17:35 , 30 июля 2012

«Верховенство закона, видимо, не для верховного суда»

В своей статье «Правовое поле чудес» я подробно описывал о своем неудавшемся «участии» в конкурсе на должность Председателя Верховного суда РФ. Почему неудавшимся, потому что до конкурса я допущен не был. Мои документы даже не были приняты к рассмотрению по причине, якобы, пропуска срока их подачи.

После этого я решил обжаловать решение Высшей квалификационной коллегии судей РФ о рекомендации на должность Председателя Верховного суда РФ В.М. Лебедева ввиду нарушения процедуры отбора кандидатов.

Вместе с заявлением об обжаловании решения я просил Верховный суд РФ принять обеспечительные меры в виде приостановления процедуры назначения В.М. Лебедева на должность Председателя Верховного суда РФ до рассмотрения дела по существу.

Определением Верховного суда РФ от 17 июля 2012 года мне отказано в принятии заявления, ссылаясь на то, что «решение, принятое квалификационной коллегией судей, может быть обжаловано в судебном порядке только лицом, в отношении которого оно принято.

Учитывая, что Злобин С.В. в заявлении, поданном от своего имени, оспаривает акт, который не затрагивает его права, свободы или законные интересы, оно не может быть принято к рассмотрению Верховного Суда Российской Федерации, как и иного суда общей юрисдикции».

Никогда не думал, что нарушение порядка отбора на должность Председателя Верховного суда РФ, в котором я участвовал, не затрагивает моих прав, свобод и законных интересов.

Кстати,  определение было вынесено судьей Верховного суда РФ Н.К. Толчеевым, который в соавторстве с председателем Волгоградского областного суда С.В. Потапенко написал «Настольную книгу судьи по гражданским делам»… Интересно, это совпадение или закономерность?

Может быть я ошибаюсь, но все же…

В соответствии со ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (ч. 1); решение и действие (или бездействие) органов государственной власти, органом местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд (ч. 2).

Полагаю, что отказ в принятии заявления об отмене решения Высшей квалификационной коллегии судей РФ от 26 июня 2012 года о рекомендации на должность Председателя Верховного суда РФ В.М. Лебедева по п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ в совокупности с ч. 1 ст. 246, в силу которой дела об оспаривании решений и действий (бездействий) органов государственной власти и должностных лиц, как возникающие из публичных правоотношений рассматриваются и разрешаются судом по общим правилам искового производства с особенностями, установленными главой 25 ГПК РФ и ч. 1 ст. 254, закрепляющей специальное основание для подачи заявления, не предполагает отказ суда в принятии заявления о признании решений и действий (бездействий) органов государственной власти и должностных лиц, противоречащим закону в случае, если заявитель считает, что этим нарушаются его права и свободы, гарантированные Конституцией РФ и другими законами.

Иное бы означало, что судья своим определением, приобретающим обязательный характер после вступления в силу, определил бы содержание прав и обязанностей сторон спорного материального правоотношения еще до стадии возбуждения дела, в котором не проводится судебное заседание с участием сторон, а разрешаются лишь вопросы процессуального характера.

Это противоречит природе судопроизводства, предполагающее рассмотрение вопросов материального права при разрешении дела по существу в судебном заседании на основе состязательности и равноправия сторон.

Таким образом,  п.1 ч.1 ст. 134 ГПК РФ в совокупности с ч. 1 ст. 246  и ч. 1 ст. 254 ГПК РФ не может толковаться как позволяющий суду отказывать в принятии к производству моего заявления со ссылкой на то, что оспариваемый акт не затрагивает права, свободы и законные интересы.

Более того, суд обязан разрешить данный спор непосредственно в судебном заседании непосредственно при рассмотрении гражданского дела по существу.

Иной подход являлся бы отступлением от принципа равенства всех перед законом и судом, осуществления судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон и ограничением права на судебную защиту.

Как же так получилось, что судья, занимающийся наукой в сфере права, в сложившейся ситуации отказал мне в правосудии и умалил само существо моего права на доступ к правосудию? А не будет ли это являться нарушением п. 1 ст. 6 Европейской Конвенции?

А может быть, высшие руководители судебной власти искажают правосудие, когда вмешиваются в отдельные дела?

А если это так, «что же будет с Родиной и с нами»?..



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире