25го. 02.2018г. общественным движением «За справедливый суд и против против судебного произвола» было проведено собрание в форме круглого стола, как форма демонстрации общественного мнения, право на что закреплено Конституцией.

Цель данного собрания было осветить другую сторону развернувшейся компании против организованной преступности, которую нам демонстрируют постоянно некоторые местные СМИ. Раскрывая при этом такие детали и подробности произошедшего, которые ранее не были известны даже и самим фигурантам дела.

В ходе данного мероприятия нам люди связанные с данными уголовными делам так или иначе, когда они сами проходили по ним или их родственник поведали о некоторая подробностях формирования доказательной базы по ним, которые выходили за рамки дозволенного, а иногда и вообще за какие то рамки человеческой морали.

Подробно информация выложена в видео записи онлайн-трансляции, с которой могут ознакомится все желающие, а так же должностные лица, надзирающие за законностью. Подробная информация так же описана в соответствующей обзорной публикации.

Смысл данных недозволенных методов, о которых нам они поведали, заключался в том, что оперативные работники полиции оказывали давление на свидетелей и фигурантов дела. Вплоть до того, что оперативные сотрудники по делу ОПГ «Вахитовские» сопровождали свидетелей прямо на суд, о чем сторона защиты прямо заявляла в суде, требуя оградить этих свидетелей от давления сотрудников. Более того ряд свидетелей отказались от своих показаний и рассказали как происходил допрос, и то, что их оперативники готовили к нему создавая даже черновик показаний. Однако суд никак не учел это и основал свои выводы исключительно на показаниях данных в ходе предварительного следствия.

Оперативные сотрудники присутствовали на допросе подозреваемой по так называемому делу «бутлегеров». Однако следователь не только не воспрепятствовал этому, но даже и не занес это в протокол. Более того использовал как меру давления для подписания показаний, подготовленных им самим, а не со слов допрошенной, применение в отношении нее меры пресечения в виде заключения под стражу, и малолетних детей на иждивении. Однако суд не учел это в ходе судебного заседания.

Дальше больше, одна из подозреваемых по этому делу, прямо изменила свои показания по этому делу, после того как с ней «поработали» оперативные сотрудники. О подробностях чего она с ужасом рассказывала окружающим несколько дней после этого, после чего замкнулась и отказалась от общения. Если же брать то, о чем она рассказывала, то в отношении нее было совершено насилие сексуального характера. После чего она даже ездила к гинекологу, что бы попытаться собрать доказательства, однако поскольку она имела дела с профессионалами, можно было не сомневаться, что те следов не оставили.

Однако суд, несмотря на то, что в ходе заседания выяснилось наличие ее первоначальных показаний, которые исчезли из дела, не принял это во внимание, а так же заявления со стороны защиты об оказанном на нее давлении.

Вообще складывается впечатление, что роль судов в данном случае заключается не в установлении истины по делу, а в придании наиболее приемлемой с точки зрения законности формы тому, что творят следственно-оперативно розыскные работники. Такое же отношение, когда суды не разбираются с представленными доказательствами, а только ищут способы придать им наиболее удобоваримую форму, что-бы не портить статистику раскрываемости, они тем самым только открывают дорогу для нарушений со стороны оперативных и следственных органов. И хотя именно суд должен определять порядок правоприменения, он по сути является фикцией правосудия, которая служит для удовлетворения интересов карательных органов.

При таком отношении судов к исследованию представленных им доказательств, той женщине, что бы добиться защиты от преступных действия оперов и восстановления своей поруганной чести, оставалось только показательно покончить жизнь самоубийством. Что только и могло инициировать в отношении них расследование, как в том случае с молодым парнем из Нижнекамска.

И ситуация с правоохранительной структурой пытками в полиции не поменяется до тех пор, пока суды не изменят свое отношение к исследованию доказательств в соответствии с принципом допустимости, когда все доказательства, полученные с нарушением закона не имеют силы, и ни одно из них ни имеет заранее установленного доказательного значения.

Сейчас же методология исследования судами доказательств, указывает как раз на существования формального обратного принципа, когда приоритетные значение являются именно свидетельские показания данные на в ходе следствия. Хотя это и противоречит самому принципу всестороннего исследования доказательств и сводит роль суды в этом процессе на нет.




Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире