03 июня 2001
Z Интервью Все выпуски

Ночной эфир с Алексеем Венедиктовым.


Время выхода в эфир: 03 июня 2001, 00:10

3 июня 2001 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Евгений Киселев.
Эфир ведет Алексей Венедиктов.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Доброй ночи, вечер, утро
Е. КИСЕЛЕВ — В общем, здравствуйте.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Первая наша задача я хочу сразу сказать нашим слушателям, что все вопросы, которые пришли на пейджер до этой секунды, не засчитываются, вы сможете их повторить, потому что у нас масса проблем, связанных с подведением итогов нашего конкурса на лучшее название шестого канала, которое не обязательно будет принято, но, тем не менее, коньяк ждет победителей. И Евгений Киселев как председатель жюри и все жюри в целом единогласно, внутренних разногласий не было, отобрал несколько человек. Затем мы ответим на вопросы из Интернета, а затем будет пейджер и телефон, а пока мы подведем итоги конкурса, а то люди из Екатеринбурга спрашивают, скажем, Валерий спрашивает: «Где мой коньяк?» Что ты выбрал, Женя?
Е. КИСЕЛЕВ — Так что, начинаем прямо с коньяка?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Начинаем прямо с коньяка. Каждый, кто тогда прислал свой запрос, мог участвовать в конкурсе. Женя выбрал несколько понравившихся ему названий.
Е. КИСЕЛЕВ — Во-первых, я поблагодарю всех, кто порой абсолютно в неурочное время, судя по распечатке, которая передо мной лежит, звонили все глубокой ночью
А. ВЕНЕДИКТОВ — Ранним утром, я бы сказал.
Е. КИСЕЛЕВ — ранним утром, глубокой ночью. Хочется всех поблагодарить за то, что не остались равнодушными к этому предложению попробовать переименовать канал ТВ-6 как-нибудь по-другому, для того чтобы вдохнуть в него новую жизнь. Будет ли переименование, об этом я еще скажу, это отдельный любопытный вопрос. Наверное, 80-90% предложений крутятся вокруг названий типа НТР — «Независимое (или новое) телевидение России», РНТ — «Российское новое (или независимое) телевидение», СТР — «Свободное телевидение России» или «Российское свободное телевидение», РСТ, а также РНК (это не рибонуклеиновая кислота, это «Российский независимый канал»), СНК — «Свободный независимый канал», СТК — «Свободный телеканал» и так далее. Я благодарю всех, кто выступили с такими предложениями. Тут трудно кого-то отметить, потому что таких людей десятки, если не сотни. Поэтому я бы хотел отметить тех, кто
А. ВЕНЕДИКТОВ — Бутылкой коньяка, не просто отметить.
Е. КИСЕЛЕВ — бутылкой коньяка, не побоюсь этого слова, тех, кто предложил что-то необычное и более или менее остроумное. Например, Николай из СПБ, телефон у него начинается на 290, предложил название УГВ.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Как расшифровывается?
Е. КИСЕЛЕВ — «Унесенные газовым ветром».
А. ВЕНЕДИКТОВ — Николай, бутылка коньяка Ваша, мы Вам пришлем очень скоро, 8 июня.
Е. КИСЕЛЕВ — Неожиданное название — ЭПТ, «Это правильное телевидение». Сколов Михаил Михайлович, номер телефона начинается на 331.
А. ВЕНЕДИКТОВ — И эта бутылка Ваша.
Е. КИСЕЛЕВ — Едва ли не единственное название канала, предложенное из четырех букв…
А. ВЕНЕДИКТОВ — В нарушение. Тут, может быть, бутылку лимонада тогда?
Е. КИСЕЛЕВ — Тем не менее, НГРН. Алена, телефон начинается на 497. «Нас голыми руками не возьмешь».
А. ВЕНЕДИКТОВ — Ну ладно, хорошо, девушке коньяк.
Е. КИСЕЛЕВ — Два варианта ВВП.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Это сильно даже без расшифровки.
Е. КИСЕЛЕВ — «Вам все покажут». Так расшифровывает это название Даниил с номером телефона на 465. И Рашид, у него номер телефона начинается на 200, тоже предлагает ВВП — «Всероссийский вещательный проект».
А. ВЕНЕДИКТОВ — Забавно. Такой конкурс, «Как еще расшифровать ВВП?» — это отдельная игра. Тем не менее, о телевидении.
Е. КИСЕЛЕВ — И еще мне понравилось. Это название мне действительно понравилось. ОКО — «Объективность, качество, оперативность». Олег, телефон начинается на 165. Затем НВС, мне понравилась расшифровка: «Надеемся, верим, смотрим». Это приятно. Спасибо Ирине, телефон которой начинается на 253.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Ирина, не упейтесь.
Е. КИСЕЛЕВ — Наконец, несколько человек предложили название, не сговариваясь или сговариваясь, уж не знаю, не из трех букв, а просто из одного слова: «Феникс», птица, которая возродилась из пепла. Ангелина Дмитриевна, телефон начинается на 262 в Москве, предлагает такое название; Мария, телефон на 212; Сергей, у него на 215 телефон начинается; Вячеслав, 140; и Неля, 423. Почему только название из трех букв, ведь есть же канал «Культура»? Можно было бы новый канал назвать «Феникс». Идея с «Фениксом», мне кажется, неплохая.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Тут как раз позвонил на пейджер Игорь и сказал, что он предлагает назвать, хотя мы сейчас не проводим, это уже вдогонку, ВИП — «Восставший из пепла», к «Фениксу».
Е. КИСЕЛЕВ — Хорошо.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Просто смешно, что идеи совпадают.
Е. КИСЕЛЕВ — Идеи совпадают, но, тем не менее, давайте остановимся на том, что
А. ВЕНЕДИКТОВ — На «Фениксе».
Е. КИСЕЛЕВ — Ангелина Дмитриевна, Неля, Вячеслав, Ирина, Сергей и Мария, всем по бутылке коньяку.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Начинаем с программы ТВ-6, НТВ и т.д., в этих тем.
Е. КИСЕЛЕВ — Сначала по поводу названия, ладно?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Да, действительно, что же с названием канала?
Е. КИСЕЛЕВ — Дело в том, что действительно была такая мысль у многих, что в связи с тем, что, безусловно, канал будет резко меняться, особенно осенью, может быть, поменять и название. Но Семен Михайлович Левин, который будет…
А. ВЕНЕДИКТОВ — По кличке «Зеленый шарик», чтобы было понятно.
Е. КИСЕЛЕВ — который продолжает оставаться членом нашей команды и будет делать, (в этом нет никакого сомнения, я знаю, что были вопросы о том, что с Семеном Левиным, будет ли он делать компьютерно-графическую рубашку для канала ТВ-6, будет ли он с нами или нет). Он с нами, он будет все это делать. Так вот, Семен Михайлович настоятельно попросил название не менять, потому что у него есть некая гениальная идея, как построить, как он выражается, новую историю компьютерной графики на канале ТВ-6, именно отталкиваясь от существующего названия. Я не буду раскрывать этот секрет, мы с ним в пятницу просидели, наверное, не один час, обсуждая его предложения. Они мне очень понравились, и я склоняюсь к тому, чтобы сохранить название канала прежним.
А. ВЕНЕДИКТОВ — То есть «ТВ-6»?
Е. КИСЕЛЕВ — Да.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Напомню, что Семен Левин не только создал и придумал этот зеленый шарик тогдашнего НТВ, но и логотип «Эха Москвы», ту самую мишень, которую вы видите на экранах. Поехали. Тут очень много вопросов, в разной степени связанных со спортивным вещанием на ТВ-6, масса людей. С учетом того, что «Спорт-FM» сейчас действительно не вещает. Стоило смениться владельцу, как возникли проблемы. Мы надеемся, что мы его выпустим на следующей неделе. Тем не менее, главное, что вопрос в Интернете задал человек по кличке «Телепузик» из Москвы, он собрал все. Он сказал: «Евгений, я со своим приятелем поспорил на 1000 долларов, что на ТВ-6 при Вашем участии никогда не появится спортивная передача. Вы уж меня не подведите».
Е. КИСЕЛЕВ — Боюсь, должен огорчить человека под псевдонимом «Телепузик». Спортивная передача на ТВ-6, скорее всего, появится. Более того, с высокой долей вероятности уже в самое ближайшее время ТВ-6 будет вести трансляцию с Уимблдонского теннисного турнира.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Вопрос сразу по людям. Маслаченко, Уткин, кто?
Е. КИСЕЛЕВ — Я пока не готов говорить о конкретных персонажах. Вы уже видите в выпусках новостей на шестом канале и Юлию Бордовских, и других привычных ведущих спортивных блоков в новостях. Я говорил, у меня была встреча, разговор с Василием Уткиным. Насколько я понимаю, у него могут быть некие новые творческие планы. Поэтому я не уверен, сохранится ли вообще, на каком бы то ни было канале, программа «Футбольный клуб». Но, во всяком случае, если у Василия будет желание сотрудничать с шестым каналом, я это буду приветствовать и искать место для этой или какой-то новой передачи в сетке вещания.
А. ВЕНЕДИКТОВ — А Маслаченко?
Е. КИСЕЛЕВ — Маслаченко в основном у нас в последнее время занимался тем, что вел прямые репортажи с игр на европейские кубки. Права на трансляцию европейских кубков у НТВ. Поэтому здесь вопрос сложный.
А. ВЕНЕДИКТОВ — «Появится ли на ТВ-6 «В нашу гавань заходили корабли»?» — спрашивает из Ярославля Людмила Комарова.
Е. КИСЕЛЕВ — Во-первых, уже появилась. В начале мая, в праздники, был специальный выпуск программы в эфире ТВ-6. «Наша гавань» опять будет выходить на шестом канале с сентября
А. ВЕНЕДИКТОВ — Юля Павловская из СПБ: «Евгений Алексеевич, возможно ли появление на ТВ-6 Сергея Доренко? Помнится, одно время ходили такие слухи. Возможно ли это при Вашем руководстве?»
Е. КИСЕЛЕВ — У меня не было никаких разговоров на эту тему с Сергеем Доренко, хотя в ближайшее время я должен с ним увидеться. Дело в том, что еще до захвата НТВ, до всей этой истории с ночным захватом редакционных помещений НТВ, когда я еще оставался генеральным директором этой телекомпании, у нас была случайная встреча, буквально на улице столкнулись, с Сергеем. И он рассказал мне о том, что собирается отправляться летом этого года в экспедицию на выживание, собирается с группой таких же энтузиастов прорубаться сквозь джунгли Южной Америки где-то в Бразилии, в Амазонии по маршруту, который не предполагает возможности вернуться. То есть такая экстремальная история, путешествие на выживание. Он сказал, что собирается все это снимать, и потом сделать некую программу или документальный фильм об этом. И спрашивал, интересует ли меня такой проект. Я сказал, что «да, безусловно, давай встречаться, обсуждать». Потом все это завертелось. Не знаю. Дело в том, что у Сергея, как многие знают, большие неприятности, против него возбуждено уголовное дело. Его обвиняют в том, что он якобы преднамеренно сбил человека на мотоцикле. История очень темная, непонятная, вызывающая массу недоуменных вопросов. Не исключено, что здесь есть некий политический подтекст, попытка каких-то лиц, сил рассчитаться с Доренко за прошлые грехи. Он под подпиской о невыезде, вполне возможно, что эта поездка сорвется. Во всяком случае, если он отправится в путешествие, безусловно, интересно показать тот материал, который он отснимет. Это то, что я могу сказать на сегодняшний день определенно.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Алексей Петраков, Москва: «Когда на канале ТВ-6 появится Светлана Сорокина?»
Е. КИСЕЛЕВ — В понедельник, то есть уже завтра, поскольку сегодня уже наступило воскресенье. В понедельник Светлана Сорокина дебютирует на ТВ-6. Собственно, она уже появилась один раз на канале ТВ-6 с документальным фильмом об истории создания популярнейших песен военных лет. 9 мая, в День Победы был замечательный фильм, который, думаю, многие посмотрели. А теперь Светлана решила тряхнуть стариной, и она будет на следующей неделе вести девятичасовые выпуски новостей.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Из Екатеринбурга Валерий Першин спрашивает: «Сколько сотрудников бывшего НТВ работает сейчас на ТВ-6?»
Е. КИСЕЛЕВ — Да, по поводу Сорокиной, прежде чем ответить на этот вопрос. Разумеется, программа «Глас народа» со Светланой Сорокиной возобновит свой выход в сентябре.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Возвращаемся к Екатеринбургу. «Сколько сотрудников бывшего НТВ работает сейчас на ТВ-6?»
Е. КИСЕЛЕВ — Абсолютно точную цифру я назвать не могу. Но речь идет примерно о трехстах журналистах, технических, о людях разных телевизионных профессий. Здесь нужно понимать: очень сложно отделить людей творческих от людей, которые выполняют, казалось бы, техническую работу. Это команда, редактор которой набирает на компьютере текст для суфлера для конечного успеха выпуска программы новостей или той же программы «Итоги». Его работа порой не менее важна, чем работа корреспондента или оператора. Человек, который сидит в координации, есть у нас такая структура, люди, которые принимают телефонные звонки, получают информацию, отправляют группы, координируют их работу. Допустим, группа выехала из Останкино на какую-то съемку, съемка закончилась, и группа уже собирается ехать в Останкино, выясняется, что происходит какое-то событие, и координация отвечает за то, чтобы связаться с этой группой
А. ВЕНЕДИКТОВ — И перенаправить ее.
Е. КИСЕЛЕВ — Перенаправить ее, сказать, чтобы она не возвращалась в Останкино, а ехала на следующую точку съемки. Сотрудники, работающие в координации, — это совершенно особая телевизионная профессия, и они просто бесценные люди.
А. ВЕНЕДИКТОВ — То есть около трехсот всех?
Е. КИСЕЛЕВ — Около трехсот. Причем я не исключаю, что понимаете, почему трудно посчитать? Есть люди, которые формально в отпусках, еще не уволились окончательно с НТВ, которые там еще числятся, еще не пришли на ТВ-6. Хотя кое-кто из них фактически уже на ТВ-6 работает. Есть люди, которые еще не приняли решение.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Мы сейчас к этому вернемся, но пока мы запомнили цифру около трехсот. Естественно, зеркальный вопрос: «А сколько людей ушло с ТВ-6?»
Е. КИСЕЛЕВ — Опять-таки не готов вам назвать точную цифру. Но речь идет примерно о 30-40 сотрудников.
А. ВЕНЕДИКТОВ — В связи с этим болезненный вопрос для очень многих людей. Он задается здесь и повторяется в разной тональности. От благожелательной тональности от твоей однофамилицы Светланы Киселевой из Москвы: «Мы с мужем всегда были на Вашей стороне, но мы не понимаем, почему Вы согласились занять пост директора ТВ-6, телеканала совсем другой направленности. Неужели Вы не понимали, что сотрудники ТВ-6 теперь оказались в такой же ситуации, как вы сами? Спасибо». До более жесткой, от Виктора Павлова из Москвы: «А Вам не стыдно за захват ТВ-6? Или это по принципу «пусть мне будет плохо, но соседу будет вдвойне»?» Давай разберемся с этим вопросом захвата ТВ-6. Как ты это понимаешь и ощущаешь?
Е. КИСЕЛЕВ — Давайте попробуем разобраться. Во-первых, по поводу канала совсем другой направленности. Я принял предложение стать генеральным директором ТВ-6, заранее оговорив, что буду делать другой канал, не тот, который существует сейчас, что этот канал, безусловно, будет другим, старого ТВ-6, к сожалению или счастью, уже не будет. Это было одно из моих изначальных условий. Это первое.
А. ВЕНЕДИКТОВ — То есть ты знал, на что ты шел?
Е. КИСЕЛЕВ — Я знал, на что я шел. То есть я не шел туда работать просто генеральным директором прежнего канала. Понятно, что канал надо менять. Я шел на ТВ-6, заявив, что хочу вывести этот канал из аутсайдеров в лидеры, сделать его одним из лидеров российского телевизионного эфира. Что касается захвата или тезиса о том, что мы поступили с сотрудниками ТВ-6 так же, как поступили с нами.
А. ВЕНЕДИКТОВ — То есть такой «Йордан ТВ-6».
Е. КИСЕЛЕВ — Я это не принимаю. Потому что там совершенно другая ситуация. Там абсолютно на законных основаниях акционеры имели право назначить нового генерального директора. Собравшись на общее собрание, в соответствии с уставом, большинством голосов утвердить нового человека, приглашенного на должность генерального директора в этом качестве, что, собственно, произошло. Дальше. Сами цифры говорят за себя. Ушло несколько десятков человек. Причем некоторые из них ушли… так совпало. В основном те, кто ушел, — это люди, либо работавшие с Михаилом Пономаревым в службе новостей Михаил Пономарев был действительно главным редактором прежней службы новостей на ТВ-6. Еще не успел я вступить в свои права даже в качестве исполняющего обязанности, как Михаил начал выступать со всевозможными заявлениями, проводить собрания, общаться с журналистами, делать очень резкие, я бы сказал, не очень умные и, безусловно, хамские заявления, и в мой адрес, и в адрес моих коллег. После чего не оставалось никаких уже возможностей. То есть он сам себе отрезал пути для компромисса, для отступления. Когда он, спустя неделю или 10 дней этой бурной пиаровской деятельности, наконец, подумал о том, что неплохо бы придти к новому и.о. главного редактора и попытаться поговорить по-человечески, уже все мосты им были сожжены. Я ему, простите за откровенность, но дал понять, что «Миша, к сожалению, после всего, что уже произошло, сделано твоими руками, я с тобой работать не смогу». Понятно, что у него была какая-то команда, и командные соображения в российской журналистике, особенно в российской телевизионной журналистике, нравится это кому-то или нет Есть пуристы, которые считают, что это некая отжившая традиция, от которой надо быстрее избавиться, но такая традиция командной работы, тем не менее, существует, команда Пономарева ушла с ним. Это абсолютное большинство людей, которые ушли с НТВ.
Кроме того, ряд руководителей ушел. Ушел, скажем, Александр Олейников, которого пригласили работать на НТВ. Я думаю, что НТВ теперь, с приходом Александра Олейникова в качестве главного продюсера канала, неизбежно будет совсем другим, если ему действительно удастся реализовать свои взгляды и творческие концепции там. Ушел Иван Демидов, с которым мы поначалу, как мне казалось, находили общий язык, но затем выяснилось, что есть некие непреодолимые разногласия, разные взгляды на то, как должно быть устроено управление каналом. Фактически Иван Иванович предложил некую схему, при которой он оставался фактическим руководителем канала, а мне отводилась роль почетного председателя. Меня такая схема не устроила. И в результате новым генеральным или главным продюсером, точно не помню, как это называется в штатном расписании, стал Александр Левин, который занимал этот пост на НТВ. Это я как бы забегаю вперед, я видел вопросы в Интернете. Александр Левин, который последние два года до всех известных событий занимался продюсированием канала НТВ, теперь будет работать со мной на ТВ-6.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Из Оренбурга спрашивают: «Евгений Алексеевич, возможна ли новая волна перехода журналистов с четвертого канала на ТВ-6, например в августе-сентябре? Если да, то кого Вы готовы принять из тех, кто не ушел, сразу, а кого не приняли бы на ТВ-6?» Оренбург интересуется.
Е. КИСЕЛЕВ — Интересующимся людям в Оренбурге отвечу так. Мне бы, честно говоря, не хотелось называть конкретные имена и фамилии. Если наши слушатели в Оренбурге внимательно следят за перипетиями телевизионной и околотелевизионной жизни, то они, наверное, догадаются сами, и сами назовут несколько фамилий журналистов, которые едва ли будут работать когда-либо вместе со мной. Просто в силу того, что они совершили некие поступки, которые я едва ли смогу забыть. Хотя жизнь — штука сложная и круглая.
А. ВЕНЕДИКТОВ — и длинная.
Е. КИСЕЛЕВ — И круглая.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Длинная и круглая. Посчитайте сами.
Е. КИСЕЛЕВ — И круглая, может оказаться, что с тылу зайдем.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Понятно.
Е. КИСЕЛЕВ — Но если серьезно, многое зависит оттого, как будет развиваться ситуация на телевизионном рынке, какие рейтинги будут у ТВ-6 осенью, какие рейтинги будут у НТВ. Не стоит забывать о том, что на НТВ очень много журналистов работает в службе информации, в службе новостей. До меня доходит информация о том, что новое руководство телекомпании всерьез думает о сокращении объема информационного, новостного вещания. Соответственно, ходят разговоры о том, что будет сокращаться количество журналистов, работающих для новостей в Москве.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Но это просто заявление господина Йордана в Вашингтоне.
Е. КИСЕЛЕВ — Соответственно, я не исключаю, что такое заявление может подтолкнуть некоторых из моих бывших коллег по НТВ к тому, чтобы обратиться в поисках работы на ТВ-6. Ну а дальше с каждым будем разговаривать отдельно.
А. ВЕНЕДИКТОВ — По поводу отдельно. Все-таки есть передачи и люди, которые особенно волнуют наших слушателей. Лев Новоженов в связи с «Тушите свет». Этим интересуются из Самары, Москва и Кишинев. Ирина Зайцева, если что-то известно. Этим интересуется, в частности, Челябинск и Москва. И Галина Волкова из Москвы спрашивает: «Планируете ли Вы после завершения контракта программы «Куклы» переманить ее на ТВ-6?» Давайте по трем позициям.
Е. КИСЕЛЕВ — По поводу программы «Куклы». У меня есть серьезные основания подозревать, что эта программа отживает свой век. Собственно говоря, рейтинги «Кукол» стали падать, еще когда я работал генеральным директором НТВ. Причин множество. Это некая закономерность, которая наблюдается во многих странах. В очень многих странах были подобные программы, и в большинстве этих стран программы, похожие на программу «Куклы», приказали долго жить. Возможно, просто по каким-то объективным причинам кукольные программы не вписываются в эстетику, стилистику телевидения века всемирной паутины. Скорее, появится какая-то еженедельная сатирическая, юмористическая программа, которая будет делаться той же командой, что и «Тушите свет».
А. ВЕНЕДИКТОВ — Переходим к «Тушите свет». Вопрос: Новоженов, Кара-Мурза, ведущий вообще.
Е. КИСЕЛЕВ — Лев Юрьевич Новоженов долго мучился, долго не мог принять решение, где работать, на каком канале, какую программу вести. Надо сказать, что он не уходил с НТВ, он не подавал заявление об уходе. Поэтому упрекнуть его не в чем. Когда разразился весь этот кризис, он взял отпуск, долго был в отпуске. И, в конце концов, принял решение остаться на НТВ. Хрюн со Степаном осиротели, к ним однажды пришел в гости Володя Кара-Мурза, пришел с бутылкой, если мне память не изменяет. Они так хорошо посидели, что Володя решил остаться. Но, честно говоря, я думаю, что здесь есть некий конфликт амплуа, что ведущий серьезного итогового выпуска новостей, такого аналитического выпуска новостей, который выходит теперь у нас на ТВ-6 в 23:00. Прошу обратить всех внимание, что по новой сетке вещания «Сегодня» с Владимиром Кара-Мурзой — это программа, которая выходит на час раньше обычного, привычного времени. И он же в роли ведущего информационно-успокоительной программы, разводящего в темпераментных горячих жарких спорах Хрюна со Степаном, — здесь есть некий конфликт амплуа.
А. ВЕНЕДИКТОВ — То есть дальше думать, это называется?
Е. КИСЕЛЕВ — Пока у нас рабочая идея такая. Установим график, и все ведущие…
А. ВЕНЕДИКТОВ — Все по графику построились.
Е. КИСЕЛЕВ — И Вы, Алексей Алексеевич, между прочим, в этом списке есть.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Да, я читал в Интернете.
Е. КИСЕЛЕВ — И Сергей Бунтман, и Сергей Корзун, и многие другие известные журналисты, которые не работают непосредственно на ТВ-6, стоят в этом списке людей, которые будут приходить, во всяком случае, которых мы будем приглашать к ежевечернему общению с Хрюном и Степаном.
А. ВЕНЕДИКТОВ — И совсем коротко, Ирина Зайцева, если есть что сказать.
Е. КИСЕЛЕВ — С Ириной мы встречались совсем недавно, на минувшей неделе. Из разговора с ней мне понятно одно, что ей очень хотелось бы работать с нашей командой, ей хотелось бы делать какую-то новую программу, новый проект. Я предложил ей на выбор несколько достаточно сырых пока идей, которые мне кажутся перспективными. Она думает, но дальше решение за ней.
А. ВЕНЕДИКТОВ — После новостей мы продолжим наш разговор уже не по сетке, а по неким тут очень много политических вопросов, связанных с телевидением в России.
...

А. ВЕНЕДИКТОВ — 1 час 9 минут в Москве, у нас в гостях Евгений Киселев. Напомню, что полностью распечатка нашего эфира появится на сайте «Эха Москвы» завтра к вечеру. Те, кто прослушал первый час, — увы. Женя, я бы тебя попросил немного в телеграфном стиле по нескольким людям высказаться, потому что, видимо, есть любимцы и любимчики. Любимчик — Андрей Норкин: «Что-то совсем не слышно Андрея Норкина. Людмила Павловна».
Е. КИСЕЛЕВ — Почему же? Андрей Норкин ведет уже новости не первую неделю, на шестом канале.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Т.е. он все, работает?
Е. КИСЕЛЕВ — И, если мне память не изменяет, он выйдет в эфир в понедельник, начиная с понедельника будет вести 7-часовые выпуски новостей. Я напоминаю, что с прошлого понедельника мы перешли вечером на новую сетку. Новости на ТВ-6 выходят в 7, в 9 и в 11 вечера по московскому времени. В 7 на следующей неделе будет вести новости Норкин, в 21 час — Сорокина, и в 23 часа — Кара-Мурза.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Ответили. Оксана Пушкина?
Е. КИСЕЛЕВ — Оксана Пушкина осталась на НТВ.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Руслан Гусаров?
Е. КИСЕЛЕВ — Руслан Гусаров остался на НТВ.
А. ВЕНЕДИКТОВ — И несколько вопросов было, я их сейчас суммирую, из разных городов, про зарубежных корреспондентов. Называли Ленского, Глузскера, Хавина и т.д.
Е. КИСЕЛЕВ — Строго говоря, Дмитрий Хавин — не штатный сотрудник НТВ, он — независимый журналист, у него своя телевизионная фирма, которая производит новости. Но фактически он работал только для НТВ и продолжает работать только для НТВ, агентство «Русская линия». Что касается других зарубежных корреспондентов, пока могу с уверенностью сказать о том, что Владимир Ленский, корреспондент НТВ в Нью-Йорке, перешел работать на ТВ-6. Со следующей недели он начинает работать на ТВ-6.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Теперь переходим к вопросам… Если будут еще вопросы про других корреспондентов, я напомню, у нас работает пейджер 974-22-22 для «Эха Москвы». Напомню, Питер, что у вас есть собственный пейджер не междугородней связи: 118-33-33 для «Эха Москвы», и напомню, очень активный Омск: 22-00-00 для «Эха Москвы». Пошли вопросы такого, что ли, более общего плана. Например, из Австралии вопрос.
Е. КИСЕЛЕВ — Давненько я не был в Австралии!
А. ВЕНЕДИКТОВ — Вот именно. Борис спрашивает: «История с НТВ и «Медиа-Мостом» показывает, что власть не остановится ни перед чем, чтобы подмять под себя СМИ. Откуда ваш такой оптимизм? Ведь точно так же можно расправиться с ТВ-6, «Эхом» и т.д. Повод всегда найдется». И очень много по этому поводу вопросов. Вот, строишь, строишь, да, не боишься ли ты, что ТВ-6 ликвидируют — здесь есть вопросы про иск «Лукойла», да, из разных городов буквально. Из Москвы, из Челябинска, из Сургута, Санкт-Петербурга…
Е. КИСЕЛЕВ — Вообще в России от сумы и от тюрьмы зарекаться не принято. Но волков бояться — в лес не ходить.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Так, просто? Понятно. Очень много вопросов, связанных с комментарием Леонтьева, о том, что ты служил в КГБ. Вот, твои взаимоотношения с этой замечательной организацией в те времена? Все-таки надо людям пояснить, что имелось в виду. И имелось ли что-нибудь в виду?
Е. КИСЕЛЕВ — Да, там я смотрел, в Интернете, был вопрос от одного из слушателей, который выражал абсолютную уверенность, что ни за что, никогда… Если ты быстро пробежишь, пока я отвечаю.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Я не могу быстро пробежать, потому что там 10 страниц вопросов!
Е. КИСЕЛЕВ — Я его отметил маркером. Там один человек из радиослушателей говорил — вы ни за что в жизни никогда эту тему не поднимите. Я готов очень подробно рассказать о том, как я действительно работал в Высшей школы КГБ преподавателем персидского языка. Дело было так. В 1981 году, летом, я, отслужив 2 года в армии в Афганистане военным переводчиком, я служил там военным переводчиком в группе советских военных советников в Афганистане. Вот, отслужив в армии, я вернулся в Москву, и выяснилось, что не очень-то я нужен во многих тех организациях, в которых мне хотелось бы работать. Я обращался в поисках работы в самые разные организации, прежде всего журналистские, потому что уже тогда хотел работать журналистом, но из этого ничего не выходило. Не было соответствующей поддержки, протекции — назовите, как хотите. И в один прекрасный день мне позвонил человек, представившейся сотрудником отдела кадров войсковой части…
А. ВЕНЕДИКТОВ — Номер 22222222, да?
Е. КИСЕЛЕВ — Не помню точно номера, и предложил мне встретиться и поговорить на предмет трудоустройства. А к тому времени я уже, по-моему, был уже третий месяц без работы и надо было думать о том, где и как зарабатывать деньги, кормить семью. Я приехал по указанному адресу. Оказалось, что это — Высшая школа КГБ им. Дзержинского, тогда она находилась в начале Ленинградского проспекта, в этом здании сейчас, по-моему, здание Академии погранвойск, если мне память не изменяет. И мне предложили работать по вольному найму, т.е. не офицером, не зачисляясь в штат, а именно по вольному найму, и обучать слушателей Высшей школы персидскому языку, который я знал, т.к. окончил институт стран Азии и Африки при МГУ.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Скажи что-нибудь по-персидски?
Е. КИСЕЛЕВ — Чебеген.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Что это?
Е. КИСЕЛЕВ — Это — что сказать?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Понял. Продолжайте, гражданин Киселев!
Е. КИСЕЛЕВ — Так вот, 3 года я там действительно отработал, преподавал персидский язык для молодых людей, ну, как приходят после школы, после армии совсем молодые люди. Потом я работал на факультете повышения квалификации — там был такой факультет, где учились уже взрослые мужики, уже офицеры, которым предстояло ехать в Афганистан, работать советниками в афганских органах госбезопасности. Честно скажу, что преподавание иностранного языка, в частности, персидского, меня не очень увлекало, и уже чрез год я начал искать возможности найти какую-то другую работу. Нашел такой вариант, где-то на 3 год работы, речь шла конкретно о работе журналистской в Гостелерадио на Иновещании. Меня очень не хотели отпускать, с большим трудом я вырвался, чинили мне там всяческие препоны, преграды, пугали, что, знаете, Евгений Алексеевич, вот вы уйдете из нашей системы, а вот потом у любого сотрудника отдела кадров будет возникать вопрос — а что это вы из такой влиятельной организации, где работать престижно и почетно, взяли и ушли по собственному желанию? С чего бы это? Знаете, у вас это может быть пятно на биографии. Но, тем не менее, мне там было неуютно. И вот, короче говоря, в 1984 году, проработав 3 года, я благополучно уволился. Интересно, что когда я увольнялся, я спросил  — скажите, а вот на меня какие-то ограничения будут наложены в связи с тем, что я здесь у вас работал? Сказали — нет-нет, никаких ограничений. Разумеется, вы не должны никому ничего рассказывать о том, что у нас здесь происходило, никаких подробностей, деталей, все секретно. Но, пожалуйста! Выяснилось потом, когда возникла возможность поехать в зарубежную командировку, что я невыездной. Что в связи с тем, что я работал в этой системе и ушел оттуда, мне был, по-моему, на 10 лет закрыт выезд из СССР. Ну, 10 лет я не просидел невыездным — где-то осенью 1988 года все-таки я поехал в первую зарубежную поездку, в Америку. Это тогда уже, когда я работал не на Иновещании, а уже на телевидении.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Т.е. тебе чин капитана не присвоили?
Е. КИСЕЛЕВ — Нет, я действительно капитан запаса…
А. ВЕНЕДИКТОВ — А где же ты получил-то капитана?
Е. КИСЕЛЕВ — Рассказываю. При увольнении из вооруженных сил в запас, после того, как я отслужил 2 года в Афганистане, мне присвоили очередное воинское звание лейтенанта запаса…
А. ВЕНЕДИКТОВ — Это до поступления в Высшую школу, правильно я помню?
Е. КИСЕЛЕВ — Я 2 года отслужил как лейтенант, и по увольнении из действующей армии я получил еще одну звездочку. А потом, в 1986 году, я полгода еще провел, опять-таки в качестве переводчика, меня призвали опять на полгода в армию, с Иновещания забрали на 6 месяцев. Я служил под Москвой на курсах «Выстрел» знаменитых, где тоже учились афганцы, афганские военные. Я там работал переводчиком, и за эти 6 месяцев службы мне дали еще одну звездочку. Закончив эти сборы, я получил еще одно повышение в звании.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Понятно, ответил. Тут вот ответили мы сразу и Максиму Гончарову из Мюнхена, и Олегу Симонову из Ростова, и Андрею Беседе из Петербурга, и Михаилу Леонтьеву из Москвы. Да, и Владлену Гинзбургу из Бостона, тоже там это сильно интересует. Переходим к пейджеру. Здесь есть несколько вопросов, и они связаны вот с чем…
Е. КИСЕЛЕВ — И, кстати говоря, извини, перебиваю — я об этом эпизоде в своей биографии рассказывал раз 10 или 15 в разных интервью, и по радио, и по телевидению, и в газетах, российских и зарубежных. На самом деле, 30 раз все это рассказано.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Ну, между прочим, видимо, не все наши слушатели читают все газеты, я бы сказал так. Очень много вопросов про слабый сигнал ТВ-6, очень много вопросов из Питера о том, что, там, ТВ-6 не ловится. Есть ли некий план, который будет усиливать сигнал, есть ли на это средства? И мы перейдем сейчас к средствам.
Е. КИСЕЛЕВ — Разумеется, мы заинтересованы в том, чтобы расширять сеть распространения ТВ6, но здесь нужно понимать особенность того, как ТВ-6 устроено. ТВ-6 — это сетевая компания, т.е., скажем, если ОРТ, РТР и НТВ распространяются, в основном, за счет того, что сигнал приходит на местные передающие центры, РТПЦ, и ретранслируется на метровых или дециметровых частотах, то ТВ-6 — это сетевая компания, т.е. есть несколько филиалов, их немного, и есть огромное количество партнеров, которые принимают наш сигнал и сами, за свои деньги его распространяют. При этом имея возможность часть программ ТВ-6 снимать из эфира и заменять своими.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Пришло сообщение из Питера, что, скажем, семичасовой выпуск новостей в Питере перекрывается кабельным телевидением.
Е. КИСЕЛЕВ — Да, они имеют право это делать.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Т.е. вы будете договариваться с каждым городом…
Е. КИСЕЛЕВ — С каждым городом, с каждым партнером мы будем договариваться, предоставлять им планировать свою сетку вещания таким образом, чтобы были некие региональные окна, где местные станции могли бы вставлять местные новости собственного производства, местные программы собственного производства, которые пользуются наибольшей популярность. Но дело в том, что у меня было уже несколько встреч, несколько разговоров с руководителями местных телерадиокомпаний, которые являются партнерами ТВ-6, и первое мое ощущение примерно такое — что наши региональные партнеры заинтересованы в улучшении качества вещания, в улучшении качества программного продукта, который мы им поставляем. И готовы в каком-то смысле даже поступиться даже своими местными интересами ради того, чтобы вырос интерес к каналу в целом.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Целая серия вопросов Евгению Киселеву — Москва, Екатеринбург, Финляндия, Хельсинки — вопрос о Березовском. Вот, например, Давид Назарьевский спрашивает: «Вы и Березовский, где вы мыслите одинаково и где ваши расхождения?» Одновременно с этим Сергей Тувакин из Москвы: «Вступите ли вы в партию, организованную Березовским? Если да, то верите ли вы в победу либерализма в нынешней России?» Жанна Мухаммедзянова из Москвы: «Почему вы стали работать на канале Березовского?», Ирина Шмелева: «Как вы сегодня относитесь к Березовскому, вы его уважаете? Если да, всегда ли вы его уважали?» — вот, целый набор, связанный с главным акционером ТВ-6.
Е. КИСЕЛЕВ — Во-первых, по поводу вступления в партию Березовского. Партии Березовского пока что не существует, если она возникнет — ветер ей в паруса, что называется. Я ни в какую партию вступать не собираюсь. Не был членом никакой партии, был только кандидатом в члены КПСС. Приняли меня в эту организацию уже на излете ее существования, знаете, когда по инерции, когда уже выдыхалась КПСС. Я помню, если в начале 80-х вступить в партию было безумно сложно, то ближе к концу 80-х брали всех, и хромых, и убогих, что называется. Я помню, кто-то бежит из начальников, я тогда работа в программе «Время» — ты анкету заполнил? Я говорю — какую анкету? Ну, как, какую! Тебя надо повышать, ты же знаешь, что тебе вакантная должность светит скоро, а, извини, по правилам еще там, прежним, если ты хочешь спецкором быть, то обязательно надо в партию вступить. Я говорю — ну, нехай, неси, там, свою анкету. Кандидатом меня приняли, практически так, автоматом, без особых проблем, но спустя год, честно говоря, уже даже никто и не вспомнил, что нужно из кандидатов переводиться в полноправные члены, потому что это было уже начало 1990-го года, и тогда, в основном, из партии все выходили. Ну, извините за цинизм, таковы были тогда правила игры. Больше я ни в какую партию не вступал и вступать не собираюсь. Это по поводу партии. По поводу того, что ТВ-6 — это канал Березовского. Я бы не стал лепить таких ярлыков. Дело в том, что канал ТВ-6 был создан, когда о Березовском знали только несколько человек, наверное…
А. ВЕНЕДИКТОВ — 11 олигархов.
Е. КИСЕЛЕВ — Да нет, еще олигархов-то не было. Все-таки ТВ-6 был Сагалаев, Тернер, это самое начало 90-х годов. Тогда Березовского близко к ТВ-6 не было. Другое дело, что да, потом он стал акционером. Но, повторяю, не хотелось бы лепить ярлыки. Березовский дважды публично, один раз в своем заявлении для «Интерфакса», другой раз — в недавнем телевизионном интервью сказал, на мой взгляд, вполне определенно, что как акционер о намерен свято блюсти закон о СМИ, который жестко регламентирует права учредителя, в данном случае — главного акционера. Вмешиваться в редакционную политику канала, он сам этого делать не намерен и других постарается отвадить. Мне эти обещания были даны еще до всех публичных заявлений, они меня вполне удовлетворяют.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Т.е. вопрос в доверии?
Е. КИСЕЛЕВ — Вопрос в доверии. Потому что есть такой принцип Римского права — нет такого договора, из которого нельзя было бы выйти, потому что договор, который нельзя расторгнуть, является кабальным договором. Поэтому я не верю ни в какие, в конечном счете, письменные заверения. Всегда есть доля риска. Я в данном случае имел возможность подробно все обсудить, выслушать, и тех заверений, которые были мне даны, мне было достаточно. А что касается моего отношения к Березовскому — отношение сложное, неоднозначное, но я считаю, что мы действительно совпадаем с Борисом Березовским в том, что я верю в необходимость свободы, демократии и либерального развития России.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Вера Александровна спрашивает: «Киселеву: скажите, какие сейчас у вас отношения с Гусинским?». Напоминаю, на пейджер идут вопросы, пейджер 974-22-22 для «Эха Москвы».
Е. КИСЕЛЕВ — Я не раз говорил о том, что мы с Владимиром Гусинским старые знакомые, друзья, и я от таких слов никогда не откажусь.
А. ВЕНЕДИКТОВ — В этой связи тоже вопрос, более забавный от Евгения: «Г-н Киселев! Чем лучше Березовский, чем Гусинский?» — цитата, извини!
Е. КИСЕЛЕВ — Борис Абрамович и Владимир Александрович очень разные люди. Мне не хочется их сравнивать. Я считаю, что это вообще неправильная постановка вопроса. Дело в том, что есть такие расхожие представления, штампованные, о том, что есть какая-то кнопка или прямая телефонная линия, крайняя, красный телефон без циферблата, по которой просто звонит
А. ВЕНЕДИКТОВ — Значит, на некоторых президент, а на некоторых Гусинский и Березовский.
Е. КИСЕЛЕВ — Да, и Венедиктов на «Эхе Москвы» или Киселев раньше на НТВ, теперь на ТВ-6 снимает трубку и получает указание или многочасовой инструктаж, как говорил один наш общий знакомый. Вот, Алексей Алексеевич, прекрасно знаете о том, насколько это далеко от реальности. В жизни все абсолютно, совершенно по-другому. Я 8 лет, без малого 8 лет проработал с Владимиром Гусинским на проекте под названием НТВ, и ни разу Владимир Гусинский не заставил меня как журналиста, как руководителя программы «Итоги», как руководителя канала НТВ сделать что-то такое, чтобы шло вразрез с моими принципами, с моим понимаем профессии журналиста, с моим пониманием ответственности, журналистской и гражданской, перед обществом, перед страной, перед моей совестью.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Евгений Киселев, и перед песней Эдит Пиаф такой вопрос, Светлана пишет, из Москвы: «Мой 19-летний сын месяц назад сделал меня бабушкой. Но я никак в 42 года не могу привыкнуть к тому, что мой ребенок сделал меня бабушкой. Скажите, как вы назвали своего внука, и каково вам в роли дедушки?» — вы назвали своего внука! Сильный вообще подход!
Е. КИСЕЛЕВ — Я хотел бы, чтобы моего внука назвали Евгением. Я хотел бы, чтобы был Евгений Алексеевич младший, но мой сын и его жена с этим категорически не согласились. Их сторону заняла моя жена, Маша, которая тоже сказала, что есть якобы плохая примета, что плохая примета при живущем отце называть внука его именем, при живом деде называть внука его именем. Уж не знаю, так это или нет, но решали в конце концов
А. ВЕНЕДИКТОВ — Голосование?
Е. КИСЕЛЕВ — Нет, мой сын и его жена, никакого голосования не было. Там был такой момент специфический, т.к. жена моего сына грузинка, выбирали имя, которое
А. ВЕНЕДИКТОВ — А у нее есть право на жительство в Москве?
Е. КИСЕЛЕВ — Нет, вы знаете, вот она сейчас находится не в Москве, а за границей, и если ей возвращаться в Москву, то придется получать визу.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Т.е. она грузинская подданная?
Е. КИСЕЛЕВ — Она грузинская подданная, у нее паспорт гражданки Грузии. Так вот, нужно было имя, которое было бы интернациональным и там, и сям. И Георгий в этом смысле оказался идеальным выбором, потому что это, с одной стороны, имя вполне грузинское, очень популярное в Грузии, а с другой стороны, это семейное имя, потому что моего деда с маминой стороны звали Георгий Николаевич. И мам моя, кстати, в свое время очень хотела назвать меня Георгием, отец воспротивился.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Может быть, и по той же причине?
Е. КИСЕЛЕВ — Нет, не по той же причине. Просто ему не нравилось имя Георгий. Деда уже тогда не было в живых, поэтому дурной приметы не было.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Евгений Киселев, дедушка, в гостях на «Эхе»
Е. КИСЕЛЕВ — Я себя, кстати, дедушкой совершенно не воспринимаю. Честно говоря, когда я увидел впервые этого маленького мальчика, то я подумал черт возьми, я его воспринимаю как еще одного собственного ребенка.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Ну, на НТВ говорят Извини, на ТВ-6 говорят деда Женя, я слышал сам, имей в виду! Напоминаю, что после песни Эдит Пиаф мы переходим к телефонным звонкам. Наш телефон 203-19-22.
ПЕСНЯ.
А. ВЕНЕДИКТОВ — 1 час 37 минут в Москве. Еще раз доброй ночи. У микрофона Алексей Венедиктов. Тут у нас c Евгением Алексеевичем развернулась некоторая дискуссия. Я предложил ему задержаться. Он говорит да нет, люди устали, людям надо спать. Поэтому в этом часе, в оставшихся 20 минутах этого часа Женя будет отвечать на ваши вопросы по телефону 203-19-22, а мы сейчас проголосуем на пейджер, если вы хотите, чтобы это было продолжено еще, скажем, на час, пришлите на пейджер слово «да». Если вы хотите, чтобы Евгений Алексеевич пошел спать, и вы вместе с ним, то пишите слово «нет». И первые 25 приславших мы посчитаем, я тебе скажу счет. Наше пейджер 974-22-22 для «Эха Москвы», и большую часть этого времени, если не все время, будет посвящена телефонным звонкам. Итак, если вы хотите, чтобы наша беседа продлилась с 2 до 3 еще пришлите слово «да» на пейджер. Если вы хотите, чтобы все отдохнули пришлите слово «нет». Первые 25 засылов, мы посчитаем счет и примем решение. Евгений Алексеевич подчиниться вашему решению. Итак, 203-19-22, я сбрасываю телефон, я напоминаю, чтобы все были равными. Не забывайте представляться и говорите, из какого вы города, чтобы Женя мог обращаться к вам тоже. Алло, доброй ночи!
СЛУШАТЕЛЬ Здравствуйте! Меня зовут Нина Дмитриевна. Мой вопрос к Евгению Алексеевичу, даже не один вопрос, а целых 3. Вот, программа Кириченко «Забытый полк», никогда она не будет, или все-таки может быть еще ее каким-то образом Евгений Алексеевич сможет пустить? Потом, Николай Николаев со своей программой «Независимое расследование», и потом, все-таки, Успенский с «В нашу гавань заходили корабли». Если можно
А. ВЕНЕДИКТОВ — Конечно, можно. Сейчас, Женя, пожалуйста!
Е. КИСЕЛЕВ — Отвечаю по порядку. Кириченко, «Забытый полк» — возможно, что эта программа возобновит свой выход на НТВ и, возможно, ближайший выпуск этой программы, посвященный 22 июня, вы увидите уже совсем скоро. С Евгением Кириченко мы встречаемся в понедельник, т.е., можно сказать, уже завтра, во второй половине дня будем обсуждать этот абсолютно конкретный вопрос. Я не скрою, что Женя колеблется, но решение за ним. Я считаю, что эта программа очень хорошая, ей есть место на 6-ом канале. Он должен просто принять окончательное решение. Так что, я думаю, что ко вторнику я бы мог вам ответить более определенно. Пока я понимаю, что такие же колебания у Николая Николаева. Не знаю, каково будет его окончательное решение. Честно говоря, я давно его не видел. И не слышал. Факт тот, что с НТВ он ушел. Говорят, что у него есть другие предложения, помимо ТВ-6. пока большего сказать вам не могу. Что касается замечательной, любимой моей передачи «В нашу гавань приходили корабли», одну тех программ НТВ, которую я раньше всегда смотрел, еще и потому, что она выходила в субботу днем, в то самое редкое время, когда я почти всегда был дома, и мне удавалось посмотреть днем в субботу эту передачу. И люблю я ее еще потому, что наше поколение в каком-то смысле было поколением, навсегда зараженным любовью к авторской и просто к дворовой, такой хулиганской или псевдохулиганской песне. Кстати, меня в эту программу звали неоднократно. Очень жалею, что не успел в нее сходить.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Сходишь, а что там!
Е. КИСЕЛЕВ — Вопрос упирается в строительство новых декораций, в аренду новой большой студии. Это, кстати, связано и с выходом программы «Глас народа», ведь для того, чтобы возобновить эти передачи, возможно, под новыми или видоизмененными названиями, потому что мы не хотим их клонировать мы все-таки хотим создавать новый канал. Мы не хотим делать канал-клон НТВ, это должен быть новый канал. В связи с чем в каждую из этих программ нужно привнести что-то новое. Так вот, в любом случае нужно создать новую компьютерно-графическую одежду для этих программ, нужно построить декорации. Все это делается не сразу, для этого нужно время. Поэтому все эти программы будут регулярно выходить с сентября.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Ну, вот, на эту секунду 183 «да», и 7 «нет» — извини!
Е. КИСЕЛЕВ — Я подчиняюсь!
А. ВЕНЕДИКТОВ — Но тем не менее, в основном пошел телефон. 203-19-22, и мы продолжим. Алло, доброй ночи!
СЛУШАТЕЛЬ Доброй! Меня зовут Алла! Евгений Алексеевич, как вы прокомментируете, на мой взгляд, подлое заявление Татьяны Митковой, комментарий ее в газете о вас и Гусинском? Что все из-за вас, что вы плохой администратор и т.д.?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Понял, спасибо плохой администратор и довел канал до банкротства. Тут у меня был в Интернете тоже этот вопрос, я его приберегал дальше.
Е. КИСЕЛЕВ — Вы знаете, я ставлю эти заявления, такое заявление не первое Мне очень странно, что я не видел этого заявления, честно говоря, раньше. Оставлю на совести Татьяны Ростиславовны. Во всяком случае, могу сказать одно, что канал НТВ при моем руководстве в прошедшем 2000 году получил прибыль. Мы заплатили почти 4 млн. долларов налога на прибыль. Мне хочется спросить: что же это за такой плохой менеджмент, когда мы даже получили прибыль?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Клепе отвечу, что не понял, сколько бутылок коньяка выставили на стол «Эха Москвы» — сколько назвал Женя, столько и поставим. Это по началу эфира. Клепа, если вы попали, то я вас поздравляю. Пошли дальше. Алло, доброй ночи!
СЛУШАТЕЛЬ Здравствуйте! Меня зовут Александр из Екатеринбурга.
А. ВЕНЕДИКТОВ — А сколько у вас времени?
СЛУШАТЕЛЬ А в Москве сколько?
А. ВЕНЕДИКТОВ — В Москве без 15 два.
СЛУШАТЕЛЬ У нас на 2 часа больше. У меня вопрос такой: вы поддерживаете ли отношения с людьми, которые остались на НТВ?
Е. КИСЕЛЕВ — Вы знаете, я бы не хотел отвечать на этот вопрос, потому что Нет, скажем так я поддерживаю отношения с некоторыми из людей, которые, оставаясь на НТВ, всерьез думают о переходе на ТВ-6, о том, чтобы работать в моей команде вместе с теми, кто уже ушел с НТВ, начиная, скажем, с сентября. Поймите, почему я все время говорю сентябрь, сентябрь в июле начинается период летних отпусков, летных каникул, большинство каналов по традиции работают на низких оборотах. Т.е. экономят силы, деньги, аудитория летом уменьшается, уменьшаются поступления от рекламы. Телевизор люди смотрят меньше, потому что они в отпусках, на даче, на природе, на воздухе. Это такая традиция телевизионная, что сезон заканчивается в мае-июне. И новый сезон телевизионных начинается как учебный год с 1 сентября. И многие люди всерьез думают о том, чтобы начать работать вместе со мной и моими товарищами, которые уже оказались на ТВ-6, тоже начиная с нового сезона. Вот, с теми из них, кто ко мне приходит и обсуждает такую перспективу, я общаюсь. Но я ни к кому не обращаюсь. Знаете, на телевидении есть такая традиция, к сожалению, она в последний год нарушалась, прежде всего, руководителями РТР, которые явно ставили перед собой задачу увести с НТВ чем больше людей, тем лучше, и действительно переманили на РТР немало журналистов, который, на мой взгляд, от этого в большинстве своем не выиграли, но до этого была такая традиция, что не переманивают каналы друг у друга людей, которые работают успешно, которым нравится работать. Или, по крайней мере, это делалось как-то так руководитель одного канала идет к руководителю другого канала и говорит, там, Петя, Вася, Женя, Костя, вот, такое дело, у тебя работает, там, Иванов, мне кажется, что он тебе не очень нужен, ты его не загружаешь, а мне вот такой человек позарез. Уступи мне его, пожалуйста! А я, допустим, могу вот такую программу тебе отдать, потому что она мне не очень нужна, а я слышал, у тебя к ней есть интерес. Т.е. это делалось как бы на основании неких полюбовных договоренностей. Или когда кто-то просился, то опять-таки, считалось, что надо позвонить знаешь, ко мне просится от тебя Сидоров, ты не возражаешь, если я его возьму? Ну, эти времена замечательные журналистской солидарности и времена, когда соблюдались некие неписаные правила политкорректности в отношениях между телеканалами и вообще в отношениях между СМИ, увы, давно позади. Но тем не менее, я  человек старомодный, я никого сманивать не хочу, вот, специально кому-то звонить, приглашать. Если захотят сами придут.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Я бы, конечно, сманил, но  тебя.
Е. КИСЕЛЕВ — Ну, вот, я сказал это мой принцип. Т.е. кто-то, тот же Кириченко, например, вот, он сначала вроде бы ушел с НТВ, даже заявление написал, потом неожиданно, в самый последний момент сказал нет, передачу, посвященную 9 мая, я буду все-таки делать на НТВ, это будет моя последняя программа, потом куда-то пропал. И я не искал с ним встреч, контактов. Вот, он ко мне пришел на прошлой неделе и сказал все-таки хочу с вами работать. Ну, сказал — хорошо, тогда давай встречаться в понедельник и будем окончательно договариваться.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Евгений Киселев отвечает на ваш вопросы. 203-19-22 телефон прямого эфира. Алло, доброй ночи! Здравствуйте! Как вас зовут?
СЛУШАТЕЛЬ Галина. Ну, это не принципиально
А. ВЕНЕДИКТОВ — А для меня принципиально!
СЛУШАТЕЛЬ Здравствуйте! А для меня принципиально, что я вас очень люблю.
А. ВЕНЕДИКТОВ — У вас есть вопрос к Евгению Алексеевичу?
СЛУШАТЕЛЬ Вопросов нет
А. ВЕНЕДИКТОВ — Это замечательно, а у нас вопросы. 203-19-22, алло, доброй ночи!
СЛУШАТЕЛЬ Здравствуйте! Это Эльбрус, Владикавказ. Вы знаете, «Мобил телеком» не хочет принимать прямых. Вот у нас
А. ВЕНЕДИКТОВ — У вас вопрос Киселеву есть?
СЛУШАТЕЛЬ Я внимательно слушаю, но, к сожалению, вопроса нет. Просто почему Владикавказ не может связаться с вами?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Это мы с ним разберемся, с Владикавказом. Алло, доброй ночи!
СЛУШАТЕЛЬ Добрый ночи! Марина Григорьевна. У меня вот какой вопрос. Я, конечно, страшно переживала из-за того, что с НТВ случилось, но может быть, вот в чем дело, может быть, Бог вас решил наказать за то, что вы  в 1996 году умолчали о болезни Ельцина? Потому что какая-то же должна же быть причина, не может же быть, чтобы вот такое свинство было бы уж совсем без ничего?
А. ВЕНЕДИКТОВ — За умолчание болезни Ельцина вот это все. Ну-ну!
Е. КИСЕЛЕВ — На самом деле, в 1996 году болезнь Ельцина была таким секретом Полишенеля, и, кстати говоря, напомню, сам Борис Николаевич тогда набрался мужества, чтобы публично выступить и объявить о том, что он тяжело болен, что единственный
А. ВЕНЕДИКТОВ — Марина Григорьевна имела ввиду во время выборной кампании, все-таки.
Е. КИСЕЛЕВ — Все-таки, знаете, во время выборной кампании я, например, о болезни Ельцина узнал с некоторым опозданием. Все-таки, справедливости ради надо сказать, что информацию о плохом состоянии здоровья Бориса Николаевича, который, публично появляясь, довольно лихо отплясывал на разных предвыборных мероприятиях, удерживали. Т.е. о том, что с ним случился инфаркт между первым и вторым турами мы узнали не в режиме реального времени.
А. ВЕНЕДИКТОВ Практически после второго тура. Вот, в момент голосования, я бы сказал.
Е. КИСЕЛЕВ — Да. А я и того позже, честно говоря.
А. ВЕНЕДИКТОВ — В день голосования я узнал просто.
Е. КИСЕЛЕВ — Я где-то на следующий день или через день.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Я тоже на следующий день, то я помню, т.к. все сплелось в один, ночь же не спали, считали голоса, передавали, это было так.
Е. КИСЕЛЕВ — Ну, разумеется, не в этом дело.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Вот, Марина Григорьевна, поддержали бы Путина во многих вопросах, Бог бы, извините за ассоциации, и не вспомнил бы про болезнь Ельцина 1996 года. Так мне кажется, во всяком случае. 203-19-22, кстати, сейчас все-таки отвечу по Владикавказу у нас еще нет договоренности с «Мобил телекомом», у нас просто нет договоренности, и мы, Эльбрус, попытаемся с ними договориться. Но пока вам приходится звонить на московский телефон или московский пейджер. Это непростые наши переговоры с городами. Тем не менее, у нас сейчас телефон, 203-19-22, алло, доброй ночи!
СЛУШАТЕЛЬ Здравствуйте, это Алексей.
А. ВЕНЕДИКТОВ — У вас тоже хорошее имя!
СЛУШАТЕЛЬ Спасибо! Я хочу, чтобы Евгений Алексеевич ответил не как директор, а как человек: вот что самое главное, самое существенное было в те драматические дни, происходящие события, как для человека? Что останется через 10, 20, 30 лет в нем?
Е. КИСЕЛЕВ — Откровенно говоря, я думаю, что должно пройти некоторое время, чтобы я понял на самом деле, что останется, прежде всего, как воспоминание об этих днях. Это было очень тяжелое время для меня лично. Поймите, что НТВ это была не просто компания, в которую я пришел работать гендиректором. Вот, ТВ-6 да, это компания, куда меня позвали на должность руководителя, и у меня нет, хорошо это или плохо не мне судить, может быть, плохо, может, хорошо, но у меня нет никаких эмоциональных обязательств перед ТВ-6. Все, что было до моего прихода, я к этому отношусь с уважением, но это не часть моей жизни, не часть моей биографии. НТВ я создавал вместе с другими моими коллегами с нуля. Идея создания НТВ в известном смысле пришла в голову мне первому. Именно мне в свое время пришло в голову обратиться к Гусинскому с предложением, чтобы он начал финансировать некий телевизионных проект. Я об этом ни раз говорил, и это факт моей биографии. НТВ это мое дитя. И когда у меня отнимали мое дитя, мне было безумно тяжело, больно, обидно до слез. Собственно говоря, поэтому я старался вообще не думать. Я взял такую паузу, таймаут. Честно скажу, сознательно я не читал газет
А. ВЕНЕДИКТОВ — Ну, это позор тебе как ведущему! Не важно, пережили, да?
Е. КИСЕЛЕВ — Я не хотел, совершенно сознательно. У меня есть помощники, у меня есть редакторы, у меня есть люди, которые отслеживают информацию, которые доносят до меня то, что необходимо для того, чтобы провести программу «Итоги». Я совершенно сознательно не заглядывал в Интернет, не читал газет, старался ограничить свой круг общения, не давал никаких интервью, не отвечал ни на какие вопросы. Просто для того, чтобы плотно закрыть дверь в прошлое, хотя бы на какое-то время. И, в общем, нынешнее мое интервью «Эху Москвы» — это одно из моих первых публичных появлений за последние без малого 2 месяца с того памятного дня, с той памятной ночи с пятницы на субботу, когда произошел захват НТВ. Что самое главное? Я понял, что я не ошибся в большинстве людей, которых считал своими друзьями, соратниками, единомышленниками. Я не строю никаких иллюзий. Я понимаю, что далеко не все журналисты, которые ушли в ту ночь или в то раннее утро в субботу, после захвата НТВ, перешли через улицу Королева, сделали это из особой любви ко мне или из-за того, что им непременно хотелось оставаться работать вместе со мной. Многие просто сделали это потому, что не могли смириться с тем, что произошло. Это было сродни изнасилованию. И невозможно было для многих, по моральным, по этическим соображениям там оставаться. А многие все-таки ушли вместе со мной. Я это ценю, я это никогда не забуду. Главное, что я не ошибся в большинстве людей. Вот это для меня главное. Обидно, что в некоторых ошибся.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Евгений Киселев, гость нашего эфира, и после новостей мы вернемся в студию. Вы проголосовали, Евгений Киселев подчинился!
НОВОСТИ.
ПЕСНЯ.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Френк Синатра открывал этот час, и по вашей просьбе Евгений Киселев продолжает отвечать на вопросы. С пейджера я, с твоего позволения. «Какой рейтинг ТВ-6 и какова динамика?» — спрашивает Марина из Петербурга.
Е. КИСЕЛЕВ — Динамика положительная. Рейтинги и доли программы ТВ-6 заметно растут. Это все, безусловно, относительно, потому что, конечно рейтинги ТВ-6, во всяком случае, новостных программ, которые наша команда стала делать на ТВ-6, еще далеки от тех показателей, которые были когда-то на НТВ. Но повторяю, динамика положительная.
А. ВЕНЕДИКТОВ — «Не попытаетесь ли вы вернуть Диброва на свой канал?» — спрашивает Валя из Казани.
Е. КИСЕЛЕВ — С Дмитрием Дибровым мы встречались недели 2-3 тому назад, когда он вернулся из поездки за границу. Его уговаривали остаться на НТВ, он сказал, что на НТВ не останется ни за что, насколько мне известно, у него был достаточно жесткий на эту тему разговор с Кохом. Он написал заявление об уходе, и сообщив мне об этом, тут же откровенно и честно сказал, что, скорее всего, примет предложение ОРТ. Я считаю, что вел он себя, во всяком случае, по отношению ко мне, безукоризненно, он не юлил, не играл. Когда в свое время перекупили программу «О, счастливчик!», он остался на канале. Он собирался делать другой проект, но после всего, что случилось с НТВ, он не счел для себя возможным на НТВ оставаться. А дальше это его выбор. Он выбрал ОРТ. У меня никаких претензий к Дмитрию нет. Он принят решение, я его уважаю.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Тамара из Тольятти спрашивает: «Планируется ли снятие с эфира передач «Победоносный глас верующего» и «Я сама»?» — а так же там впереди была «О.С.П.-студия» или остатки «О.С.П.-студии».
Е. КИСЕЛЕВ — А «О.С.П.-студия» давно уже не выходит на ТВ-6, это теперь программа, выходящая на второй кнопке, на РТР. Так что, наверное, некоторые наши слушатели по привычке считают, что «О.С.П.-студия» — это программа ТВ-6. Это, увы, уже не так. Что касается «Победоносного гласа верующего», то я, честно говоря, такой программы не знаю. Может быть, речь идет о программе «Канон»?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Может быть, ну, церковная.
Е. КИСЕЛЕВ — Есть такая программа «Канон», которую вел до недавнего времени, до момента своего ухода вел Иван Демидов. Этот проект завершен
А. ВЕНЕДИКТОВ — Вот-вот, спрашивает Арина из Москвы про церковные программы на вашем канале.
Е. КИСЕЛЕВ — Да, да, это программа «Канон». В той части, в которой ее вел Демидов, эта серия передач завершена. В эфир, насколько я знаю, вышла последняя запланированная передача, больше этой программы в плане не значилось. Возможно, она сохранится в каком-то измененном виде. Есть телевизионная структура при Московской Патриархии, я сейчас точно не помню, как она называется, в общем, некая телевизионное агентство или студия, которые делают такого рода программы. Мы с ней еще не вели предметных переговоров, но почему нет? Если мы найдем какую-то форму сотрудничества, почему бы и нет? Такая программа, в принципе, имеет право на существование. Что касается программы Юлии Меньшовой «Я сама», я встречался с Юлией, я ей сказал, что считаю, что ток-шоу «Я сама» должно остаться на ТВ-6. Другое дело, что, это касается не только «Я сама», это касается и некоторых других наиболее известных программ канала нужно вдохнуть в них, скажем так, новую жизнь.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Но при ведущей Юлии Меньшовой?
Е. КИСЕЛЕВ — Безусловно.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Народ интересует это. Хорошо, Набутов вопрос от Екатерины.
Е. КИСЕЛЕВ — Я не исключаю, что Кирилл Набутов будет в будущем работать вместе с нами.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Аккуратно ответил. Вот, остатки «О.С.П.-студии», спрашивает Тимур?
Е. КИСЕЛЕВ — Вы знаете, сейчас Александр Левин, который с понедельника минувшего, с 28 мая, приступил к своим обязанностям в качестве нового главного продюсера ТВ-6, каждый день помногу часов проводит в общении с руководителями программ, которые до сих пор выходили на канале, интересуется их планами на будущее, возможностями совершенствования этих проектов. Я думаю, что пока этот процесс переговоров не завершен, немного преждевременно говорить. Какие-то программы останутся, какие-то уйдут.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Я думаю, что просто мы ближе к августу еще раз встретимся и, может быть, позовем Сашу Левина, если ты не сможешь, чтобы он просто рассказал. Кроме того, мы будем, безусловно, представлять новые программы ТВ-6 в эфире «Эха Москвы» — об этом с Александром Левиным мы уже договорились.
Е. КИСЕЛЕВ — Есть много новых проектов, новых идей. Повторяю, ТВ-6 в сентябре выйдет с новой сеткой вещания, в новой упаковке графической, компьютерной. Это будет новый канал, не тот, что был до сих пор, и, безусловно, не клон НТВ.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Евгений Киселев, гость нашего эфира. Еще 3 журналиста, г-жа Самсонова спрашивает о Марине Лиллевяли, говорит, что ей очень симпатична судьба этой журналистки, недавно перешла со второго канала на НТВ, а потом с НТВ ушла с вами. Дальше был вопрос о Лизе Листовой и «Правда ли, что «Герой дня» будет вести Мацкявичус?» — ну, типа «Герой дня». 3 вопроса по трем журналистам.
Е. КИСЕЛЕВ — Да, действительно Эрнест Мацкявичус сейчас работает над созданием новой программы по типу «Героя дня», в основе которой будет разговор с неким интересным собеседником, который является ньюсмейкером этого дня. Большего пока сказать не могу. Это Мацкявичус.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Но это не будет клоном «Героя дня»?
Е. КИСЕЛЕВ — Нет, это будет формат, в основе, конечно, разговор с человеком, который является героем дня, который является ньюсмейкером, который связан с неким важным общественно значимым событием сегодняшнего дня. Но по форме это будет совершенно другая программа, другое телевидение. Лиза Листова будет пробовать себя в роли ведущей новостей, и вы ее увидите в эфире очень-очень скоро, буквально, я думаю, в этом месяце, в самое ближайшее время. Она будет вести дневные новости.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Напомни, когда дневные будут выходить? Спрашивают.
Е. КИСЕЛЕВ — У нас 2-часовой шаг новостей. В идеале новости будут выходить каждый нечетный час.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Т.е. 1, 3, 5
Е. КИСЕЛЕВ — Да, и т.д.
А. ВЕНЕДИКТОВ — А утром, кстати, спрашивают?
Е. КИСЕЛЕВ — Пока за утреннее вещание у нас отвечает команда программы «День за днем».
А. ВЕНЕДИКТОВ — Вот тут и вопрос был про «День за днем».
Е. КИСЕЛЕВ — И, наконец, Марина Лиллевяли ну, Марина, это моя очень старая знакомая, мы с ней начинали работать еще в 1991 году в «Вестях». Она была и редактором, а потом стала корреспондентом. Она была редактором как раз в тех выпусках новостей, которые я тогда вел в 23:00 сравнительно недолгое время, но факт моей биографии, которым я горжусь, что я был в числе первых ведущих «Вестей», тогда они только создавались. Марина была моим редактором, недолгое время, правда, т.к. я вскоре перешел опять на первый канал, где начинал вести «Итоги», потом с «Итогами» ушел на НТВ. Марина совершенно неожиданно пришла к нам, в очень трудный момент, когда, казалось, приходить на НТВ было равно самоубийству или государственной измене. Но вот она однажды, в один прекрасный день, пришла. Я помню, мы сидели, несколько человек, руководители НТВ, обсуждали какой-то наболевший, трудный вопрос, сидели в переговорной комнате, напротив моего кабинета, и время было такое уже, довольно неурочное, наверное, было ближе к 23. И вдруг так, совершенно неслышно в проеме двери появилась Марина. Так, знаете, как будто бы она сидела в соседней комнате и зашла вдруг на огонек, узнать, а что это вы тут не разошлись еще, что это у вас свет еще горит, что это вы тут делаете. Сказала привет, Женя. Я говорю привет, с чем пришла? Говорит слушай, сил больше нет, мочи больше нет, надоело работать на втором канале, возьми меня, пожалуйста! И как-то это было сказано с такой неподдельной, искренней интонацией, что я сказал ладно, Марин, давай.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Да. Но я, правда, слышал и другую сторону вслед за «Давай» последовало слушай, тут нам в Югославию нужно, ты завтра не можешь?
Е. КИСЕЛЕВ — Нет-нет, это было не так. Там было единственное условие, которое мы сразу оговорили. Мы просто сказали Марина, ты  парламентский корреспондент, у нас есть свои парламентские корреспонденты, Мацкявичус, Чернышов, мы тебя берем, но с условием, что в парламенте ты работать не будешь. Она сказала ой, спасибо, ой, счастье! Мне эта ГД вот уже где стоит, поперек горла! И второе, что мы сказали и вообще мы, наверное, спросим мнения ребят, вдруг у кого-то будут возражения. Но ни у кого возражений из будущих марининых коллег не возникло, все, в общем, отнеслись очень доброжелательно к ее приходу. И буквально затем начались события, связанные с блокадой дома Милошевича, с арестом Милошевича. У Марины была действующая виза, она могла вылететь в Югославию практически одноместно. И она вылетела.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Я помню! Я увидел а на каком я канале? Я нажал кнопку
Е. КИСЕЛЕВ — И она вылетела. И в первый день своей работы на НТВ она действительно появилась как корреспондент
А. ВЕНЕДИКТОВ — У виллы Милошевича, я это помню.
Е. КИСЕЛЕВ — Корреспондент, спецкор НТВ на прямом включении из Белграда. И перешла на ТВ-6, не колеблясь, абсолютно спокойно, решительно, как, кстати, многие. Вы знаете, для меня поразительно было, что большинство женщин, работавших на НТВ, решение об уходе с любимого нами старого канала НТВ приняли с несравненно большей решительностью и с несравненно меньшими колебаниями, чем многие коллеги-мужчины.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Ну, это особенности женского организма. Не будем этоони там в горящую избу, пусть коней выводят.
Е. КИСЕЛЕВ — Да, да.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Это уже как-нибудь. Давайте перейдем к телефону. Хоте сказать, что мы будем чередовать телефон и пейджер. Тут был мне упрек, что спрашивали на пейджер, должен ли Киселев остаться, а телефону уделяете много времени. 203-19-22, Евгений Киселев отвечает на ваши вопросы в прямом эфире «Эха Москвы». Алло, доброй ночи!
СЛУШАТЕЛЬ Доброй ночи. Меня зовут Марина. Евгений Алексеевич, не так давно в «Итогах» вы сослались на распечатку телефонных разговоров Волошина, опубликованную в Интернете, причем сказали такую интересную фразу нет оснований не доверять этим публикациям, такое вряд ли можно выдумать. А в связи с этим я бы хотела сказать, что не секрет, что одной из козырных карт, разыгрываемыми вашими противниками в игре против вас, являются ваши сверхдоходы, так, как это ими декларируется, что у вас есть сверхдоходы в виде непомерных зарплат и т.д. И, соответственно, сверхрасходы. И вот как вы прокомментируете распечатку ваших кредитных карт, опубликованную в Интернете, если вы ее видели или слышали об этом?
Е. КИСЕЛЕВ — Вы знаете, что касается распечаток телефонных разговоров в приемной Волошина, ну, действительно, такое трудно выдумать, потому что
А. ВЕНЕДИКТОВ — Я это сертифицирую, потому что во время одного из разговоров я был в приемной и слышал ту сторону. Вот та часть, которую я слышал, она совпадает.
Е. КИСЕЛЕВ — Ах, вот так? Подслушивал?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Да, более того, мы с Александром Стальевичем обсуждали эти распечатки. Там случилось, что через неделю после них, распечаток, я был у него, я ему их принес, во-первых, в газете, а не в Интернете, которое было напечатано. И он так, похахатывая, читал и говорил — ты гляди, а тут выпущено, а вот тут тоже выпущено. Вот так!
Е. КИСЕЛЕВ — Нет, но я тогда в эфире «Итогов» сразу сказал, что совершенно очевидно, что эти распечатки подверглись весьма тщательной редактуре, чтобы явно изъять из текста любую информацию, которую потом можно было бы интерпретировать как, скажем, утечку каких-то секретных сведений, чтобы публикатора этих расшифровок нельзя было привлечь к уголовной ответственности за разглашение секретных сведений, составляющих служебную или государственную тайну. Это абсолютно очевидно. Ну и, конечно, такие тексты придумать невозможно. Что касается Я не читал, честно говоря, публикации по поводу моих сверхдоходов или сверхрасходов, хотя слышал о том, что такие публикации появлялись. Я абсолютно откровенно могу сказать, что да, действительно, я получаю очень высокую зарплату. Кстати, такую же, как я и получал на НТВ. Кстати, такую же, как и получают руководители, насколько мне известно, большинства других телекомпаний, каналов. На телевидении люди много зарабатывают. Телевидение это та область, где давно существуют у многих людей высокие заработки, высокие оклады. Я этого не скрываю, я этого не стыжусь, я аккуратно плачу все налоги. Я считаю, что любой человек имеет право получать сколь угодно высокую зарплату, если он при этом не нарушает налогового законодательства. Я, если пользоваться образом тех рекламных роликов, которые размещает Министерство по налогам и сборам в эфире, сплю спокойно, потому что все налоги я до сих пор в своей жизни аккуратно платил. А замечу только одно во всем мире и в любом приличном обществе считать деньги в чужом кармане считается вещью крайне неприличной.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Я бы хотел добавить по поводу распечаток, может быть, даже обсудить с тобой этот вопрос. Известно, что параллельно вышла другая распечатка это была секретная телеграмма посла Германии в Вашингтоне, такой меморандум переговоров Буша и Шредера. И мы спросили наших радиослушателей в электронном голосовании, должен ли журналист, в случае, если это представляет общественный интерес, заниматься публикацией, как бы сказать, незаконно добытых документов и распечаток. И большинство наших слушателей сказали «да». Хочу сказать, что Волошин не является частным лицом. Это все происходит, когда он на государственной службе. Это не распечатка его домашнего телефонного разговора, хотя при этом, надо отметить, что если говорить об этом факте, то у меня полное ощущение, что эту распечатку сделали спецслужбы, ныне действующие, это было предупреждение г-ну Волошину
Е. КИСЕЛЕВ — Ну, а кто еще может прослушивать, записывать телефон, который в Кремле?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Ну, даже городской. Кстати, был очень любопытный вопрос
Е. КИСЕЛЕВ — Я хотел бы отреагировать, на эту тему сказать. Я считаю, кстати, существуют определенные правовые нормы в нашем государстве. У нас запрещается собирать информацию незаконными способами. Скажем, журналисты, и не только журналисты, а вообще, в принципе, прослушивать телефоны, записывать, расшифровки потом эти делать, эта штука незаконная. Но если журналисту попадает в руки информация, которая тем или иным способом не им, он не нарушал закон — вот, ну, вывешены они в Интернете, дальше это вопрос такой, вопрос профессиональной этики, морали, нравственности. Здесь очень трудно давать какие-то советы, рецепты. В законе о СМИ записано, боюсь, что не смогу точно процитировать, но есть пункт, статья в законе, где говорится, что журналист не вправе предавать информацию, собранную методом, допустим, прослушивания или тайной видео-аудио съемки, скрытой съемки, за исключением тех случаев, когда эта публикация необходима для защиты общественных интересов.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Вопрос общественных интересов — вопрос такой, кто определяет общественные интересы? Журналист определяет. Вот в этом все и дело. От Леонида здесь, про другое: «Совершенно согласен с вами, чужие деньги считать неприлично. А прилично ли платить педагогу или врачу 50 долларов в месяц?»
Е. КИСЕЛЕВ — Безусловно, неприлично.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Вот, тут как бы все очевидно. Более того, вот эти 50 долларов в месяц платятся из налогов, которые вы, Леонид, Евгений, я и другие платят в виде своих налогов. Потому что это муниципальный бюджет, куда идут налоги с тех чудовищных зарплат, которые получают некоторые люди.
Е. КИСЕЛЕВ — И пенсии, и пособия, и стипендии, и многое другое.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Юра из Чикаго говорит: «В нормальном мире все знают, сколько зарабатывают известные люди, от Ларри Кинга до Опры». Я должен Юре возразить, потому что я занимался этим вопросом и смотрел внимательнейшим образом. И там всегда Опра получила порядка 10 млн. долларов. Порядка!
Е. КИСЕЛЕВ — Ну, во всяком случае, я могу ответственно заявить, что ведущие вечерних программ новостей на основных общенациональных телесетях США АВС, СВS, NBC, речь идет о таких китах американского телевидения как Ден Разер, Том Брокаук, Питер Дженекс, как ведущий программы «Night line» Тэд Куопел вот такие супержурналисты американские получают в год многие миллионы, я подчеркиваю миллионы, долларов. Точную сумму вам, кстати, никто никогда не скажет.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Они говорят порядка.
Е. КИСЕЛЕВ — Дело в том, что помимо оговоренной в контракте суммы существуют всевозможные бонусы, премии, доплаты за, скажем, командировки, в которые иногда выезжают эти журналисты в горячие точки, потому что помимо того, что они ведут новости, они иногда делают спецвыпуски, включаются напрямую как суперзвезды, а иногда требуется присутствие суперзвезды не в студии, а на месте события и т.д. Т.е. никто вам никогда не скажет, о каких суммах идет речь. Но эти суммы несопоставимо больше, чем получают самые высокооплачиваемые российские журналисты.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Вопрос от Григория: «Какова судьба Антона Титова? Почему о нем никто не говорит?»
Е. КИСЕЛЕВ — Судьба Антона Титова, к сожалению, плачевна. Антон по-прежнему находится в следственном изоляторе Лефортово. И несмотря на то, что есть основания предполагать, что дело, по которому он лишен свободы, судебной перспективы не имеет с весьма высокой долей вероятности, что оно может быть даже не дойдет до суда, а если и дойдет, то в суде рассыплется, тем не менее, вполне возможно, что при существующих у нас порядках и нравах ему там придется, к сожалению, пробыть еще какое-то время.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Но мы работаем, мы не забыли.
Е. КИСЕЛЕВ — Мы работаем. Мы, имеется в виду, прежде всего, работают наши адвокаты.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Конечно, и мы его друзья.
Е. КИСЕЛЕВ — Его друзья, мы об этом говорим.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Евгений Киселев, и  через 2 минуты снова телефон 203-19-22.
ПЕСНЯ.
А. ВЕНЕДИКТОВ — 2 часа 34 минуты в Москве, 3 июня, и Евгений Киселев отвечает на ваши вопросы по телефону 203-19-22. Сейчас вот, в оставшейся части мы будем говорить с вами, с радиослушателями, в прямом эфире. Еще раз напоминаю московский телефон 203-19-22 и, естественно, код Москвы для других городов 095. Сбрасываю телефон и включаю телефон. Алло! Доброй ночи!
СЛУШАТЕЛЬ Здравствуйте! Меня зовут Нелли Викторовна. Я всегда с удовольствием смотрела ваш канал. И сожалею, что все так получилось. Но у меня вопрос такой, не по существу: вот как можно к вам попасть на работу?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Почему не по существу? Я должен сказать, что на пейджер — масса людей с массой предложений, проектов. Вот, как связываться, как предлагать? Как устраиваться на работу?
Е. КИСЕЛЕВ — Вы знаете, к стыду своему, я не помню на память телефон нашего отдела кадров, но я думаю, что в любой московской телефонной справочной есть телефон Московской независимой вещательной корпорации так официально называется компания, ТВ6 это название канала, а компания называется Московская независимая вещательная корпорация, МНВК. Соответственно, моя должность гендиректор МНВК. Так вот, или ТВ-6, или МНВК вам дадут телефон справочной, а в справочной дадут телефон отдела кадров. Хотя сразу хочу предупредить. Дело в том, что компания оказалась в сложной, очень необычной ситуации. На ТВ-6 единомоментно пришли сотни человек, которые ушли с НТВ как единая команда, которые ощущали себя как единая команда, и которым предложили там работать. А в результате мы уже, менеджеры ТВ-6, решаем очень сложную задачу, как вот Разумеется, расширяется информационный эфир, появляются в этой связи новые вакансии, новые возможности для работы, но, честно говоря, мы на некоторых участках сталкиваемся с тем, что у нас людей больше, чем на самом деле нужно. На некоторых участках есть нехватка в людях, на некоторых есть переизбыток людей. Разумеется, мы эту ситуацию, как модно сейчас говорить, будем разруливать, но к нам на работу устроится очень непросто.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Вопрос от Игоря из Питера, мы не будем входить в дискуссию о том, где, в каких странах говорят, о чем и сколько, по поводу зарплат, но вот заявление о том, что 460-490 млн. долларов, по словам, правда, неквохоедность, испарились неизвестно, куда и найти их будет чрезвычайно трудно, имеется в виду, НТВ, видимо. «Пожалуйста, если можно, ответьте прямо на этот вопрос куда делись эти деньги?»
Е. КИСЕЛЕВ — Сколько-сколько?
А. ВЕНЕДИКТОВ — 460-490 млн. долларов. Игорь, Петербург.
Е. КИСЕЛЕВ — Это какой-то бред, потому что таких денег никогда на НТВ не было. 460-490 млн. долларов это весь бюджет НТВ за несколько последних лет. Т.е. такие цифры, они просто высосаны из пальца. Если где-то они гуляют, по каким-то интернетовским сайтам, это все из области черного пиара.
А. ВЕНЕДИКТОВ — 203-19-22, телефон прямого эфира. В прямом эфире Евгений Киселев. Алло, доброй ночи!
СЛУШАТЕЛЬ Здравствуйте! Меня зовут Наталья Юрьевна. Евгений Алексеевич! (фраза пропала из-за плохой слышимости абонента). Очень тяжело и сильно переживала то, что случилось с НТВ,
Е. КИСЕЛЕВ — Спасибо!
СЛУШАТЕЛЬ Я считаю, что это трагическая страница в современной российской новейшей истории.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Давайте не будем сгущать и ее перелистнем. Драматическая, да.
СЛУШАТЕЛЬ Но она уже, так или иначе, перевернута, да. И поэтому я хотела спросить вот о чем: смотрите ли вы сейчас передачи нынешнего НТВ? Если можно, ну, насколько это удобно, как-то прокомментируйте их, пожалуйста!
Е. КИСЕЛЕВ — Скажу честно не смотрю, больно.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Понятно. От Ивана вопрос в лоб: «Почему вы не освещаете арест Лимонова?»
Е. КИСЕЛЕВ — Вы знаете, мы освещали арест Лимонова. Вот, арестован он, ждем, когда будет какая-то новая информация о том, что происходит по этому делу. Знаете, ведь правоохранительные органы, которые арестовывают людей, сажают в Бутырку, в Матросскую Тишину, Лефортово, они очень неохотно делятся информацией.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Сразу предупреждаю еще раз хорошие вопросы, но без подписи, человек за подписью «Петербург» — не пойдет. Подпишите свой вопрос, и мы на него ответим. 203-19-22, телефон прямого эфира. Алло, доброй ночи!
СЛУШАТЕЛЬ — Здравствуйте. Валентина Петровна. Я много раз задавала на пейджер вопрос — Григорий Кричевский, скажите, где он?
Е. КИСЕЛЕВ — Григорий Крический сейчас находится в командировке в Берлине, если я не ошибаюсь, во всяком случае, в Германии он находится в краткосрочной командировке. Завтра вернется в Москву. А вообще он является директором дирекции информационного вещания, моим заместителем, и продолжает выполнять обязанности руководителя службы новостей.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Просто его не видно в эфире, поэтому, видимо
Е. КИСЕЛЕВ — Григорий Кричевский действительно вел и приобрел публичную известность как ведущий, в основном, дневных выпусков новостей, но я напомню, что когда поменялось в январе прошлого, 2000 года, поменялось руководство, когда мне пришлось, достаточно неожиданно для самого себя стать гендиректором НТВ после ухода Добродеева, Кричевский стал заместителем главного редактора, очень скоро и главным редактором новостей на НТВ. И в связи с этим перестал работать как ведущий. Хотя, на самом деле, Кричевский работает со мной много лет. Он был редактором-консультантом программы «Итоги» много лет, начиная еще с 1996 года. Он продолжает заниматься и творчеством. Он сделал 2 фильма из серии «Новейшая история». «Жизнь под грифом «секретно» — об истории американских граждан, которые были завербованы советской разведкой, Бары и Саранта, которые затем прожили очень сложную драматическую жизнь в СССР, стали здесь видными учеными, сыграли немалую роль фактически в создании целой новой отрасли электронной промышленности в СССР, потом, в силу конъюнктурных причин были с этой работы изгнаны, незаслуженно забыты на мой взгляд, очень был любопытный фильм.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Вот, кстати, вопрос он дальше будет снимать фильмы?
Е. КИСЕЛЕВ — Он еще снял фильм о гибели линкора «Новороссийск» — он прошел не очень заметно, но, тем не менее, был. Хороший фильм. Из серии «Новейшая история» — «Гибель линкора», о загадочном взрыве, который унес в пучину на рейде в Севастополе в 1955 году самый большой корабль Черноморского флота, и тогда погибло множество моряков. И сейчас вот он работает еще над одним фильмом из серии «Новейшая история», который выйдет, наверное, уже в июне.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Из Питера, видимо, через пейджер, потому что часть букв потерялась и подписи нет, но есть телефон, поэтому прочитаю: «Как вы относитесь к тому, что Юля Бордовских снялась в «Плейбое»?»
Е. КИСЕЛЕВ — Очень положительно.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Поддерживаю!
Е. КИСЕЛЕВ — Красивая женщина, имеет право. И потом, знаете, я тут не могу не среагировать. Дело в том, что, увы, наверное, в представлении многих наших сограждан, журнал «Плейбой» — это что-то вроде такого полу порнографического издания, что в действительности совершенно не так. Это очень респектабельный журнал считается, и в США, и в других странах. Да, там появляются эротические фотографии, но весьма целомудренного свойства. Для любого фотографа опубликовать свои фотографии в «Плейбое» — это большая честь. «Плейбою» дают интервью всемирно известные политики, общественные деятели, деятели литературы, искусства, театра, кино. И, скажем, для американских писателей первой когорты опубликовать, скажем, свой рассказ в «Плейбое» — это большая честь. Так что, на самом деле, просто я хочу, если есть какие-то у задававшего вопрос сомнения относительно респектабельности этого издания, то пусть они будут развеяны.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Купите журнал и смотрите. Прислали подпись из Петербурга, видимо, потерялась — профессиональный нам с тобой вопрос: «Не могли бы приоткрыть секрет, что такое мифическое кроется за понятием «осведомленный источник, близкий к кругам»?».
Е. КИСЕЛЕВ — Видите ли, очень часто мы, журналисты, располагаем информацией, которую нам предоставляют знакомые наши политики, чиновники, военные, общественные деятели в общем, носители информации, которые с нами этой информацией делятся. Они говорят мы за эту информацию отвечаем. Иногда показывают нам в подтверждение той информации, которая у них есть, некие документы, фотографии, видеозаписи, какие-то другие свидетельства того, что эта информация соответствует действительности. Мы, как правило, эту информацию проверяем через другие источники. Ну, существует такой принцип, что информация должна быть подтверждена как минимум из 2 источников, независимых друг от друга. Но эти люди зачастую говорят, что большая просьба не назвать нашу фамилию. Если мы эту информацию будем давать без ссылки на анонимный источник, то получается, что мы ее как бы даем от своего имени. Т.е. когда мы говорим, что эта информация получена, скажем, из весьма осведомленного источника, близкого, скажем, к руководству Минобороны, или к руководству администрации президента, или к руководству правительства, тем самым, мы как бы, как принято сейчас говорить, даем маячок уважаемые телезрители, любезные наши слушатели, это не просто так, это не треп какой-то, это действительно информация, за которую мы отвечаем. Бывает такая еще формула, мы говорим Но это тоже, ведь вы понимаете, в государственном аппарате, в правительстве, администрации президента, в руководстве силовыми структурами или правоохранительными органами не любят, когда от них утекает информация, и они отслеживают, а кто у них является тем неблагонадежным товарищем, который сливает, как сейчас принято говорить, информацию Киселеву или Венедиктову, и пытаются иногда даже вычислить, кто это тут «враг государства». Поэтому иногда можно сказать Скажем, в американском посольстве иногда бывают брифинги по проблемам российско-американских отношений, и иногда посол, иногда кто-то из советников посольства, иногда кто-то из руководителей пресс-службы доносят некую, более-менее официальную информацию о том, как американской стороне представляется ситуация в развитии российско-американских отношений. И они говорят вы нас только по фамилии не называйте, это правило бэкграунда, а называйте по словам высокопоставленного американского дипломата в Москве или высокопоставленного представителя посольства США в Москве, пожелавшего остаться неназванным. Вот, есть такая формула. К сожалению, в наших условиях такое не применительно, потому что если мы скажем, что, по словам высокопоставленного сотрудника, скажем, Генпрокуратуры, попросившего не называть его имени если мы скажем, такую ссылку дадим, скажем, рассказывая о каких-то уголовных делах, которые расследуются, я вас уверяю, все руководство Генпрокуратуры сразу же бросится вычислять, а кто этот источник, и мы его можем просто лишиться.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Человек будет наказан.
Е. КИСЕЛЕВ — Человек будет наказан.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Тут у нас есть одна такая история наш молодой слушатель Стас неделю тому назад, в прошлую субботу, попросил меня, он пишет реферат в школе на тему «Наше государство на современном этапе», и я ему сказал знаешь что, Стас, вот придет Евгений Киселев, он тебе даст сейчас консультацию. У меня к тебе просьба вот, человек пишет реферат, сидит, слушает «Эхо Москвы», присылает мне напоминание. Что бы ты сказал, извини, я вспомнил учительскую профессию, реферат-то учитель будет проверять, какие родовые признаки государства на современном этапе ты бы мог назвать Стасу? Как тебе кажется, что он мог бы использовать, ссылаясь на осведомленные источники, близкие к кругам?
Е. КИСЕЛЕВ — Я бы вот что сказал, если Стас сейчас меня слушает
А. ВЕНЕДИКТОВ — Слушает, слушает, он прислал, да.
Е. КИСЕЛЕВ — Я бы обратил внимание Стаса вот на какую вещь. Что мы понимаем
(тут кассета перевернулась, и фраза-две раккордом «съелись»)
Е. КИСЕЛЕВ — что государство должно быть сильным, что без сильного государства не может быть демократии, что в условиях слабого государства нельзя проводить успешно
(почему-то пошла реклама, прямо на словах Киселева)
Е. КИСЕЛЕВ — но я все время не могу избавиться от ощущения, что у нас очень часто понятие «государство» и понятие «страна», понятие «Россия» подменяются, что под государством очень часто подразумевают Россию, а  в действительности говорят об огромной армии чиновничества, о бюрократическом аппарате. И когда говорят, что государство должно быть сильным, я все-таки хочу спросить страна должна быть сильной, Россия должна быть сильной, должна быть могучей страной, которой граждане ее будут гордиться, или государство как огромная армия чиновников, наших нахлебников, которые живут за счет тех налогов, которые мы, законопослушные граждане, выплачиваем в бюджет, должны быть сильными и творить все, что они хотят? Вот я хотел бы предостеречь всех от того, чтобы смешивались эти 2 понятия.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Вспомните, как Ленин определял государство, Стас. Помните, государство это аппарат насилия. Вот этот государственный аппарат
Е. КИСЕЛЕВ — На самом деле, государство — это люди, которые находятся на службе у нас с вами, которые получают зарплату из тех денег, которые мы платим в бюджет. И которые должна на самом деле обслуживать нас с вами.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Давай все-таки ответим Стасу по 2 позициям. Если говорить о государстве в понимании марксисткой политологии, государство как аппарат, государство как власть на современном этапе, что бы ты сказал? Чтобы ты посоветовал ему написать в реферате нашего государство как власть на современном этапе?
Е. КИСЕЛЕВ — Наше государство как власть, на современном этапе, безусловно, имеет свои корпоративные интересы и изо всех сил стремится их отстаивать. Виталий Коротич, выступавший недавно у меня в программе «Итоги», обратил совершенно справедливо внимание зрителей на то, что число бюрократов на госслужбе в России больше стало при Ельцине, при Путине, чем было до 1991 года. Бюрократический аппарат только разрастается. И вот эта чиновничья армия всячески сопротивляется реформам, либеральным, экономическим и политическим реформам, которые по идее должны были бы свести эту армию чиновников к значительно меньшей цифре.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Вот, Стас, от этого можете оттолкнуться, а можете и не толкаться. Миша из Питера спрашивает: «Будучи президентом, что бы вы сделали в первую очередь?»
Е. КИСЕЛЕВ — Если бы директором был я 
А. ВЕНЕДИКТОВ — Абсолютно!
Е. КИСЕЛЕВ — Вы знаете, мне очень трудно себя представить в роли президента. Я никогда не хотел заниматься политикой, не стремился к политической карьере. Меня вполне устраивает роль журналиста, роль руководителя СМИ. Это к вопросу
А. ВЕНЕДИКТОВ — Кстати, был вопрос о твоей баллотировке по Чертановскому округу в ГД.
Е. КИСЕЛЕВ — Чур меня! Я воздержусь от ответа на этот вопрос более конкретно, потом что еще скажут, что я Путину, там, советы даю неуместные.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Понятно. Про твою творческую судьбу уже в конце этого часа фильмы «Новейшей истории», ты собираешься продолжать цикл, естественно, ну и?
Е. КИСЕЛЕВ — В работе сейчас как минимум 4 проекта. Одни из них многосерийный даже. Все они, я думаю, выйдут в эфир, начиная с конца августа.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Не выдаешь тайну, чтобы не утащили идею, правильно?
Е. КИСЕЛЕВ — Разумеется. Я просто помню случай, когда мы достаточно громко объявили, что делаем фильм о Юрии Андропове, и буквально в тот же день или накануне Российское телевидение, видимо, чтобы составить нам конкуренцию некую, показало, так, на коленке, наспех сделанное кино, которое, разумеется, по качество совершенно было несравнимым, но общее впечатление от премьеры фильма испортило.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Стас передает огромное спасибо за комментарий. Уж не знаю, воспользуется он им или нет, но спасибо! Видишь, проконсультировал, я бы сказал. И последний, может быть, вопрос. Он тут несколько раз повторялся, Женя, такой странный к концу музыку какую любишь? Вот, спрашивают: «Какую музыку любите слушать?»
Е. КИСЕЛЕВ — Разную.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Понимаю, да.
Е. КИСЕЛЕВ — Я уже говорил, что люблю т.н. авторскую песню, я говорил об этом в связи с передачей «В нашу гавань заходили корабли», хотя, строго говоря, в этой программе поют не авторские песни, а поют песни, которые рождены улицей или двором, скажем так. Я люблю, собственно, песни, которые звучали в течение 3 часов и Пиаф, и «Queen», и Френк Синатра это все мое любимое, и «Падам, падам», и «Я ни о чем не сожалею» Эдит Пиаф, и «Нью-Йорк, Нью-Йорк» Синатры. У меня нет каких-то таких совершенно определенных пристрастий. Я тут одного тонкого знатока современной эстрады совершенно убил тем, что сказал Алену Апину я тоже люблю.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Так, ну ты убил просто! Это действительно.
Е. КИСЕЛЕВ — Хотя и классическую музыку люблю. У меня есть записи на кассетах, которые я даже иногда в машине слушаю. Не радио, не какую-то попсу, а иногда, знаете, фортепьянная музыка.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Да уж. Павел спрашивает из Петербурга, а мемуары не собираешься писать: «История НТВ до 14 апреля этого года интереснейшая страница нашей общей истории. Собираетесь ли вы, когда заживет, написать обо всем этом книжку вроде мемуаров?»
Е. КИСЕЛЕВ — Обязательно. Пусть не сомневаются некоторые товарищи всю правду, которая нам известна, расскажем.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Для того, чтобы совсем всем испортить ночь, мы сейчас телефонный звонок выведем. 203-19-22, и последний звонок сегодня Евгению Киселеву. Алло, доброй ночи!
СЛУШАТЕЛЬ Доброй ночи! Алексей Попанов. Мы дозвониваемся некоторое время, и очень, по-моему, сложный вопрос: Женя, пожалуйста, скажите, сколько раз после того, как вы покинули НТВ или как вас вынудили покинуть НТВ, вы встречались с Березовским? Я прощу еще раз прощения, это такая жесткая и емкая тема. И ваше отношение к Березовскому, и как ваши взаимоотношения строятся?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Правда, Женя уже отвечал на этот вопрос, но все-таки, видимо, люди подключились позже, еще раз как строятся твои взаимоотношения. Это самый главный вопрос, который, видимо, волнует слушателей.
Е. КИСЕЛЕВ — Я могу абсолютно откровенно вам сказать, что за то время, прошедшее с момента, когда я вынужден был покинуть НТВ, с Березовским я общался лично 1 раз. Я ездил как раз снимать некоторые эпизоды одного из фильмов из серии «Новейшая история» во Францию, в Париж, в Ниццу, ну, не в Ниццу в небольшой городок недалеко от Ниццы, не буду называть его, чтобы не догадались, может быть
А. ВЕНЕДИКТОВ — Все знают!
Е. КИСЕЛЕВ — Нет-нет, не знают, не вычислят. Но, в общем, чтобы рассказать об одной из исторических событий, которые происходили на юге Франции несколько десятков лет тому назад, вот, я снимал, как мы говорим, «стендапы» там, и вот тогда же я заодно встретился с Березовским. Ну, иногда мы разговариваем по телефону, но это общение минимальное. Он действительно ни во что, ни в какие вопросы, связанные с управление компанией, не вмешивается.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Я думаю, что на самом деле, я хочу сказать слушателям, что вы всегда же по эфиру поймете. Тот Киселев, другой Киселев, поддельный, неподдельный. И последний вопрос, Женя: как ты относишься к тому, что в «Куклах» появилась сейчас твоя кукла? Вопрос от Марины.
Е. КИСЕЛЕВ — Я знаю, что некоторые политические, общественные деятели, не буду называть фамилий, всерьез предлагали деньги, услуги, поддержку авторам и режиссерам программы «Куклы» за то, чтобы в ней появились их резиновые двойники. А вот моя копия, как выясняется, появилась там без всякого вмешательства с моей стороны. Я не смотрю «Куклы», как и другие программы, которые выходят на НТВ. Повторяю  -мне это больно. Хотя я искренне хотел бы, чтобы НТВ сохранило хотя бы часть того, чтобы было создано, наработано, чтобы канал не был разрушен. К сожалению, до меня доходят обрывки очень тревожной информации, свидетельствующей о том, что мои эти надежды могут не сбыться. Мне будет очень жаль. Я искренне бы хотел, чтобы те люди, которые приняли решение остаться работать на НТВ, несмотря на то, что да, к некоторым из этих людей у меня есть человеческие претензии, потому что сделали некоторые из них свой, я хотел сказать — уход, свое решение остаться на  НТВ обставили достаточно некрасивыми поступками, заявлениями, жестами. В конце концов, Бог им судья. Большинство людей, которые приняли это решение, вели себя прилично, у меня нет к ним никаких претензий, и я искренне бы хотел, чтобы они все-таки сумели сохранить хотя бы часть того лучшего, что было на канале, пожелать им успеха. Ну, получится, не получится это другой вопрос. Но повторяю, «Куклы» я не смотрю, вижу только рейтинги, которые упали в 2, в 3, даже в 4 раза. И до меня доходят мнения уважаемых мною телевизионных критиков о том, что, в общем, программа находится на последнем издыхании.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Я напоминаю, в прямом эфире «Эха Москвы» был Евгений Киселев. Напомню, что мы будем представлять новые программы ТВ-6, когда они будут готовы. И, я так думаю, что перед началом сезона, Женя, ты еще раз придешь и так, поподробнее, когда будет сделано, когда уже будет в плюс много чего говорить. Я надеюсь, что будет.
Е. КИСЕЛЕВ — Да, я просил бы тех, кто нас сегодня слушает, тех, кто болеет за нас, а таких, судя по телефонным звонкам, по вопросам в Интернете, по вопросам на пейджер абсолютное большинство, я, честно говоря, был удивлен количеством благожелательных откликов, вопросов, удивлен этому был, потому что бешенная была пиаровская кампания развернута в СМИ с целью всячески опорочить команду людей, которые ушли с НТВ на ТВ-6. тем не  менее, видимо, люди в большинстве своем гораздо достойнее, порядочнее и умнее, чем мы, порой, о них думаем. Спасибо вам! И извините за то, что мы иногда о вас думаем хуже, чем есть на самом деле. И я хочу всех попросить набраться терпения. Настоящий старт мы сделаем в сентябре.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Это был Евгений Киселев.



Прочитать последующие часы Ночного эфира Алексея Венедиктова


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире