'Вопросы к интервью
26 января 2005
Z Интервью Все выпуски

Ситуация в Южной Осетии, отношения России и Грузии


Время выхода в эфир: 26 января 2005, 14:08

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Наш сегодняшний гость в прямом эфире президент республики Южная Осетия Эдуард Кокойты. Эдуард Джабеевич, здравствуйте. Прежде всего, новость буквально последнего часа — выступая в ПАСЕ, президент Грузии Михаил Саакашвили выступил со специальным особым планом по разрешению южноосетинского конфликта. Фактически он дал некие новые мирные инициативы. Насколько я понимаю, вы с ними ознакомились и у вас уже есть даже ответ на это.

Э. КОКОЙТЫ — Мы давно заявляли о том, что статус республики Южная Осетия определил народ республики на референдуме 1992 года. Южная Осетия вот уже 15 лет является независимым от Грузии государством. Стремление народа Южной Осетии интегрироваться в состав РФ, 95% населения республики Южная Осетия являются гражданами РФ, и на территории республики Южная Осетия действует российское законодательство. Нам отрадно, что грузинское руководство пытается урегулировать отношения между Южной Осетией и Грузией, но мы готовы к диалогу на равных. И то, что сейчас нам предлагается, это политика кнута и пряника. Возможно, господин Саакашвили забыл о том, что Южная Осетия 15 лет не имеет никаких отношений с Грузией. И забыл о том, что предшествовало такому так называемому бракоразводному процессу. Что послужило причинами таких отношений между двумя братскими народами.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Так может быть это и хорошо, что он забыл о событиях 15-летней давности и всего того, что происходило в последнее десятилетие и хочет начать писать эти отношения заново, с чистого листа, строить их по-новому.

Э. КОКОЙТЫ — Как раз отношения с чистого листа внушают нам больше всего опасений, потому что забывается то, что было исторически. Ведь статус в составе Грузии, федеративной Грузии или какой бы то ни было Грузии, не гарантирует безопасность населению республики Южная Осетия. Это было и в 1920-м году и в 1980-х годах прошлого столетия. Это было и летом 2004 года. С переменой власти в Грузии всегда начинают осложняться осетино-грузинские отношения. Что оборачивается для малочисленного осетинского народа геноцидом.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Смотрите, разве когда-нибудь прежде Тбилиси заявлял о том, что готов выплатить компенсации за дома и  имущество, утраченные во время конфликта.

Э. КОКОЙТЫ — Я так считаю, что это больше пиар-шаг со стороны Саакашвили на Европу. Ведь в ПАСЕ ставятся и другие вопросы по отношению к Грузии. Это и отношения с так называемой Аджарской автономией, которой практически уже нет. О судьбе Аджарии беспокоятся в Европе. Тут нужно проводить еще и мониторинг соблюдения прав человека в Грузии. Почему в Грузии, где к власти пришли демократы, имеется такое большое количество беженцев, в том числе осетин, которые остались после известных событий 1989-1992 годов, которые вынуждены обращаться к президенту Южной Осетии за помощью, и мы их размещаем уже на территории Южной Осетии.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Так вот это как раз последствия того конфликта, который существовал и между Цхинвали и между Тбилиси, и сейчас новое руководство Грузии, возможно, пытается все это разрешить.

Э. КОКОЙТЫ — Нужно было не в ПАСЕ обсуждать эти вопросы, а обсуждать с народом Южной Осетии. Тем более мы свой статус определили, и есть переговорный процесс в рамках Смешанной контрольной комиссии. И есть прогрессивные силы в Грузии, которые применяют другие подходы к урегулированию конфликта. То есть это так называемая «партия мира» в Грузии, которая старается урегулировать. В первую очередь нужно восстановить взаимодоверие между нашими народами, а когда мы видим, что грузинская сторона и вновь пришедшие так называемые демократы к власти, они не готовы дать политическую оценку событиям 1989-1992 годов. Осудить действия своих предшественников, которые организовали вот эту кампанию против народа, который считал грузин своими братьями.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – То есть вы считаете, что Саакашвили и те, кто с ним работают, это «партия войны»?

Э. КОКОЙТЫ — Однозначно. Потому что их усилия привели к обострению событий летом 2004 года.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Вы говорите о необходимости прямого диалога, может быть, в отсутствии такого диалога, есть и ваша вина. Вы, по-моему, не разу за последнее время не были в Тбилиси, но постоянно приезжаете в Москву.

Э. КОКОЙТЫ — Оно и понятно. Я гражданин РФ, а не Грузии. И 95% граждан республики Южная Осетия являются гражданами РФ, мы свои перспективы дальнейшего развития нашего государства видим именно в интеграции с Россией. Я еще раз хочу повторить, что у нас действуют законы РФ. И руководство Южной Осетии обратилось к ГД РФ с просьбой о признании республики Южная Осетия. Мы понимаем, процесс признания — долгий процесс.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Продвижение есть, кстати, на этом пути?

Э. КОКОЙТЫ – В этом отношении сейчас идет работа. И мы прекрасно понимаем, что это не означает, что мы сегодня подали заявление, а завтра уже нас признают.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Кстати, были сообщения о том, что, по-моему, на минувшей неделе вы очень много времени проводили в Москве в переговорах с замминистра иностранных дел России господином Лощининым. Что вы с ним обсуждаете?

Э. КОКОЙТЫ — В основном обсуждаем вопросы, касающиеся работы Смешанной контрольной комиссии по выполнению тех обязательств, которые взяли стороны, а как вы знаете, Россия является главным гарантом в урегулировании грузино-осетинского конфликта. И сегодня попытки некоторых стран, которые через Грузию пытаются блокировать работу СКК, выдавить Россию из процесса урегулирования…Тут надо просто отдать должное и грузинской части СКК, которых мы считаем представителями «партии мира», в том числе и премьер-министра Грузии, которые стараются снять напряженность. Ведь в данном случае не надо форсировать события. Не надо бегать куда-то в Европу с предложениями, можно было все это обсудить. И в плане не статуса, а добрососедских отношений между нашими народами и нашими республиками.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Я не совсем понимаю. Какие шаги грузинского руководства вы бы расценили именно таким образом, как положительные позитивные дающие надежду?

Э. КОКОЙТЫ — В первую очередь нужно признать и дать политическую оценку событиям 1989-1992 годов. И лета 2004 года.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Для вас это принципиально важно, чтобы было публичное осуждение.

Э. КОКОЙТЫ — Второе. Возмещение экономического ущерба нанесенного республике Южная Осетия в ходе агрессии против Южной Осетии в 1989-1992 годах.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Как раз сегодня Тбилиси заявил о компенсациях за имущество, утраченное во время войны.

Э. КОКОЙТЫ — Знаете, не надо смотреть только на то, что написано на бумаге. Давайте проведем мониторинг, как Грузия выполняет взятые на себя обязательства. Это только просто декларации, это просто демонстрация того, что вот мы желаем. А тут желаемое расходится с действительностью. Когда Грузия на сегодняшний день готова компенсировать…, ну, каким путем она будет компенсировать, когда в Грузии голодная смерть. Когда своих пенсионеров они не могут обеспечить и уровень жизни в Южной Осетии выше, чем в Грузии. Как они, позвольте мне вас тоже спросить, как они гарантируют нам выплату этих компенсаций? Каким путем?

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Увы, я не президент, у меня нет конкретных ответов.

Э. КОКОЙТЫ — Мы же исходим из фактов. Мы готовы к нормальному конструктивному диалогу. Честному, открытому. Не надо сейчас пиариться, не надо заявлять. Просто мы считаем, что это просто отвод международного сообщества от реальных проблем, которые находятся в самой Грузии.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Я правильно вас понимаю, что вы готовы вести этот диалог с Тбилиси…

Э. КОКОЙТЫ — Конструктивный.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Конструктивный диалог с Тбилиси как соседи, не более того.

Э. КОКОЙТЫ — Конечно.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Не как часть этого государства.

Э. КОКОЙТЫ — Да, как соседи. И мы на первый план сейчас ставим вопросы экономического сотрудничества. Ведь мы при встрече с премьер-министром Грузии Жвания обсуждали эти вопросы, и мы ставили эти вопросы именно так, что на первом плане должна быть экономическая реабилитация зоны конфликта. Тут не только о южных осетинах идет речь, и о грузинах, которые проживают, которые тоже пострадали.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – А зачем вам грузинская помощь, ведь в основном Южная Осетия живет на российские деньги. То, что приходит через Северную Осетию.

Э. КОКОЙТЫ — Вы меня неправильно поняли. Нам помощь грузинская не нужна. Нам нужна компенсация за нанесенный ущерб в ходе агрессии. Не мы были агрессорами, на нас нападали, понимаете.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – То есть в вашем представлении, в том числе экономический диалог — это выплата контрибуции.

Э. КОКОЙТЫ — 107 осетинских сел было сожжено. Сегодня читаю комментарии к тем предложениям господина Саакашвили, он указывает на то, что где-то 1% населения Грузии. А почему 1%, раньше же нас намного больше было. Почему-то не задаются вопросом, а куда делись все остальные осетины. Что побудило их покинуть Грузию. Куда делись и представители других национальностей, турок-месхетинцев и так далее.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Вот тут на пейджер Татьяна, наша слушательница пишет: «Вы подаете плохой пример для регионов России. Вот представьте, если жители Чукотки примут американское гражданство, и США на этом основании станет считать Чукотку одним из своих штатов».

Э. КОКОЙТЫ — Дело в том, что некоторые плохо знают российские законы и советские законы тоже. Ведь все, что мы требуем, мы требуем и требовали в соответствии с теми законами, которые действовали. На момент существования Советского Союза, когда Грузия пожелала выйти из состава Союза Советских Социалистических республик, действовало определенное законодательство Советского Союза, которое позволяло республикам выходить из состава Советского Союза. В том же законе были оговорены и права автономий, которые тоже могли самоопределиться. Мы самоопределились в рамках того же закона. И то, что мы вот уже 15 лет являемся независимым государственным образованием, это дает нам право определяться. Это же волеизъявление народа. И давайте думать о причинах. Допустим, в той же Чукотке Россия же не устраивала геноцид.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – В истории нашей всякое было. Вопрос от Владимира, нашего слушателя: «Можно ли называть независимой страну, которая никем в мире не признана?» Нет такой страны, не хочу обижать, конечно, вас и ваших соотечественников…

Э. КОКОЙТЫ — Это не первый вопрос. Дело в том, что мы гордимся тем, что именно сам народ провозгласил государство и сам народ отстаивает. Нам это никто не подарил в отличие от других республик. И у нас все институты власти, они действуют. Все нормы демократии соблюдаются. У нас в отличие от соседней Грузии прошли и президентские выборы, и парламентские выборы. И когда сейчас нас приглашают в федерацию, извините, пожалуйста, объясните в какую федерацию. Где законно еще ни одного президента не переизбрали. Где в ходе всяких вооруженных переворотов, революций, с розами, без роз, постоянно смещают то одного, то другого президента. Мы хотим жить в нормальном демократическом обществе, имея гарантии безопасности своего населения. И мы будем делать все от нас зависящее. Потому что все, что делается в Южной Осетии, делается по воле народа республики Южная Осетия.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Вопрос от Романа. «В какую налоговую инспекцию подает декларацию гражданин России Кокойты и другие граждане России в Южной Осетии?» Как вы платите налоги?

Э. КОКОЙТЫ — Налоги в службах республики Южная Осетия.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – И деньги уходят в Россию?

Э. КОКОЙТЫ — И деньги остаются в республике Южная Осетия на обеспечение граждан РФ, которые проживают на территории республики Южная Осетия.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Спасибо большое. Президент Южной Осетии Эдуард Кокойты был сегодня в гостях на «Эхо Москвы». Благодарю вас, успехов.

Э. КОКОЙТЫ — Спасибо.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире