14:13 , 27 апреля 2012

Ходорковский свободнее, чем Медведев

Можете считать меня наивной идиоткой, но я до последнего верила, что Медведев отпустит Ходорковского и Лебедева.
Мне казалось, что после того унизительного положения, в котором оказался Медведев, он просто обязан сделать что-то, что заставит тех, кто посчитал его полным нулем, изменить мнение.

Но оказалось, что он пережил в спортзале все унижения.
Пережил и наплевательское отношение судейских к его либеральным поправкам в Уголовный кодекс, к его сигналам о том, что свобода – лучше чем несвобода, да и к другим как бы реформам, или потугам на реформы.

Очень хотелось, чтобы перед уходом Медведев сделал что-то хорошее, сделал то, что от него ждали.
А он – не смог. И скорее всего – не захотел.

Объяснения про Конституцию и про то, что без прошения он никак не может помиловать осужденного – от лукавого…

В тысячный раз можно повторить то, что в Конституции РФ есть две статьи, имеющие отношение к помилованию – статья 89, пункт «в», и там написано «президент РФ осуществляет помилование».
Заметим, не написано, как президент это помилование осуществляет.
Вторая статья ч. 3 ст.50 – «Каждый осужденный за преступление имеет право просить о помиловании или о смягчении наказания». И все.

Две эти статьи никак между собой не связаны.
Так что Медведев лукавил, когда убеждал спрашивавших его тележурналистов, почему он не может помиловать Ходорковского.

Представим, что Ходорковский написал это прошение.
Медведев бы его получил, а потом бы сказал: «Нет, не могу я его помиловать, ведь он не признал свою вину». Так было с Игорем Сутягиным, который написал Путину прошение о помиловании и вину свою не признавал. Рассказывают, что Путин, получив это прошение, позвонил одному из либеральных чиновников и посетовал: «К сожалению, не могу помиловать, он ведь вину не признал».

Это классическая чекитстская разводка.
«Покайся. Тогда отпустим».

Также сейчас в СИЗО обрабатывают девочек из группы Pussy Riot.
О раскаянии и признании вины им говорят не только следователи и оперативники. Но и люди, называющие себя правозащитниками.
Есть в ОНК (Общественной наблюдательной комиссии Москвы), членом которой я тоже являюсь, некто Александр Куликовский. Так вот, он приходит к Наде Толоконниковой и Маше Алехиной и уговаривал их признать вину, обещая, что им тогда изменят меру пресечения.

Впрочем, судя по реакции Медведева на вопросы о Pussy Riot, арестанткам ничего хорошего не светит.
И как это ни покажется странным, спасти их может только православная Церковь.
Как? А очень просто: православные священники могут попросить суд отпустить обвиняемых под поручительство. Это могло бы стать актом высшего милосердия со стороны Церкви к падшим душам. Представляете, сколько очков бы на этом заработала Церковь! Все бы вмиг забыли и про Брегет и про нехорошую квартиру. В обществе так не хватает милосердия, а Церковь явила бы его всем нам.

Но увы!
Священники не осмелятся это сделать, как не осмелился Медведев помиловать Ходорковского.

Почему? Ответ на этот вопрос крайне прост:
Медведев, так же, как священники РПЦ – не свободен. Ходорковский же, просидевший восемь с половиной лет в тюрьме, и молоденькие девочки, которым грозит 7 лет за проступок, который в худшем случает тянет на общественное порицание или на принудительные работы по уборке, в сто раз свободнее Медведева и клириков РПЦ.

И РПЦ, и Медведев в добровольном плену…
Освободиться оттуда они могут только сами, по своей воле…


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире