Эксклюзив Эха 14:00, 31 марта 2009

Начальник дубайской полиции генерал Дахи Хальфан Тамим лично сообщил генконсулу РФ о смерти Сулима Ямадаева

фото Reuters
фото Reuters
В течение последних суток информация о нем поступала крайне противоречивая.
Сначала даже не было известно, о ком именно идет речь – убитого гражданина России называли Сулейман Мадов Но затем в воскресенье Эху Москвы стало известно, что– это экс-командир батальона Восток Сулим Ямадаев – то ли его фамилию неправильно прочли, то ли у него действительно был паспорт на другое имя. Вслед за этим стали идти сообщения, что Ямадаев тяжело ранен, но остался жив после покушения. Младший брат Сулима, Иса Ямадаев немедленно вылетел в Дубаи, и уже оттуда предоставлял информацию. В Интервью МК в понедельник он рассказал, что Сулим жив. В больницу младшего брата не пустили, однако ему удалось узнать, что Сулим Ямадаев в тяжелом состоянии, без сознания, и врачи не могут дать никаких прогнозов. Тем временем российское консульство в Дубаи оставалось отрезанным от информации. От местной полиции никаких сведений дипломаты получить не могли. Как рассказывал в понедельник генконсул Сергей Красногор, дубайская полиция, ссылаясь на указания своего руководства, отказывала сотрудникам диппредставительства в приеме. В правоохранительных органах РИА-новостям объяснили, что подобные ограничения – не каприз и не халатность: просто полиция стремится как можно скорее раскрыть преступление и закрыть пути утечки информации. Однако чуть позже начальник полиции Дубая Дахи Талфан Тамим официально объявил, что гражданин чеченского происхождения, которого продолжали называть Сулейманом Мадовым, был убит. В дальнейшем эта позиция местных полицейских не менялась. Затем это подтвердил и российский консул – он ссылался на родственников погибшего. Но позже оговорился, что процедура опознания еще не проводилась, и что никаких документов дипломаты не получали. Об этом Сергей Красногор рассказал сегодня в интервью «Эхо Москвы».

Агентство РИА-Новости тем временем продолжало держать связь с родственниками Ямадаева в Гудермесе. В понедельник около четырех часов дня они сообщили, что Сулим Ямадаев скончался в госпитале. А консул даже уточнил, со ссылкой на полицию, которая, в свою очередь, ссылалась на брата погибшего, что тело будет захоронено в Эмиратах. Казалось бы, все ясно. Но в понедельник же вечером Иса Ямадаев в подробностях рассказал Коммерсанту о том, что его брат жив, пришел в сознание и даже пытается говорить. Иса Ямадаев вместе с женой Сулима посетил больничную палату, и своими глазами видел брата. Позже в интервью «Эхо Москвы» это подтвердил и хорошо знакомый с Сулимом Ямадаевым обозреватель журнала Русский Ньюсуик Орхан Джемаль.

Кроме того, о том, что Ямадаев жив, подтвердили и в больнице – администратор госпиталя сообщил об этом Первому каналу.
Но затем опять возникает путаница. Источник РИА-новостей в полиции уже во вторник утверждал, что Ямадаева и не было в больнице, тело находилось в морге и уже передано брату. Тот, в свою очередь, заявление полицейских немедленно опроверг. Иса Ямадаев в интервью ИТАР-ТАСС назвал сведения полиции ложью. По его словам, никто ему тело не передавал, и не далее как сегодня он видел лично брата в больничной палате. Состояние Сулима Ямадаева по сравнению со вчерашним днем не ухудшилось, его жизни ничто не угрожает.

Долгое отсутствие российской реакции на события в Дубае связано с тем, что данные о состоянии Сулима Ямадаева, приходящие оттуда, крайне противоречивы. Об этом радиостанции «Эхо Москвы» заявил первый зампред комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий.

«Реакция со стороны представляется вялой не в связи с личностью С.Ямадаева, а в связи с неподтверждением в течение длительного времени факта смерти», — заявил Слуцкий. По его словам, «реагировать на такое известие нужно только тогда, когда это известие подтвердится». «Поэтому сейчас вокруг этой ситуации разводить информационные непонятки я бы не стал. Реакция и в Чеченской республике, и в РФ в целом будет соответствовать именно тому масштабу личности, какой является С Ямадаев, и об уменьшении информационного эха я бы говорить не стал», — сказал Л Слуцкий.

МИД России, добавлю, также отметил, что пристально следит за ситуацией вокруг Героя России Сулима Ямадаева, об этом заявил сегодня официальный представитель министерства Андрей Нестеренко.

Федеральные власти, вопреки ожиданиям, не приняли решения об отмене в Чечне особого контреррористического режима.

Комитет пока не решился на радикальную отмену действующих в рамках особого режима ограничений. Было лишь указано на то, что ситуация в республике уже требует каких-то правовых изменений. Каких именно – будет изучаться дополнительно: по итогам заседания будут подготовлены и внесены на рассмотрение президента соответствующие предложения. На то, в каком направлении следует вести работу, указал директор ФСБ Александр Бортников.

Первым о возможности снятия режима контртеррористической операции на прошлой неделе заговорил президент Чечни Рамзан Кадыров, вскоре этот вопрос обсуждался на встрече Бортникова с президентом Дмитрием Медведевым. Тогда, кстати, глава ФСБ отметил, что это решение уже назрело. Поддержали идею и в национальном антитеррористическом комитете – член НАКа, первый зампред Совета Федерации Александр Торшин признался, что по его ощущениям, режим нужно отменить в ближайшее время – сразу после того, как будут представлены убедительные доказательства того, что все условия для этого есть. В то же время, Торшин обратил внимание, что прекращение этого режима не означает тотального ухода из региона большого количества вооруженных сил.

Впрочем, Торшин оговорил, что первоначально в повестке дня сегодняшнего заседания комитета этого вопроса не значилось. Между тем, перспектива снятия особого режима насторожила российских правозащитников: они опасаются, что завершение операции и уход федеральных структур только ухудшит и без того сложную ситуацию с точки зрения прав человека, — передает Интерфакс. Как пояснил нам лидер движения «За права человека» Лев Пономарев*, на данном этапе речь следует вести об изменении методов действий властей на Северном Кавказе.

Примечательно, что Рамзан Кадыров в качестве одного из аргументов за снятие особого режима указывал, что Чечня стала одним из самых стабильных регионов России. Напомню, контртеррористическая операция в республике продолжается уже почти десять лет.


По данным ФСБ, с начала этого года на Северном Кавказе были убиты 67 боевиков и 233 задержаны. Органы госбезопасности рапортуют, что им удалось предотвратить 35 преступлений террористического характера.

Порядка семи человек арестованы в Дубае в связи с убийством Сулима Ямадаева. Об этом передает агентство РИА Новости со ссылкой на генконсула РФ в Дубае и северных Эмиратах Сергея Красногора.
* Лев Пономарев - физлицо, признанное иностранным агентом.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире