'Вопросы к интервью
Е. АФАНАСЬЕВА – Добрый вечер. В эфире «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. Каждое воскресенье мы говорим с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на развитие отечественного телевидения. Сегодня тема нашего разговора звучит достаточно парадоксально – нужно ли сегодня телевидение для умных? Все знают, что телевидение — это некое усредненное качество, рассчитанное не на очень умных зрителей, а на зрителей достаточно средних. Если программа для сильно умных, у нее не будет рейтинга, ее не будут смотреть широкие слои населения и, соответственно, не придет реклама, не окупятся затраты, и начальники вынуждены будут программу из эфира убрать. Программа, о которой мы будем говорить сегодня, опровергает эти общепризнанные высказывания. Потому что 12 лет в эфире программа для умных, очень умных, умников и умниц. Мы говорим о программе «Умники и умницы», в гостях у нас ее ведущий, автор, создатель, профессор МГИМО Юрий Вяземский. Добрый день, Юрий Павлович.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Здравствуйте.

Е. АФАНАСЬЕВА – И один из… я сказала победителей, но меня сразу поправили и сказали, что Коля не выиграл эту программу, один из прошедших путь «Умников и умниц» Николай Кудряшов, который участвовал в программе, потом закончил МГИМО, сейчас работает тоже на телевидении, что само по себе интересно, на 1-м канале корреспондентом. Добрый день, Коля.

Н. КУДРЯШОВ – Добрый день.

Е. АФАНАСЬЕВА – Почему так долго передача, которая для умных, держится в эфире. Она массовая, Юрий Павлович? Вы когда придумывали, вы думали, что это программа для широкого зрителя или нет?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Боже упаси, я когда ее придумывал, меня пригласили как раз придумать программу телевидению, я придумал такую элитарную программу для себя, потому что всю жизнь занимаюсь только собой, я больше всего интересуюсь своими желаниями, и думал, что я год просуществую в эфире, а потом оттуда спокойно уйду и продолжу писать книги. Но вот видите какая загадка, загадочная страна Россия.

Е. АФАНАСЬЕВА – Наш телефон мы включим во второй части программы, наш пейджер 974-22-22, для абонента «Эхо Москвы». Вы можете задавать свои вопросы и высказывать свои суждения на тему нужно ли телевидение для умных и возможно ли существование тех программ, которые будут интересны умному зрителю и одновременно будут рейтинговыми, массовыми. Мы ждем ваших мнений на этот счет. В середине часа, в 27 минут, в интерактивной программе «Рикошет» мы зададим вам странный вопрос – телевидение делает зрителя умнее или глупее. Вы сможете проголосовать и высказаться. Юрий Павлович, ваша программа даже пережила канал, на котором она родилась. Ведь тогда это был даже не 1-й канал.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Леночка, дорогая, наш канал всегда был первым, всегда первым останется.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это уже пошел пиар 1-го канала.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Это ж дом мой родной. Я старше, чем ОРТ.

Е. АФАНАСЬЕВА – ОРТ уже нет, уже 1-й канал.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – А это совсем сейчас молодая еще компания.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вы родились на компании, которая называлась тогда «Останкино» или даже не так?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Я сейчас, к сожалению, не вспомню, потому что выпускала меня студия, которая до сих существует. А нет, детская редакция 1-го канала, «Останкино»... Не вспомню, простите ради Христа, давно было.

Е. АФАНАСЬЕВА – Проблемы за 12 лет были? Вас хотели когда-нибудь убрать из эфира?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Так, чтобы совсем убрать из эфира, не хотели, но один случай расскажу. Когда мы только запускали программу, тогда был Егор Яковлев, мы пришли к нему в кабинет, и он сказал, что такая программа совершенно не нужна, потому что она слишком умная вырисовывается, и вообще МГИМО самый плохой вуз из всех, которые Егор Яковлев знает, поэтому такой программы не будет, сказал он. Но мы вышли из его кабинета и стали делать программу.

Е. АФАНАСЬЕВА – Скоро не стало на этой должности Егора Яковлева, а программа вышла в эфир.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Да уж.

Е. АФАНАСЬЕВА – Мы только что сидели, ждали времени эфира, разговаривали с вами и с Алексеем Венедиктовым и сошлись на том, что, как сказал Алексей Алексеевич, ваша программа такая «Фабрика звезд» наоборот.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Это он сказал.

Е. АФАНАСЬЕВА – Я еще раз подчеркиваю, это его мнение. При всей разности таких программ, как «Умники и умницы» и «Фабрика звезд», или «Народный артист», или подобные программы, у них есть одно общее, как мне кажется. Это тот фантастический шанс, который телевидение способно дать человеку. Вот приходят мальчики, девочки с улицы, их никто не знает, а через 2 месяца они собирают «Олимпийский», скандируют их имена, у них есть шанс. Если они талантливы, они его могут использовать. Если они бездарны, их забудут также через 2-3 месяца или через год, когда выплеснут еще три потока этих «Фабрик», эти полуфабрикаты переварят сами себя. Так же и у вас, вы даете шанс детям умным со всей глубинки. Вот этот посыл шанса, он для вас важен был, когда вы эту программу придумывали, или нет?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Она для этого и была придумана. Единственное, я хочу оговориться, что наша цель другая, чем у «Фабрики звезд», потому что мы даем…

Н. КУДРЯШОВ – Вы не хотите собирать «Олимпийский»?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Нет, я хочу, но просто они не соберутся. Пускай каждый работает в своей нише. Мы даем возможность поступить в один из ведущих вузов страны и учиться. У нас шоу интеллектуальное, у «Фабрики звезд» немножко другое амплуа.

Е. АФАНАСЬЕВА – Для ваших участников вот этот шанс, посыл поступить в МГИМО, он не менее вожделен, чем для ребят, которые хотят стать популярными артистами эстрадными, шанс выйти на сцену рядом с Пугачевой и другими звездами.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Это главный приз. Я думаю, что на «Последнем герое» тоже есть очень большой…

Е. АФАНАСЬЕВА – Там есть еще материальный выигрыш, у вас главный выигрыш – это шанс.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Материальный выигрыш у них по сравнению с нашим материальным выигрышем намного меньше, потому что если наши призы переводить в деньги, не дай бог, конечно, это делать, то у нас получится big prize game, т.е. у нас самые большие деньги стоят за нами.

Е. АФАНАСЬЕВА – Обратимся к Коле. Коля, как вы узнали о таком шансе, который способна дать программа? Долго ли вы решали, попытаться или нет? Расскажите свою историю.

Н. КУДРЯШОВ – Было все очень просто. Я не смотрел телевизор совершенно.

Е. АФАНАСЬЕВА – Умник был, книжки читал.

Н. КУДРЯШОВ – Мне мама сказала: слушай, ты когда-то хотел в МГИМО поступать, посмотри, есть такая программа. Когда я ее проиграл, я не выиграл, по-моему, один этап до финала, что-то вроде этого, стало очень обидно.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вы сказали, что вы даже вопрос помните, на котором вы сорвались.

Н. КУДРЯШОВ – Совершенно четко помню. Тема игры была «Любовь в мировой литературе». Какое хоть одно произведение мировой литературы без любви? Без преступления бывает, а вот без любви ни одного. И вопрос был, с какой картой сравнивал Герман в «Пиковой даме» молодую девушку. По-моему, я ответил тройка пик, а была тройка червей.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Я не помню. Дорогие друзья, простите меня.

Е. АФАНАСЬЕВА – И карту тоже не помните?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Ни карту, ни Пушкина.

Е. АФАНАСЬЕВА – Юрий Павлович, признайтесь, вы сами все вопросы создаете?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – За исключением русского языка практически сам все это придумываю.

Е. АФАНАСЬЕВА – А если б вы не покопались в книжках, вы бы на них ответили?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Я читаю практически столько же по времени, сколько это делают ребята. Чукча не писатель, чукча в данный момент читатель.

Н. КУДРЯШОВ – Причем, насколько я помню, соревнования было не между умниками, соревнование всегда было между теми ребятами, которые играют на дорожках, теми, которые сидят вокруг, друг с другом практически не соревновались, интеллектуальная такая дуэль между маэстро и подмастерьями, которые хотят попасть с эту касту.

Е. АФАНАСЬЕВА – Коля, для вас важнее было выиграть или запомниться, может быть, преподавателям МГИМО, если вы потом сами придете сдавать, чтобы вас уже выделили из толпы?

Н. КУДРЯШОВ – В предбанниках перед тем, как зайти в студию, как раз об этом все и говорили: даже если не выиграем, у нас есть шанс, потому что люди-то, наверное, смотрят и запоминают, в конце концов, игра принадлежит МГИМО, некая гордость. А в итоге, конечно, важно выиграть. Поступление – это сложно, это такая нервотрепка на 3 месяца, все понимают, и всем хочется быть, зайти.

Е. АФАНАСЬЕВА – А вы потом пошли сдавать в общем порядке экзамены?

Н. КУДРЯШОВ – Да, я пошел в общем порядке. Проигрыш был настолько обиден, настолько задел, просто нельзя было не пойти.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это уже был вызов.

Н. КУДРЯШОВ – Да.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Поэтому он и самый умник из умниц.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вы говорили, Юрий Павлович, я помню, с вами летом разговаривала, что бывают исключения. Т.е. есть ребята, которые не выиграли, но даже если они на экзаменах получили не всегда хорошие оценки, приемная комиссия учитывает, что ребята из далекой глубинки, где нет, может, даже нормальной библиотеки или хорошего преподавания английского.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Эти исключения бывают только в отношении финалистов, т.е. тех, которые вышли в финал. Семерка у меня поступает без экзаменов…

Е. АФАНАСЬЕВА – Чуть подробнее, потому что много вопросов.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – 14 человек у меня выходят в финал, как правило, из них 7 человек, «великолепная семерка», поступает без экзаменов, мы снимаем уже в апреле, т.е. они в апреле уже становятся студентами МГИМО. Семеро проигравших получают льготы при поступлении. И вот исключения очень редкие бывают тогда, когда среди этой семерки человек… заведомо и ректор МГИМО Анатолий Васильевич Торкунов, и я знаем, что он получит два по языку, потому что он его никогда в жизни не учил, он из такого села, где света нет, естественно, нет педагога по языку. Но вот самые ценные для меня умники – это те, которые не вышли в финал, которые раньше проиграли…

Е. АФАНАСЬЕВА – Как Коля.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Да. Почему я и говорю, что он умник из умниц. Он сам пробился, он сам поступил и сам доказал, что он самый умный человек. Потому что вы ж понимаете, программа «Умники и умницы» – это лотерея.

Е. АФАНАСЬЕВА – Как и все в этой жизни.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Не все в этой жизни. Есть очень немного моментов, где этой лотереи нет, но, конечно, кому-то везет, кому-то нет. Но ответить нормальный человек на тот вопрос, который вы сейчас слышали, дорогие радиослушатели… это же безобразие.

Н. КУДРЯШОВ – Юрий Павлович, там бывают маленькие подсказки. Можно приоткрыть чуть-чуть?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Конечно, вам все можно.

Н. КУДРЯШОВ – За 2 недели до эфира оглашается тема. Звонят из редакции, все ждут с нетерпением этого звонка, говорят тему, через 2 недели мы играем «Любовь в мировой литературе».

Е. АФАНАСЬЕВА – Хорошая тема, прочти всю мировую литературу и запомни карту, которая обозначает любовь. Юрий по Интернету прислал вопрос: «Говорят, что вы даете детям перед передачей наводку, т.е. список литературы, которую они должны прочитать, чтобы отвечать на вопросы».

Н. КУДРЯШОВ – Нет.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Никогда, ни разу за 12 сезонов я не давал список литературы, потому что я считаю, что в этом соревновании человек должен сам знать источники победы. А темы, конечно, я даю, но они очень широкие. Полуфинальную оцените сами – «Любовь в мировой литературе».

Е. АФАНАСЬЕВА – Константин из Челябинска говорит, что сейчас телевидение работает по принципу «пипл схавает»: «Уважаю программы «Умники и умницы», «Своя игра», это способ узнать что-то новое». А вот вы видите адекватные программы, подобные вашей по уровню, т.е. планки поднятой интеллектуальной на телевидении?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Чтобы совсем совпадало, не вижу, потому что моя программа очень специфическая. Мне очень нравится «Своя игра», например, замечательная программа, мне нравится, я вырос на этой программе, «Что? Где? Когда?», но это другие игры.

Е. АФАНАСЬЕВА – И «Что? Где? Когда?», и вы удивительны тем, что это наш формат, у нас ведь в последнее время очень многие форматы, в том числе интеллектуальных игр или псевдоинтеллектуальных, не знаю, как лучше назвать, это лицензионные, их берут на Западе, адаптируют для нашей аудитории. Например, «Самый умный ребенок» идет на СТС.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Не надо.

Е. АФАНАСЬЕВА – И очень мало наших собственных форматов, практически все они родились еще до эры коммерческого телевидения, рейтингового, когда стали считать доли, рейтинги и прочее. Как формат родился именно такой игры, как вы его придумывали?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Трудно сказать, потому что меня просто позвали на 1-й канал тогда и сказали – придумай программу, какую хочешь. Я и придумал. Как родилась, не знаю.

Е. АФАНАСЬЕВА – Пишет вам Галина: «Несмотря на то что я великовозрастная дама, с превеликим удовольствием смотрю передачу. Интересны не только вопросы, но и дети, идущие нам на смену». Вот мы как раз с вами перед передачей говорили с вами, дети меняются? За эти 12 лет поколение сменилось? А вы сказали, что нет, умные дети…

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Леночка, я скажу, что самое интересное, самое замечательное, что есть в моей программе, это мои дорогие телезрители. Так что, Галенька, спасибо вам большое, для вас и живем. А про детей… понимаете, я все время в этом детском людском потоке, поэтому мне очень трудно заметить, изменились, не изменились. Мне всегда казалось, что умные люди, они и в Древнем Египте, и в Древней Греции, и в Древнем Риме…

Е. АФАНАСЬЕВА – Я запомнила вашу фразу, что между вашими детьми и умными детьми Древнего Рима больше общего, чем между вашими детьми и детьми «Фабрики звезд».

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Совершенно верно. Про «Фабрику звезд» я сказал?

Е. АФАНАСЬЕВА – Это было летом, когда мы с вами разговаривали, вы сказали тогда «Фабрика звезд». Не так? Или я неточно цитирую?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Не помню.

Е. АФАНАСЬЕВА – Продукция 1-го канала, вы не хотите ссориться.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Я просто считаю, что на канале должны быть разные программы. А поскольку мы с «Фабрикой звезд» чрезвычайно разные, дай бог нам существовать.

Е. АФАНАСЬЕВА – Есть вопрос от Ивана Махалина, школьника из города Люберцы: «Как можно попасть на передачу в 2004 году? – уже в 2005-м, я так думаю. – В Интернете невозможно отыскать ответа на этот вопрос».

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Сейчас можно попасть на передачу только 10-классникам, 11-классники, к сожалению, вы меня, дорогие, простите, уже поздно, а 10-классники — пожалуйста, начиная с 1 января будущего года я буду в конце каждой программы задавать вопрос на размышление, пишите нам письма.

Е. АФАНАСЬЕВА – Коля, скажите, у меня такой вопрос, вы когда поступили все-таки в МГИМО, была какая-то обособленность ребят, прошедший передачу, вас не называли умниками, не было какого-то отдельного отношения к вам?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Да нет, не могу сказать, что отдельное отношение. Честно сказать, было некое стремление, пару раз сталкивались с этим, стремление сказать, что вы умники, так попробуйте сдать этот зачет лучше, чем мы, буквально на 1-м, 2-м курсах, потом это все нивелировалось, обычная студенческая жизнь по своим друзьям, интересам, группам. Не могу сказать, что умники никогда не были обособлены. Ребята, которые играли на 2-3 года попозже, они, насколько я знаю, дружат до сих пор, их человек 7-8 было, они так до сих пор… и работают вместе, часть из них работает в прессе, один из них стал главным редактором газеты московской, он перетащил к себе ребят, которые играли с ним в его же программе.

Е. АФАНАСЬЕВА – Юрий Павлович, а вы знаете, как судьбы ваших выпускников складываются, когда они уже МГИМО закончили, какие у них жизненные результаты?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – У меня их больше 250, поэтому о некоторых я что-то знаю, о других, к сожалению, совершенно не знаю.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вы рассказывали замечательную историю о девочке, которая специалистом стала по древнеисландскому эпосу.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Да, это первый выпуск, это, между прочим, праправнучка Ершова, который написал «Конька-Горбунка», она уехала в Исландию, теперь, как мне разведка доносит, у нас тоже есть своя разведка, она преподает древнеисландский эпос исландцам. Я в это до сих пор сам не верю, но уже сам рассказываю.

Е. АФАНАСЬЕВА – Фантастика, когда телевидение, призванное ориентироваться на массовую аудиторию, рождает людей, которые потом попадают в древнеисландский эпос.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Я думаю, что Леночка Ершова, она сама по себе родилась, без помощи телевидения, да простит меня телевидение.

Е. АФАНАСЬЕВА – Сейчас у нас будет интерактивное голосование в программе «Рикошет». Мы хотим спросить вас, на ваш взгляд, телевидение делает людей умнее или глупее? Если вы считаете, что телевидение делает людей умнее, вы звоните по телефону 995-81-21. Если вы считаете, что телевидение делает людей глупее, звоните 995-81-22. Как вам, Юрий Павлович, кажется, телевидение делает людей умнее или глупее?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Что ж я буду опережать ответ? Я буду воздействовать до победы выбора среди радиослушателей?

Е. АФАНАСЬЕВА – Тогда вернемся к этому вопросу, когда закончится голосование. Коля, когда вы сказали, что вы телевизор не смотрели, о передаче вам мама сказала, вы книжки читали, а в итоге вы оказались сотрудником телевидения. Как это получилось?

Н. КУДРЯШОВ – Тоже практически случайно. На 3-м курсе я сдавал досрочную сессию, куда-то мне нужно было уехать, у нас читал лекцию Павел Шеремет в институте, в институт постоянно приходят интересные люди, Павел Шеремет тогда только-только освободился из белорусского плена. Я пробегал мимо аудитории, когда мне преподаватель сказал: слушай, зайди послушай. – А зачем? Там же для 4-го курса, я-то еще на 3-м. – Зайди, все равно интересно. Не знаю, правильно ли это будет говорить, в общем, была такая атмосфера в аудитории, студенты, которые на 4-м курсе, они уже знают, куда пойдут, большая часть студентов уже раскуплена, они примерно представляют свою дальнейшую жизнь. Павел, вероятно, это почувствовал, не было никакого контакта между аудиторией и лектором. Павел решил поддеть пафосных мгимовских студентов, он сказал: ну, ребята, вам уже никогда не светит работать на телевидении, ваш поезд уже ушел, все самые сладкие места заняты моим поколением людей, которые на 7 лет раньше пришли, в начале перестройки.

Е. АФАНАСЬЕВА – На «слабо» вас брал.

Н. КУДРЯШОВ – Это был очень сильный ход, он очень тонко почувствовал, чем же можно поддеть пафосных мгимошников. После этого я подошел к нему и говорю: Павел, давайте попробуем, давайте я хотя бы побегу за этим паровозом, в топку покидаю каких-нибудь дров. Потом понял, что это интересно. Это к вопросу об умных. Это расширяет кругозор, как минимум.

Е. АФАНАСЬЕВА – А сейчас новости.

НОВОСТИ

Е. АФАНАСЬЕВА – Мы продолжаем передачу «Телехранитель». Говорим мы с вами сегодня о телевидении для умных, в частности о программе «Умники и умницы». Мы задавали вам вопрос, как вам кажется, телевидение делает людей умнее или глупее? Всего нам позвонило за 2 минуты 1009 человек, 17% из них считают, что умнее, 83% — что глупее. Юрий Павлович активно машет руками. Как вы прокомментируете?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Мне кажется, что человек сам себя делает умнее или глупее. Если ты умный человек, ты включаешь телевизор и смотришь умные программы. Если ты дурак, ты включаешь телевизор и смотришь глупые программы. Так что, честно говоря, я плохо понимаю саму постановку вопроса.

Е. АФАНАСЬЕВА – Юрий Павлович, вы его придумали, скажем честно, этот вопрос.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Я его придумал?

Е. АФАНАСЬЕВА – Признаемся, что вы его придумали сегодня. Коля, скажите, а вы после школы «Умников и умниц», после школы МГИМО, попадаете на телевидение, которое все-таки машина, все-таки корреспондент – это какой-то винтик. Очень часто сравнивают любую информационную службу, все равно какого канала, с военизированным подразделением.

Н. КУДРЯШОВ – Солдаты эфира.

Е. АФАНАСЬЕВА – Где должна быть четкая дисциплина, об этом говорили и на старом НТВ когда-то, и на других каналах. Как вам работается в этой машине информационной? Нет ли противоречий между умниками и бойцами информационного фронта?

Н. КУДРЯШОВ – У меня есть свой рецепт, я его довольно давно себе придумал. Машина работает там, где ее поставили. Вот если уезжать из этих мест, если куда-нибудь подальше уезжать, то ты ее не чувствуешь. Если ты не в Москве, где-то в дальней командировке, с Москвой у тебя связь только по телефону, иногда прямой эфир, ты свободен. Поэтому месяцев 7-8 в году я провожу в командировках.

Е. АФАНАСЬЕВА – А там помогает школа МГИМО, да?

Н. КУДРЯШОВ – Там просто интересно.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – И опасно.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вы работаете в «горячих точках»?

Н. КУДРЯШОВ – В том числе иногда и там.

Е. АФАНАСЬЕВА – Мы сейчас подсоединим наших слушателей к разговору. Наш телефон 203-19-22. А пока вы дозваниваетесь, несколько вопросов с пейджера. Жанна пишет: «Вы самый лучший человек на свете. Благодаря вашей передаче мои дети учатся в МГИМО, они погодки, оба поступили». Она хотела бы уточнить: «Правда ли, что вы сын Константина Симонова?»

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Я так понимаю, что это вопрос Коле Кудряшову, потому что лучший человек на свете – это, конечно, умник, а не я.

Н. КУДРЯШОВ – Юрий Павлович, это грубая славянская лесть.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вряд ли он сын Константина Симонова. Насколько я знаю, вы сын совсем другого Симонова.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Нет, спасибо большое. Дело в том, что Симонов не совсем родная моя фамилия, у меня Симонов родной только мой отец, Павел Васильевич Симонов, замечательный ученый-физиолог, который, к сожалению, умер, и сестра Евгения Павловна Симонова.

Е. АФАНАСЬЕВА – Актриса замечательная.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – На мой взгляд, очень неплохая иногда и мною горячо любимая. Я поэтому и ношу фамилию Вяземский, что это родная фамилия по маме. А так я бы был Станкевич. Если бы не было «Московской саги», о которой только что говорили в прямом эфире…

Е. АФАНАСЬЕВА – И не пришлось менять в свое время фамилию.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Да, мой дед был расстрелян в 37 году, и все бы мы тогда были Станкевичи, если бы он не был расстрелян.

Е. АФАНАСЬЕВА – Понятно. 203-19-22, добрый вечер, вы в эфире.

ДМИТРИЙ — Я бы хотел пояснить свое голосование в пользу того, что телевидение отупляет людей.

Е. АФАНАСЬЕВА – Мы слушаем вас.

ДМИТРИЙ – Реклама – двигатель прогресса, реклама – двигатель и кормилец телевизора. Кто клюет на рекламу, кто идет покупать то, что там навязывается? Человек внушаемый, простой, несколько глуповатый, если позволите.

Е. АФАНАСЬЕВА – Приходится выбирать: или реклама, или отсутствие хороших передач, включая «Умники и умницы», иначе невозможно было бы их держать в эфире.

ДМИТРИЙ – Для того чтобы эта реклама работала, для этого нужно привлечь к телевизору именно таких простых, глуповатых, легко внушаемых людей, что, собственно, и делается. Касаемо передачи «Умники и умницы» передача, действительно, хорошая, даже я и то далеко не всегда угадываю то, что предлагается отгадать детям. Эта передача хорошая, но она, пожалуй, исключение, но не правило.

Е. АФАНАСЬЕВА – Видите, есть же возможность выбирать, посмотрите «Умники и умницы», «Культуру».

ДМИТРИЙ – Я вообще не смотрю, я смотрю вынужденно, у меня домочадцы включают телевизор, вот я вынужденно его смотрю.

Н. КУДРЯШОВ – А они включают «Умники и умницы»?

ДМИТРИЙ – Они смотрят все подряд.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Можно один совет Диме дать? Я сам не смотрю телевизор, я записываю все для меня интересные программы, а потом вечером их просматриваю и рекламу, Димочка, прокручиваю.

ДМИТРИЙ – Вы подтвердили как раз мою мысль. Вы умный человек, вы ее прокручиваете.

Е. АФАНАСЬЕВА – Спасибо за ваш вопрос. 203-19-22.

ЮРИЙ – Я хотел поблагодарить авторов за очень интересную программу. Жаль, что ее не было лет 25 назад.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вы бы тогда хотели воспользоваться шансом подобным?

ЮРИЙ – Во-первых, просто интересно, а во-вторых, если еще плюс шансы, надо использовать. Потом хотел отметить момент по поводу вашего вопроса. Надо интересоваться достижениями науки и техники. По-моему, не то на «Эхе», не то где-то в других новостях месяца 2 назад была совершенно четкая информация. Как известно, активность мозга измерить можно. Так вот измеряли активность при просмотре телевидения, при прочтении книги, еще какие-то случаи были. При телевидении активность мозга ниже, чем при чтении книг, потому что, видимо, образное мышление еще работает.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – В мозгу есть разные структуры. Вот какие структуры измеряются? Есть интеллектуальные, а есть мозжечок.

ЮРИЙ – Если найдете, можете поинтересоваться у авторов.

Е. АФАНАСЬЕВА – Сусанна Ивановна говорит: «Телевидение делает умнее умных, а глупее глупых, так как у них разный выбор передач». Вы согласны?

Н. КУДРЯШОВ – А красивых она делает красивее, наверное.

Е. АФАНАСЬЕВА – Красивые же есть передачи. Людмила считает, что такая передача, как «Умники и умницы» делает умнее, а «Фабрика звезд» глупее. Тут можно не согласиться, «Фабрика звезд» тоже дает разные шансы, разные посылы. Так что не стоит так уж огульно…

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Да, потому что иначе можно просто предложить нашим радиослушателям ходить только в библиотеку, не ходить на танцы, не слушать легкую музыку. Жизнь должна быть многообразна, в этом ее прелесть.

Е. АФАНАСЬЕВА – 203-19-22.

НАТАША – Я не смогла проголосовать, потому что я именно так отвечаю на этот вопрос – зависит от человека. Любой человек может, глядя даже на глупую передачу, он будет ее анализировать, он будет ее мысленно критиковать, и он от этого не станет глупее. Очень много можно почерпнуть из самых разных телепрограмм. «Умники и умницы» моя обожаемая программа, просто номер один для меня в жизни, я смотрю ее с самого начала, когда она была еще очень скромной.

Н. КУДРЯШОВ – Признание в любви.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Спасибо.

НАТАША – И что касается рекламы, фирма, которая вас спонсирует, очень сильная, не буду ее называть в эфире.

Е. АФАНАСЬЕВА – Слушатели уже знают, что нельзя рекламировать в другом эфире. Коля, у меня такой вопрос. Вы когда работаете в «горячих точках», бывала ли ситуация, когда какие-то знания, может быть, к передаче «Умники и умницы» прочитанные, вдруг раз – и сработали, цитата нужная возникла, образ какой-то? Или это все-таки опосредованные знания, просто багаж интеллектуальный дало вам?

Н. КУДРЯШОВ – Это такой багаж, который складывался в усиленном темпе, когда в течение двух недель ты усиленно запоминаешь, ты специально тренируешь память, чтобы как можно больше запомнить. Естественно, рано или поздно это всплывает. Но в общем итоге умники – это ступенька для думающего человека, она дает ему start-up, чтобы уметь учиться, уметь запоминать, уметь думать самому.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Чтобы не сложилось впечатление о том, что Коля только у меня в передаче участвовал, там проиграл – и все. Дело в том, что он же поступил на факультет международной журналистики, и я был его учителем, и он ходил на мои лекции.

Н. КУДРЯШОВ – Я сдавал два раза Юрию Павловичу экзамены и один раз зачет.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Вы не пугайте только. Вы удачно сдали-то?

Н. КУДРЯШОВ – Кажется, да.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Зная свой сволочной характер, я испугался.

Н. КУДРЯШОВ – Юрий Павлович, я писал про викингов, а викинги были одной из тем «Умников и умниц».

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Понял вас.

Е. АФАНАСЬЕВА – Юрий Павлович, а вам за 12 лет какая программа или какой участник наиболее запомнился? Может быть, какая-то ситуация уникальная, какая-то судьба ребенка, пришедшего к вам в программу.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Мне всегда трудно отвечать на эти вопросы, потому что они же все мои дети. В данный момент я могу уверенно ответить, что мне больше всего запомнилась программа, где участвовал Коля Кудряшов.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вот он сидит рядом, о себе напоминает.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Это маленькое совершенно… Сейчас, к сожалению, его никто не видит из наших радиослушателей.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это красивый высокий, красавец.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Высокий мужественный, почти голливудский, я бы сказал, человек в самом хорошем смысле.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вполне.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – В хорошем смысле, потому что голливудские персонажи не всегда бывают хорошие. Он был такой маленький, ему было всего 15 лет.

Е. АФАНАСЬЕВА – А страшно, Коля, было выйти в эфир?

Н. КУДРЯШОВ – Не страшно, а жутко. Когда светят софиты, когда со всех сторон на тебя смотрят, видишь 15 операторов, которые с разных точек тебя снимают, в первый момент ты думаешь не столько о том, что ты скажешь, а о том, как ты можешь выглядеть. Страшнее до этого ничего не было.

Е. АФАНАСЬЕВА – Зато когда вы пришли потом доказывать Шеремету, что этот поезд еще не совсем ушел и первый раз…

Н. КУДРЯШОВ – Это уже было 3 года МГИМО, это совсем другая школа.

Е. АФАНАСЬЕВА – И первый раз вы должны были сказать свой stand-up, вам уже было легче.

Н. КУДРЯШОВ – Конечно.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Шеремет-то бедный привык работать на одну камеру, от силы на две, а тут 15.

Н. КУДРЯШОВ – Павлу я до сих пор очень-очень благодарен, он очень тонкий психолог.

Е. АФАНАСЬЕВА – 203-19-22.

МИХАИЛ – Я с удовольствием смотрю программу «Умники и умницы», она так раньше называлась, а сейчас «Умницы и умники».

Е. АФАНАСЬЕВА – Действительно так, Юрий Павлович?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Абсолютно верно.

МИХАИЛ – Как можно сравнивать «Фабрику звезд» с этой передачей? Концепция «Фабрики» известна: люди, совершенно музыкально не образованные пытаются себя реализовать на телевидении с помощью пиара. А «Умники и умницы» – это совершенно другое дело.

Е. АФАНАСЬЕВА – Михаил, давайте не будем оскорблять «Фабрику звезд», там много ребят талантливых, которые также пытаются реализовать себя, только не в знания книжных, научных, а в музыкальных.

МИХАИЛ – Эти люди в «Умниках и умницах», они пытаются поступить и далее уже реализовать себя, а здесь все совершенно… У меня такой вопрос. Можно больше делать передач «Умники и умницы», чем «Фабрики»?

Е. АФАНАСЬЕВА – Это вопрос не столько к нашим гостям, сколько к телевизионным продюсерам. Тут надо спасибо сказать, что делают не только «Фабрику звезд», которая, наверное, более рейтинговая, чем «Умники и умницы»...

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Намного.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но и оставляют место для тех, кто готов смотреть эту передачу. Я не знаю, как у наших гостей, а я когда смотрю, у меня всегда ощущение, какое в детстве было, когда наши спортсмены побеждали. Ты к этому никакого отношения не имеешь, но гордость какая-то возникает. Я когда вижу ваших детей, у меня тоже гордость, что в этой стране растут такие дети где-то в глубинке, которые ездят в районную библиотеку за много километров читать книжки. Это меня настолько потрясает каждый раз… Это удивительно.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Леночка, спасибо большое. Мне бы еще хотелось сказать, что если бы на телевидении были одни умные программы и одни «Умники и умницы», то это было бы так же плохо, а может быть, и хуже, чем если бы были только одни «Фабрики звезд». Еще раз повторяю, телевидение, как наша жизнь, должно быть свободной для выбора программ и разнообразным.

Е. АФАНАСЬЕВА – Двумя руками за. 203-19-22.

НАДЕЖДА ФИЛИППОВНА – Вы говорите, делает ли телевизор умнее или глупее людей. Я абсолютно согласна с г-ном Вяземским. Я не буду повторять, что он говорит, потому что это займет время. Есть очень много хороших передач, «Умники и умницы» в их числе. Теперь относительно «Фабрики звезд». Это на любителя. Я, например, завтра с удовольствием буду слушать Дмитрия Хворостовского. Это тоже будут показывать по телевизору.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вы абсолютно правы, что телевидение показывает и Хворостовского, и «Фабрику звезд», и хорошо, что всего должно быть много. На пейджере у нас такое сообщение от Юрия Фролова из Москвы: «Уважаемый Юрий Павлович, ощущаете ли вы в нашей внешней политике влияние умников, впрыснутых вами в МГИМО?»

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Пока еще нет, потому что из моих умников не получились пока министры иностранных дел, тем более пока из умников не вышел ни один президент России.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это еще только начало.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Да, еще не вечер.

Н. КУДРЯШОВ – Если это секта, то она совсем не тоталитарная.

Е. АФАНАСЬЕВА – 12 лет, из них несколько лет обучения в МГИМО. Вероятно, ваши выпускники только еще начинают свой путь к вершинам дипломатических карьер. 203-19-22.

СЕРГЕЙ – На авторском телевидении пытались делать, даже делали пилотные передачи, которые назывались «Магия величия», это типа «Умники и умницы», но для взрослых. К сожалению, ее никто не закупил, потому что г-н рейтинг туда рекламу не очень хорошо дает. Вы не знаете дальнейшую судьбу этой передачи?

Е. АФАНАСЬЕВА – К сожалению, не знаем. Достаточно много проектов, когда делаются пилотные выпуски, дальше это уже руководители каналов решают, берут они или нет. Сейчас современному телевидению выгоднее покупать апробированные на Западе форматы, хорошо разработанные, адаптировать их для российских условий. Как мы уже сказали, только передачи, которые начались давно, как «Что? Где? Когда?» или «Умники и умницы».

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – КВН еще.

Е. АФАНАСЬЕВА – КВН 40 лет будет, «Что? Где? Когда?» – 30.

Н. КУДРЯШОВ – «Спокойной ночи, малыши».

Е. АФАНАСЬЕВА – Вот-вот. 203-19-22.

СВЕТЛАНА ВИКТОРОВНА – Мне очень нравится программа «Умницы и умники», мне хочется сказать, что эта передача очень артистичная, умная, но не заумная. Наверное, благодаря этому она так долго держится. Еще, мне кажется, она умная настолько, чтобы сохранить себя много-много лет на телеэкране.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Спасибо вам большое.

Е. АФАНАСЬЕВА – Дипломатические способности, которым учат в МГИМО, помогают Юрию Павловичу в общении с разнообразными телевизионными начальниками и преодолении препон и рогаток.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Леночка дорогая, я всегда считал, что «Эхо Москвы» – это очень свободная и очень демократическая программа. Что же меня все хвалят-то? А когда ругать будут? Мне же это интереснее намного.

Е. АФАНАСЬЕВА – Давайте ругать. На пейджере тоже говорит Ирина, что вы, Юрий Павлович, кроме всех своих ипостасей, еще уникальный актер, великолепный.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Мама моя покойная всегда говорила: «Ты, Юрочка, замечательный актер погорелого театра».

Е. АФАНАСЬЕВА – Только почему-то хвалят. 203-19-22. Если кто-то готов ругать, Юрий Павлович готов слушать.

ЛАРИСА ПЕТРОВНА (Кузбасс) – Мне хочется спросить Юрия Павловича. Такое впечатление во время программы, что он нежно любит всех этих детей-участников. Это правда, или он так играет артистично?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Спасибо большое. Мне вообще все говорят, что я очень люблю детей, что это очень видно. И так мне это часто говорят, что я сам уже начал верить в то, что я люблю детей. Наверное, я люблю, потому что сыграть, по-моему, это невозможно. Вас я могу обмануть, моих телезрителей, но детей в студии мне бы не удалось. Потому что детей, в принципе, обмануть нельзя.

Н. КУДРЯШОВ – Абсолютно согласен. И когда Юрий Павлович входит в аудиторию, собравшиеся дети, только что приехавшие с поездов, с самолетов, приехавшие из очень далеких мест, все, естественно, в очень большом мандраже. Так вот Юрий Павлович всегда – то, что я видел 2-3 раза, – начинал общение с шутки, в течение 3-5 минут он детей просто расслаблял.

Е. АФАНАСЬЕВА – А психологов вы не используете в программе, вам не помогают профессиональные психологи?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – А психологи – это что такое? Я просто не знаю такую профессию.

Е. АФАНАСЬЕВА – Все понятно. Ирина на пейджер пишет: «Моя дочь играла в передаче «Самый умный ребенок», — дальше шрифт меняется на крупный. — Там все куплено. Нам заранее сказали не расстраивайтесь, вы проиграете, сразу сказали, на какие вопросы отвечать. А как в «Умниках»?» Насчет «Самого умного ребенка» давайте снимем вопрос. Когда к нам придет или Александр Роднянский с СТС, или Тина Канделаки, зададим им. А вот насчет купленности… Как раз вы хотели жестких вопросов, Юрий Павлович. Пожалуйста.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Это не совсем жесткий вопрос, потому что я-то думал, что будет вопрос по критике самой программы, я мог бы улучшить ее. А в данном случае какой смысл все это продавать и все это покупать?

Е. АФАНАСЬЕВА – Просто существует какое-то общепризнанное мнение, что на телевидении все куплено: куплены все места, на «Фабрику звезд» чтобы попасть, хотя у меня в студии были те, кто делают эту программу, очень удивлялись, спрашивали, где расценки; куплено любое появление в эфире, все куплено.

Н. КУДРЯШОВ – А как можно купить ответ? Ты выходишь на дорожку, досталась тебе красная, желтая, зеленая, не важно, какая дорожка. Как ты можешь купить? Даже если предположить, что кто-то это хочет сделать, это невозможно технически.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Коленька, я должен возразить, что это возможно технически, в принципе, до начала передачи вы, например, мне платите большие деньги, а я вам продаю все содержание этого сценария.

Е. АФАНАСЬЕВА – А вот сидят и подозревают: Вяземский, у него 7 мест с МГИМО, ой как торгануть можно.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Больше. 7 – чтобы в апреле стали, а 7 – чтобы получить льготы. В принципе, я могу заработать очень большую сумму, где-то порядка 300 тысяч долларов за один присест.

Е. АФАНАСЬЕВА – А может, и больше.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Во-первых, дорогие друзья, вы все это сразу увидите, потому что на телевидении это делать безумно сложно. А потом я нахожусь на очень демократической станции, поэтому я скажу. У нас на передаче даже работает своего рода контрразведка.

Е. АФАНАСЬЕВА – Канала или института?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Моя личная контрразведка. Потому что передачу производят довольно много людей, поэтому ближе к финалу, конечно, ажиотаж возрастает.

Е. АФАНАСЬЕВА – А были какие-то случаи, которые вас напрягали?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Я не буду вдаваться в подробности, но эти случаи были. И вот мы тщательно работаем, чтобы их больше никогда не было. Потому что тогда это бессмысленно. Бог накажет прежде всего.

Н. КУДРЯШОВ – Тогда зачем это все?

Е. АФАНАСЬЕВА – Да, 12 лет вы бы в эфире не продержались. Заработали бы первую сумму…

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Я просто мог бы создать другую программу с другим рейтингом.

Н. КУДРЯШОВ – Да уже телекомпанию, наверное, Юрий Павлович.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Да у меня сейчас были бы такие бабки конкретные, что вы…

Н. КУДРЯШОВ – Более того, это почувствовали бы сами умники, мы же играем, на одни и те же вопросы отвечаем.

Е. АФАНАСЬЕВА – А почему переименовали в «Умницы и умники», девушкам больше почтения?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Это сложно объяснить, но ради вас, пожалуйста, эксклюзивно. Наступил 98 год, я вынужден был создать собственную студию по производству своей программы дальше. А поскольку это название принадлежало, это единственное, что принадлежало компании «Класс», я слегка изменил. «Умники и умницы» – это одна программа, а это другая.

Е. АФАНАСЬЕВА – А это якобы другая.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Это игры с самим собой, потому что телезрители все равно продолжают называть мою программу «Умники и умницы», им плевать на все эти игры.

Е. АФАНАСЬЕВА – В гостях у нас сегодня были Юрий Вяземский и Николай Кудряшов.

АНОНСЫ ТЕЛЕПОКАЗА

Е. АФАНАСЬЕВА – Это была программа «Телехранитель», ее ведущая Елена Афанасьева. В гостях были Юрий Вяземский и Николай Кудряшов, и мы все-таки пытались вам доказать, не доказать, но сказать, что телевидение бывает для тех, кто его смотрит. Если вы умны, вы найдете в телевидении то, что вам интересно. Всего доброго. До следующего воскресенья.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире