'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 08 декабря 2005, 14:10

А. ВЕНЕДИКТОВ — 14.10. У микрофона Алексей Венедиктов. Связь со мной по телефону 203-19-22. И сначала отвечу на вопрос Виталия, он спрашивает: «Объясните, пожалуйста, всем москвичам 12 декабря это рабочий день или нет?» Нет, Виталий. Вы знаете о том, что ГД уже год тому назад приняла закон о праздниках, где день Конституции стал у нас днем рабочим. Он такой памятный, надо помнить, что 12 декабря в понедельник была принята Конституция, но он рабочий день. Так что мы с вами работаем. Так бы только работали мы, а так работаете вы тоже. И, в общем, может быть это и справедливо.

ОТБИВКА

А. ВЕНЕДИКТОВ — Тут пришли новые опросы, рейтинги. Я хотел поблагодарить всех, кто очень активно принимает участие и слушает программу «Разворот», потому что как показывают опросы группы КОМКОН, у нас довольно резко в 9 и 10 часов возросли рейтинги. То есть стало больше людей слушать и главное, больше принимать участие активное в этой утренней нашей программе, которая начинается пока в 9.35 и заканчивается в 11.00. И должен сказать, что даже как-то совсем стало приятно, потому что если до начала этого проекта нас утром в эти часы в 9 в частности, слушало порядка 100 тысяч москвичей каждые 15 минут, то пришедшие рейтинги по КОМКОНу показывают, что слушают 180 тысяч москвичей каждые 15 минут. С 9 до 11.00. Я еще раз призываю всех наших слушателей принимать участие в этой программе. Это наше новое детище, мы к нему относимся достаточно трепетно. Мы его пробуем так и этак. Поэтому пока ведущих 4 недели, через неделю что называется, неделя через три, вернее. Но, тем не менее, возможно он претерпит, мы изучим все внимательно и с Нового года будем более ответственно к этому относиться. В любом случае огромное спасибо и тем, кто звонит и слушает, действительно передача пошла. Это первая позиция. Вторая позиция, тоже наш проект, правда, он уже длительный проект, я имею в виду «Особое мнение» в 17 часов. Раньше в это время нас слушало около 90 тысяч человек каждые 15 минут по КОМКОНу, сейчас нас слушает 170 тысяч человек, мы практически удвоили в 17 часов нашу аудиторию. Значит программа «Особое мнение» в 17 часов тоже достаточно стала популярна. Это второй наш такой большой и замечательный проект. Все-таки вас много на каждом километре, отметил бы я и две новые передачи, которые у нас запустились, они дают очень хорошие эффекты, я бы сказал. И я еще раз напомню, что рейтинги это вы, собственно говоря, и во многом вы формируете сетку «Эха Москвы» и по гостям, и по программам и направлениям программы. Я нисколько не сомневаюсь в том, что, кстати, и приглашение Ольги Романовой это первое, когда пришло сообщение, что Ольга Романова покидает канал, тут же на пейджер посыпались сообщения: не теряйте время, уведут, унесут, уберут, уведут. Сообщаю вам, что ваши предложения вполне исполнены. И вчера Ольга Романова те, кто не знает, дебютировала в программе как ведущая «Эха Москвы» в программе «Большой дозор», который выходит вместе с газетой «Ведомости». Она сменит там Сергея Бунтмана, Собственно вот такая замечательная история.

ОТБИВКА

А. ВЕНЕДИКТОВ — Вы знаете также, что мы  запустили новый проект с информационным агентством «Интерфакс». Он выходит по понедельникам с 12 часов после новостей под названием «Эхономика». И Ольга Романова будет совместно с «Интерфаксом» вести, это вторая ее передача, эту программу. По понедельникам с 12 часов программа «Эхономика» основные экономические события недели. Это вторая программа. И, безусловно, сразу отвечу на вопрос наших радиослушателей, а будет ли она вести программу «Особое мнение», Ольга Романова. Отвечу, нет, программу «Особое мнение» она вести не будет, она будет гостем программы «Особое мнение». Остается гостем программы «Особое мнение». В 17 часов по средам. Вот, собственно говоря, наши новости.

НОВОСТИ

А. ВЕНЕДИКТОВ — Вы слушаете «Эхо Москвы». У микрофона Алексей Венедиктов. Григорий сообщает нам и поздравляет нас, что «установка передатчика на башне 5-киловатт на «Эхо», теперь могу слушать вас даже в туннеле». Да, это действительно важная для нас история. Через 5 лет после пожара Останкинской башни нам удалось вернуться на Останкино. Поэтому наша слышимость на частоте 91,2 в FM-диапазоне много лучше. Сейчас мы довольно сильно закрываем часть области даже. Все-таки мы вещали из Куркино и это было не самое лучшее место. Хотя спасибо огромное всем тем, кто помогал оттуда нам вещать. Останкино это все-таки лучше передатчик, тоже вещаем в экспериментальном порядке. Но, тем не менее, история вот такая. Меня спрашивают про показ нашего концерта на СТС. Ну вот, сейчас мы пытаемся выправить ситуацию, потому что нам сказали, что при съемках концерта был допущен брак технический. Сейчас разбираемся, возможно ли этот брак поправить. И тогда он будет показан. Но это все равно вопрос не к нам. Мы не делаем телевидение, мы его смотрим, мы его любим, я бы сказал так. Так же как канал СТС, история такая. Напомню, у нас работает пейджер 725-66-33, еще раз напомню, что может быть, мы ожидаем сегодня в 15 часов Татьяну Яковлеву, которая является председателем ГД по охране здоровья, будем с ней говорить вместе про эту историю СПИДа. «Хронометраж «Разворота» по будням и выходные», — Иван Борисович. Давайте так. «Почему по утрам отсутствует Доренко?», — Лидия. Я вам объясняю, что Доренко по утрам пока работает неделю через три. Одну неделю — Доренко, одну – Варфоломеев, одну – Ганапольский, одну – Венедиктов. По-моему, это все неоднократно было объяснено. И никуда он не исчез, а он нормально будет. Что дальше. Посыпались просьбы об Ольге Романовой, потому что люди не знали, что это будет экономическая передача. Анна, что вы все время за людей говорите. За других людей. Вот меня благодарят, и люди говорят: спасибо от меня. А вы говорите: люди не  хотят. Те, которые не хотят, их и нет. А те, которые хотят, будут слушать. Что за дурная манера говорить от всех людей. Каждый слушатель единица, единица это не вздор, единица это не ноль. А вы выбираете то, что вам приятно и будете слушать. Если вам ничего неприятно, вы не будете слушать. Такая у нас история с вами получается. Анна. Меня еще тут спрашивали по некоторым рейтингам, которые пришли по будням, во всяком случае, они у меня под рукой. И пока вы набираете номер телефона 203-19-22, я вам могу сказать, что конечно, наивысшее количество слушателей у нас падает на вечер на программу «Особое мнение» на 19 часов, там каждые 15 минут в октябре нас слушало 210 тысяч слушателей, а сейчас 234 тысячи слушателей. В общем, на 10% рост, это важно. Про 17 часов я уже сказал. Это максимальное наше слушание. Также максимальное слушание и программы «Ищем выход». Здесь у нас тоже где-то за 200 тысяч слушателей каждые 15 минут. Это очень много. Поверьте мне, учитывая, что в Москве 35 станций в FM-диапазоне и это очень много. Мы очень довольны этими результатами. И еще отвечу на вопрос: как у вас там поднимается 23 часа? 23 часа у нас поднимается не так быстро, как бы хотелось, но относительно прошлого года, поднимается достаточно резко. 23, да и ноль часов поднимается очень неплохо. И доля этих эфиров составляет больше 10%, то есть каждый десятый, кто слушает в этот момент радио, он слушает «Эхо Москвы». Раньше эта доля была 5%, то есть каждый 20-й слушал. Собственно говоря, и все. Так что можно пока выразить аккуратный оптимизм в отношении тех реформ, которые были проведены. Теперь на эту тему и другие можем поговорить с вами по телефону 203-19-22. Алло. Здравствуйте, вы в эфире, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Меня зовут Сергей. Алексей Алексеевич, у меня вопрос и предложение если можно.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Давайте.

СЛУШАТЕЛЬ – Вопрос, когда в субботу и воскресенье Ксения Ларина ведет эфир, почему допустим в 13 часов прерывается программа Сергеем Бунтманом, а в 14 часов она снова в эфире. Нельзя ли сразу, чтобы с 9 и до 14 часов.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Нет, отвечу. Я понял. Очень тяжело 5 часов сидеть в эфире человеку и вести качественный эфир. 5 часов подряд. Мы говорили об этом с Сергеем, мы говорили об этом с Ксенией. Мы говорили с другими ведущими. Просто к третьему часу подряд падает внимание ведущего, который постоянно вынужден смотреть в компьютер, пялиться на пейджер, пялиться туда, сюда, знаю по себе – невозможно. Чай, кофе, потанцевать. 39 «лимоновцев» приговорены к срокам до 3,5 лет заключения. 30 из них получили условные сроки. Срочное сообщение агентства «Интерфакс»: «Тверской суд Москвы приговорил 39 активистов НБП, участвовавших в акциях протеста к срокам от 1,5 до 3,5 лет лишения свободы. 30 из подсудимых получили условное наказание. Решение суда, находящиеся в клетке активисты НБП, встретили аплодисментами». Что-то еще такое. Я посмотрю, может быть есть какое-то расширение важное. «Суд установил, что все приняли участие в массовых беспорядках. В приговоре отмечается, что те подсудимые, которым назначен реальный срок наказания, действовали умышленно. При назначении условного наказания суд принял во внимание, что члены НБП провели под стражей около года». Но это конечно, бред. Это, конечно, бред. Сейчас объясню, в чем дело. Потому что это бред. Бред заключается в следующем. Мы знаем, все вы знаете, что сделали «лимоновцы». Они вошли, ворвались в администрацию, в кабинет, поломали стулья, выкинули портрет Путина. Им инкриминировать можно было три статьи: хулиганство с определенными сроками, участие в массовых беспорядках с определенными сроками и это попытка госпереворота, как поначалу уже инкриминировала им прокуратура. Но там другие сроки совсем. Значит, прокуратура отказалась от госпереворота и от хулиганства. Выбрала среднюю позицию. Не может суд принимать во внимание условный срок, не может суд, если люди уже сидели. Они реально отсидели по году. Это значит, что если им дали условный срок, они просто так отсидели по году. По целому году. Просто это надо иметь в виду, это законодательство так трактует. Поэтому суд мог приговорить их к году не условно, и немедленно освободить в зале суда, потому что этот год они уже отсидели в местах предварительного заключения в соответствии с законом РФ. Но суд их приговорил к условному заключению. Это означает, что они сидели незаконно. Вот и вся история. Действительно сегодня утром Володя Варфоломеев говорил о перекрытии улиц, ведь все можно под массовые беспорядки. Больше трех не собираться. Действительно, разгневанные пенсионеры три человека начнут что-то устраивать в Сберкассе, что им не выплачивают пенсию – массовые беспорядки. До 3,5 лет. Тоже может быть. Это вопрос предъявления обвинения, безусловно. «Условно осужденные могут выйти уже сегодня». Они обязаны быть освобождены в здании суда. Они не могут выйти, они выйдут, понимаете. «Я категорически возражаю против усиления сигнала радиостанции», — пишет аноним. Раз ты аноним, то, как говорит Матвей, тебя не существует. Возражай себе там. Пошли дальше. Предложение для «Рикошета». 203-19-22. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Алексей Алексеевич, добрый день. Генрих меня зовут. Я вас очень, просто восхищаюсь.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ — Настолько все у вас здорово.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Конечно.

СЛУШАТЕЛЬ – Хотя я совершенно не являюсь сторонником вашей линии.

А. ВЕНЕДИКТОВ — А какая у нас линия, которой вы не являетесь сторонником?

СЛУШАТЕЛЬ – Я считаю, что не совсем в поддержку России в полном понимании.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Пример.

СЛУШАТЕЛЬ – Например, вы все время как-то, мол, этот хороший, эти нацболы. Но это, грубо говоря, говнюки.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Ничего подобного. Генрих, кто сказал, что нацболы хорошие? Фамилию журналистов.

СЛУШАТЕЛЬ – Фамилию журналистов? Ну, нет…

А. ВЕНЕДИКТОВ — Стоп, тогда, секундочку. Все, Генрих, спасибо. То есть вы нас обвиняете в том, что мы не делаем. Ничего подобного. Если вас интересует моя позиция лично по нацболам, они нарушили закон, они должны были быть осуждены за хулиганство. Это хулиганство. Ничьей угрозы, у нас убийцы получают условные срока, уже человека не воскресить. У нас уголовные дела закрываются, когда дети высокопоставленных чиновников на своих машинах сбивают людей. Там несчастный шофер, который непонятно что сделал с машиной Евдокимова, то ли в него въехали, то ли он въехал, он идет под суд. А люди, которые… реально погиб человек, никакой ответственности. Сами понимаете, о ком я говорю. Поэтому говнюками, как вы сказали надо называть всех, кто есть говнюки независимо от того ранга, в котором они находятся. Они или их отцы. Или их матери. Или их близкие. Это просто надо иметь в виду. Поэтому как раз это есть настоящая любовь к России, чтобы мы с вами, Генрих, были равны детям премьер-министра, например, по правам своим и по ответственности. Но мы с вами не равны. Жалко, конечно. Поэтому нелюбовь к России кто делит на граждан первого сорта и второго сорта. Вот это нелюбовь к России. Фашистский марш это не массовые беспорядки. Это разрешенное действие, Генрих, да? В столице государства, победившего фашизм. Это нормально. Это не массовые беспорядки. Может быть, им еще благодарность выписать. Поэтому не могу с вами никак ни согласиться, но как только мы начинаем говорить о конкретных вещах, о нашей линии, сразу как-то начинается разговор о том, что вот это не вы, это вообще, это так кажется. Ну что, Генрих, тем не менее, спасибо вам большое на добром слове, да и за критику тоже, хотя видите, она к нам не относится. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ — Добрый день. Меня зовут Галина, г. Самара. Алексей Алексеевич, просто выражаю благодарность за Людмилу Телень, за «Портреты».

А. ВЕНЕДИКТОВ — Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ – Правда, ночью, но все сразу не уложишь.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Это правда. Спасибо большое, Галина. В сутках 24 часа. «Господин Венедиктов, зачем вы подбираете всех проштрафившихся журналистов, скоро в сутках часов не хватит, чтобы их уместить». А чем это, Юрий Шевцов, они перед вами проштрафились? Вот смотрите, в 19 часов подобрал, а, вот вам еще приведу пример. Вот проштрафившиеся журналисты, отличная совершенно слушаемость у программы Евгения Киселева и Светланы Сорокиной. И это притом, что в это время мы конкурируем напрямую с телевизором. Уже по 200 тысяч каждые 15 минут только в Москве слушает эту программу. Что у Евгения Алексеевича, что у Светланы Иннокентьевны. А раньше в это время у нас шло 150 тысяч. Видите, на 30% увеличение производительности труда, Юрий Шевцов. Может быть, еще кто-нибудь проштрафится, мы с удовольствием возьмем, в вашем понимании проштрафится, конечно. А если талантливых людей выкидывают на улицу по политической конъюнктуре, идиот тот, кто не предложит им работу. Идиот. Я, конечно, не произвожу впечатление идиота, как вы догадываетесь, поэтому у нас все в порядке, чего и вам желаю.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире