07:46 , 01 октября 2020

Юрий Дмитриев: «Видно сильно я кому-то хвост прищемил…»

3323845
Юрий Дмитриев
Фото: Давид Френкель / Коммерсантъ

На следующий день после ужесточения приговора историку Юрию Дмитриеву (с 3,5 лет до 13-ти) обозреватель «МБХ медиа» Зоя Светова получила от него письмо. Мы публикуем это письмо, интервью Зои Световой с адвокатом Дмитриева Виктором Ануфриевым и комментарий члена правления Международного Общества «Мемориал» Сергея Кривенко.

Я написала Юрию Дмитриеву в понедельник, накануне апелляции по его делу в Верховном суде Карелии. Я писала о том, что все судебные процессы и само его преследование — чрезвычайно мучительны, как вообще мучительны судебные процессы, когда судят невиновных, а я уверена, что Юрий Дмитриев — именно такой.


Петрозаводский городской суд
Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ

Я писала о том, что мы не знаем, чем закончится это заседание, но чем бы оно ни закончилось, для меня, как для человека православного, верующего, очевидно, что Бог всегда посылает испытания по силам. Я писала, что все-таки верю в лучшее, в то, что, быть может, мы скоро увидимся, ведь по приговору суда первой инстанции Дмитриев должен был выйти на свободу в ноябре 2020 года.

Вот что Юрий Алексеевич написал мне в письме:

«Добрый день, Зоя! Вот как-то быстро встретиться с вами не получится. Только что (менее часа назад) ВС РК (Верховный суд Республики Карелии. — «МБХ медиа») отмерил мне 13 лет строгого и вдогон еще отправил все мои «оправдательные» статьи на пересмотр в новом составе суда. Печалька??? Нет! Закономерно. Видно сильно я кому-то хвост прищемил… Ладно — повоюем еще. Во всяком случае — руки складывать не намерен. «Ласты склеивать» — тоже. Тревожусь за Катьку (старшая дочь. — «МБХ медиа»). Ладно, надеюсь, справится и примет это известие спокойно. Верю — победа будет за нами. Кого Бог любит — тому он дает испытания (исключительно по силам испытуемого). Я человек верующий — обязан соответствовать Господним ожиданиям.

Всем привет, успехов в труде и борьбе.

Дмитриев Ю. А. (Хоттабыч) 29.09.20″

Адвокат Виктор Ануфриев: «Это просто запредельное решение»

Апелляция в Верховном суде проходила без адвоката Виктора Ануфриева, который с 2016 года защищает Юрия Дмитриева. Ануфриев не смог присутствовать на процессе по уважительной причине: переболел коронавирусом и находится на карантине.

В интервью «МБХ медиа» по телефону Ануфриев сказал, что во время процесса в Верховном суде Карелии постоянно был на связи с адвокатом по назначению, которого Дмитриеву выделил суд, отказав в его законных требованиях дождаться адвоката Ануфриева.

 — Как вы можете объяснить, что Верховный суд Карелии «перевернул» приговор Петрозаводского городского суда, нарушив тем самым устойчивые представления о том, что суды первой инстанции по резонансным делам всегда согласуют свои приговоры с вышестоящей инстанцией?

 — Понятия не имею. Это говорит только о том, что этот миф в данном случае не сработал. Я понимаю так, что первая инстанция не согласовывала свои действия с вышестоящей инстанцией. Решение суда доказывает, что суд действовал независимо и принял решение в соответствии со своими представлениями.


Виктор Ануфриев перед зданием суда
Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ

 — На основании чего Верховный суд Карелии так решительно встал на сторону обвинения? Из-за новой экспертизы фотографий приемной дочери, которые прокуратура считает порнографическими, вопреки решению Петрозаводского суда, оправдавшего Дмитриева по этому обвинению?

 — Мне трудно сказать, я не видел решения суда. Но вы сами понимаете, что смешно говорить о какой-то новой экспертизе: три года шло дело, шло следствие, суды, столько экспертов, столько специалистов. А здесь за три дня изобразили какую-то экспертизу. Это просто подделка. Даже вспоминать эту экспертизу не хочу. Но это не имеет отношение к закону. Я заявлял отвод суду, потому что было очевидно всем, даже не юристам, что законного, обоснованного решения в Верховном суде республике Карелия быть не может.

 — Почему было очевидно?

Я свои доводы изложил в заявлении, которое направил в Верховный суд республики Карелия. Первая отмена оправдательного приговора в июле 2017 года, на мой взгляд была лишена каких-то правовых оснований. Она была просто отменена чьим-то волевым решением. И это собственно подтвердил второй оправдательный приговор в этом деле (приговор судьи Петрозаводского городского суда летом 2020 года — 3,5 лет лишения свободы. — «МБХ медиа»). А сейчас — это просто запредельное решение. Такого, наверное, в практике российских судов не найти. Я полагаю, что в данном случае нет худа без добра, потому что такое циничное отношение и к праву, и к личности Юрия Алексеевича не может вообще устоять в вышестоящей судебной инстанции, которая пытается соблюдать закон.

 — Какая следующая инстанция?

 — Это третий кассационный суд Санкт-Петербурга. Потом можно еще подавать кассацию и в Верховный суд России. Можно было бы обратиться с жалобой в прокуратуру. Но в нашем случае прокуратура, скажем так, послужила орудием возмездия. Когда мы все изучим, мы составим кассационную жалобу и отправим в Санкт-Петербург. Дмитриева будут судить в третий раз по статьям из первого дела.

 — Когда может начаться третий процесс по «делу Дмитриева» в Петрозаводске?

 — Вопрос проблематичен. Все материалы по разным статьям обвинения объединены в одном деле. И поэтому доказательства, которые имеют отношение к первому делу, есть в материалах по второму делу. По закону, в кассационную инстанцию (в Санкт-Петербург. — «МБХ медиа») должно уйти все дело. И вот этот состоявшийся вчера приговор и отмененные приговоры (оправдательные. — «МБХ медиа»). Поэтому, наверное, сначала надо будет идти в кассацию, пытаться изменить решение Верховного суда Карелии. Но, если дойдет дело до суда первой инстанции, то придется идти туда (в Петрозаводский городской суд. — «МБХ медиа»).


День оглашения приговора
Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ

 — Кассационный суд вправе отменить все решение Верховного суда Карелии?

 — Да. Беда в том, что раньше кассация не могла наказание увеличить, она могла только возвратить дело на новое рассмотрение. А потом были внесены изменения в УПК.

 — То есть раньше в кассационном порядке нельзя было ухудшить положение обвиняемого, а теперь можно?

 — Да.

 — Вы предполагали такое развитие событий?

 — Когда мы с Юрием Алексеевичем встречались еще в сентябре, готовясь к апелляции, мы заранее составили заявление об отводе коллегии суда, потому что в этом составе суда участвовала судья, которая ранее продлевала Юрию Алексеевичу арест. И методы ее работы были нам известны. И в первый день слушаний в Верховном суде Карелии Юрий Алексеевич заявлял отвод. Отказали. Второе: вы, наверное, читали то, что Юрий Алексеевич написал в своем письме: он несколько оглох в СИЗО, ничего не слышал на процессе, переспрашивал, его резко осаживали и чуть ли не собирались удалить с заседания. Все это было написано в его заявлениях. Но — ноль внимания. Кроме того, я просил возвратить дело в Петрозаводский городской суд, потому что я был не знаком с протоколами заседаний, в этом ходатайстве тоже отказали. Как говорится, прошлись как катком.

 — Как я понимаю, при рассмотрении апелляции было допущено так много процессуальных нарушений, что для нормальных юристов достаточно материала, чтобы это решение отменить.

 — Осталось найти нормальных юристов. Вы имеете в виду судей?

 — Я имею в виду кассационный суд Санкт-Петербурга.

 — Да, дай бог, надеюсь, что там все эти местнические обстоятельства их будут мало касаться. Этот суд и придуман для того, чтобы принимать решения самостоятельно. Он вроде бы недавно работает, и он достаточно самостоятельно принимает решения. Но если он оставит все как есть, ну тогда эти структуры, получается, вообще не нужны.

Сергей Кривенко: «Это не что иное как чистое продавливание позиции силовиков»

В отличие от адвоката Виктора Ануфриева, член правления Международного Общества «Мемориал» Сергей Кривенко, который встал на защиту карельского историка с самого начала его уголовного преследования, более категоричен в оценках решения Верховного суда Карелии:

— Я думаю, здесь идет речь об игре разных «сторон». В городском суде, скажем так, адвокату удалось переиграть силовиков, представив кучу свидетелей, экспертов и специалистов, а также с помощью процессуальных норм вынудить суд принять и на первом, и на втором процессе правильное решение, потому что обвинение не представило ни одного доказательства вины Дмитриева, ни одного факта. А специалисты в суде говорили, что фотографии — это не порнография, и никаких свидетельств насилия над девочкой в материалах дела также нет. Поэтому на втором суде был вынесен приговор «ниже низшего» — три с половиной года по статье о «насильственных действиях сексуального характера». При этом Петрозаводский городской суд в своем решении использовал определение Пленума Верховного суда. В нем судам рекомендовано, если в отношении ребенка совершаются какие-то «действия сексуального характера», но без насилия, интерпретировать их как «иные действия сексуального характера».


Сергей Кривенко
Фото: Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ

Что же касается решения Верховного суда Карелии, то есть сведения, что люди из силовых структур, которые стоят за этим обвинительным приговором, могли нажать на определенные рычаги и заставили судей вынести совершенное несправедливое и неправильное решение. Судите сами: два процесса по «делу Дмитриева», они длились полтора года каждый. А здесь за два дня, с государственным адвокатом, неизвестно на каких основаниях было вынесено подобное решение. Это не что иное как чистое продавливание позиции силовиков.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире