'Вопросы к интервью
03 декабря 2007
Z Интервью Все выпуски

Выборы в Госдуму


Время выхода в эфир: 03 декабря 2007, 00:05



О.БЫЧКОВА – Почти 9 минут после полуночи в Москве московское время, в прямом эфире Ольга Бычкова, мы продолжаем говорить о сегодняшнем голосовании. Через несколько минут, не знаю, через сколько, но, вот, в самое ближайшее время – вот, надеюсь, в рамках этого получаса – мы ожидаем в нашем прямом эфире в этой студии второго человека в избирательном списке ЛДПР Андрея Лугового. (спустя несколько минут) Ну что ж, Андрей Луговой уже появился в нашей студии прямого эфира – второй номер в избирательном списке ЛДПР. Андрей, добрый вечер!

А.ЛУГОВОЙ – Добрый вечер!

О.БЫЧКОВА – Вы откуда сейчас приехали?

А.ЛУГОВОЙ – Я сейчас был в Останкино, был сначала на ОРТ, потом на НТВ – вот сейчас у вас.

О.БЫЧКОВА – А что в штабе?

А.ЛУГОВОЙ – А в штабе мы были до 21 часа, штаб принимает информацию о том, как подсчитываются голоса. Все нормально, штаб работает, как и должно…

О.БЫЧКОВА – Ну, ЛДПР получило, вроде бы, больше голосов, чем можно было предполагать по последним – ну, неполным, конечно, еще данным – ЛДПР обходит «Справедливую Россию», кажется так – да, 9,5 процентов?

А.ЛУГОВОЙ – Да, 9,5 процентов. Вы знаете, ну мне трудно говорить, больше она получила, сколько предполагали, или меньше, так как я не очень умудренный опытом в этих вопросах, и только, может быть, в этот раз начал серьезно смотреть на рейтинги. По моему внутреннему понимаю, учитывая, что я почти два месяца мало где появлялся, а в основном работал в регионах, встречался с избирателями – я проехал весь Дальний Восток, всю Сибирь – у меня такое ощущение было, что ЛДПР должно в любом случае пройти, и где-то, честно говоря, вот, в моем понимании, как раз в районе 10 процентов.

О.БЫЧКОВА – Но Вы можете согласиться с представителями КПРФ или с представителями «Союза Правых Сил», что выборы не были честными, и очень много там разных всяких подтасовок, там, нарушений, там?

А.ЛУГОВОЙ – Вы знаете, не совсем согласен. Так скажу. Я считаю, что выборы были нормальные, хотя мне трудно с чем-то сравнивать – первый раз. По крайней мере, что касается себя, я везде достаточно свободно перемещался, достаточно свободно говорил – не достаточно, а так, как хотел – и мое появление в любом городе, по сути дела, вызывало всегда интерес не только и далеко не с точки зрения, там, известного… известно не скандала, а провокации в отношении меня. Другое дело, что в некоторых местах и регионах на совсем таком, не очень высоком административном уровне чиновники и бюрократы, пытаясь выслужиться или оказать какую-то особую медвежью услугу, прежде всего той партии, за которую они призывали голосовать, были какие-то там некоторые извращенные формы, и я достаточно откровенно говорил, что особенно в дальних регионах проявляются такие некоторые формы такой «российской азиатщины». И я этого не скрываю.

О.БЫЧКОВА – Это что такое?

А.ЛУГОВОЙ – Ну, это тогда, когда, значит, там, некоторые пикеты задерживаются милицией, кто-то кого-то останавливает, мешает раздавать листовки и т.д. Но на самом деле, это не было массовостью, и я не чувствовал…

О.БЫЧКОВА – Какие, ЛДПРовские пикеты?

А.ЛУГОВОЙ – ЛДПРовские, да. Были, были в регионах, было это в Читинской области, по-моему… по-моему, на Камчатке. Но Вы знаете, с другой стороны, могу другой пример привести. Я в Барнауле встречался со своим однокашником, с которым мы учились четыре года. Две недели назад указом президента он был назначен командиром дивизии. Ему 42 года, молодой офицер, полковник, комдив развернутой дивизии. И мы сидели с ним… еще с нами был однокашник, мы сидели втроем, ужинали, выпивали. И давно не виделись, о многом обменивались, естественно, интересовались судьбой каждого. Я ему честно задал вопрос: «Андрей, вот ты мне все-таки скажи, вот ты командир дивизии, да, у тебя, там, десять тысяч человек в подчинении – вот ты лично получал какую-то команду реагировать?» Он мне говорит: «Я, — говорит, — честно даю тебе слово офицера: ни разу никакой команды голосовать за кого бы то ни было мне не поступало, и никакой агитации внутри моей дивизии не было». Поэтому, знаете, перегибы есть и там, но вот это яркий пример, что в целом я не согласен с СПС, которая, по-моему, очень истерично себя ведет, которые совершенно покраснели, и вот ихнее заявление… по-моему, человек по фамилии Белых, если я не ошибаюсь, насчет пенсионеров…

О.БЫЧКОВА – Белых покраснел, Вы хотите сказать?

А.ЛУГОВОЙ – Конечно, ихние… ихние такие вот беспринципные циничные заявления об ихней борьбе за пенсионеров вызывают смех и улыбку у людей. И кстати, тот самый комдив говорил: «Хотел бы я посмотреть в глаза небезызвестному человеку по фамилии Немцов, который…»

О.БЫЧКОВА – Подождите, а что сейчас Вам… какой смысл Вам сейчас бороться уже с СПС? Уже все кончилось.

А.ЛУГОВОЙ – Да мне не… А я не борюсь, я высказываю свое мнение. Потому что благодаря именно СПС в 90-х годах, в том числе – хотя СПС тогда не существовала – но благодаря той идеологии, которая проповедовалась, я считаю, мы получили серьезный урок оскорбления и унижения всего государства.

О.БЫЧКОВА – Андрей, ну все, избирательная кампания закончилась. Избирательная контркампания тоже закончилась. Вот Жаклин из Москвы Вас спрашивает.

А.ЛУГОВОЙ – Жаклин – прекрасное имя.

О.БЫЧКОВА – Жаклин, да. Говорит: «Андрей, скажите, пожалуйста, — вопрос тоже прекрасный, — как Вы ощущаете себя в роли свадебного генерала?»

А.ЛУГОВОЙ – О, Вы знаете, я ровно два часа назад, отвечая на вопрос одной из телекомпаний как раз сам впервые… я вот второй раз услышал вот это слово «свадебный генерал», потому что сам два часа назад сам об этом говорил. Я говорил, что участвуя в своей предвыборной кампании – в своей, я имею в виду, где я непосредственно перемещался – я, прежде всего, лишний раз себе доказал, и я думаю, многим о том, что я как раз свадебным генералом не был. Меня прекрасно принимали в регионах, и я абсолютно убежден…

О.БЫЧКОВА – Никто не задавал Вам бестактных вопросов?

А.ЛУГОВОЙ – Вы знаете, Вы знаете, один момент – если Вы меня только не перебьете – буквально минута. В Барнауле в последней моей поездке, которая была на прошлой неделе… меня, вообще, везде сопровождали западные журналисты. Такое ощущение, как будто они, вот, ездили, там, за белым медведем, знаете. И вот, там был Тони Хэлпин, это корреспондент газеты «Таймс», с которым у нас сложные были отношения в течение года, потому что я считал, что он не всегда объективно с точки зрения понимания ментальности событий, происходящих в России, освещает некие события, связанные со мной. И Вы знаете, он был на пресс-конференции в Барнауле и везде со мной перемещался, по всему Алтайскому краю. И он мне на последней нашей встрече сказал: «Андрей, я, — говорит, — шокирован, потому что на всех встречах, где я был, Вам не задали ни одного вопроса по поводу дела Литвиненко». Я подчеркиваю: ни одного.

О.БЫЧКОВА – Ни одного вопроса. Ну, это правда удивительно.

А.ЛУГОВОЙ – Ни одного вопроса. Я прошу Жаклин и подобного рода людей обратиться в четверг или в пятницу – газета «Таймс», статья о моей предвыборной поездке. И почитать, пожалуйста, о чем пишет газета «Таймс». И там как раз Тони Хэлпин обращается… Он говорит: «Британская прокуратура, Скотленд-Ярд и так называемый премьер-министр Британии сколько угодно могут меня считать подозреваемыми, но людям в России глубоко наплевать об деле Литвиненко. Им гораздо важнее другое». Вот для меня это Рубикон истины. Момент истины.

О.БЫЧКОВА – А чем Вы… чем Вы это объясняете?

А.ЛУГОВОЙ – Объясняю я это тем…

О.БЫЧКОВА – Потому что так или иначе, так или иначе – вот как бы, что бы там ни говорили, вне зависимости от того, как продуктивно Вы будете работать дальше в Государственной Думе, какие у Вас взгляды и что Вы думаете про 90-е годы, но тем не менее, известность Вы получили в связи с делом Литвиненко, да?

А.ЛУГОВОЙ – Конечно, я с этим согласен. Известность, узнаваемость.

О.БЫЧКОВА – Там, хорошо это или плохо – это другой вопрос. Но как Вы объясняете то, что люди, по Вашим словам, действительно, ничего Вас об этом никогда не спросили?

А.ЛУГОВОЙ – Ну, не никогда – конечно, были вопросы. Я просто… я говорю, как бы, общий такой вопрос. Конечно, средства массовой информации задают вопросы. Так вот, я думаю, что просто немножко средства массовой информации переоценивают свою роль и значение. Скорее, они навязывают людям то мнение, которое им хочется услышать.

О.БЫЧКОВА – Вы объясните… Вы объясните мотивацию людей – как Вам кажется?

А.ЛУГОВОЙ – Да им просто наплевать на это. Им наплевать на то, что думают Британия и весь западный мир по поводу России, вот и все.

О.БЫЧКОВА – А сами они что думают?

А.ЛУГОВОЙ – А… А сами люди думают о другом, они думают о зарплатах, о пенсиях, о счастье, о хорошем настроении. О своих детях, родителях. Вот и все, о чем они думают.

О.БЫЧКОВА – Анатолий из…

А.ЛУГОВОЙ – Но не о Литвиненко, поверьте, не об этом так называемом диссиденте и писателе, о ком так любят говорить западная пресса.

О.БЫЧКОВА – Ага. Анатолий из Самары спрашивает: «Когда Луговой поедет в Лондон? У него теперь будет иммунитет». А у Вас будет иммунитет против, вот, любого преследования?

А.ЛУГОВОЙ – Да я не знаю, я Вам честно говорю, я в этом не разбираюсь, поэтому… Но в Лондон я в любом случае не поеду.

О.БЫЧКОВА – Вы хотите сказать, что Вы ничего не знаете – какие у Вас будут возможности юридические, какие появляются возможности? Вы хотите сказать, что Вы совершенно об этом не думали?

А.ЛУГОВОЙ – Я об этом думал, но я не интересовался этим. По той лишь простой причине, что немножечко являюсь человеком суеверным и давайте дождемся, когда будут официально утверждены официальные итоги, когда можно будет говорить о том, что я в Государственной Думе, тогда я, конечно, поинтересуюсь вопросами собственной неприкосновенности с точки зрения передвижения по миру.

О.БЫЧКОВА – Скажите, пожалуйста, а что Вы планируете делать в Государственной Думе? Мы сейчас не будем говорить о том, что Вы… о Ваших суевериях, да? Но у Вас же должны быть какие-то планы, все равно?

А.ЛУГОВОЙ – Ну, конечно. Я собираюсь участвовать в законотворческой деятельности.

О.БЫЧКОВА – Оригинальный ответ, да.

А.ЛУГОВОЙ – Ну, Дума для этого предназначена. Мы же давайте не будем себя обманывать. Сейчас перед выборами все занимаются, там, разного рода дискуссиями, публичными выступлениями – кто лучше, кто хуже. На самом деле, Дума – это инструмент, который должен принимать законы, которые должны обеспечивать достойную жизнь гражданам России.

О.БЫЧКОВА – Это мы все знаем, да. А в каком комитете, например, Вы собираетесь работать?

А.ЛУГОВОЙ – Ну, я еще раз говорю, я для себя… конечно, надо работать там, где понимаешь то, чем занимаешься. Поэтому комитет по безопасности, комитет по обороне, комитет по мелкому и среднему предпринимательству – что-то вот в этом роде.

О.БЫЧКОВА – Ну у Вас есть какие-то мысли насчет того, вот, за что Вы, там, будете сражаться, за какие законопроекты, поправки?

А.ЛУГОВОЙ – За что в первую очередь сражаться – Вы знаете, я считаю это принципиальным стратегическим моментом развития России – это русское офицерство. Тот слой общества, который был всегда опорой России. И надо вспомнить, что говорил Александр III: «У России нет союзников, у России только два союзника – это ее армия и флот». Я считаю, что это было, кстати говоря, и в царские, и в советские времена. В 90-х годах, там, в силу тех реформ, которые проводились, этот слой общества как элита был выброшен, ниже, вообще… ниже, там, уровня, там, элементарного нищенского. И я для себя вижу более серьезно заниматься этой проблемой и… не говорю, конечно, о каких-то национальных проектах – хотя это тоже в своем роде национальный проект, только скорее связанный не с финансовыми затратами, а с морально-патриотическими и нравственными. С тем, чтобы вернуть офицерство в лоно элиты русского общества.

О.БЫЧКОВА – А Вы не боитесь, что ситуация может перемениться, и Вас лишат неприкосновенности, там, решат куда-нибудь выдать в Лондон, и все изменится опять радикально?

А.ЛУГОВОЙ – Знаете, вот когда мне говорят о неприкосновенности – я да, я, как бы, говорю некие формальные вещи – неприкосновенность Конституции и т.д. На самом деле, для меня главная неприкосновенность – это отсутствие каких-либо доказательств. Я глубоко убежден, что доказательств никаких нету для того, чтобы меня выдавать. А если вдруг российская власть решит меня выдать, не имея на то никаких серьезных оснований, значит, можно говорить совершенно четко и основательно, что Россия как государство не состоялась. Но я думаю, что этого не будет. Я думаю, что Россия как государство наконец-то состоялось.

О.БЫЧКОВА – Андрей Луговой, член ЛДПР, второй номер в избирательном списке Либерально-Демократической Партии, в прямом эфире «Эхо Москвы». Ну что, у нас сейчас краткие новости, затем ожидаем представителя КПРФ Ивана Мельникова. Ну, посмотрим, как дальше дело пойдет.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире