всегда считалась и при его брате, и при нем оплотом американского империализма в регионе. Но я хотел бы сказать, что именно он…

М. ГУСМАН: Я не хотел бы уж опять-таки…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу сказать, что я нашел его высказывание, когда он был только наследным принцем и командующим Национальной гвардии, по-моему (как она там называлась), на встрече с Бушем — то ли Буш приезжал, то ли он туда приезжал — по поручению короля сказал, что американские войска в Саудовской Аравии стали обузой. И сказал он это публично.

Н. АСАДОВА: Да, это он сказал Мадлен Олбрайт на встрече с ней. И действительно он заставил уйти войска американцев, военную базу вывести свою из военной базы принца-султана. И они перевели эту базу в Катар.

М. ГУСМАН: Нет, у него… во всяком случае на встрече с нами, разговаривая с нами, он высказывал очень добрые, искренние, как мне показалось, симпатии, слова к нашей стране. Он в качестве наследного принца буквально за полтора года, как он стал королем, посещал уже Россию. Он был тогда наследным принцем.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Как глава службы безопасности, я бы сказал.

М. ГУСМАН: Что?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Как принц, курирующий всю безопасность. Я помню, он приезжал, он встречался с Путиным, но он встречался и с Патрушевым, он встречался…

М. ГУСМАН: Нет, не в этом дело. Но он был тогда премьер-министром, он был вторым лицом в государстве. Он был вторым лицом в государстве при короле Фахде и практически был реальным правителем страны.

Н. АСАДОВА: Ну, в общем, да, с 95-го года.

М. ГУСМАН: Хотя он де-юре еще не был королем, но фактически приезжал… Его, собственно, и встречали как главу. И он очень интересно рассказывал, у нас не все, к сожалению, вошло в наш фильм. Но очень интересно рассказывал, как он ехал по Москве, и ему какой-то не понравился дом, и он специально потом на встрече с мэром говорил: «Зачем этот дом? Он как испорченный зуб в вашем городе». Вплоть до таких мелочей, что мне показалось очень важным…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Что случилось с домом? Вот хотелось бы адресочек, подскажите адресочек.

М. ГУСМАН: Пытались найти, но пока не обнаружили.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы говорим о короле Фахде. И, видимо, теперь мы голосовать будем…

М. ГУСМАН: Короле Абдалле.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Короле Абдалле. Да, действительно, король Фахд – это был его старший брат.

Н. АСАДОВА: Сводный.

М. ГУСМАН: Старший сводный. Тут, вы знаете… Вот здесь сегодня прозвучал факт о том, что в мужской части семьи Саудов сегодня более тысячи мужчин. Это более тысячи человек, теоретически могущих…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Наследники.

М. ГУСМАН: Да, наследники престола. А ведь этот клан Судейри, вот эта семерка Судейри, которые были родными братьями, и то, что все-таки королем стал не кто-то из этой семерки родных братьев для Фахда, а именно Абдалла, говорит о его незаурядных личных качествах. Что Фахд в качестве наследника остановился именно на нем. Не на ком-то из тех своих семерых родных братьев, а именно на нем. Это говорит о том, что у него незаурядный…

А. ВЕНЕДИКТОВ: По старшинству. Миша, но все-таки еще по старшинству.

Н. АСАДОВА: Да, по закону там престол переходит по старшинству, самому старшему брату.

М. ГУСМАН: И все-таки там были разные, так сказать…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Варианты были, да, разные модели. Но человек, видимо, еще весьма в интригах преуспел. Я хочу сказать, что тогда сразу после «Новостей» мы проголосуем. Как обычно, мы зададим вопрос. Хотели бы вы, чтобы человек с таким набором качеств, с одной стороны, значит, человек суровый, с другой стороны, конечно же, ваххабит, отец 45 детей…

М. ГУСМАН: Он женился, кстати сказать, 30 раз всего, даже больше 30 раз. Но, поскольку по…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ты посмотри, как Казакова глаза завела! 30 раз женился!

М. ГУСМАН: Но поскольку по Корану разрешается одновременно иметь только 4 жен…

Н. АСАДОВА: В доме.

М. ГУСМАН: В доме, да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А остальные где?

М. ГУСМАН: В разводе.

Н. АСАДОВА: Нет, не в разводе. В других домах.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В других домах. Четыре в Джиде, четыре… да. Хорошо. Мы уходим на «Новости», потом возвращаемся в нашу передачу.

НОВОСТИ

А. ВЕНЕДИКТОВ: И мы говорим о короле Саудовской Аравии. Кстати, а в Саудовской Аравии есть выборы хоть кого-нибудь?

Н. АСАДОВА: Нет никаких выборов. И более того, я вам скажу, что совсем недавно троих лидеров общественных организаций, которые подписали письмо с прошением ввести выборный парламент и ввести конституционную монархию, их осудили и посадили на 9 лет в тюрьму.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Правильно, экстремисты. Нет, а разве какое-то местное самоуправление… Нет, подожди, подожди, а разве там нет какого-то местного самоуправления, муниципалитета города Джида? Вот такие вещи. Не парламент, а вот как-то…

Н. АСАДОВА: Нет, нет, кстати говоря, при Абдалле были проведены первые муниципальные выборы, это правда.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот что-то такое я… Вот когда я спросил про модернизатора или реформатора, у меня что-то в голове крутилось.

М. ГУСМАН: Я уже говорил как-то в вашем эфире, коллеги, о примере того, как король Испании говорил о том, что у арабов время течет по-особому.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А, да, да, да.

М. ГУСМАН: И проведенные ныне сейчас при короле Абдалле муниципальные выборы рано или поздно, когда это будет, может быть, даже при нашей жизни и уж точно, наверное, не при нынешнем короле, но все равно там постепенно, наверное, будут выборы и в стране. Но это процесс у них крайне медленный.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Михаил Гусман и Наргиз Асадова. Мы все-таки перейдем к голосованию. Я обязан следить…

Н. АСАДОВА: Давайте зададим все-таки наш традиционный вопрос слушателям.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Задавай.

Н. АСАДОВА: Так хотели бы вы, чтобы такой человек, с таким набором качеств, как у короля Саудовской Аравии Абдаллы, правил Россией?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот подходит такой человек для России, в общем?

Н. АСАДОВА: Если вы считаете, что да, этот человек подходит, с таким набором качеств он подходит для того, чтобы управлять Россией, тогда ваш телефон 660-01-13. Если вы считаете, что нет, не подходит такой человек для России, то ваш телефон 660-01-14.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Голосование будет идти 1 минуту. Поехали.

ОТБИВКА

А. ВЕНЕДИКТОВ: Хотя я думаю, что наши слушатели не любят ваххабитов, ты знаешь.

М. ГУСМАН: Ну, понимаешь, в чем дело. Я не знаю, как пройдет голосование, но как-то вот обсуждали… Я очень люблю вашу передачу, с радостью принимаю в ней участие.

Н. АСАДОВА: И очень люблю ваши голосования.

М. ГУСМАН: И очень люблю ваши голосования.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Которые ни о чем не говорят.

М. ГУСМАН: Ну потому что… Ну понимаешь, ну как этот вопрос…

Н. АСАДОВА: Давайте не будем критиковать наше голосование во время голосования.

М. ГУСМАН: Нет, нет, пусть голосуют, как голосуют. И пусть слушают мнения так называемых экспертов. Дело в том, что у нас многоконфессиональная страна, многонациональная страна.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну и что?

М. ГУСМАН: В Саудовской Аравии 85 процентов… все арабы, и 85 процентов, причем одного направления – это сунниты. То есть это страна однонациональная, даже одной, так сказать, ветви конфессиональной. Поэтому как бы их порядки, их правила для нашей страны точно не годятся. А вот нужен нам такого рода правитель, как Абдалла, ну, вот сейчас голосующие слушатели и решат.

Н. АСАДОВА: Пока вот слушатели голосуют, я сейчас спрошу… Не по теме, не по политике вопрос вам, Михаил. Скажите, пожалуйста, вот меня все время удивляет. Королю Абдалле уже 83 года скоро будет, а у него такая черная, как смоль, борода, черные волосы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Парик, наклеенная борода?

М. ГУСМАН: Нет, нет. Значит, я вам скажу. Он… ну, так неловко говорить мужчине о мужчине, но он очень, я бы сказал, ухоженный джентльмен. Может быть, это интересно, но надеюсь, что меня не упрекнут в бестактности, но все-таки это справедливо. Он был с прекрасным парфюмом.

Н. АСАДОВА: С маникюром.

М. ГУСМАН: Парфюмом. Ведь иногда показатель возраста – это такая неухоженность. Даже у больших политиков. Они перестают следить за собой, чуть-чуть как-то они не так причесаны. Он был изыскан, он был чрезвычайно… видно, что он следит за собой сам. Конечно же, у него есть, наверное, обслуга, и многочисленная. Наверное, конечно, эта бородка его подкрашена. Наверное, его волосы подкрашены. Сейчас, так сказать, почему-то такая мода и у мужчин – красить волосы, мне не очень понятная. Но он… Причем его парфюм, я обратил внимание, он был такого сложного букета. Чувствовалось, что это тоже специально подбиралось лично под него. Я скажу так, это не просто, так сказать, абы был напомажен монарх, это все очень точно продумано, подготовлено и очень персонифицировано.

Н. АСАДОВА: Я могу сказать по своим наблюдениям, что арабские мужчины вообще за собой очень ухаживают, ну, очень сильно ухаживают, по сравнению с мужчинами, которые живут в России.

А. ВЕНЕДИКТОВ: 37,4 процента наших слушателей сказали: да, такой бы человек подошел. 37,4. Соответственно, 62,6  — нет.

М. ГУСМАН: Если говорить применительно к России, то я, конечно, на стороне большинства. А вот если говорить все-таки о Королевстве Саудовская Аравия, то я считаю, что им повезло с правителем.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но все-таки в Интернете другой расклад. У нас же продолжается голосование в Интернете, и там 17 процентов всего говорят «да», 75 – «нет», и только 7 затруднились ответить. Все-таки, на слушателей произвели впечатление.

ОТБИВКА

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я вернулся бы к своей основной теме с Михаилом Гусманом и с Наргиз Асадовой. Вот к теме модернизатора и реформатора. Замена целования руки светским рукопожатием для именно этого монарха. Я вот сначала как бы пропустил это мимо ушей – ну, ерунда какая-то. А потом подумал, что это подрыв устоев, реально.

М. ГУСМАН: Да в том-то и дело, что даже маленький отход, повторяю еще раз, в этом абсолютно закрытом мире… Это мир, в котором, так сказать, раз и навсегда, вроде бы, все учтено и все сказано в Коране и законах Шариата. В этом мире, где все предопределено, любые отходы, даже небольшие, тем более проводимые первым лицом государства, абсолютным монархом теократического государства, это становится как огромная… Вот для страны это были бы громадные реформы. А на самом деле это не подрыв устоев, это медленная адаптация к реалиям современного мира. Ведь там же телевидение работает, и работает не только… там Си-эн-эн можно смотреть в любой гостинице, там нельзя увидеть эротических фильмов, это да, но новостные программы, телеканалы в любой гостинице можно увидеть. И здесь в этом плане они очень…

Н. АСАДОВА: Но в гостиницах-то живут иностранцы, поэтому это телевидение для иностранцев.

М. ГУСМАН: В гостинице может поселиться, например, саудовец, путешествующий по стране. И там внутренний туризм чрезвычайно огромен.

Н. АСАДОВА: Я думаю, они в гости друг к другу ездят. Там только одних принцев и принцесс 7 тысяч человек.

М. ГУСМАН: Но, еще раз говорю, в гостиницах, в которых мы жили, там сплошь и рядом жили саудовцы. Поэтому они все видят. В том-то и дело. Не надо думать о том, что они от всего… У них нет «железного занавеса». Они путешествуют по миру. Вот, в частности, в ближайшее время мы встретимся с моим замечательным коллегой – заместителем министра культуры и информации Саудовской Аравии, который, собственно, нас принимал, доктор Бен Салам. Случай был забавный. Ему, значит, где-то 56 или 57 лет. И когда мы закончили прием с королем, мы выходили, подошел этот наш коллега, заместитель министра, и говорит: «Вот, познакомьтесь, это наша растущая молодежь».

Н. АСАДОВА: Ну, в общем, да.

М. ГУСМАН: Он такой милейший человек, добродушный, 56 лет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Возвращаясь к королю, насколько это действительно абсолютный монарх, насколько это абсолютный монарх из учебника истории? Насколько это средневековый монарх со средневековой властью? Вот что имелось… объемом власти. Или семья вот эта – семеро братьев…

Н. АСАДОВА: Но семья-то это монаршья.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, тем не менее.

М. ГУСМАН: Ведь само название «Саудовская Аравия» говорит о том, что это страна Саудов. Она, собственно, и в названии страны… Это, может быть, единственная страна в мире, которая сегодня в названии страны несет имя…

Н. АСАДОВА: Фамилию.

М. ГУСМАН: Да, фамилию правящей семьи. И она будет, эта семья, править, я думаю, во веки вечные, пока простирается наша возможность увидеть будущее. В этом-то и суть всей этой системы. А если учесть, что к ним ежегодно, в эту страну, прилетают несколько миллионов человек для совершения священного обряда Хаджа, священного обряда для всего мусульманского мира, каждый мусульманин хотя бы один раз в жизни должен совершить Хадж, и они приезжают в Мекку. А плюс еще малый Хадж, который совершают мусульмане, туда приезжают. И вот этот поток, огромный поток мусульман, которые посещают эту страну, святые места для каждого мусульманина, это делает роль короля Саудовской Аравии совершенно особой.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но она символическая, как роль, скажем…

Н. АСАДОВА: Она – абсолютная монархия.

М. ГУСМАН: Он… абсолютная во всех вопросах. Он решает все вопросы, он является высшим судьей. Хотя там нет, по идее, как бы закона, потому что предполагается, что все сказано в Шариате. Для этого не надо никаких сводов законов. Но если выполнять какие-то вещи, непредусмотренные Шариатом, то вот именно он, именно король вносит эту коррективу.

Н. АСАДОВА: Я тут хотела сказать, мы начали говорить еще в первой половине передачи о том, на кого же все-таки ориентируется Саудовская Аравия – на Америку, или вот она симпатизирует России и так далее. Мне просто кажется, что король Абдалла, и в этом его заслуга, он как хороший стратег ранжирует угрозу, в первую очередь, для своей страны. И в зависимости от этих угроз, он выстраивает хорошие или не очень хорошие отношения с другими странами. А в первую очередь, для него угроза – это исламисты и, в первую очередь, внутри Саудовской Аравии.

М. ГУСМАН: Правильно.

Н. АСАДОВА: И, с другой стороны, это шиитский Иран.

М. ГУСМАН: И с которым он же, собственно говоря, и смог установить специальные отношения. Хотя иранцы, шииты…

Н. АСАДОВА: И они традиционно между собой борются за влияние на мусульманском Востоке.

М. ГУСМАН: Но, именно благодаря королю Абдалле, я не хотел бы… я думаю, что нашим слушателям до сегодняшнего дня не очень понятна разница между суннитами и шиитами, для этого на «Эхо Москвы» надо будет сделать специальную передачу…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Надо отдельную передачу, безусловно.

М. ГУСМАН: Но именно в 2001 году именно по инициативе тогда еще наследного принца, но фактического правителя, нынешнего короля Абдаллы, и был заключен договор о безопасности с Ираном, который, собственно говоря, и предопределил нынешнее состояние отношений. Хотя, конечно же, и мы можем это сказать откровенно, не очень жалуют шиитский Иран в Саудовской Аравии.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, кто кого не очень жалуют, тут вопрос-то на самом деле такой…

Н. АСАДОВА: Нет, дело в том, что коль скоро существовал Ирак Саддама Хусейна, он служил такой прокладкой между Саудовской Аравией и Ираном. После того, как произошли военные действия в Ираке, Ирак перестал быть той самой прокладкой между шиитами и суннитами…

М. ГУСМАН: Буфером таким.

Н. АСАДОВА: Да, буфером. И шииты-иранцы усилили свое влияние в Ираке, подбираясь к границам Саудовской Аравии и, естественно, сауды на это реагируют.

М. ГУСМАН: Я хотел бы еще вернуться все-таки к тому, что, наверное, больше всего для нас должно быть интересно – это отношения с нашей страной. Тут надо иметь в виду, что Россия, тогда советская Россия, была первой страной в мире, кстати сказать, которая в 26-м году признала объединение аравийских земель под властью династии Саудитов. Мы были первой страной, которая их признала как независимое вновь образованное государство 80 лет тому назад. И отношения складывались очень хорошо. Мы туда послали посла. Ну, в конце 30-х годов нашего посла советского отозвали, благополучно, как водится, расстреляли. Отношения после войны складывались уже по-другому. Там действительно было влияние Америки. Советскому Союзу было тогда не до саудовцев. Мы считали, что они – оплот американского империализма. И так далее, и так далее. И только вновь отношения стали складываться уже при Михаиле Сергеевиче Горбачеве, если память мне не изменяет, в 91-м году. Мы тогда вновь возобновили отношения, восстановили дипломатические отношения. И тут очень важно сказать, какие у нас сейчас все более и более наращивающиеся экономические связи. Не случайно вот во время визита Владимира Владимировича Путина в Саудовскую Аравию у него была отдельная встреча, и такое было состояние делового совета российско-саудовского, где было очень много бизнесменов как и российских, так и Саудовских. Потому что потенциал развития отношений между нашими странами не только в нефтепереработке, нефтедобычи. Хотя, кстати сказать, насколько я знаю, одна из крупнейших российских нефтекомпаний в ближайшее время начнет там добычу нефти. То есть наши отношения с Саудовской Аравией в экономическом плане не то чтобы безоблачны, а очень развивающиеся.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Подожди, ну мы же неверные. С одной стороны, мы неверные. С другой стороны, в России тоже есть законы в субъектах Федерации, которые государственную религию Саудовской Аравии – ваххабизм приравнивают к экстремизму. Например, закон, который действует в Дагестане. Принят и действует. Правда, недавно я нашел цитату из Путина, который сказал, что ваххабизм не есть экстремизм, и нельзя так говорить. Но, тем не менее, Кадыров говорит: да. Значит, Муху Алиев говорит: да. Вот как это все здесь совмещается?

М. ГУСМАН: Ну, во-первых, я думаю, что очень большая, как говорил профессор Преображенский в книге великого классика, разруха в головах. Это идет все-таки от путаницы в терминах, неточности трактовок, в ярлыках.

Н. АСАДОВА: И вообще в незнании того, что это такое вообще.

М. ГУСМАН: В незнании. Поэтому здесь, я думаю, прав опять же Владимир Владимирович, который сказал, что ваххабизм – это не такая страшная вещь, как ее малюют. Но тут дело даже не в этом. Дело в том, что дело не в нашей неверности. Арабы прагматики вообще, а саудиты – в частности. Они прекрасно понимают, что Россия – надежный экономический партнер. Они прекрасно понимают, что в России они могут увидеть альтернативу своего экономического партнерства с Америкой. И здесь надежность наша как партнера была подкреплена прежде всего визитом нашего президента. Все это в сумме и дает…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Что визит? Буш тоже там был, и Кондолиза там через месяц.

Н. АСАДОВА: Да. И, собственно, Абдалла много раз ездил к Бушу и считает себя другом просто Буша.

М. ГУСМАН: Ну, уважаемые коллеги…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, я говорю о том, что это другой мир, они другие, они смотрят на нас… (неразб.)

М. ГУСМАН: Ты сам себе противоречишь, Алексей.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я вопросы задаю.

М. ГУСМАН: Мы в такой же степени неверные, мы – христиане, такие же, как христиане американцы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Совершенно верно.

Н. АСАДОВА: Кстати говоря, в исламе христиане и иудеи не считаются неверными. Они считаются народами книги и народами писания. То есть особое на самом деле отношение.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я по-другому спросил. Я же спросил вот о чем…

М. ГУСМАН: Саудовская Аравия выступает даже за налаживание отношений с Израилем, а не то, что, так сказать, с Россией или с Америкой. Вот сейчас на совещании в Эр-Рияде лидеров арабских стран король Саудовской Аравии был одним из тех, кто выдвинул целый план установления отношений с Израилем и призвал, так сказать, наладить отношений с Израилем. Ну, там целый ряд условий – признание границ 67-го года и так далее, и так далее. Но в устах короля Саудовской Аравии это звучит более чем… ну, чуть ли не революционно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Судя по всему, смены поколений на троне не предвидится. Да? Вот пока все братья не перемрут, если я правильно понимаю… А младшему сколько?

Н. АСАДОВА: 60 лет. Но дело в том, что там после братьев начнутся внуки и так далее, и всего, как я уже говорила, 7 тысяч принцев и принцесс.

М. ГУСМАН: Если хотите мое мнение, то мне кажется, что там уже все четко и точно определено: что как будет сразу после – дай бог ему здоровья и долгих лет жизни… Кстати сказать, он мне не показался таким хворым. Я просто хочу сказать еще раз, что в 3 часа ночи он закончил сложнейшие переговоры, где вначале чуть ли не бросались друг на друга эти самые лидеры палестинских группировок.

А. ВЕНЕДИКТОВ: ФАТХа и ХАМАС.

М. ГУСМАН: А он все-таки их помирил, он все-таки добился соглашения, в 3 часа ночи закончил. В 7 утра, в начале 8-го утра, выехал из Мекки, по дороге заехал в госпиталь, проведал кого-то из своих братьев, и потом поехал в Джидду. Ну, 82 года. И был в блестящей форме. И мы с ним просидели, извините, больше часа.

Н. АСАДОВА: Да, он, кстати, не выглядит на свои 82 года совершенно, несмотря на то, что он красит бороду.

М. ГУСМАН: Может, он выглядит на 82 года, но держится он блестяще, говорит он, так сказать, очень точно, реакция у него великолепная – он точно реагирует на вопросы. Он прекрасно видит и прекрасно слышит. Ну что еще нужно для 82 лет?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Отвечу. Вот он король, по-моему, полтора года приблизительно, да, полтора-два?

Н. АСАДОВА: С 2005 года.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну да. Полтора – два года. Мы знаем, что на Востоке, на Ближнем Востоке, в частности, очень важен такой опыт, как обращение к старшему. Он – молодой монарх. Он – полтора года. Насколько его авторитет личный, не Саудовской Аравии…

М. ГУСМАН: Это неверно. Это неверно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это вопрос. Монарх он молодой.

М. ГУСМАН: Отвечаю, отвечаю. Де-юре он молодой монарх, правитель страны он уже больше 10 лет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Тоже ничего на самом деле.

М. ГУСМАН: Правитель страны больше 10 лет. Более того, он за 10 лет смог проявить себя как правитель страны. Не просто быть им, а он себя проявил как правитель. Он действительно пользуется…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я забыл, как звали иорданского короля, который был вот до Абдаллы?

М. ГУСМАН: Хусейн.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот он такой же, как Хусейн, который был модератором на Востоке?

М. ГУСМАН: Очень близко. Очень близкая аналогия. Только с той разницей, что Хусейн, поскольку он был женат на англичанке, на американке… там все-таки иорданские порядки разительно отличаются от саудовских. Вот я опять-таки имел честь беседовать дважды с королем Иордании Абдаллой Вторым и бывал в Аммане, и бывал в Иордании…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сын Хусейна.

М. ГУСМАН: Да, сын Хусейна. Совсем другая история. И обстановка там другая. Вот от того, что там, так сказать, к женщинам другое отношение, и вообще… Она мне больше напоминает наши кавказские республики.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но все равно вот лидер, да? Мы говорим о лидере, о лидере региона. Мы говорили о Бараке здесь, да?

М. ГУСМАН: Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я вспомнил не просто так вот. Забыл имя, но вспомнил человека. Вот, значит, король проявил себя как медиатор между двумя палестинскими кланами. А может он быть медиатором вообще на Востоке? Или о нем там впечатление проамериканца?

М. ГУСМАН: У него огромный авторитет в арабском мире. У него безоговорочный авторитет в суннитском мире. Просто безоговорочный. Повторяю еще раз, это при том… Вот смотри, ему 82 года. Тем не менее вот он в разговоре с нами просто воспел гимн пустыни. Он по-прежнему считает себя бедуином. Вот его хобби – это для нашего российского уха звучит поразительно – он увлекается скачками на верблюдах, соколиной охотой…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Боже.

Н. АСАДОВА: Да, это звучало у нас в пяти фактах, да.

М. ГУСМАН: Это же очень интересно. Да, и выращивает скакунов. И при том он человек, который

по-прежнему этим своим увлечениям уделяет время. И всегда раз в год несколько недель он ездит к бедуинам в пустыню и живет в пустыне, в реальной пустыне.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В шатре?

М. ГУСМАН: В шатре. Со всеми ее тяготами, со всем ее зноем, со всеми ее…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну ладно, король.

М. ГУСМАН: Король! В свои годы. Ну, там его, наверное, как-то пытаются уберечь от пустынных бурь и этих песочных ветров. Но тем не менее. Это говорит о том, что он от пустыни набирается сил, что пустыня его питает силой. Он – бедуин по духу, и по философии, и по характеру, и по пониманию мира. Знаете, вот есть люди гор. Есть люди, всю жизнь прожившие на море, и для них море является их питательной средой. Вот для него этой питательной средой является Аравийская пустыня.

Н. АСАДОВА: Да, кстати говоря, о его влиянии в мусульманском суннитском мире говорит также то, что когда Соединенные Штаты пытались сколотить коалицию против Ирана, то они, в первую очередь, поехали… Кондолиза Райс поехала именно в Саудовскую Аравию вести переговоры.

М. ГУСМАН: Я действительно могу сказать, я повторяю сейчас, он производит впечатление чрезвычайно сильной личности. Вот я еще раз прошу прощения за некие разговоры, так сказать, о собственной работе…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Кстати, Александр спрашивает: «А скажите, а по ТВ когда покажут хронику о короле?». У нас одна минута.

М. ГУСМАН: 14 апреля в 16.55 на телеканале «Россия» программа «Формула власти». Милости просим. О короле Саудовской Аравии смотрите в эту субботу – Абдалле ибн Азизе.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ух ты, господи.

М. ГУМАН: Короле Саудовской Аравии.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я просто все время думаю, как Ближний Восток и как Средний Восток, назовем так, вот с этой огромной помесью разных монархов, они все очень люди исторически амбициозные… Вот, я повторяю, мы делали о Бараке, ту же, да? Вот как это все будет развиваться? Я думаю, что… хочу сказать нашим слушателям, завершая нашу передачу с Михаилом Гусманом и Наргиз Асадовой, что мы, конечно, будем внимательно следить и расскажем вам о других лидерах этого мира. Но а не устает рисовать Николай Троицкий портреты монаршьи, немонаршьи, выскочек, бюрократов, но, главное, лидеров своих стран. А мы с вами прощаемся. Михаил Гусман…

М. ГУСМАН: Спасибо, коллеги.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Наргиз Асадова.

Н. АСАДОВА: До свидания.

М. ГУСМАН: Всего доброго.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И Алексей Венедиктов. Оставляем вас в объятиях Николая Троицкого.

Н. ТРОИЦКИЙ: Абдалла ибн Абдель Азиз ас-Сауд работает абсолютным монархом, самодержцем. Только двое таких остались еще на земле — он и правителя Катара. В свое время другой самодержец – царь-батюшка государь-император Николай Второй – заполняя анкету, в графе «профессия» написал: хозяин земли Русской. Вот и Абдалла – хозяин земли Саудовской. А все государственные посты занимают его родственники. Хозяйство земле Саудитов досталось весьма беспокойное. Конечно, обилие нефти навсегда избавило хозяев и подданных Королевства от материальных проблем до седьмого колена. Но остались международные проблемы. Хранители двух величайших исламских святынь, они желают и впредь господствовать в мусульманском мире. Но им постоянно мешают непрошенные конкуренты – то буйный диктатор Саддам Хусейн, то фанатичный и харизматичный аятолла Хомейни, то его продолжатель Ахмадинеджад. А в одиночку давать отпор военной силы не хватит. Да и станут развращенные нефтяными богатствами саудовцы воевать. Вот и пришлось повелителю правоверных заключать союз с главным гиауром всея Земли. Весьма экзотический симбиоз. Государство, денно и нощно радеющее о демократии на планете, и страна, где о демократии даже никогда не слыхали. Где нет и намека на выборы и парламент, где вместо закона и Уголовного кодекса – сплошной шариат, где официально запрещены устные и письменные осуждения существующего политического строя. Где по суду ампутируют руки, бьют плетьми, забрасывают камнями и отрубают головы. И для этого на госслужбе состоит палач. Однако дружат, сотрудничают, размещают военные базы. И права человека подданных Его саудовского Величества совсем не волнуют всегда заботливый на этот счет Вашингтон. Ради нефти и геополитики на любую средневековую дикость можно закрыть глаза. Впрочем, король Абдалла совсем не дикарь. Вволю вкусил плодов цивилизации. Он не фанатик, ему не нужен джихад — мешает Хаджу и нефтебизнесу. Но реформатором ему никогда не стать. И слава Аллаху, что хотя бы в его Королевство не пытаются внедрять демократию. В саудовской абсолютной монархии если и есть оппозиция, то абсолютно неприемлемая – с лицом Бен Ладена. Так пусть уж лучше как можно дольше сохраняется этот анахронизм.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире