Z
21 марта 2012

Речь депутата парламента Великобритании о деле Сергея Магнитского

Оригинал – на сайте «Новой газеты»

Парламентские слушания – «Права человека и дело Сергея Магнитского».
Вестминстер Холл. Парламент Великобритании.


Дэнис Макшейн, депутат парламента Великобритании

Господин Председатель,

Сегодня я хочу поднять тему, связанную с трагедией, произошедшей с юристом, который представлял интересы британской компании и ее руководителя, поданного Великобритании.
Этот юрист был доведен до смерти самым ужасным способом. Если бы это произошло с британским юристом, работавшим на иностранную компанию, и он был бы арестован и помещен в тюрьму, где ему были осознанно созданы нечеловеческие условия содержания коррумпированными чиновниками, которые были заинтересованы в его исчезновении, то они бы были подвергнуты очень серьезному наказанию.

Однако эта трагедия произошла в современной России, и я сегодня обвиняю британское правительство в том, что оно проявляет огромное нежелание рассматривать всерьез это дело и принимать адекватные и необходимые меры не только для достижения справедливости, но и для того, чтобы недвусмысленно заявить, что убийство юриста, представлявшего Британию, не останется безнаказанным.

Я не требую от России введения особых законов, защищающих британских адвокатов, но нормы цивилизованного общества и принцип верховенства закона, так же как и четкие правила Европейской конвенции по соблюдению прав человека, которую ратифицировала Россия, должны определять условия работы юристов, представляющих интересы своих клиентов, таким образом, чтобы не подвергать их травле и гонениям, приводящим к смерти.

Детали трагической смерти Сергея Магнитского хорошо известны.
Господин Магнитский был московским юристом, представлявшим интересы британского бизнесмена Уильяма Браудера, уроженца США, являющегося внуком Эрла Браудера – лидера коммунистической партии Соединенных Штатов в 30-х годах и руководившего ею до 1945 года, когда его видения развития общества разошлись со Сталиным.

Его внук, посчитав, что капитализм – это лучшая форма развития общества по сравнению с коммунизмом, создал крупнейший инвестиционный фонд в России с активами на миллиарды долларов.
Но для молодого Браудера не все оказалось так просто, и, когда он начал бороться с коррупцией, свойственной для государственных компаний России, Президент России Путин выдавил его из страны как лицо, представлявшее «угрозу национальной безопасности».

Я рекомендую Вам посмотреть выдающийся документальный фильм, снятый Нормой Перси, о ранних годах Путина, который будет показан по каналу ВВС-2 в следующий четверг.
Он наглядно демонстрирует влияние политики и чиновников на бизнес. Как только путинский режим решает, что ему не нравится тот или иной бизнесмен, он не останавливается на полумерах, и когда они решат заняться вами – они делают это ошеломляющим способом.

После того, как Браудер был выдворен из страны, в его московских офисах путинская налоговая полиция провела рейды, изъяв документы и печати его компаний, а затем просто украла эти инвестиционные холдинговые компании.

Браудер нанял блестящего молодого российского юриста – Сергея Магнитского, чтобы тот попытался остановить это санкционированное государством преступление.
Магнитский провел расследование и обнаружил, что компании Браудера были не только украдены, но и в последствии использованы налоговой полицией для мошеннического возврата из государственной казны 230 миллионов долларов США налогов, которые компании Браудера заплатили за предыдущий год.

Магнитский сделал то, что сделал бы любой юрист в интересах своего клиента.
Он подавал жалобы и давал показания о причастности сотрудников налоговой полиции к этому невероятному преступлению.

Это было ошибкой.
Впоследствии он был арестован теми же самыми полицейскими, против которых он давал показания, обвиняя их в мошенничестве. Мошенничества Путинократии совершаются с целью обогащения не только нескольких вышестоящих чиновников, каждый вовлеченный в нее получает свою долю, и для того, чтобы заставить замолчать Магнитского, его бросили в одну из самых ужасных тюрем в России и по существу удерживали в качестве заложника. Поскольку российские власти не смогли добраться до Браудера, находящегося в Лондоне, они воздействовали на него через его юриста, тем самым давая ясно понять другим компаниям, работающим в России, что, когда налоговая полиция или кто-либо еще из чиновников требует доли, вламываясь к вам, будет разумнее ее им отдать, а не действовать в соответствии с законом.

Магнитский содержался в ужасных тюремных условиях.
Он подвергался пыткам в течение 358 дней, его лишали сна, содержали в вымороженных камерах, ему отказывали в еде и применяли иные методы насилия, унаследованные со времен Сталинской эпохи в отношении людей, которые попали в немилость Кремля. После шести месяцев мучений у него появились ужасные боли, ему систематически отказывали в любом лечение. В итоге его здоровье не выдержало, состояние стало критическим. Вместо оказания неотложной медицинской помощи мучители заперли его в карцере и восемь охранников забили Сергея до смерти резиновыми дубинками. Он был найден мертвым, лежащим на полу камеры в луже мочи. Ему было всего 37 лет.

С этого момента Российское Правительство делает все, стараясь скрыть истинную причину смерти, но, несмотря на это, были установлены имена всех российских чиновников налоговых и правоохранительных органов, органов прокуратуры и следственных изоляторов.
Многие из них имеют недвижимость за рубежом, приобретенную по ценам, несопоставимым с их задекларированными доходами.

Ни один из вышеуказанных фактов не является секретом. Об этом сообщалось в российской прессе, известны детали и имена, и я не буду останавливаться на каждом издании, упоминавшем их.
Их обсуждали американские сенаторы и конгрессмены, законодатели в странах-членах Европейского Союза и непосредственно в Европейском Парламенте, они вошли в отчеты Совета Европы.

Я и многие мои коллеги в палате Общин, так же как и в палате Лордов, поднимали эту тему в Парламенте, высвечивая это преступление, совершенное в отношении уважаемого британского бизнес-сообщества и ту ужасную правду о смерти Магнитского, которая проливает свет на то, что происходит в сегодняшней России.
Следующим примером является молодой юрист – Василий Алексанян, бывший начальник правового управления компании ЮКОС. В 2006 году Алексанян был в числе тех, кого арестовали и травили по так называемому делу ЮКОСа; у него обострились серьезные болезни, связанные с заболеванием СПИД, но в заключении ему было отказано в антиретровирусном лечении и химиотерапии. В 2008 году в дело вмешался Европейский Суд по правам человека, потребовав от российской власти освободить Алексаняна, однако ущерб, нанесенный его здоровью в период его содержания под стражей, был слишком велик, и он скончался в 2011 году, что явилось прямым результатом отказа в оказании ему медицинской помощи в заключении.

Возвращаясь к трагедии, произошедшей с Магнитским, мы должны спросить у правительства и министра, почему Министерство иностранных дел и Министерство внутренних дел были столь мягки при рассмотрении дела Магнитского и столь нерешительны в принятии мер в отношении ряда российских чиновников, имена которых известны и которые были вовлечены в хищение налогов из казны – преступление, которое разоблачил Магнитский?

Может ли Министр объяснить, почему некоторым участникам мошенничества было разрешено беспрепятственно въезжать на территорию Великобритании?
Речь, в частности, идет о подполковнике МВД РФ Артеме Кузнецове, указанном в показаниях Магнитского как лицо, руководившее хищением компаний инвестиционного фонда Hermitage. Кузнецов был также изобличен как лицо, совершившее хищение налогов из казны на сумму в 230 миллионов долларов США, и ответственное за незаконный арест Магницкого и его травлю в заключении. Опубликованные документы показывают, что вскоре после того, как налоговые средства в размере 230 миллионов долларов США были похищены из российской казны, семья Кузнецова приобрела элитную недвижимость в Москве и земельные участки в Подмосковье на сумму 3 миллиона долларов США, а также несколько дорогих автомобилей. Он посетил Великобританию дважды в 2006 году.

Майор МВД Павел Карпов был назван Магнитским как ближайший сообщник Кузнецова.
Карпов инициировал дело против господина Магнитского, которое использовал как предлог для его незаконного ареста. Опубликованные в России документы показывают, что семья Карпова приобрела недвижимость и дорогие автомобили на сумму 1,3 миллиона дол. США после совершения налогового мошенничества. Карпов приезжал в Великобританию четыре раза в 2006-2007 гг.

Дмитрий Клюев, фактический владелец КБ «Универсальный банк сбережений».
Это именно тот банк, через который были отмыты похищенные деньги – 230 миллионов дол. США. Ранее Клюев участвовал во многих иных мошенничествах, связанных с незаконным возвратом налогов. В 2006 году Клюев был признан виновным в организации мошенничества на сумму 1,6 миллиарда дол. США при попытке хищения акций Михайловского ГОКа – российской металлургической компании. Он побывал в Великобритании, по крайней мере, 5 раз в 2008 году.

Ниже приведены имена тех правительственных чиновников, которые участвовали в хищении налоговых средств, раскрытом Магнитским, в преследовании юристов фонда Hermitage, в последующем аресте и заключении Сергея Магнитского, длительном содержании его под арестом, в отказе ему в медицинской помощи, причастных к пытках, отказам в правосудии и, в конце концов, его гибели и последующем сокрытии его убийства:

Судьи: Елена Сташина, Алексей Криворучко, Ольга Егорова;

Сотрудники МВД: Олег Сильченко, Олег Уржумцев, Алексей Аничин, Олег Логунов, Борис Кибис, и генерал-майор Татьяна Герасимова;

Сотрудники ФСБ (секретная служба) : Виктор Воронин;

Сотрудники налоговых инспекций: Ольга Степанова, Елена Химина;

Сотрудники ФСИН: Дмитрий Комнов, Фихет Тагиев, Юрий Калинин;

Сотрудники Прокуратуры: Андрей Печегин.

Я прошу Министра согласится с тем, что в отношении всех этих лиц должен быть введен запрет на въезд на территорию Великобритании, а их имена – занесены в базы данных Интерпола и Европола.

Мы должны ужесточить нашу дипломатию, заявив, что чиновники, причастные к гибели Магнитского, не приветствуются в Великобритании в качестве посетителей, точно так же, как это сделал Государственный департамент США под давлением Конгресса.

Министерство иностранных дел, которое старалось приуменьшить значение дела Магнитского, будет и далее противиться этому предложению.

Министерство иностранных дел всегда прикрывалось позицией российской бюрократии.
15 ноября 2011 года Министр по делам имиграции наконец ответил на письмо, которое я послал ему еще в августе с предложением ввести визовые санкции.

В своем ответе он написал, что Совет по правам человека при Президенте РФ представил Медведеву свой доклад об аресте и содержании господина Магнитского в СИЗО, и что Министр внутренних дел РФ заявил, что собственное внутреннее расследование его ведомства не нашло никаких доказательств злоупотреблений – что неудивительно – и что Следственный комитет РФ, возглавляемый Александром Бастрыкиным, должен подготовить свой отчет к 24 ноября.

Насколько я знаю, никакого отчета не было и в помине.
Министерству иностранных дел и Министерству внутренних дел пора прекратить бессмысленно повторять российские оправдания за бездействие, а вместо этого – последовать примеру Соединенных Штатов Америки и ясно дать понять, что все те, кто был изобличен Магнитским в хищении государственных денег и причастен к его гибели, не останутся безнаказанными со стороны Уайт-холла.

В более раннем ответе на мой депутатский запрос от 13 июля прошлого года Министр по делам иммиграции сообщил, цитирую:

«Министерство внутренних дел действительно наделено правом не впускать иностранных граждан, присутствие которых в Великобритании, по ее мнению, не способствовало бы общественному благу страны», но в тоже время добавив, что «соблюдение конфиденциальности не дает возможности правительству обсуждать детали отдельно взятых случаев иммиграционных дел».

Извините, но это – не ответ, к тому же это неправда.
Ранее Правительство Ее Величества постоянно публиковало имена тех, кому отказано во въезде. Приведу ряд примеров: ведущая кулинарной телевизионной программы Марта Стюарт, актер Джордж Рафт, сайентолог Л. Рон Хаббард и даже Нобелевский лауреат, чилийский поэт Пабло Неруда, который написал: «Смерть — это камень, в котором укрепляется наше забвение».

Желание российских властей – придать забвению смерть Магнитского, но другой великий писатель Милан Кундера, живший при коммунизме, написал: «Борьба человека с властью – это борьба памяти против забвения».

Мы не готовы позволить придать забвению Магнитского, и если Министерство внутренних дел может опубликовать запрет на въезд повара, актера, чудака и поэта, оно, безусловно, может также опубликовать запрет на въезд в отношении российских чиновников, уличенных в многомиллиардных хищениях, причастных к незаконному аресту, к пыткам и смерти юриста, представляющего британского гражданина и его компанию.

Сегодняшним российским бюрократам очень нравится путешествовать за границу, покупать там недвижимость, обучать своих отпрысков в Великобритании.
Называя их поименно и лишая их этих привилегий за их противоправные деяния, и, в частности, за причастность к гибели юриста, защищавшего своего клиента – компанию из Великобритании, – мы посылаем на дипломатическом уровне ясный сигнал о том, что Россия не может жить вне правового поля.

Это касается не только России.
Мы должны найти способы отчетливо дать понять чиновникам высшего и среднего звена, что в случае нарушения ими закона двери Великобритании для них будут закрыты. Это требует использования на дипломатическом уровне нового инструмента – гласного запрета на въезд, для того, чтобы государственные служащие России и других стран могли видеть, что коррупция, сговор и убийства больше не являются преступлениями без наказания.

Этого хочет большинство честных российских граждан, и об этом необходимо заявить публично.
Великобритания должна сказать, что не рада видеть господина Путина на церемонии открытия Олимпийских игр в Лондоне, так же, как ему не рады сегодня на улицах Москвы.

Из 20 лет, прошедших с момента крушения коммунизма, в первые десять лет Россия подвергалась разграблению олигархами, а во вторые – ее грабили собственные чиновники, вплоть до самого высокого уровня.
России пора стать нормальной страной, где главенствует закон, и где налоговые инспекторы взимают налоги в пользу своих граждан, а не для пополнения своих собственных оффшорных банковских счетов.

Оригинал
Загрузка комментариев...


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире