'Вопросы к интервью
Н.АСАДОВА: У  микрофона Наргиз Асадова и  сегодня со мной мой наш гость не  Михаил Гусман — Алексей Алексеевич Венедиктов, прошу любить и жаловать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Особенно любить.

Н.АСАДОВА: И во-вторых, наша сегодняшняя героиня — мэр Парижа, вновь избранный, и  зовут ее  Идальго, с  ударением на последний слог.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Офранцузилась. Мы сейчас смотрели «Евроньюз», и  во время наших новостей шла интронизация нового премьер-министра Франции. Вальса – это очень сильный человек, про него мы сделаем передачу, но и избрание Анн Идальго мэром Парижа тоже случай особенный.

Материалы по теме

Хотели бы вы, чтобы такой человек, как Анн Идальго, мэр Парижа, возглавляла Россию? («48 минут»)

да
49%
нет
47%
затрудняюсь ответить
4%


Н.АСАДОВА: Она стала первой женщиной-мэром Парижа. Но ее пол это не самое интересное в  ее биографии, как ни странно. Я для себя открыла эту женщину – раньше я про нее ничего не слышала.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Там две красотки сцепились за Париж, они реально красотки, и партия Саркози тоже была представлена женщиной, Натали Костюшко,  — да, она родственница того самого выходца из  Польши, Костюшко, и  Анн Идально — из партии Олланда. Это была феерическая дуэль.

Н.АСАДОВА: А знают ли прихожие на улицах Москвы, кто такая Анн Идальго, слышали ли они это имя, выяснял наш корреспондент Андрей Позняков

А.ПОЗНЯКОВ: О новом мэре Парижа, как и о многих других выдающихся зарубежных политиках, московские прохожие не знают ничего. В лучшем случае люди на Старом Арбате в середине дня слышали когда-то слова «первая женщина-мэр» — только это упоминание вызывало в их памяти какие-то ассоциации, впрочем, весьма смутные.

Редкие на московских улицах знания о  француженке с  испанской фамилией поделилась Наталья Михайловна.

НАТАЛЬЯ МИХАЙЛОВНА: Впервые в Париже женщина стала мэром. Особенных подробностей ее жизни или деятельности не знаю.

А.ПОЗНЯКОВ: На этом улов утвердительных ответов на вопрос, слышали ли вы, — заканчивается, чаще всего люди реагировали как семиклассник Артем.

АРТЕМ: Нет, но  любопытно было бы узнать.

А.ПОЗНЯКОВ: Не случайно разговор о судьбе Парижа о том, чего стоит французская столица, сводился к более житейской и насущной проблеме – к тому, что женщина смогла добиться столь высокого положения и некоторой власти, этот вопрос расколол арбатских прохожих, — одни отнеслись к  победе женщины в Европе с полным пониманием. Владимир объяснял, что «там, у них, это совершенно обычное дело».

ВЛАДИМИР: Да у них давно уже это равноправие такое, по сравнению с другими странами. Германия так же, как и  Франция – у них тоже там где-то на уровне все идет.

А.ПОЗНЯКОВ: Владимира заочно поддержал Дмитрий – он также ссылался на европейский опыт и готов был поспорить со стереотипами, которые слышал в вопросах.

ДМИТИРЙ: Во-первых, я знаю, что министр обороны четырех европейских стран тоже женщина — сейчас точно не помню. На самом деле я не знаю, кто мэр Парижа, но если это не розыгрыш, это нормально – женщина, мужчина, какая разница? Для всех открыты сейчас дороги и возможности.

А.ПОЗНЯКОВ: И все же, несмотря на стремление к равноправию полов, на  западе только в  14-м году 21-го столетия женщина впервые возглавила Мэрию Парижа, что уж говорить о Росси, которой еще бороться и бороться с предрассудками, — сетовала Мира.

МИРА: Я считаю, что для россиян это вообще удивительно, потому что у нас, по-моему, ни одна женщина на такую должность не пробьётся. А жаль. Это в принципе психология нашей страны, и мы, женщины, считаем, что мы все равно не пробьемся. Поэтому мы начинаем какую-то борьбу за свое право, и останавливаемся на каком-то этапе, считаем, что дальше уже не наше дело. И даже наше новое время, к сожалению, ничего не изменило.

А.ПОЗНЯКОВ: Мира хотела бы видеть женщину и во главе российской столицы – в конце концов, по ее словам, мэр Москвы должен быть не политиком, он должен быть настоящей заботливой хозяйкой.

Эти взгляды не нашли понимания у Татьяны – она скептически отнеслась к самой идее появления женщин на руководящих постах.

ТАТЬЯНА: Женщины, мне кажется, гораздо более податливы на деньги, это не мешает делит деньги, это мешает делать реальные дела.

А.ПОЗНЯКОВ: Не обошлось и без ссылок на традиционные патриархальные ценности и на некий идеализированный исторический опыт. Артем объяснил, что допускать женщин во власть категорически неприемлемо

АРТЕМ: Мужчина это дисциплинированный человек, очень строгий, он всегда держит все в  своих руках. А женщина – она крохотное существо.

А.ПОЗНЯКОВ: В итоге вырисовывается простой и  понятный образ Анн Идальго в глазах арбатских прохожих: какая-то женщина добилась важной должности и  молодец. Для кого-то в этом нет ничего особенного. Для других госпожа мэр едва ли не просится на знамя борьбы за права женщин, будь это хорошо или плохо.

Н.АСАДОВА: Это московская улица. Алексей Алексеевич, теперь я вас проверю на сексизм — когда женщина может стать мэром Москвы?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не просматривается. Во-первых, нет желания у женщин – я не помню, чтобы боролись реальные претендентки на этот пост, хотя в  прошлом можно было бы побороться за  второе-третье место. Во-вторых, безусловно, Москва по-прежнему является патриархальным гордом, у нас здесь очень много отставных военных, напомню, и  продолжительность жизни здесь большая – здесь много советских пенсионеров, которые таким же образом относились к  сексизму, как в Америке в  70-е годы. Поэтому – не просматривается.

Н.АСАДОВА: Скепсис звучал и на улицах Москвы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Обосновано.

Н.АСАДОВА: Тогда вернемся в Париж. Хотела бы объяснить, как устроены там выборы. Там непрямые муниципальные выборы. Сначала жители 20 городских округов голосуют за списки кандидатов членов муниципальных советов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Списки там партийные.

Н.АСАДОВА: Число муниципальных советов зависит от  количества населения.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Советников, — не  советов. Муниципальных советов 20.

Н.АСАДОВА: Всего в  Париже избирают 527 человек.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Этих муниципальных советников на 20 округов.

Н.АСАДОВА: Из них получают право голоса проголосовать за мэра 163 человека. Анн Идальго получила 91 голос из  163.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Остальные проголосовали либо недействительным бюллетенем – потому что большинство было за социалистами, либо просто не явились. Это называется «белым бюллетенем», или нулевым.

Н.АСАДОВА: Есть у нас журналист, которая работает в  Париже, Полина Мякинченко, она нам рассказала о том, как выбирают мэра и  что ждут парижане от мэра.

П.МЯКИНЧЕНКО: Нужно понимать, что сами парижане ни за Идальго, ни за ее конкурентку, Костюшко-Маризе, не голосовали. На самом деле мэр всего города ничего не решает в каждодневной жизни парижанина, этим занимаются мэры конкретных округов Парижа. А вот избранный мэр округа и его советники, в свою очередь, в парижском городском совете выбирают мэра всего города.

Вообще в  первом туре голосуют, скорее, за общую политическую направленность будущего мэра. Обобщая, можно сказать, что за  «Правый союз» голосовали владельцы квартир в  Париже, которые их перепродают или сдают. Почему это происходит? Дело в  том, что Костюшко-Маризе обещала уменьшить налог на собственность, а вот  за социалистов в  основном голосовали те, кто такие квартиры снимает – нужно понимать, что и те и другие граждане довольно состоятельные, по сравнению с другими большими французскими городами.

Понятно, что все, кто за Идальго во втором туре не голосовал, теперь не ждут от нее ничего хорошего. А вот остальные надеются, что она продолжит те большие проекты, которые начал предыдущий мэр города, которого здесь, кстати, очень любят.

Например, это развитие транспортной сети с парижским регионом, проект называется «Большой Париж». Новый мэр будет также поддерживать культурное разнообразие Парижа,  — здесь проходит невероятное количество концертов, выставок. Также он  не избежит экологических вопросов, проблем с жильем и  помощи малоимущим, которых в столице явно становится все больше.

И средний класс, кстати, готов делиться своими доходами – лишь бы разрыв в уровне жизни был не так виден.

Н.АСАДОВА: У меня вопрос – насколько влиятельна фигура мэра Парижа во французской политике?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Она влиятельна. Надо вспомнить, что мэром Парижа был Ширак, который с этого места скакнул на пост президента. Должен сказать, что если бы Деланоэ, бывший мэр Парижа, пошел бы на выборы вместо Олланда, он победил бы в «праймериз». Не понимаю, почему он не пошел – это была странная и загадочная история – помните скандал со Стросс Каном, — когда он ушел, открылась вакансия кандидата на пост президента. Было понятно, что социалист, в общем, выигрывает, а  Деланоэ вдруг не пошел. До сих пор это загадка для всех, кто следит за политической жизнью Франции.

Мэр Парижа, Бертран Деланоэ был очень популярным, он  выиграл бы эти выборы, так же, как их выиграл Олланд. Поэтому да, действительно, мэр Парижа это фигура не декоративная, потому что принимает, в том числе, политические решения, большие решения по градостроительному комплексу. И скандал с Русской Православной церковью в районе Эйфелевой башни – мы точно понимали, что центральная, федеральная власть. Сначала Саркози, а потом Олланд поддерживали этот проект, а Деланоэ уперся, и говорил, что это искажает облик Парижа, и  не давал добро на  стройку этого комплекса – там не только  церковь, а целый комплекс – школа, и так далее.

Сейчас вроде бы вопрос снят, но в принципе, мэр мог это затормозить. То есть, на самом деле это оказалось важной вещью в наших международных отношениях. Когда сюда приезжал Олланд, я своих кремлевских друзей спрашивал, что у него спросить  — про церковь спроси, это горячая папка, поломает он своего мэра, или нет. То есть, в столице мэр может стоять против президента. Это интересная история.

И брюнеточка, девушка, о которой мы сегодня говорим, отличается независимостью характера. Были случаи, когда она выступала против своей партии – это редкость во французской политике. Обычно, если человек выступает против партии, он уходит в  противоположную. Она выступала против своей партии, но осталась членом национального бюро. Но об этом мы поговорим позже.

Н.АСАДОВА: Внесем в студию портрет нашей героини, написал его, конечно, Николай Троицкий.

Н.ТРОИЦКИЙ: Анн Идальго – часть испано-каталонского десанта, запущенного на просторы большой политики Франции. Своих политиков французам уже не хватает, приходится рекрутировать понаехавших из Барселоны – как новый премьер-министр Вальс, или из Сан-Фернандо, Андалусии, как новый мэр столицы мадам Идальго.

Это шутка. В европейском союзе уже давно нет границ, идет свободное перемещение продуктов и капиталов, а заодно и граждан, что, безусловно, не отменяет старинной формулы: рыба ищет где глубже, а человек – где лучше. Необязательно лучше платят и кормят, но хотя бы, как минимум, лучше жить.

Родителям Анн Идальго было не просто лучше во Франции,  — в Испании они могли бы и не выжить. Отец-коммунист о приговаривался и к смертной казни и к пожизненному заключению. Но как истинный, «но-пасаранистый» соратник железной Долорес Ибаррури, все преодолел и остался живым.

Анн Идальго, конечно, не пассионария, но при таком дедушке, раз уж пола в политику, не могла не пойти в социалистическую партию. В отличие от разных прочих социалистических мадам и мадмуазель типа Сигален Руайяль, которая выбирала партию, находившуюся при власти по принципу проще сделать карьеру, госпожа Идальго совершала сознательный идеологический выбор. Дедушку явно не подвела.

Хотя какой уж сегодня социализм? Ни кожи, ни рожи, ни формы, ни содержания – одно название. Да еще и непомерные налоги на богатеев, в которых нет никакого смысла, кроме самого оголтелого популизма.

Впрочем, эти заботы не для Анн Идальго. Она пока не дошла до сферы большой политики и экономики, ей предстоит копаться в непопулярных тонкостях, закоулках и тупиках городского хозяйства. Она его знает – была заместителем предыдущего градоначальника. Но теперь прошлые заслуги не в счет.

Анн Идальго первая женщина-мэр, которой лично придется брать Париж приступом. Вот такая получается «шерше ля фам».

Н.АСАДОВА: Ну как вам портрет? Я видела, вы морщились.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Коля – сексист. Про деда-коммуниста это верно, а вообще ее  происхождение достаточно непростое.

Н.АСАДОВА: Сразу скажу, когда она родилась — 19 июня 1959 года в Сан-Фернандо, Андалусия, Испания.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Собственно, фамилия Идальго – это типа «Кузнецов  — сын кузнеца». И вот идальго – это хихо-идальго, — это «сын кое-кого», то есть, сын известного человека. То есть, это обедневший испанский дворянский род. Она родилась в  Кадиксе, самой южной точке. Ее родители были абсолютными республиканцами – это 1963 год.

Н.АСАДОВА: Антонио и Мария Идальго.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Они были убежденными республиканцами, убежденными противниками франкисткого режима, не скрывали своих взглядов. А середина 60-х гг. Франко усиливал репрессии, потому что испанское общество начинало демократизироваться и  больше расшатываться. Поэтому политические враги франкизма испытывали, мягко говоря, дискомфорт. И когда Анне, Анн Идальго было два года, ее семья покидает Андалусию и  отправляется – совсем не в столицу, потому что они не сильно богаты, а в пригород Леона.

Леон в то время город левый, рабочий, пригороды его населены выходцами из Ирландии, Испании, Италии – это дешевая рабочая сила. Надо отметит важную вещь — мама и папа были людьми необразованными. Мама и папа бросили школу, когда им было по 13 лет,  — перестали учиться, потому что нужно было работать Она была швеей, а он – электротехником, — эту работу они получили в Испании, а  потом во Франции.

Но самое главное, что они работали до изнеможения для того, чтобы дать образование своим двум дочерям. И  им это удалось.

Н.АСАДОВА: У нее есть сестра, Мария. Нужно сказать, что французское гражданство наша героиня получила в 14 лет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Прошло уже 12 лет, она жила по тем законам. И  в этот момент именно  ее стали называли по-французски Анн. То есть, она Анн Идальго, у нее двойное гражданство, — сейчас во Франции это не имеет особо никакого значения, потому что все это Евросоюз, Шенгенская зона. Очень интересна история с  языками.

Н.АСАДОВА: С родителями она говорила по-испански, а с сестрой – по-французски.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не  «говорила» — «говорит». Родители живы и были на ее инаугурации.

Н.АСАДОВА: Кстати, они вернулись в  Испанию и живут сейчас в Испании.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Перепрыгиваешь некстати. В семье две девочки – старшая Мари, которая сейчас живёт в Калифорнии, она там руководитель предприятия. Уже будучи девочками, они в семье говорили по-французски, а с родителями – по-испански. Хотел бы обратить внимание — 14-летняя девочка, и это ее сознательный выбор – она француженка. Потом она вспомнит, что она испанка – после Франко, но  во время Франко она француженка и помнит, что ее родители практически были вынуждены бежать.

Н.АСАДОВА: Анн сначала учится в университете Леона.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Подожди. Еще школа. Куда ты бежишь? В школе к ней относились неважно. Однажды ее учитель математики вызвал ее отца и сказал – знаете, она неспособная девочка, не надо заставлять ее делать уроки – ну, она будет секретаршей, и это ее предел, поэтому вы  на нее сильно не  давите, и не наказывайте. Но  потом она была абсолютно блистательной в обучении – видимо, это ее сильно разозлило, и ее сестра и она окончили блистательно школы, дальше – университет.

Н.АСАДОВА: Хорошо, тогда и я вставлю ремарку – недавно она давала интервью журналу «Вог» и рассказывала, что для нее стиль – это то, как ты относишься к окружающему миру. Она очень тщательно до сих пор выбирает одежду — к этому приучила ее мама, которая была швеей. Девочки сами выступали дизайнерами своих платьев, выбирали, придумывали, а мама им шила, и они всегда выглядели аккуратно и  красиво.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это такая благостная картинка. На самом деле в интервью она говорит о том, что чем старше становилась она и ее сестра, тем больше проблем возникало в семье. В интервью она говорит: нас воспитывали строго, мы должны были отвоевывать свою свободу. Когда ей было 18 лет, в это время во Франции в политике происходит сексуальная революция — женщины пошли в политику. Это конец 70-х гг., когда ушел великий Де Голль и  Помпиду и пришел более легкий Жискар Д,Эстен.

Важно, что в  18 лет она покидает свой дом, бросает родителей – это называется отвоевывать свободу. И  зарабатывает на обучение свое всякими мелкими ремеслами, — разносчица, цветочница, что-то еще, — уходит из дома жить самостоятельно. Конечно, это во Франции обычная история, за исключением того, что это девочка из строй испанской католической семьи.

Н.АСАДОВА: Параллельно она получает высшее образование.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Для этого она и работает.

Н.АСАДОВА: А  затем, после Леона уезжает в  Париж и заканчивает там Западный университет Парижа, все ее образование связано с социальной работой.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Она становится в  23 года самым молодым в истории Франции инспектором по труду  — это фантастическая карьера не только среди женщин, но и среди мужчин — она самый молодой инспектор во  Франции, где очень сильны профсоюзы и порядки социалистические. Это ключевая фигура, которая может входить в любой трудовой конфликт.

Она начинает знакомиться с людьми, в основном, через профсоюзы – там, где возникают трудовые конфликты – Париже, Леоне, Гренобле – она бюрократ, который довольно умело, видимо, благодаря своему образованию, ведет дела.

Н.АСАДОВА: Это уже после университета.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Она работает от Министерства труда, и это 1984 г., социалисты у власти, Франсуа Миттеран. Бизнес начинает бежать из Франции, в правительстве коммунисты, в первой миттерановской коалиции. И она, конечно, приходит к левым не только потому, что там ее дед, не только потому, что социалисты у власти, а потому что это ее убеждения.

Н.АСАДОВА: Но она еще не член партии. А что было дальше – расскажем после новостей.

НОВОСТИ

Н.АСАДОВА: Продолжаем программу. Итак, она стала работать инспектором по труду.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Что во Франции очень важно – она делает внутри невидную политическую, но профессиональную карьеру. Кстати, работает долго – почти 7 лет на этой должности. Потом ее назначают директором национального института работы, занятости и профессионального образования.

Н.АСАДОВА: Когда я читала ее должности, я не понимала, как это работает во Франции.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это история, контролирующая условия труда трудящихся.

Н.АСАДОВА: Мне показалось интересным, что, несмотря на такое прошлое, на то, что ее предки были убежденными партийными деятелями, она работает у левых но не принадлежит никакой партии, и вступает в Социалистическую партию только в  30 лет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это никакого значения не имеет. Во Франции это очень просто – ты можешь взять карту партии, а на следующий год не взять, — значит, ты выбыл. Это не имеет значения. Для нее это имеет значение, потому что это привело ее в кресло мэра Парижа, безусловно.

Н.АСАДОВА: Журналисты подчёркивают, что она вступила в партию, когда во главе партии был Лионель Жоспен.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну и что?

Н.АСАДОВА: Это не повлияло на нее?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Никак. Если говорить о ее близости к верхушке партии, был такой премьер-министр Франции, Пьер Моруа. У Пьера Моруа есть дочь, Мартина Обри – влиятельная и сильная женщина. Она  — мэр Лилля, и сейчас тоже выиграла на выборах. И она ушла работать в  ее аппарат – ушла к Мартин Обри, понимая, что это дочка премьер-министра.

Мартина Обри вообще считалась сильной — там она познакомилась со своим вторым мужем. До этого у нее был брак, и у нее было двое детей, сейчас им  24 и  22 года, мальчик и девочка, Эльза – это от первого мужа. Здесь у нее абсолютно служебный роман, «роман бюро». А «бюро» означает две вещи — кабинет и  стол. В общем, это называется служебный роман – то ли в кабинете, то ли на  столе.

Н.АСАДОВА: Мужа ее зовут Жан-Марк Жермен и в 2002 г. у них родился сын, Артур. Кстати, она старше своего мужа на  7 лет. А сейчас я дам слово опять Полине Мякинченко, — она нам расскажет немножко сплетен про ее личную жизнь.

П.МЯКИНЧЕНКО: Нужно сказать, что о сопернице Анн Идальго, Натали Костюшко-Маризе из правой партии, желтая пресса писала много. А вот личная жизнь социалистки тщательно охраняется. По официальной версии, у  Идальго трое детей – двое от предыдущего брака и один от союза с политиком-социалистом по имени Жан-Марк Жермен. За него она вышла замуж в  2004 году.

А с 2002 года ходили слухи, что Идальго была беременна от Олланда, и что якобы именно из-за этой связи она так быстро продвигается по карьерной лестнице в социалистической партии, через два года Руайяль, подруга Олланда и глава регионального совета одного из  французских регионов, при свидетелях, произносит следующее: «Перестань приставать к моему мужу».

В 2012 г. Олланд наградил Идальго Орденом Почетного легиона, что снова возбудило слухи об их некоем тайном ребенке. Тогда Идальго через суд добилась закрытия «Твиттер»-аккаунта, который распространял подобную информацию.

А вот другая история, которую мне удалось найти – это вторая и последняя история. В начале этого года Анн Идальго, на официальном выступлении призналась, что у нее с предыдущим мэром Парижа, Бертраном Деланоэ, была некая прекрасная история, о  которой ее муж, Жан-Марк Жермен, якобы прекрасно знает.

Н.АСАДОВА: Это были сплетни от Полины Мякинченко.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Олланд выглядит каким-то сексуальным монстром. Но вы же видели Олланда.

Н.АСАДОВА: Что кроется за  этим серым пиджаком?

А.ВЕНЕДИКТОВ: А Деланоэ был одним из самых известных гомосексуалистов Франции, один из первых открытых гомосексуалистов, мэр Парижа в течение двух сроков. Не знаю, что это за прекрасная история – может, они по грибы вместе ходили? А то, что она очень яркая женщина и очень обаятельная – это правда.

Надо сказать, что ее нынешний муж говорит, что она «мощная женщина» во всех смыслах ее слова. Ну, вот ее личная жизнь такая. Кстати, еще — она выросла в строгой католической семье, но она атеистка. И это довольно интересная история – она открытая атеистка, а это почти как открытая лесбиянка во  Франции.

Она избрана парижанами, ее партия получила большинство на  выборах муниципальных советников, зная, что если победит социалистическая партия, мэром станет атеистка. Это надо знать. И на вопрос, как она относится к  геям — Дмитрий из Екатеринбурга задает нам этот вопрос – знаете, социалистическая партия Франции за равенство. Она была одой из  самых серьезных европейских крупных партий, которые продвигали все эти истории про равноправие сначала женщин и  мужчин, дальше – однополые или не однополые браки – за равенство перед законом, в том числе.

Поэтому с Анн Идальго все в порядке в этом смысле.

Н.АСАДОВА: Вернёмся к ее профессиональной жизни. Март 2001 г. – она впервые выдвигается на муниципальные выборы от 15 округа Парижа, баллотируется в совет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, она идет на  мэры 15 округа – они там все мэры, она во главе списка социалистов.

Н.АСАДОВА: Мэра округа.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И проигрывает премьер-министру Баладюру. Становится членом совета и тут же  Деланоэ, в  2001 г., начинает ее первым замом мэра Парижа, что там увидел Деланоэ в этой женщине, которая занималась только социальными вопросами, трудовыми спорами, работала в аппаратах министров, — что он в ней увидел? Потому что это ее первая публичная должность. Он ей отдает все, кроме бюджета,  — это важно.

Н.АСАДОВА: В том же журнале «Вог» она подробно рассказывает, что они вместе с  мэром Парижа делали для Парижа. Она активная сторонница велосипедного движения в Париже, сама много ездит на велосипеде, является промоутером новой системы в Париже « лип-карт», когда в  центре города у вас есть малолитражки, электромобили, которые вы можете взять на прокат и доехать до нужно места. Она считает, что центр должен быть полностью закрыт от частного транспорта.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ты уже перешла к ее взглядам.

Н.АСАДОВА: Да, но этим она занимается, еще будучи первым замом Парижа. Она занималась многими вопросами, Париж это столица моды, они открывают несколько инкубаторов для юных дизайнеров, дают им гранты для того, чтобы они развивали эту промышленность. Она подчеркивала, что во Франции большая часть занятости, в том числе, в индустрии моды  — там около 200 тысяч рабочих мест.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Она совмещает это очень интересно с семейной жизнью. Например, все это время она сама отводит ребёнка в школу, — ему сейчас 8-9 лет. Говорит, что должна поговорить с учителями, охранником школы, другими родителями, иначе не пойму, как растет мой ребенок. То есть, это не эмоциональный, а технологичный выбор. Естественно, она много работает, так же, как ее супруг-депутат, поэтому он встречаются очень редко. Ее расписание таково, что каждый день она возвращается домой около 23.00, и два раза – в  20.30, — там строго се ограничено.

У них есть прислуга, домохозяйка и домработница и повар, и они забирают ребенка из школы. Отводит — она, а забирает, кто может. Вот такая у нее организованная жизнь.

Деланоэ был человеком очень креативным, — и «Большой Париж», и велосипеды, парки, реконструкция совместно с правительством многих дворцов. Думаю, эта девушка будет покруче, потому что гораздо более организована и очень амбициозна, чего не скрывает. Ей принадлежит кредо, что, во-первых, женщины должны работать. Она, кстати, феминистка.

И второе кредо: женщина должна быть во власти. Она говорит – я  не скрываю, я стремлюсь к власти. Если вы хотите принять решение в чью-либо пользу, людей, которым плохо, вы должны обладать властью, а  если хотите обладать властью, должны за нее драться. Она это говорила в своем окружении – не публично, но публично.

Н.АСАДОВА: Как работающая мама она понимает необходимость создания большего количества ясель, — чтобы женщина могла оставить совсем малолетнего ребенка. Она обещала парижанам создать 5 тысяч дополнительных мест в  яслях.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Что очень дорого.

Н.АСАДОВА: Тем более что французские детские сады славятся на весь мир – там прекрасно готовят для детей, и образование там стоит довольно дорого. Еще она известна скандальной фразой, что Лондон – это пригород Парижа. Потом на нее накинулись журналисты и  ей пришлось объяснять, что две столицы двух государств имеют много общего, что они являются пригородами друг друга.

В любом случае она понимает необходимость сделать Париж более динамичным городом, говорит, что у нас огромные традиции, у нас есть, чем гордиться.

А.ВЕНЕДИКТОВ: «Бла-бла-бла» — что ты за ней повторяешь? Это говорят все.

Н.АСАДОВА: Она не парижанка и не француженка.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Парижанка – она живёт там 26 лет.

Н.АСАДОВА: Но ее все время тыкали в это. И  ее  фраза ей очень импонирует: «быть парижанином это не значит родится в Париже, это значит переродиться в  Париже» — вот такая красота. Но ее в плагиате после этого обвинили.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Она не чурается грязных способов в политической борьбе, надо сказать. Например, она фотографировала на  заседании парижского совета политических противников спящими, например, и  рассылала через «Твиттер». Кстати, я сегодня подписался на ее «Твиттер». Там много пафоса и слюней пока, но девушка она деловая, и думаю, там будет масса интересной информации.

Или, например, на закрытых заседаниях комиссии, если кто-то из ее оппонентов сморозил глупость, она немедленно выкладывала это в «Твиттер». При этом, когда было нужно – она через суд запретила и уничтожила аккаунты тех, кто распространял про нее сплетни. То есть, она хорошо манипулирует.

Н.АСАДОВА: И еще одна скандальная история связана с ней  — то, что она выступила открыто против всяких культов. С одной стороны, есть свобода вероисповедания, она атеистка – она выступила при этом против Сайентологической церкви.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, там мало кто поддерживает сайентологов, поэтому это не отдельная история. Отдельная история была, когда она выступила с рассказом о том, что самые худшие, низкопробные удары исходят из  твоей партии. Она говорила – вы не представляет, что у нас происходит в партии – все время удары в спину. Конечно, она вызывала большое недовольство многих баронов Миттерана, потому что она в их понимании выскочка, позволяет себе выступать против линии партии.

При этом она говорит о том, что существует женская солидарность в политике. То есть, она не за равенство, а наоборот, она феминистка. Она, например, приветствовала приезд «Фемен» в Париж, она им всячески помогала и политически их прикрывала. И когда ее партия выступила против «Фемен», она сказала – нет, важнее то, что они делают хорошо и неважно то, что они делают плохо.

Когда она говорит о женской солидарности, она говорит — каждый раз, когда у меня трудные времена в моей карьере, мне начинают звонить женщины-политики из разных партий, а мужики просто отключают телефоны. И  ее  феминизм тоже грандиозное препятствие на  ее пути в мэрство, потому что не все в соцпартии хотели ее двигать. Ей принадлежит фраза: «Даже если мы не согласны по политике с большим количеством женщин, прежде всего, мы понимаем друг друга как женщины» — это такой абсолютный феминизм в политике.

Спрашивают, почему она выиграла выборы. Во-первых, и главных – Париж давно голосует за левых после Ширака. Несмотря на так называемую «синюю волну»,  — там правые пришли во многие города, левые потеряли 155 городов, свыше 9 тысяч избирателей.

Так вот Париж устоял. Но смотри – за нее проголосовали из  163 — 91. Не бог весь что, если честно. Но в Париже на муниципальных выборах имеют право голосовать люди, которые не французы по гражданству. И очень много гастарабайтеров. А они всегда левые и всегда голосуют за левых, потому что левые обещают легализацию их положения, некие выплаты, поддержку.

Н.АСАДОВА: Ее оппонентка, например, хотела сократить некое количество государственных мест низкооплачиваемых для того, чтобы направить эти деньги на улучшение центра Парижа.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И проиграла.

Н.АСАДОВА: Конечно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Надо сказать, что она довольно цинична, но  верит в то, что она делает – нельзя ее упрекнуть, что она меняет свои взгляды. Она как начинала — из семьи дедушка коммунист, папа и мама республиканцы, то есть, левые, как она работала инспектором – она всегда работала с левыми. Думаю, что нам может рассказать Элен Сервитас, корреспондент международного французского радио.

Н.АСАДОВА: Расскажет о том, что говорят французские журналисты.

Э.СЕРВИТАС: Про нее говорят сразу несколько вещей. С одой стороны, это очень мягкий, тактичный, острожный человек, часто мы говорим о том, что ее победа – это триумф сдержанности, если сравниваем избирательные кампании двух кандидаток, ее и Натали Костюшко-Моризе.

Тем не менее, журналисты подчеркивают, что с ней нужно быть очень осторожными  — она похожа на  «железную руку в бархатной перчатке». И мы уже видели, после того, как Идальго была уже избрана мэром, она сделала достаточно жесткое заявление через несколько часов после избрания. Стали говорить о том, что один из министров-делегатов, который входит в городской совет Парижа,  — ее заподозрили в коррупции, она работал в  министерстве иностранных дел.

И Идальго даже не стала разбираться, правда это или нет, она просто попросила этого министра-делегата убрать свою кандидатуру из городского совета, подать в отставку.

Из того, что Идальго обещает сделать в Париже – она обещает построить больше социального жилья на  30%, говорит о том, что для детей парижанок должны быть созданы новые ясли, потому что женщины Парижа очень сильно изменились, они больше времени проводят на работе, и  их дети должны находиться в местах, которые будут соответствовать всем правилам безопасности.

Очень часто говорят о том, что в Париже нет яслей, очень часто маленьких парижан воспитывают няни или иностранные студентки, которые живут во  французских семьях – естественно, это не нравится мэру Парижа.

В основном она будет продолжать политику Деланоэ, и сейчас все задают себе вопрос – дело в том, что во Францию должен приехать президент России Путин, а как вы знаете, во Франции очень много говорил о  строительстве новой Русской православной церкви, это такой культурный центр на набережной, неподалеку от Эйфелевой башни.

Деланоэ был одним из самых ярых критиков этого проекта, говорил, что проект церкви выбивается из архитектуры Парижа. После визита Олланда главы государств договорились, что проект будет продолжен с  модификациями. А сейчас приезжает Путин во Францию и все задают себе вопрос, будет ли заложен первый камень этой самой церкви в  момент, когда мэром стала Идальго и у Франции ухудшаются отношения с  Россией из-за российско-украинского досье. Все ждут, какой будет реакция нового мэра Парижа, жесткой или не жесткой.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И правда,  — Путин должен ехать в конце мая – начала июня.

Н.АСАДОВА: С камнем за  пазухой.

А.ВЕНЕДИКТОВ: С Церковью на набережной за пазухой. И правда, что ситуация сложная. Но все-таки мэр Парижа это, конечно, с одной стороны, хозяйственная единица, с другой стороны представительная. Она политически может являться только трамплином дальше, наверх. Поэтому не думаю, что тут такое возникнет. Насколько я понимаю, в принципе, по  православному комплексу все решено, и поскольку Деланоэ тоже там что-то завизировал, — думаю, там будет все в порядке.

Вернёмся к Идальго и ее политическим амбициям. Ее политические амбиции – президентство, стать первой женщиной-президентом.

Н.АСАДОВА: Она это где-то уже высказала, или вы так думаете?

А.ВЕНЕДИКТОВ: У нас есть общие друзья – скажем так.

Н.АСАДОВА: Хорошо, потому что я не видела таких публичных высказываний.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ты же журналист. Публичные высказывания – для обывателя. Копайте.

Н.АСАДОВА: Расскажите, что вы накопали.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я накопал, что внутри соцпартии все понимают, что, скорее всего, Олланд не может быть переизбран – нынешний президент. И развернулась война между Анн Идальго и нынешним премьер-министром Вальсом, который снес предыдущее правительство внутри партии. Вальс седлал все – он был сейчас министром внутренних дел, — чтобы она проиграла Париж, чтобы не получила этот трамплин.

Потому что потом будут «праймериз», а позиция премьер-министра сложная – у него проблемы с  цыганами, а он решал эти проблемы как бы решал Саркози, а не Олланд.

Н.АСАДОВА: Проблема с нелегальными мигрантами.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Совершенно верно. И они пересекаются, потому что две проблемы перед Парижем, по опросу – это экология и безопасность. Если экология важная вещь, но не входит в  сферу компетенции Вальса, как человека жесткого – ну, кто этим там будет заниматься? То безопасность в столице относится к сфере совместного ведения Вальса.

И будут очень интересны эти «праймериз», они могут не допустить Анн Идальго. Вальса тоже побаиваются — он тоже крутой.

Н.АСАДОВА: А Деланоэ?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, он ушел.

Н.АСАДОВА: Он вообще ушел из политической жизни?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вообще. Нет больше Деланоэ. И соцпартия. Которая европейская партия, говорят – ну, в  Америке чернокожий, а почему у нас не женщина? Если она выиграет Париж, почему ее не поддержать? И она к этому готовится. Тут надо понимать, что Идальго готовится к  «праймериз» внутри партии социалистов. Потому что понимает, что там такие женщины, как Руайяль, которая уже была кандидатом, Обри, которая крупная и сильная фигура, которая контролирует треть организаций при голосовании в соцпартии.

Она выиграла Париж и это для нее, конечно, трамплин, и не более.

Н.АСАДОВА: Нам пишут: «Настанут и  во Франции времена, когда чернокожий станет президентом». Но если Идальго станет президентом Франции, это будет не меньшей революцией. Потому что она женщина, она атеистка и не урожденная француженка, в общем-то, мигрант.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И она, и ее главный конкурент, Мануэль Вальс, оба из  Испании. Так что можно сказать, что кандидатом от соцпартии на следующих президентских выборах, если они съедят Олланда, наконец, будут выходцы из  Испании. Но про Мануэля Вальса мы передачу сделаем.

Н.АСАДОВА: Может быть, даже и  следующая.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вальс был сегодня утвержден новым премьер-министром.

Н.АСАДОВА: А  передача про Анн Идальго подошла к концу, и  мы прощаемся до следующего вторника. До  свидания.

Комментарии

9

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

08 апреля 2014 | 22:57

Оооочень хотела девушка мэром стать! :))) Получилось, с чем и поздравляю!


vraki 08 апреля 2014 | 22:58

Хочу в Париж .


08 апреля 2014 | 23:00

Хочу в Париж .
===================
Если хочется, то надо ехать! Там уже листочки на деревьях полезли наверное... Пахнет весной... Хотя нет. Там всегда пахнет парфюмом и едой. По крайней мере в центре.


zamirisovest 09 апреля 2014 | 13:40

" Французские детские сады, которые славятся на весь мир", - это очень сильно сказано. Ну, очень сильно.


bellissima38 09 апреля 2014 | 13:44

Училась в Лионе (Lyon) или есть во Франции еще и Леон?
По поводу дискуссий хорошо ли мэр женщина,да еще и не французского происхождения? Прекрасно! Женщина хозяйским глазом видит больше,чем мужчина,а в Париже много работы.Не французское происхождение? Уйдем от стереотипов,существующих в России,в этом и есть демократия. НЕ по "форме носа" выбор,а по деловым качествам и честным выборам


void_floo Павел Никонов 09 апреля 2014 | 14:45

Современные социалисты - новые нацисты. Теперь дискриминация или по полу или по принадлежности к классу или по букету извращений.


zamirisovest 10 апреля 2014 | 08:59

И еще - об избирателях -не гражданах. Про граждан Евросоюза - если есть в списках, что тоже процедура. Про гастарбайтеров - большой вопрос.Боюсь ошибиться, но по-моему давно только обсуждается их участие в муниципальных выборах. Решение принято ? Пожалуйста, кто знает подробнее ?


zamirisovest 10 апреля 2014 | 14:18

Павел Никонов, Вас обманули. При смене власти каждые 4-5 лет надо быть придурком, чтобы разжигать нацизм или любым другим способом нарушать конституцию. Судебное преследование будет неминуемо.За несравнимо меньшие шалости в мэрии Парижа Ширака затаскали по судам.Он , совсем не социалист, решил помочь своей партии, приняв в мэрию мертвые души. Был президентом, а журналисты уже все разузнали и рассказали.И спокойно ждали окончания срока. То же самое происходит при любой сменяемой партии у власти. Сейчас гоняют Саркози. А рассказали еще когда он был на должности.


zamirisovest 11 апреля 2014 | 22:14

Не граждане в выборах не участвуют. Разговоры об участии в муниципальных выборах ведутся много лет, решение не принято.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире