Z
26 апреля 2004

Принц, шпионы и КГБ



Как во времена холодной войны продумывали визит королевской особы в Советский Союз
Недавно опубликованные материалы раскрывают тайны секретных служб обеих сторон.

В те дни, когда принц Филип прервал эмбарго королевского дома Виндзор на визиты в Советский Союз, большинство британских СМИ уделяли основное внимание падению его дочери с лошади во время международных соревнований.

Но недавно опубликованные документы министерства иностранных дел Великобритании демонстрируют, что за кулисами этой истории таился шпионский заговор в лучших традициях Ле Карре.

В соответствии с документами, выставленным в Национальном архиве в Кью, принц Филип, отправившись в Советский Союз в 1973 году в качестве президента Международной федерации конного спорта, был принят со всеми почестями.

Это был первый визит члена британской королевской семьи с тех пор, как большевики казнили Романовых. Советские власти надеялись, что он послужит прелюдией к официальному визиту английской королевы.

Британский королевский дом предпочел бы, чтобы визит ограничился исключительно рамками конного спорта. Но принц согласился на программу, предложенную советской стороной. Туда входили встреча с Николаем Подгорным, председателем президиума Верховного совета СССР, и участие в официальном обеде Верховного совета Украины, осмотр достижений советской промышленности, а также посещение главного конного завода страны.

Специально для принца были подготовлены списки тем, которые можно затрагивать, и тем, которых следовало избегать. «Черный список» возглавляла тема судьбы семьи Романовых. Следующим пунктом шли Сталин, Хрущев и другие лидеры прошлого, которых тоже не рекомендовалось упоминать.

Министерство иностранных дел порекомендовало, чтобы принц вместо вопросов о диссидентах, советских евреях и вторжении в Чехословакию вел разговоры о пионерских лагерях, достижениях советских спортсменов на предыдущей Олимпиаде, защите окружающей среды и исследованиях космоса.

Принцу разрешили говорить о советском флоте при условии, что он не будет критиковать его присутствие в Индийском океане и Средиземном море.

Можно было затрагивать тему Второй мировой войны. Однако принцу порекомендовали не рассчитывать на признание роли британского королевского флота, напротив, его предупредили о возможной критике по поводу запоздавшего открытия второго фронта.

В процессе подготовки к визиту было учтено все до малейших деталей. Из Лондона в посольство Великобритании в Москве была направлена телеграмма с просьбой уточнить правила этикета в одежде.

Русские хотели полностью взять на себя контроль над программой визита. Они отменили запланированное британской стороной посещение ресторана, объяснив это нежеланием подвергать принца неприятному лицезрению (вполне традиционной) картины русского пьянства.

Но сложности все же возникли, когда в британском посольстве узнали, что некий А.А.Греско, участвовавший в «спортивном событии» в качестве организатора, был одним из 105 советских шпионов, выдворенных из Лондона двумя годами раньше.

Какое хамство!

Вначале в посольстве приняли решение сохранять хладнокровие в связи со столь «хамским» поступком советской стороны: «Мы будем хранить гордое молчание. Если факт просочится в прессу, это может быть воспринято как пощечина Его Королевскому Высочеству».

Посольские служащие опасались критики в связи с тем, что они не выявили заблаговременно того обстоятельства, что Греско неподходящий кандидат для участия в подобном событии. В посольстве надеялись, что, если что-нибудь произойдет, они смогут просто высмеять это как очередную выходку кагэбэшников.

Но когда Греско объявил, что планирует сопровождать принца Филипа в Москве и Киеве в качестве постоянного компаньона, Британия выразила официальный протест. Русские отступили, но, как следует из документов министерства иностранных дел, для этого британской стороне пришлось пожертвовать планами использовать этот визит для внедрения пары своих агентов в Москве.

В частности, министерство иностранных дел не позволило отправиться в эту поездку в качестве «конюха» капитану Ричарду Уилсону действующему офицеру разведывательной службы, имеющему доступ к сверхсекретным материалам. А также Тони Бишоп, которого выдворили из России, не смог вернуться в Москву «под крылом королевского визита». Предполагалось, что Бишоп будет переводчиком принца. В ответ на жалобу Бишопа ему сказали, что он может переводить для Эдварда Хита во время визита Брежнева в Лондон, если таковой состоится.

Он расстроился бы еще больше, если бы знал, что принц вручил Греско «небольшой сувенир за труды» в конце визита, «конфиденциально и с минимумом церемоний».

Каков вердикт британского посольства по итогам сотрудничества с КГБ? Посол Джон Киллик писал: «На нас не могли не произвести впечатления широкие возможности и полномочия, которыми они пользуются, равно как и та уверенность, с которой они работают, и презрение к простым смертным».

Принцу на заметку

Министерство предоставило принцу словесные портреты людей, с которыми ему, как ожидалось, придется встречаться.

Генеральный секретарь Леонид Брежнев был описан как «волевой человек, излучающий уверенность и компетентность, не обладающий при этом блестящим интеллектом. Несмотря на цветущий вид, перенес несколько сердечных приступов. Любит охоту, футбол и вождение; по-английски не говорит».

Алексей Косыгин, второй по степени влиятельности человек в Советском Союзе и председатель Совета министров, был назван «приятным и легким в общении человеком с хорошим чувством юмора, несмотря на постоянно угрюмое выражение лица».

Глава государства Николай Подгорный описан как «здоровый и энергичный в свои 70 лет».

Список запретных тем

Судьба царской семьи;

советская внутренняя политика;

национализм;

советские евреи;

политические заключенные и диссиденты;

вторжение в Чехословакию в 1968 году;

советские шпионы в Великобритании.

Разрешенные темы

Спорт;

пионерские лагеря;

защита окружающей среды;

космос;

научное сотрудничество;

советский флот (за некоторыми исключениями);

Вторая мировая война.


inopressa.ru

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире