Ксения Туркова

Ксения Туркова

журналист, филолог
Когда мои родственники (тогда многочисленные, теперь, к сожалению, уже нет) думали, как бы меня назвать, и кто-то предложил имя Ксеня, были серьезные возражения. «Будут все звать Ксюшкой-поросюшкой», — почему-то решила моя прабабушка. Тем не менее решено было остановиться именно на этом имени. Слава богу, вышеозначенной рифмы я в свой адрес ни разу не слышала, да и в адрес других Ксень тоже (как известно, «Эхо Москвы» на них богато).
Любовь к свободе слова я почувствовала в 4 года. Именно в этом возрасте я попросила бабушкину соседку по даче показать мне маленьких курочек в курятнике, смотрела на них минут пять через полуоткрытую дверь, а потом выпустила всех, потому как решила, что несвобода – это возмутительно (впрочем, бабушкина соседка не была со мной согласна, курей потом ловили всем садоводческим товариществом). Случилось это в тогда еще советской Эстонии, куда я ездила на каникулы и с которой у меня связан первый журналистский опыт. В третьем классе я написала в газету родного города Железнодорожного (под названием «Знамя коммунизма») ма-а-аленькую статью о большой русско-эстонской дружбе и моей лучшей подруге, девочке Керсти. Потом в моей творческой карьере был большой перерыв, во время которого я успела до беспамятства увлечься биологией. Особенно привлекали меня насекомые, за которыми я с увлечением проползала с лупой, наверное, 3 или 4 лета подряд у себя на даче и не только. Но в 9 классе все же решила вернуться на журналистскую стезю и поступила в московскую школу №627 с лицейскими классами при телерадиокомпании «Останкино» (теперь их уже нет), а после нее – на факультет журналистики МГУ. Второй и почти весь третий курс проработала на маленьком районном кабельном телевидении, где была и швец и жнец и на дуде, как говорится, игрец. Освещала проблемы протекающих крыш, беседовала с сотрудниками ЖЭКов и устраивала телеигры для детей. Потом немного поработала внештатным корреспондентом на РЕН-ТВ. Ну а первой серьезной работой стало НТВ. Туда я попала во время большой летней практики, которую устраивал журфак. Почти всех, кто ее прошел, «бросили» на создание младшего брата программы «Сегодня» — городских новостей «Сегодня в столице», которые выходили на ТНТ. Для меня это был один из лучших периодов работы на ТВ, который, к сожалению, скоро закончился. Программа умерла вместе со старым НТВ, в ночь с 13 на 14 апреля 2001 года. Тогда мне пришлось сделать первый серьезный выбор в своей жизни, о котором я ничуть не жалею. Я стала работать на ТВ-6, потом ТВС, пережила два закрытия компании, после чего решила некоторое время отдохнуть от телевидения и пошла работать на «Эхо Москвы». Телевизионной наркоманией не страдаю, поэтому на радио себя чувствую прекрасно. Скучаю, конечно, по ТВ, но именно по тому, каким оно было; то же, что вижу сейчас, поводов для ностальгии не дает.
Помимо работы на радио, преподаю на журфаке орфографию и пунктуацию абитуриентам, язык которых порой дает богатый материал для рубрики «Ксеня по фене».
Очень люблю самодеятельность и надеюсь когда-нибудь устроить на «Эхе Москвы» большой капустник (в эфире или вне его).

Выпуски

31 мая 2020

F


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире