'Вопросы к интервью
19 ноября 2013
Z 48 минут Все выпуски

Пушпа Камал Дахал (товарищ Прачанда), председатель Коммунистической партии Непала (маоистской)


Время выхода в эфир: 19 ноября 2013, 22:10

Н.АСАДОВА: Добрый вечер, это программа «48 минут», сегодня я без соведущих, потому что они разлетелись по разным странам и городам, но  сегодня у нас очень интересный герой – мы говорим сегодня о лидере коммунистической партии Непала, маоистской, потому что в Непале много компартий, — товарище Прачанде. Вообще его имя Пушпа Камал Дахал, очень интересный, яркий человек.

Мы уже делали передачу про него несколько лет назад, когда он был впервые избран премьер-министром страны. Хотели посмотреть, как за это время человек поменялся. С его избранием, с  приходом к власти маоистов, связывали большие надежды в стране и  в соседних странах. Как все обернулось, каким политиком стал Прачанда, которого когда-то воспринимали как пламенного революционера типа Че Гевары, вышел из  него Че Гевара, или нет, посмотрим сегодня.

В эти минуты закончились очередные парламентские выборы в Непале, и  по сообщению информагентств, все это проходило под звуки выстрелов – на востоке страны неизвестные напали на один из избирательных участков, во время инцидента были ранены 6 человек. В другом округе сторонники двух партий пытались завладеть урной для бюллетеней, полиция стреляла в воздух. И в пригороде столицы Катманду три человека, в том числе один ребенок, пострадали в результате взрыва около избирательного участка. А последний случай был связан с покушением на  жизнь Прачанду.

В прошлый раз мы рассказывал, почему нашего героя зовут товарищ Прачанда – это его партийная кличка. «Прачанда» переводится как «Лютый». Как у Ленина было прозвище «Старик».

Мы сегодня попросили нашего корреспондента Алексея Голубева выйти на улицу и  спросить московских прохожих, знают ли они, кто такой товарищ Прачанда.

А.ГОЛУБЕВ: Найти в Москве людей, знающих товарища Прачанду, довольно сложно. Зато старые добрые серп и молот на  его трибуне знакомы многим, а при виде портрета усатого генсека Компартии Непала, почти каждый наш соотечественник невольно думал про другого товарища, с более звучной кличкой, «Сталин» — уж больно они похожи. Да и сам тов. Прачанда говорил, что его учителя – Сталин, Ленин и Мао Цзэдун. А  адаптированный для Непала комплекс идей марксизма-ленинизма и  маоизма называют «путь Прачанды».

Все это глубоко неприятно Светлане, бывшей коммунистке, которая рассказала мне, что ничего не слышала про непальского экс-премьера, но осуждает коммунистические идеи в политике, и  непальцам не завидует.

СВЕТЛАНА: Я была коммунистом долго-долго, ведут себя совсем не так, как положено. Где-то в захолустье застряли, и  с тех пор с этой застрялостью выступают везде и всюду и  массы поднимают еще. А все идет вперед, кругом все меняется, нельзя жить в одном болоте.

А.ГОЛУБЕВ: Что касается самой страны под названием Федеративная демократическая республика Непал, то о ней Светлана ничего не знает. Более глубокими познаниями о Непале обладает москвич Виктор, который, кстати, сочувствует коммунистам и ничего не имеет против того, чтобы представители Компартии республики занимали самые высшие посты в этом далеко государстве.

ВИКТОР: Коммунистов одобряю – это социализм в какой-то степени, может, даже лучше.

А.ГОЛУБЕВ: Если этот Прачанда коммунист, то он уже святой – считает другой мой собеседник. Георгий. Правда, кто как себя называет в данном случае неважно, по его мнению – главное, чтобы человек был хороший.

ГЕОРГИЙ: Дело не в названиях – коммунист, или демократ, я считаю, что от человека все зависит. А у нас дикий капитализм.

А.ГОЛУБЕВ: Москвичка Галина выразила мнение о тов. Прачанде, которое созвучно большинству россиян.

ГАЛИНА: Он  мне не симпатичен, я его не знаю, и  знать не знала.

А.ГОЛУБЕВ: Конечно, главной загадкой для наших собеседников было имя героя, тем интереснее им было узнать, что «Прачанда» это не что-нибудь, а революционный партийный псевдоним, который означает «Устрашающий» или даже «Лютый».

Н.АСАДОВА: Никто не знает ни про Непал, ни про Прачанду, поэтому надо рассказать. Сначала скажу про страну — находится в Азии, между Китаем и  Индией, между двумя самыми густонаселенными странами мира. При этом в Непале рождаемость очень невысокая — 2,5 ребенка на женщину.

Важно то, что это самая высокогорная страна в мире, там находится знаменитый Эверест, или Джомолунгма, поэтому в стране процветает альпинизм, там порядка 7 восьмитысячных пиков, и самая низкая точка Непала находится на высоте 70 метров над уровнем моря.

Численность населения невысока – около 30 млн человек. Городского населения очень мало,  — 17%, грамотность низкая – на период переписи населения 2001 г. грамотность среди мужчин составляла 62%, среди женщин — 35%.

Народностей в Непале огромное количество – порядка 60. Во многом страна кастового склада, с чем очень боролся тов. Прачанда. Он также боролся за права женщин. Население Непала говорит на 70 разных языках и диалектах. То есть, очень сложносочиненная страна.

Что касается религии – по официальным данным более 80% населения исповедуют индуизм, остальные причисляют себя к буддистам, но люди, которые работали в Непале говорят, что эта грань зыбкая и довольно часто индуисты празднуют буддистские праздники. И  наоборот, то есть, существует некий симбиоз. И в политической жизни это кардинального значения, приверженность к той или иной религии, не имеет.

Непал это одна из  бедных стран в мире, более 70:% населения живет за чертой бедности, более 80% не имеют доступа к сельскохозяйственным угодьям, пригодным для использования, земель очень мало, потому что страна горная. Долгое время в  этой стране не было вообще дорог. До  2008 г. в стране была монархия — то конституционная, то абсолютная, в разные периоды по-разному, но когда монарх заказывал автомобиль в своей дворец в Катманду, то единственный способ его доставить был такой: автомобиль везли в  Индию в Калькутте его разбирали на запчасти, складывали в тюки и по горным тропам в тюках переносили, приносили в Катманду, там собирали автомобиль.

Во времена Хрущева СССР очень помогал Непалу, там были построены какие-то зачатки промышленности, и одна из первых важных дорог тоже строили советские специалисты.

Хочу вашему вниманию предоставить пять фактов из жизни товарища Прачанду.

А.ГАВРИЛОВ: Факт первый. Пушпа Камал Дахал в последствие известный, как товарищ Прачанда родился 11 декабря 1954 года в районе Читван в Непале. Известно, что он выходец из семьи брахманов – высшего арна в индуизме. Будучи представителем индуистской элиты, Пушпа Камал Дахал получил очень хорошее, по непальским меркам, образование. И даже окончил университет в Рампуле, где учился на агронома.

Факт второй. По всей видимости, в Университете он и заразился коммунистическими и маоистскими идеями. После чего Пушпа Камал Дахал стал членом коммунистической партии Непала, которая долгие годы находилась в подполье за преследование ее сторонников со стороны монархического режима. Известно, что в 1986 году товарищ Прачанда стал генеральным секретарем коммунистической партии Непала, и во многом благодаря ему в партии стала превалировать маоистская идеология.

Факт третий. После мирного народного восстания в 1990 году король Берендра был вынужден ввести в стране конституционную монархию. Была написана новая конституция и проведены первые в Непале парламентские выборы. Несмотря на это, товарищ Прачанда и возглавляемое им военное крыло коммунистической партии по-прежнему оставались в подполье. В парламенте он представлял объединенный народный фронт, легальное крыло партии, возглавляемое соратником Прачанды, доктором Бабурамом Бхатараи. В 1996 году глава коммунистической партии Непала, маоистской, товарищ Прачанда передал через Бхатараи список из 40 требований правительству. Этот список включал в себя требование изгнать иностранных капитал из национальной индустрии, разорвать договор международной торговли между Непалом и Индией, а также конфисковать земли у лендлордов, раздав ее бедным крестьянам. Правительство Непала начало переговоры с партизанами и даже договорилось сократить список требований до 24 пунктов. Однако, Прачанда посчитал, что переговоры затянулись и объявил о начале гражданской войны.

Факт четвертый. На момент начала Гражданской войны в Непале, только начали формироваться демократические институты, а рост ВВП впервые составил 5,4% в год. Поэтому правящая партия и большая часть лидеров оппозиции были недовольны действиями Прачанды. 11 лет Гражданской войны затормозили экономический рост в стране и унесли жизни более 13 тысяч человек. Как это не странно, но война в Непале закончилась во многом благодаря монарху. В 2001 году наследный принц Дипендра, видимо, под влиянием алкоголя или наркотиков, перебил почти всю королевскую семью, включая отца, короля Бирендру. А затем застрелился сам. На престол спешно был возведен младший брат покойного монарха Гьянендра. Он отменил конституцию, запретив политическую деятельность и провозгласив себя абсолютным монархом, чем навсегда оттолкнул от себя все политические силы в стране. Перешедшие на полулегальное положение партии, начали переговоры с маоистами.

Факт пятый. В апреле 2006 года на волне народных протестов, король Гьянендра согласился передать исполнительную власть правительству, сформированному альянсом из семи партий. В июне 2006 года товарищ Прачанда, впервые за 10 лет, появился в столице Непала. Новый Кабинет министров, несмотря на данный королю зарок с маоистами не общаться, в том же месяце заключил с Прачандой перемирие. Стороны договорились изменить Конституцию и перейти от монархии к республике. «Я считаю, что король будет или казнен народным судом или может быть изгнан, — заявил товарищ Прачанда, — в сегодняшнем Непале у короля нет будущего». Конец цитаты. 28 мая 2008 года новоизбранная конституционная Ассамблея Непала, большинство в которой принадлежит маоистам во главе с Прачандой, провозгласила эту страну республикой. 240-летняя монархия в Непале прекратила своё существование.

Н.АСАДОВА: Нас уже спрашивают, что стало с монархом – ничего не стало, его не казнили, он  живет и занимается бизнесом по-прежнему, пока что не претендует на восстановление монархии. Остановимся сейчас на  основных вехах более подробно – я  встречала во многих источниках, что он из хорошей семьи, поэтому получил хорошее образование. Люди, которые с ним встречались, отмечали, что он  очень образованный человек. Я нашла интервью самого Прачандры, который говорит, что сам он родом из бедной крестьянской семьи, родился ё11 декабря 1954 г., но спасаясь от нищеты родители переехали из Пахары, горной области, в  регион Тераи, округ Четван. И в этом округе Четван прошла вся юность и студенческие годы Прачандры.

Он закончил университет, получил специальность агронома в Рампуре. А  один из его братьев – доктор Гаргарам Дахал, тоже получил хорошее образование, учился не в Непале, а в Великобритании, и сейчас работает в  международном институте в Бангкоке. В принципе, в семье, несмотря на то, что Прачандра говорит, что это бедная семья, дети получили хорошее образование.

Далее Прачандра работает в одном проекте, который спонсировался США недолгое время, и в 27 лет, в  1981 г. вступает в компартию. Это очень интересный период — 80-е годы, еще монархия в стране. Партии коммунистические, которые образовывались начиная с  50-х, очень неоднородны, они постоянно разбиваются на небольшие группировки, во многом ведут партизанскую войну, или кто-то сотрудничают с правительством, а в 90-х участвуют в формировании правительства.

Прачандра довольно быстро начинает продвигаться по оперативной линии, становится секретарем Компартии Непала, маоистской ее части, — через 8 лет после вступления, в  1989 г. В интервью он говорит, что 86-й год — мы  окончательно признали марксизм-ленинизм-маоизм своей идеологией. Но по одному вопросу продолжались дискуссии – почему идеи Мао Цзэдуна – в течение года провелись дебаты по смене терминологии, и  затем вся партия признала марксизм-ленинизм-маоизм своей идеологией. Это была непросто замена терминов, но повлияло сильно на будущее этого крыла Компартии, они взяли курс на  народную войну, определили военный и политический курс.

После новостей и рекламы мы продолжим наш разговор.

НОВОСТИ

Н.АСАДОВА: Продолжаем программу. Мы остановились на том, что он стал секретарем Компартии и  25 лет жил в подполье. Его никто не знал, и говорят, что «тов. Прачандра» – это было общее название его ячейки.

В  1994 г. в стране впервые коммунисты, другая ветвь компартии Непала. Стали участвовать в формировании правительства – это была уникальная ситуация, партия называлась Марксистко-ленинская под руководством Атхикари. Несмотря на то, что Непал одна из немногих стран, в которой индуизм провозглашен государственной религии и  это записано в Конституции, тем не менее, коммунисты почти два года формировали правительство, находились у власти. Но это продолжалось недолго, в  95 г. это правительство ушло в  отставку.

И в 95 г. — мы тут возвращаемся к интервью Прачандры — он говорит, что их  маоистская ячейка приняла решение, что нужно начинать Гражданскую войну. Он пишет, что Непал, где более чем 85% населения живет в сельских областях, процесс развития которых неравномерен, где число рабочих совсем незначительно, тем не менее, он  очень распложен к революционной обстановке.

Прачандра в интервью клеймит ревизионистов, те отделения коммунистов, которые сотрудничали с правительством, монархией, говорит, что мы хотели сделать рывок и отделить себя от этих ревизионистов.

В этот момент у маоистов было 11 членов в  парламенте — 9 в нижней палате и  2 в верхней. И это давало почву большому влиянию правых в партийных кружках, с чем он боролся. При этом он говорит, что наши члены партии были публичными персонами, но главные члены политбюро и руководители в округах работали подпольно, в том числе и сам Прачандра был засекречен.

Он говорит о том, что в  95 г. их точка зрения заключалась в том, что им следует заявить, что они начинают народную войну и она представляет собой единственную оставшуюся альтернативу для освобождения людей, завоевания независимости от жестоких империалистов,  — вот так пафосно звучат его речи.

И в 1996 г. его соратник, доктор Мхатараи и он передают список требований к правительству с ультиматумом, что если не выполнят 40 требований, то они начинают гражданскую войну. И они ее действительно начали, она продолжалась 10 лет и унесла жизни более чем 16 тысяч непальцев.

А сейчас я  дам слово руководителю Института прикладного востоковедения и африканистики Саиду Гафурову, который встречался с Прачандрой.

С.ГАФУРОВ: Прачандра – человек не очень похожий на  общепринятых революционеров, есть такое понятие харизматика – как Кастро, Чавес. Прачанда был в принципе другим – он человек немного застенчивый, у него такая смущенная улыбка, он мягок в  общении, достаточно интеллигентен. Существует тип образования людей — он часто распространен в британских колониях, не самых главных – я  встречал таких людей в Иракской компартии, маоистских компартиях Непала.

Эти люди обычно заканчивают сельскохозяйственные колледжи, что у них считается высшим образованием. Это тип людей, которые получают образование, приобщаются к культуре, впитывают в себя глубину своей культуры – он  ведь  из очень образованной браминской семьи. Причем, это не совсем непальская культура, там много из бенгальской культуры высочайшей.

Вместе с тем он впитывает в себя  — это очень интересно – часть западной культуры, при этом она оказывается очень глубокой — например, он может в частной беседе процитировать Золя, из «Жерминаль»  — от него это очень неожиданно звучит. Но у него получается очень интересный синтез, сплав даже не столько индийской культуры. Он скорее бенгалец по складу характера, образованный. С ним очень интересно разговаривать.

Не надо забывать, что эти люди в большой степени, ведя подпольную борьбу, в том числе, партизанскую, в принципе зависят от людей, которых к себе принимают, ведут себя мягко, симпатично и приятно. И эта манера общения достаточно естественна, хотя вырабатывается такими сложными условиями. Он очень приятный, милый и застенчивый человек в общении.

При этом всем он  достаточно жесток — свои политические разногласия он излагает в мягкой, симпатичной, обволакивающей форме. Грубо говоря, если вы  с ним столкнетесь, вы не поверите, что это революционер, что он может вести в бой массы, тем не менее, это он, человек, который реально освободил с оружием в руках 60% страны. Не факт, что он станет премьер-министром, потому что их  проект конституции скопирован с индийской, и там есть разделение исполнительной власти.

Н.АСАДОВА: Возвращаясь в  96-97— гг. — что сам Прачандра говорит о том, как они вели освободительную борьбу. Это были небольшие группки, которые действовали в горной местности. Преимущества партизанской войны в Непале в том, что там нет дорог, туда не направишь большую армию с бронетехникой, чтобы подавить восстания. Поэтому партизанская война шла очень эффективно. Он пишет: по прошествии месяца мы  увидели, как сильно изменилось положение в сельских областях — тысячи людей ушли в подполье, потому что правительству было наплевать на эти бедные области, люди там были очень обижены, чувство несправедливости у них преобладало. Поэтому они стал и присоединяться к отрядам Прачандры.

В городах тоже было довольно много у них сторонников, в основном это было радикальное студенчество. Он  вспоминает, что они планировали, как будут вести борьбу – выделили зоны, в которых будут вести работу. Города – это области, где они занимались пропагандой. И студенты были их пропагандистами, они их, по сути, вербовали. Он пишет, что в начале борьбы интеллектуалы хоть им и симпатизировали, но из-за того, что правящий режим начал жесткие репрессии, к ним мало кто присоединился.

Так что если в сельских местностях, куда не добирались правительственные войска, установилась власть Прачандры, то  в городах так быстро этого не произошло, потребовалось 10 лет, чтобы победить в этой борьбе.

И тут монарх во многом помог маоистам придти к власти и поменять политическую ситуацию – отпрыск монарха перебил всю семью, а новый король восстановил против себя все политические силы, когда отменил парламент.

В  2006 г. закончилась гражданская война, и в это время люди повсеместно симпатизировали маоистам. И правительство, парламент, который состояло из 7 партий, вступили с ними в переговоры, заключили соглашение из 12 пунктов и  начали готовиться к следующим парламентским выборам, которые состоялись в  2008 г.

Сейчас я дам слово другому очевидцу событий — фотографу-путешственнику Дмитрию Шатрову. Он нам нарисует ситуацию, которая сложилась после того, как маоисты пришли к власти, когда Прачандра стал премьер-министром, пообещал, что он сплотит нацию, и они примут конституцию.

Д.ШАТРОВ: Непальцы по натуре добрые и отзывчивые ребята, но  они крестьяне, они живут в стране натуральным хозяйством, и по большому счету, обмануть их может каждый. А тут очень мощный сосед – Китай, который лоббирует свои коммунистические интересы с огромной силой.

Как это происходит наяву: идете вы по горному треку, на высоте, над тропой, громадная символика партии Непала – то есть, кто-то забрался высоко в горы с ведром краски, поднялся на высоту и все это намалевал, спустился и по своим делам. Ни один крестьянин этого не сделает. Понятно, что это лоббировалось очень сильно. И когда коммунисты пришли к власти, и ожидания были колоссальные – действительно одна из самых бедных стран, при том, что туризм там процветает, сами непальцы от этого немного получают.

Нет дорог – в силу геополитики самой страны, там нет нормального сообщения. Школы есть, но не более того. И получается, что пообещали, но  прошло 3 года, как было, все так и осталось. Непальцы стали роптать, начался перекос в другую сторону.

По моему опыту все, что говорят в новостях, там нужно делить на 10. Потому что читаю по новостям, к  примеру: В  Катманду забастовка и революция. Приезжаю – нет ни забастовки, ни революции, а  есть толпа в 50 человек, которая прошла, смеясь, с красными флагами, взорвала пару петард в урнах, и тем все и закончилось.

Когда маоисты только приходили к власти, это выглядело не так красочно. Революционеры были очень бедными ребятами, ходили по  тропам, и просто могли грабить туристов. Это привело к тому, что Непал потерял огромное число туристов и средств, и маоисты запретили эти вещи творить, когда обосновались у власти.

Н.АСАДОВА: Действительно, в  2005 г., когда маоисты начали приходить к власти, пять раз упал приток туристов в Непал, а это одна из основных бюджета Непала. В  2008 г. мой коллега Илья Архипов, обозреватель агентства Блумберг, ездил в  Непал и сделал интервью с  Прачандрой. Послушаем его впечатления.

И.АРХИПОВ: Прачандра получил свое имя за действия во  время войны, это означает, что он очень грозный, вселяющий ужас в противника. На самом деле это очень распространенное имя в Непале для всяких оппозиционных деятелей.

На самом деле, когда встречаешься с Прачандрой, он не производит впечатление яростного и жестокого борца, который с оружием в руках готов отстаивать свои интересы. Прачандра последние несколько лет играет довольно либерально-умеренную роль, пытается смягчить свой марксистско-лениниский тон.

Но надо сказать, что ту концепцию политического развития, которую он представляет в своей стране и политическую платформу, которую он занимает, так в  Непале и называют  — «путь Прачандры», это некие отрывки из марксизма, ленинизма, и в первую очередь, маоизма, которые Причандра якобы смог приложить к непальскому обществу.

У него даже есть собственная теория того, кто ему ближе из лидеров прошлого. Он любит говорить о Ленине, Мао. В офисе Прачандры висят портреты Маркса, Ленина, Сталина и Мао. У меня возник вопрос, зачем на стене Сталин, и  Прачандра ответил, что это для него как часть истории, хотя он не согласен с методами Сталина.

Интересно, что мы получили интервью с  Прачандрой в самый последний день перед отъездом, нас долго передавали от одного начальства к другому, затем мы даже  были первыми журналистами, которым удалось провести несколько дней в маоистких лагерях в глубине страны. И наконец, нас привезли к президенту – он тогда снимал 4-этажный особняк в  центре Катманду за тысячу долларов у бывшего солдата.

Все это выглядит как небольшая крепость внутри города – караульные вышки, на крыше наблюдательные посты из мешков с песком, там сидели молодые маоисты. Среди охранников Прачандры было несколько миловидных девушек с довольно жесткими взглядами, рост охранницы может быть в полтора Калашникова, но чувствуется, что этим автоматом она управляется легко и просто.

Рядом с  домом пара палаток, в которых живут рядовые бойцы. Сам Прачандра пытается выглядеть простецки, просит называть его просто председатель. На вопрос, готов ли он стать первым президентом, он, помявшись, ответил — если народ попросит, я готов взять на себя такую ответственность.

Н.АСАДОВА: Как сейчас выглядит этот борец, который обещал отнять земли у богатых и отдать бедным? – дорогой костюм, большие дома, тянет в политику своих родственников, в нынешних избирательных списках значатся его дочь, невестка. В общем, это не нравится людям, которые с оружием в руках воевали за него и погибали за его идеи.

То добились маоисты, находясь у власти, и  почему их популярность сейчас падает – об этом я спросила Сергея Лунева, преподавателя кафедры Востоковедения МГИМО.

С.ЛУНЕВ: Падение их популярности связано с  тем, что они делали во время нахождения у власти. Системного образования у маоистов не было, у лидеров, и  опытом госуправления они особо не обладали. Поэтому они крайне мало что смогли седлать. При этом экономика Непала требует серьезного вмешательства, если желать, чтобы Непал развивался. Здесь никаких опытов управления у них не было. У них был опыт управления небольшими территориями, и вдруг партия получает большинство на выборах и становится крупнейшей силой.

Многие маоисты имели напряженные отношения с Компартией Непала, объединенной марксистко-ленинской, там оказались три основных крупнейших силы в парламенте – маоисты, компартия Непала, объединенная и  непальский конгресс – партия, которая была образована в  40-е годы на территории Индии. В  90-е годы она также находилась у власти.

Коммунисты предпочли блокироваться с конгерссистами, они научились сотрудничать и имеют определенный опыт управления государством. А у маоистов были только декларации, а  реально ничего не было сделано.

Н.АСАДОВА: Как за это время изменился сам Прачандра, лидер?

С.ЛУНЕВ: Прачандра, которым многим представлялся в виде Че Гевары, напоминает Че Гевару мало. Че Гевара, имея министерский пост на Кубе бросил, поскольку решил, что должен продолжать революционную деятельность, а  Прачандре понравился процесс нахождения у власти, приемы на высшем уровне, и так далее.

Какие-то взгляды он менял, конечно, — любопытно, как он изменил взгляды на внешнюю политику. Поскольку маоисты, хотя и не получали помощи от Китая, но они во многом копировали лозунги маоистские старого Китая. Было сказано, что главный враг Непала – Индия, а ориентироваться надо на Китай.

Сейчас Прачандра стал достаточно респектабельным человеком, и в Индии он  читает лекции на тему треугольника: Китай-Индия-Непал – не Россия. Задачи они ставят амбициозные, но судя по всему, ничего не  будет происходить, непальская публика убедилась, что перемен позитивных, связанных с маоистами, не будет. На прошлых выборах за маоистов голосовали 30% населения, хотя в парламенте их оказалось около 40%. Теперь значительная часть населения в них разочаровалась – ну, конечно, они получат свою долю, но учитывая, что Конгресс, за которого голосовали 21% и  компартия объединенная — за них голосуют 20% — они предпочитают сотрудничать друг с другом.

Н.АСАДОВА: Каковы шансы Прачандры после этих выборов?

С.ЛУНЕВ: Мне кажется, он  больше не придет к власти.

Н.АСАДОВА: Тогда кто возглавит правительство?

С.ЛУНЕВ: Скорее всего, конгрессисты. Может быть, придут и коммунисты. Но те коммунисты, которые могут придти к власти, достаточно умеренными, и никаких революционных экспериментов в Непале они делать не будут.

Н.АСАДОВА: Это был прогноз Сергея Лунева. Забыла сказать, как наш герой, Прачандра, лишился своего поста премьер-министра – ему пришлось уйти в отставку, потому что у него был конфликт с главнокомандующим непальскими вооруженными силами, Катавала, поскольку тот отказался интегрировать бывших маоистских партизан в состав армии. Кто будет следующим премьер-министром Непала, мы скоро узнаем. Но я считаю, что сегодня нужно было рассказать про Прачандру – у него очень показательная история и биография. На этом я с вами прощаюсь до следующего вторника.

Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

20 ноября 2013 | 04:24

Приятно, что редакция "Эха" знает о том, что у нас в Непале выборы в Конституционную Ассамблею.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире