Z
08 июля 2008

Выступление Алексея Венедиктова на заседании Общественной коллегии по жалобам на прессу в связи с жалобой партии «Яблоко»

Скачать звук (6,6 Мб)

А. ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо большое, коллеги. Я бы оставил в стороне, как не преднамеренную ошибку, разговоры о не профессионализме «Эхо Москвы». Я считаю их, конечно не преднамеренными. Я не буду тогда здесь перечислять все те журналистские награды, которые получили наши политические журналисты от политического сообщества и от журналистского сообщества. Мне кажется, что здесь бессмысленно защищать то, что «снег холодный, а кипяток горячий». Насчет монополизации «Эхо Москвы» площадки, это к Суркову, это не к нам. Я даже не могу это комментировать. Я как-то гордостью… Почувствовал себя гордым. Это я принять не могу. Теперь давайте поговорим по сути дела, поскольку представители «Яблока»… А я не считаю, что это жалоба от частных граждан. Дело в том, что передо мной сообщение государственного агентства РИА «Новости» от 30 мая, когда была подана жалоба. И последний абзац звучит так: «пресс-секретарь Явлинского (правда, без фамилии) уточнила РИА «Новости», что партия уже перенаправила свое обращение из Большого жюри Союза журналистов в Общественную коллегию». Я как-то… Поскольку это не было нигде опровергнуто, что это партия…

(голос из зала):
Интерфакс?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это РИА «Новости», государственная… Я прошу передать. Собственно, есть все 15 таких. Если хотите, каждый член может получить это. Но на самом деле, это все равно, потому что мы изначально понимали, что речь не идет о рядовых гражданах, речь идет о руководителях пресс службы «Яблока», в результате некомпетентной работы которых, на наш взгляд, не профессиональной, возникла эта коллизия. Первое, ни по одному из этих фактов на «Эхо Москвы» не было обращений «Яблока». Предположим, это всё правда. Предположим, «Эхо Москвы», действительно ошиблось, нарушило чего-то такое. Это предположим. Мы не безгрешны, мы тоже могли ошибиться, новости каждые 15 минут, неточные оценки наших ведущих… Мне представляется, что если бы партия «Яблоко» была недовольна… Или пресс служба партии «Яблоко» или руководитель пресс службы, здесь присутствующий, то первое обращение, которое я, как главный редактор…. А обращаться можно исключительно ко мне, в соответствии с законом «О СМИ», я отвечаю за редакционную политику. Ни одного обращения я не получал. Это первое.

(голос из зала, неразборчиво):
К вопросу о непреднамеренных или не преднамеренных… Не далее, как сегодня ваша радиостанция сообщила, что сегодня этот спор будет рассматриваться в Общественной коллегии СЖР…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, вот видите, да?

(голос из зала, неразборчиво):
Общественная коллегия….

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это специально, Я знаю, поскольку я являюсь членом… непреднамеренно… Ну, не важно. Я понимаю, бывает. Я еще раз повторяю, что, безусловно, мы тоже совершаем ошибки. Непреднамеренные, я подчеркиваю, потому что мы очень следим за своей репутацией.

(реплики из зала, неразборчиво)

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да. И мне кажется, что нормальным… И мы получаем достаточно много, поверьте мне. Каждую неделю мы получаем массу писем из разных организаций, которые предъявляют нам те или иные претензии. Часть из них удовлетворяется прямо в эфире. Вы знаете, что я извиняюсь в эфире, так бывает. Очень неприятно бывает. И нам не западло извиняться в эфире когда совершена грубая ошибка или даже не преднамеренная. Теперь, что касается, я хотел бы перейти по «Яблоку». Значит, за тот период, за годичный период мы осветили 643 позиции по «Яблоку». Проверьте по сайту, 643. Претензии по 8-ми. Значит, уровень ошибок, если их признать, да? 1.2%. Мы очень рады, что 98,8% наших сообщений о «Яблоке» не вызывает у них никаких дурных эмоций. Даже, если это признать! Это так. Далее… Нас нельзя обвинить в предвзятости к «Яблоку» хотя бы такой причине… Тут я хотел бы раздать материалы дополнительные, раз это можно. Я взял 2007 год — лидеры партий в эфире «Эхо Москвы» — индивидуальные интервью и участие в дискуссиях. Вот индивидуальные интервью в 2007 году, в выборном году. Я прошу членов… Я хотел бы обратить внимание, что индивидуальные интервью, когда лидер партии мог бы донести до своих избирателей и чужих избирателей свое мнение, больше всего – Григорий Алексеевич Явлинский, 16 интервью в год индивидуальных. Затем Никита Белых – 11, Зюганов – 10, Жириновский – 9. Я считаю, что здесь явно не дотянули с остальными. Это проверяется по сайту. Но, тем не менее, согласитесь, что «Эхо Москвы» в политической сфере, я не беру правящие партии, да? Оно выдерживает некое равенство, некое соотношение. Если мы возьмем суммарно индивидуальные интервью и участие в дискуссиях только лидеров (таблица №2) , мы увидим, что Григорий Явлинский участвовал в дискуссиях и давал индивидуальные интервью больше всех лидеров партий – 20. Белых – 16, Жириновский – 14, Зюганов -11. А правящих партий было меньше, поверьте мне. Например, Сергей Миронов в выборном году был 2 раза и участвовал в дискуссиях 2 раза. То есть, я просто хочу показать, что, будучи профессиональным радио, и не монополизируя политическое поле, мы предоставляем возможность лидерам партий высказывать свою точку зрения. Я не говорю о вторых и третьих людях, тут картине еще интереснее была бы. Это просто по отношению к «Яблоку». И более того, добавлю, что даже после вот этой жалобы, буквально сразу после съезда партии, в понедельник у нас был новый лидер Митрохин, а во вторник у нас был Григорий Явлинский, который остается лидером. Нам это все равно. Я сейчас скажу страшную вещь. Как журналистам, нам что Явлинский, что Жириновский, что Путин, как лидер партии, нам это все равно. Мы обязаны обслужить наших слушателей мнениями и информацией. Это мы делаем. Это такое общее соображение, которое я хотел бы сказать. Теперь я перейду, если вам угодно, к конкретным замечаниям.
Что касается конкретного письма господина Коцюбинского. Действительно, мы опубликовали и давали в своем эфире 3 раза в этот день заявление господина Коцюбинского о призыве к отставке Григория Явлинского. Правда, здесь почему-то не сказано, что уже во втором сообщении было приведено другое мнение господина Амосова, лидера петербургского «Яблока», который полемизировал с господином Коцюбинским. Это есть на сайте. Я хотел бы обратить на это внимание. Да, мы не давали решение бюро, потому что мы не читали бумаги. Но лидер бюро господин Амосов озвучил позицию против господина Коцюбинского голосом своим. Запись сохранилась, ее можно послушать и это факт. Мы считали, и это есть редакционная политика наша, что такой призыв члена бюро (господин Коцюбинский член бюро «Яблока», а не просто рядовой член). И мы знаем позицию питерского бюро, она проявилась и на съезде. Мы считаем, что это был первый сигнал, первый и новый сигнал после парламентских и президентских выборов, и мы уделили этому достаточно внимания. Результат — Григорий Явлинский ушел в отставку. Мы первые об этом говорили! Григорий Явлинский последовал совету господина Коцюбинского! Значит, мы первые поймали эту новость. Значит, она действительно была, теперь задним числом можно сказать, действительно была важная новость! Более того, напомню вам о промежуточном решении. Когда питерское бюро «Яблока» или конференция (тут Женя меня поправит) единогласно выдвинуло нового лидера партии Максима Резника… То есть, не выдвинуло Явлинского, Явлинский тогда еще не уходил в отставку, когда шла конференция. Это значит, что питерское бюро «Яблоко» стало в оппозицию тому самому курсу, который … Мы это поймали, да, поймали на маленьком письме одного человека. Но для того и существует политическая журналистика, чтобы за одним случаем увидеть процесс. И поэтому задним числом уже, да? Можно сказать, что это правильно было сделано. И что наши слушатели… Вы меня извините, мы не обслуживаем ту или иную партию. «Яблоко», «Единую Россию», ЛДПР, СПС… Нам это не интересно. Мы обслуживаем наших слушателей, наших слушателей. Первые в этой стране практически узнали, как пошел процесс ухода Явлинского. Вот оно что было. Это была публичная сфера. Конечно, там есть какие-то «подземные сферы» тоже, но письмо Коцюбинского теперь и в истории теперь этой партии это начало публично ухода Григория Явлинского с поста формального лидера. Это факт, поэтому… Можно было бы говорить о том, что: «Да. Неравномерно, непоразмерно». Соглашусь, но дальнейшие события показали, что мы правы. Вот теперь об этом можно говорить. Я очень благодарен, что это слушание было перенесено «на» после съезда. Это факт. Вот о письме Коцюбинского. Что касается, «общелиберальное надпартийное явление…»… Ну, действительно, Матвей Ганапольский задал мне этот замечательный вопрос. И я ответил на вопрос Матвея Ганапольского. И я, действительно, считаю, что Национальная ассамблея… Мы не создали этот термин, если поискать, он в блогах и «Гранях.ру». Говорил об этом. Ну и что? Ну, да. Ну, надпартийное явление. Ну, да, смешной термин. Мы глумились над этим термином, мы смеялись над этим термином в программе, замечу я, которая называется «Особое мнение». Да, это мое мнение. Я не понимаю, почему в угоду той или иной партии или того или иного явления, я должен изменять свое мнение? Ну, смешной термин. Бороться с явлением, действительно, нельзя. «У вас совершенно аутентичная здесь расшифровка…» Я даже на этом останавливаться не буду, это просто смешно.
Что касается Антона Ореха. Важная история, важная история. Я в ней разбирался. Потому что, когда я получил жалобу, меня тоже сначала это зацепило. Я стал в ней разбираться, потому что я так плотно над этим не сидел. Что имел ввиду Антон Орех? Я ним разговаривал на эту тему, естественно, готовясь к заседанию. Он имел ввиду историю… История связана с тем, что… В чем претензии «Яблока» и так может услышаться, что оно, действительно, имеет место быть? Нет, не имеет. Знаете почему? Потому что Антон Орех делал ретроспективу. Если возьмете полностью реплику назад, смотрите, о чем он говорит? «А питерские яблочники давно дистанцировались от своих московских начальников, словно являются отдельной партией со своими руководителями – Амосовым, Резником». Мнение человека и я его разделяю. Да? « И это очень хорошо проявилось в истории с арестом Максима Резника. Шум поднялся невероятный, все демократы дружно принялись бить в набат и руководство «Яблока» все никак не могло…(Не могло!) сформулировать некое официальное заявление». Давайте посмотрим, как это происходило. Значит, у меня в руках санкт-петербургское сообщение, 9.47 утра, 3 марта. «В Петербурге задержан лидер», да? 9.47, 3 марта. 3 марта. И единственную информацию, которую мы имеем, соответственно, мы успели связаться с Максимом. Дальше 11.39, 4 марта «Следственный комитет возбудил уголовное дело в отношении Резника». 11.39, 4-е. Дальше… Это Интерфакс, это не мы. Дальше начинаются реакции. Первая реакция, кого? Никиты Белыха. Что он говорит? «Считаю это обвинение гнусной провокацией в отношении Резника, и связана с его деятельностью одного из лидеров». Первая реакция. Это по Интерфаксу. Это у нас 14.11, да? Дальше Гарри Каспаров (13.23) заявляет, «возбуждение уголовного дела против Резника связано с его активной работой в процессе объединения демократических сил», это 11.39, это все официальные сообщения… И дальше первое сообщение о заявлении Григория Явлинского, которое распространено агентством Интерфакс Северо-запад, 19.01. Прошло 5 часов. Что это за сообщение? «Мы не можем исключить, что задержание на ночь было провокационным и политически мотивированным. Вы разницу чувствуете? Естественно, у обозревателя, который услышал, одна партия говорит, гнусная провокация (СПС), другая партия… Ну, не партия, Гарри Каспаров говорит связано с политической деятельностью, лидер в заявлении, написанном, может быть, сидящей здесь Женей Диллендорф, сказано «мы не можем исключить…», гораздо мягче. Это ваш товарищ! И ни у кого не было сомнений в питерском «Яблоко» за что он задержан. И, естественно, да? Это… Вот тут Женя сказала, что возможно это мнение редакции. У редакции нет мнения на этот счет. У редакции вообще мнения не бывает. Это юридическое лицо, да? Вот мое личное мнение – я разделяю позицию Антона Ореха сейчас, хотя это его частное мнение, да? Его позиция. И эта реплика, которая идет со времен покойного Андрюши Черкизова, где высказывается только журналист, который… Так и называется – «реплика», да? Но я здесь полностью солидаризируюсь, что именно 4 числа другие партии стали «бить в набат», а здесь вот никак. «Не исключаю…» Это Белых мог сказать, с моей точки зрения. Я считаю, что Орех, по-журналистски, был прав. Это то, что касается Ореха. И, соответственно, все бумаги, на всех лентах все сохранено.

(Вопрос из зала):
Можно посмотреть?..

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, ради Бога, пожалуйста. Замечу я, что это материалы не «Эхо Москвы». Это было распечатано сегодня мною с ленты агентства Интерфакс.
Что касается дальше… Очень интересная история вот этой конференции саратовского регионального отделения «Яблока». Да, действительно, мы позвонили коллеге, который написал в своем ЖЖ, и он не член «Яблока». Его звали господин Чернышов, он корреспондент газеты «Богатей». Мы часто звоним журналистам коллегам из других изданий, когда у нас нет никакой возможности связаться с представителями той организации, в какую мы звоним. Вот у нас, например, нет никакой возможности освещать Олимпийские игры в Пекине. Коллеги, которые работают в Китае, будут нам это освещать. Это обычная практика. У нас нет в регионах корпунктов, и тогда мы обращаемся к нашим коллегам с просьбой помочь в освещении, что было реально сделано. У нас сохранилась запись разговора господина Чернышова с нами. Она сохранилась в аудиофайле, цитирую: «Конференция состоится завтра в 12 часов, по обсуждению отношения организации к этому предложению». Имеется ввиду Коцюбинскому… вопрос… «Это все, что я могу сказать именно по предложению Явлинскому возглавить экономический блок. В такой формулировке наша редакция, редакция газеты «Богатей» получила информацию непосредственно из штаба местного «Яблока» и приглашение принять участие в конференции». Корреспондент: «Никаких подробностей больше нет?», «Пока никаких подробностей нет». Вот все, что было в эфире «Эхо Москвы». Вот все что было! Вот журналист местный, который получил приглашение и там он говорит, что будет обсуждаться предложение Явлинскому возглавить экономический блок в правительстве. Слушайте, да! Он говорит: «Это мы получили». Это у нас в аудиофайле. У нас это лежит в нашем архиве, мы это можем доказать, естественно. Это просто распечатка. И затем… Это еще не конец. Значит, когда в газете «Богатей» появился отчет об этой конференции, там написано, что шли дискуссии по этому вопросу. Значит, правда была? Чего от этого?.. Ну, шли дискуссии, ну и шли. Чего? Да, мы получили это от журналиста. Да, руководство саратовского отделения «Яблоко» не выходило с нами на связь. Ни руководство, ни пресс служба. Но это организуйтесь как-нибудь сами. От того, что они не выходят на связь, оттого, что мы им звоним, а они не отвечают, мы не можем, и не будем оставлять наших слушателей без информации, что в партии обсуждается этот вопрос о предложении господину Явлинскому. Мы не знаем, было приглашение Явлинского в правительство или нет, мы не знаем. Но если в партии это обсуждается, мы видим это по местному журналисту, который ссылается на партию, мы будем это давать, без всякого сомнения. Повторяю, у нас есть аудиофайл. Здесь все по-журналистски было сделано моими коллегами честно.
Что касается высказывания главного редактора радиостанции «Эхо Москвы» по поводу того, что «Яблоко» является фюрерской и так далее партией.
Прошу прощения, газета «Богатей», извините, ради Бога, нашел. «По информации председателя саратовского «Яблока» Коннычева, прозвучавшей на конференции, сейчас нет подтверждения, что предложение Явлинскому войти в состав правительства, было сделано. Можно говорить лишь о том, что наоборот лишь ряд предложений был сделан Явлинским. Переговоры продолжаются». Внимание! Это вот тот самый Чернышев с ссылкой на руководителя саратовского «Яблока» в своей газете. Это не опровергнуто. Это пишет. После конференции «переговоры продолжаются»… Слушайте, что из нас делать мальчиков, да?

(голос из зала, неразборчиво):
…Вашему сообщению…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Переговоры продолжаются. Переговоры продолжаются. Это говорит руководитель саратовского «Яблока». Я не знаю, переговоры продолжаются, не продолжаются. Мы «свечку» не держали, да? Мы цитируем… здесь конференция…
Теперь, что касается про фюрера. На самом деле, полностью цитата звучала так, и контекст был такой… Это программа «Особое мнение», хочу подчеркнуть, что я был участником программы «Особое мнение». Это мое мнение, да? Мое мнение заключалось в следующем… Там обсуждается про «Яблоко»… «Я думаю», — говорю я (я цитирую себя с сайта). «Я думаю, что в «Яблоке» конструируют последствия возможного перехода Григория Явлинского в область дипломатическую или правительственную. Значит, «Яблоко» практически партия фюрерского типа, вождистского типа (я продолжаю разъяснять). Это ни плохо, ни хорошо, это так (естественно, для меня, это мое мнение, да это так, я говорю мое мнение), которая до сих пор (партия) концентрировалась на личности Явлинского (я продолжаю объяснять, что такое партия фюрерского, вождистского типа). И никакие там, при всем желании, при всем уважении, Сергей Иваненко, Сергей Митрохин, не могли Явлинского заменить. С уходом лидера, если партия хочет сохраниться, а она построена, как лидерская партия (я ввожу третий синоним этого для меня) будет новый лидер…И открылось охотство за наследством Явлинского. Сейчас вот Митрохин с одной стороны, вот Яшин с другой. Это ни хорошо, ни плохо, это так». Мое мнение. Ну и что? Да, фюрерского типа. И партия Муссолини фюрерского типа, я посмотрел учебнике политологии, да? Несмотря на то, что слово «фюрер» в итальянском языке отсутствует. И господина Жириновского наши политологи обвиняли в том, что партия фюрерского типа. Не за его программы, а из-за того насколько лидер, да? Является определяющим для партии. И даже фамилия господина Явлинского в названии партии, как «Я-блок», да? Свидетельство об этом. Это мое мнение. И мнение господина Коблинского… Я его знаю, очень уважаю. Совершенно не может изменить мое мнение. Я повторю еще раз и еще раз повторю, что есть партии фюрерского типа. Я еще раз повторяю, что я не сравниваю их …Явлинского с Гитлером. Безусловно, это не так. И в этом смысле у «Яблока» демократическая программа. Но при этом я повторяю, что эта партия организована по такому образу. И, уйдя, Явлинский (это говорят) остался лидером партии. Как это может быть в партии не фюрерского типа? Ушел? Ушел! Не…, лидер. Поэтому здесь я отказываться от этих слов не буду.

(реплики из зала, неразборчиво):
Умалчивание…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, мы молчим об этом, конечно… практически… Самая тяжелая для меня история, болезненная, связанная с безобразной спекуляцией заявителя, это история с убийством Фарида Бабаева. Вот первая страница… Во-первых, наши слушатели об этом знали. Вот первая страница наша. 21-го, 11, когда был Фарид Бабаев ранен, 22.35 новости – «в Махачкале совершено покушение на лидера дагестанской партии «Яблоко» депутата Бабаева», 22.35, 23.17, 1.011, 5.06 (следующий день), 8.32, 9.03, 19.05. Мы даем об этом все время. Это то, за что отвечает редакция. Это первая страница. Вторая страница, 23-е. 16.35, 9.32 (24-е), 10.04, 11.31, 12.06, 13.10. И вот теперь, в чем отвратительность вот этой части заявления, которое я не приемлю абсолютно… Ну, во-первых, радиостанция «Эхо Москвы» не является радиостанцией фюрерского, лидерского, вождистского типа. Все программы, о которых вы здесь написали, и вы это прекрасно знаете, определяются ведущими этих программ. Я как главный редактор не лезу в то, что они собираются обсуждать. И это не итоговые программы. У нас есть одна итоговая программа, она называется «Одним словом». Наши журналисты ее делают, да? Такой информационный канал. Журналисты, приходящие, выбирают сами темы, выбирают сами гостей. Но в чем подлянка? Подлянка в том, что перечисленные… Большинство здесь программ вышли накануне смерти Бабаева. Господин Пархоменко делал программу в пятницу. Господин Киселев делал программу в пятницу, 23-го. А Фарид Бабаев скончался, и первое сообщение в субботу в 9 часов 32 минуты. В субботу! И в эту же субботу (о чем здесь не написано), так называемая, итоговая программа Юлии Латыниной посвятила этому свою программу. Первая же программа после смерти Бабаева (тоже не отвечаю за это, могла и не посвящать)…Нельзя спекулировать на этом. Просто посмотрите, да? Когда эти программы выходят и когда погиб Бабаев. Это безобразие, я считаю. И при этом еще раз подчеркну, что это их абсолютное право. На следующий день была программа Жени Альбац. В ней участвовал господин Сатаров. Почему господин Сатаров об этом не… Потому, что речь о другом шла. Это было воскресенье. И после того, как Бабаев погиб, «Эхо Москвы» 24-го числа, 23.51, первая новость— «лидер «Яблока» Григорий Явлинский и председатель… Валерий Борщев намерены 25-го вылететь в Махачкалу». Еще не совершился вылет, а мы уже «намеренно…». Что такое намеренный вылет? Это не профессионально. Но мы это даем, потому что понимаем, что это важно, да? В 21.08 — «лидер «Яблока» Григорий Явлинский прибыл в Махачкалу». В тот же день, да? Это мы даем. Заявление Григория Явлинского в 5 утра… В 5 утра 26-го мы даем! Как после этого можно?... Может, это не профессионально, может быть не стоило этому уделять такое значение? Вот, вот Бабаев всё. Видите у меня одна, другая, третья, четвертая… Смотрите сами. Это просто безобразие. Если по остальным можно какие-то вещи принимать, по этой я ничего не принимаю. Отвергаю скопом, считаю, что это безобразие. Просто недостойно.
Завершаю. Значит, я уже говорил неоднократно, что «Эхо Москвы» не является ни оппозиционным, ни демократическим, ни либеральным, а является профессиональным радио. Повторю еще раз. Мы, когда совершаем ошибки, мы извиняемся. Когда нам указывают на эти ошибки, мы над ними задумываемся. Мы заинтересованы в том, чтобы имидж «Эхо Москвы», его профессионализм оставался на высоком уровне. Считаю, что сегодняшняя история – специальная дискредитация, по мелочам. По мелочам. Да, у нас бывали крупные ошибки, у нас бывали крупные ошибки. Не в отношении «Яблока». И это очень обидно всегда для главного редактора. Но здесь я не понимаю ни цели вот этой истории. Не обсуждения, обсуждения очень полезны. Потому что, самое главное, профессиональное радио никогда не будет «плясать под дудку» ни одной партии, даже к лидеру которой большинство сотрудников редакции испытывает симпатии. Никогда! «Эхо Москвы» будет оставаться профессиональным радио, и будет освещать события так, как с журналисткой позиции оно считает правильным. И если эта позиция будет монопольной, если наше понимание свободы информации будет единственным и монопольным, значит, наша страна будет более свободной. А не менее свободной, как это может показаться.
Спасибо.




















































































Загрузка комментариев...


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире