Z
06 декабря 2008

Юлия Латынина: за мной установлена слежка



В ночь на 3 декабря, в среду, около четырех часов утра я возвращалась к себе на дачу. За мной, следуя на отдалении, держалась машина. Так как четыре часа утра – время нелюдное, то я удивилась тому, что машина а) сворачивает за мной на совершенно безлюдную лесную дорожку, по которой и днем-то не ездят, б) держится в отдалении.

Шлагбаум, перекрывающий дорогу, был поднят, а сторож очевидно спал в будочке. Тем не менее я остановилась и вышла из машины. Второй машине – это была старая БМВ — пришлось подъехать, стекло опустилась, и я увидела молодого человека кавказской наружности.

 — Это Рублевка, — растерянно спросил он меня с резким, как мне показалось, южноосетинским акцентом. Я могу перепутать, но это точно был не аварский и не адыгский акцент. Я также не думаю, что это был чеченский акцент.

Я ответила, что не потерплю слежки за собой, и вернулась в свою машину, вспомнив, что в ней лежит фотоаппарат. Старая БМВ стала разворачиваться. Я достала фотоаппарат и сняла человека, сидевшего рядом с водителем. Сначала я, к сожалению, снимала без вспышки, потом я исправила фотоаппарат и сняла со вспышкой. Лицо человека, сидящего рядом с водителем, можно разглядеть, хотя и не очень отчетливо, так как он к этому времени поднял стекло, но его легко можно восстановить с помощью специальных программ. Старая БМВ развернулась, и я сняла ее задний номер.

Когда я приехала домой, я обнаружила, что задний номер с машины снят. Разглядывая снимки, я также обнаружила, что на стекле машины укреплен трехцветный пропуск: может быть, для проезда на территорию какого-то федерального учреждения, а скорее – для того, чтобы милиция не останавливала машину без заднего номера с молодыми кавказцами, заметив на переднем стекле федеральный пропуск. Мне представляется чрезвычайно странным существование машин без номерных задних знаков, но с федеральным пропуском. Старая БМВ с федеральным пропуском – вещь приметная – я думаю, что эту машину легко узнают по фотографии.






Через два дня на электронную почту сайта «ej.ru» пришло письмо, в котором было сказано: «заткните Латыниной рот. Ее участь уже решена. Она не успеет уехать. Жаль ее семью».

Я достаточно много получаю угроз, но на этот раз я отнеслась к этой угрозе серьезно. Служба безопасности президента Южной Осетии Эдуарда Кокойты неоднократно убивала или пыталась убить противников Кокойты, в том числе и на территории РФ. И хотя до сих пор это случалось только во Владикавказе (последний пример – бывший замглавы Верховного Совета Южной Осетии Алан Чочиев, которого, по его утверждению, киллеры из службы безопасности президента Кокойты ожидали с 1 августа несколько дней у его дома во Владикавказе) – я не вижу, почему бы этому не произойти и в Москве.

Я полагаю, что непосредственной причиной желания попугать меня или установить мое место жительства могли быть мои выступления на «Эхе Москвы», мои статьи в «Новой Газете» и моя статья «200 км. танков», опубликованная в пяти частях в ej.ru, в которой высказылись чрезвычайно резкие оценки режима, установленного Эдуардом Кокойты в Южной Осетии.

Я не очень тревожусь слежкой или прослушиванием моего телефона, потому что мне нечего скрывать. Все, что я думаю о ситуации в России, можно услышать по «Эху Москвы» или прочесть в «Новой газете».

Но вот эти двое орлов на старой БМВ без заднего номера, но с федеральным пропуском, воля ваша, вещь удивительная. Ну, понятно, что они хотели пробить адресок, вопрос – зачем? Вряд ли они ожидали, что я выйду из машины в четыре часа утра на безлюдной дороге. Так что просьба ко всем, кто может – помогите опознать эту машину и этих людей.

А если они действительно ошиблись двумя десятками километров и искали Рублевку, то просьбе к этим молодым людям со снятыми номерами, но федеральным пропуском, позвонить в редакцию «Эха Москвы» и «Новой газеты», и разъяснить возникшее недоразумение. Отсутствие звонка мы будем считать тоже ответом.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире