zlatoalex

Алексей Златкин

19 октября 2018

F


В настоящий момент после объявления пенсионной реформы по данным ВЦИОМ рейтинг одобрения Путина В.В. состоит 65,2 % по данным ФОМ 66%. Это, безусловно ниже, чем ранее, поскольку  в качестве исторического максимума за ним зафиксировано 82%. Однако насколько это вообще соответствует действительности  и насколько отражает действительные симпатии населения президенту?

Вообще, в разных социальных сетях в связи со своей активной блогерской деятельностью, я постоянно сталкиваюсь с оценочными суждениями относительно качества президентской власти. Да, действительно есть отдельные личности безусловно поддерживающих президента, и вообще готовых, что бы Путин правил нами вечно. В чем сквозит страх перед неизвестностью, которое готовит нам неопределенное будущее в условиях политических катаклизмов, не так давно будоражащих наших страну. Но их процент минимален.

В то же время, основная часть населения относилась к  Путина как к неизбежности, которую можно только принять как данность, подобно природному явлению. После же пенсионной реформы градус настроения кардинально изменился из равнодушного в сторону  резко отрицательного, когда фактически 90 % комментариев к разным публикациям о власти на совершенно разных ресурсах представляют из себя потоки проклятий на их головы, чего не избежал и сам президент.

Сейчас провел опрос на одном юридическом ресурсе, не  отличающийся вообще какой либо политической направленностью с соответствующей аудиторией, озабоченно исключительно своими правовыми проблемами, и он показывает совсем иную картину, нежели нам рисуют официальные социологи.

Так на опрос, который был задан как приложение к статье о сменяемости президентской власти и гарантиях уходящему Путину В.В. на вопрос  -вам нужен Путин в качестве бессменного главы государства? из 1089 человек ответили—

  • Нет, должна быть ротация власти744 (68.3%)

  • Нужен, не нужен, нас не спрашивают258 (23.7%)

  • Конечно, без него все рухнет65 (6%)

  • Иной ответ в комментариях22 (2

При чем, учитывая гневные комментарии можно сказать, что это было связанно не со стремлением народа к демократии как таковой, а с тем, что эта власть с ее лидером уже всех достала. И во многом это связанно с качеством нашей правовой системы, а точнее бесправием простых граждан. Если учесть ресурс на котором проводился опрос.

  На фоне таких реальных жизненных результатов, официальные-выглядят откровенно дутыми.

Конечно, если зачистить политическое поле так, что на выборах, кроме уже надоевших околовластных фейковых фигляров, и специально назначенных персон от оппозиции никого не остается, то и выборный рейтинг Путина, которого без конца славит, телевидение будет не удивителен. А наши известные всем чудесные манеры подсчета голосов не оставляют вообще никаких сомнений в их результатах.

Только вот это совсем не  означает, что народ доверяет власти и президенту в частности. Это означает, что народ не видит возможности на это как то повлиять, что не является предпосылкой народной любви, а скорее наоборот.

 


Последнее столкновение религиозных корпораций по поводу украинской автокефалии, выставляемое всем на показ ни меньше, ни больше как вселенский катаклизм, оставила меня в  некотором недоумении. Заключающаяся в том— а какое все это имеет отношение непосредственно к христианству вообще как таковому.

Многим этот вопрос покажется неуместным и даже неадекватным, учитывая статус противоборствующих организаций. Однако все же объясните мне простому мирскому человеку, как все то, что нам  демонстрируется со стороны лиц, объявивших себя священнослужителями вселенского масштаба, вообще вяжется хоть сколько то с самим учением Христа. То есть не с тем, что было написано предшественниками самих воинствующих сторон и тем самым обличенное в канон, содержание которого очень ярко показано нам сейчас на примере происходящего. А самим учением Того, чьему Святому Слову все они должны следовать и даже служить.

Я  вижу явное столкновение политических интересов, которые именно и вызвали столь сильно ангажированный интерес общественности к происходящему, сквозь которое вообще явно видны интересы мирских властей, а в конце концов вообще просто имущественные, подняться над всем чем и призывал Господь.

Вообще полемика церковных представителей с упражнением в религиозном догматике напоминают мне больше речи адвокатов, в ходе определенного правового спора, который здесь, несомненно, имеет место быть. С той только разницей, что спор вытекает из права религиозного, а не светского. Однако здесь дело уже только во  времени. Когда вопрос дойдет до спора имущественного, несомненно, возникнет и  спор светско-правовой, где батюшки начнут биться за церковные состояния.

И  это впрочем не ново, уже в самом Новом-Завете апостол Павел укорял первых христиан: «Я разумею то, что у вас говорят: «я Павлов»; «я Аполлосов»; «я Кифин»; «а я Христов». 13 Разве разделился Христос? разве  Павел распялся за вас?»

Вопрос в том, что верующие во Христа люди, когда попы враждуют, здесь совершенно ни  причём. Попы отдельно, и вера отдельно. Потому сколько угодно можно сейчас говорить о церковном расколе, о некой геополитической победе Украины, или наоборот планомерном шаге Кремля по дистанцированию России от Европы, разрыве социо-культурных связей. Но все это вообще или в частном случае никакого отношения к собственно вере человека в Бога не имеет и иметь не может, сколько бы на этом не настаивали попы.

 Политико-правовые же вопросы решаются всегда способом очень далеким от высшей любви и всепрощении заповеданных Христом. Как, впрочем, очень многое в религиозных корпорациях с претензиями на монополию.

Оригинал

На  прошедших вчера дебатах по теме «Итоги российских выборов 2018г»  на открытой дискуссионной площадке «Открытые дебаты» участвовали представители практически всех оппозиционных партий, за  исключением, разумеется КПРФ и ЛДПР. И не потому, что тех не приглашали, а в силу безусловной системности последних. Система же эта заставила говорить всех присутствующих практически в одном ключе, что итоги голосования, хотя и  отражают определен уровень протеста, но в целом не влияет на ситуацию с  выборами, для которых перспективы не ясны

Вопрос о перспективах мной был конкретно озвучен с учетом высказанного мнения председателя Конституционного суда РФ Зорькина В.Д. о необходимости точечных изменений в  Конституцию, которое было озвучено сразу после прошедших выборов в контексте новых электоральных веяний. Такая непосредственная синхронность его появления с  муссируемыми в общественном пространстве результатами выборов, четко показывающих падение авторитета власти, указывает на возможность системного изменения подхода к правовым основам государственной власти.

По  всей очевидности, что хоть данные результаты сами по себе и не могли принести хоть сколько то значимых  изменений в  структуру властных отношений, но в долгосрочной перспективе они могут указывать на негативные тенденции для правящей властной верхушки. Это особенно актуально, что президентский срок Путина, учитывая возраст того и уже вызывающая нарекания именно в конституционном смысле— несменяемость, в настоящий момент рассматривается как последний, а политический режим у нас персонифицирован. То  есть, завязан на культе личности одной фигуры. В этой связи возникают предположения о возможности конституционного продления его полномочий вплоть до бесконечности, что так же высказывалось в ходе упомянутых мной дебатах.

Однако, я лично усматриваю в заявлении Зорькина два ключевых момента, которые по сути являются планируемыми гарантиями для закрепления власти на момент ухода Путина. Это, во-первых, нечеткое разграничение полномочий между правительством и  президентом, когда статус президентской администрации достаточным образом не определен, а так же одиозное по правовой сути заявление Зорькина о том, что местное самоуправление является нижнем уровнем публичной власти, что противоречит самому его понятию и основному конституционному принципу.

Если рассмотреть этот вопрос в контексте того, что Путин В.В. все же уйдет с поста президента, несмотря уже возникающие сомнения в этом, то надо понимать, что он  не уйдет в никуда. Соответственно требуется гарантированная подготовка того места на которое он уйдет, которое несомненно будет находиться в системе исполнительной власти. В этом свете, учитывая неоднозначно туманную возможность амбиций преемника, встает вопрос о конфликте полномочий правительства и президента с  его администрацией. Где под перегибом исполнительной власти видимо стоит понимать формирование ее со стороны президента. Ограничить полномочия которого, отдав их под контроль законодательного органа, то президентская власть сильно сократится в размерах.

 В таком виде, когда правительство начнет формироваться со стороны Госдумы, то оно может возглавляться ставленником парламентского большинства неопределенно долгое время. С полномочиями, которые Зорькин предложил отграничить от полномочий президента и его администрации. Так, не делая Путина президентом снова, показывав явный антиправовой авторитарный диктат, но сделать его главным лицом в государстве путем соответствующих конституционных реформ становится вполне возможно.

Вопрос остается здесь за парламентским большинством. И вот тут то становится понятен выпад Зорькина в сторону региональных властей и принципов местного самоуправления. Как высказывалось на тех же дебатах по итогам выборов, с которых я начал, региональные и местные депутаты, это как раз те, кто наиболее близок к народу и  формирует его мнение. Так как они, что называется, работают «на земле». И  именно на них оппозиционные кандидаты нередко добиваются успехов, как и  произошло в этот раз, с чем и связанно столь сильная озабоченность такими показателями, не несущими непосредственную угрозу политическому режиму.

 Потому не удивительно рвение главного конституционного проектировщика власти задавить региональные и местные инициативы на корню. Вплоть до того, что им было высказано суждение, прямо противоречащее Конституции о местном самоуправлении, как нижнем уровне публичной власти. В  силу же конституционного принципа местного самоуправления, оно не входит в  систему органов государственной власти, а служит для самостоятельного решения населением вопросов местного значения.

Заявление же Зорькина буквально означает предложение упразднить у нас местное самоуправление как таковое, сделав его подконтрольным государственной власти. Тем самым исключив для него возможность собственных инициатив.

По  сути, заявление Зорькина означает атаку на конституционный строй России для того, что бы обеспечить Путину возможность оставаться первым лицом государства неопределенно долгое время.

Оригинал 


Несмотря на полный беспредел по первой инстанции у  мирового судьи, я все же питал какие-то надежды на апелляционное рассмотрение моего уголовного дела в суде федеральном. Однако рассмотрение дела там отличилось вообще полным его отсутствием. То есть, судья для начала отказав мне во всех ходатайствах о вызовах свидетелей и исследовании доказательств, несмотря на наличии прямых указаний на ложность показаний отдельных из них, и  откровенную фабрикацию протокола судебного заседания, молча выслушал все мои пояснения и аргументацию, по быстрому оставил без изменения приговор суда первой инстанции. Нелепо улыбаясь на мои выкрики позор в его адрес.

Не повлияло на это ни то, что из показаний одних свидетелей следовало, что другой свидетель является лжесвидетелем,  ни противоречия в их показаниях, ни то, что в  замечаниях на протокол судебного заседания было отказано не вызывающе сомнения незаконно, ни то, что характеризующий материал на меня полностью сфабрикован, что фактически признал в суде сам участковый.

Хотя именно это, возможно, и повлияло на такое быстрое и скорое разрешение дела в апелляционной инстанции без его какого-то рассмотрения вообще. Не шутка ведь, а лжесвидетель, никто ни будь по статусу, а ведущий специалист Исполнительного комитета города Казани.

То есть, докатились, администрация нашего города использует своих специалистов как штатных лжесвидетелей, для фабрикации уголовных дел в отношении неугодных.

Об этом, я как то уже рассказывал подробно, как тот в своих показаниях сначала вообще отказался от дачи показаний в связи с чем находился на месте происшествия, совершив тем самым откровенное преступление с  попустительства суда, потом полицейские показали, что он вообще вместе с ними патрулировал улицы (удивительное рвение для  сотрудника администрации города), а в конце концов из показаний остальных свидетелей вообще следовало, что его там не было.

В общем и целом, даже закрывая глаза на  противоречивость и ложность таких доказательств, все равно не было состава преступления в моих действиях, потому как он по статье 319 УК РФ образуется только признаком публичности, то есть моим умыслом оскорбить полицейского в  присутствии многих посторонних лиц. Которых, даже в тех, откровенно корявым образом сфабрикованным  материалах, несмотря на наличии лжесвидетеля, все равно не было.

Что не помешало осудить меня в противоречии прямым разъяснениям Верховного суда РФ по этому вопросу.

Более того, мои заявления в Следственный комитет о  том, что в ходе данного уголовного дела были совершены ряд преступлений путем внесения заведомо ложных показаний в официальные документы и фальсификации доказательств вообще не были рассмотрены и даже зарегистрированы.

Суд же, несмотря на то, что мне был отказано в  доступе к правосудию, так же отказался рассматривать мою жалобу на незаконные действия СК РФ. Сегодня же апелляционная инстанция Верховного суда РТ  подтвердил законность этого.

Создается ситуация крайнего беспредела. Сначала  СК РФ самым откровенным, и не вызывающим никаких сомнений, образом, фабрикует уголовное дело с явными сфальсифицированными доказательствами, а потом суд все это подмахивает в  обвинительный приговор, списанный с обвинительного акта. Не разбираясь с доказательной частью вообще. Жаловаться же в сам СК по поводу того, что его следователи сфабриковали дело— бессмысленно. Жаловаться на СК, что они с этим не разбираются, в суд— также. Получается замкнутый круг.

В таком случае, спрашивается, зачем тогда они вообще нужны, эти самые доказательства, в уголовном процессе. Хотя было бы более рационально вообще отказаться от их исследования и собирания, а выносить приговор просто на  основании субъективного заключения следователя, который установил вину на  основании своего единоличного мнения, чем  потом исследуя их демонстрировать откровенный произвол.

В таком виде уголовный процесс утрачивает свою функцию правосудия для реализации карательной вообще.


Активно муссируемый в последнее время вопрос о  выходе из Совета Европы очень логично выглядит в свете всей его предыстории.  Вообще, если разобраться в том, в чем, собственно, заключается существо Совета Европы для России и его граждан, то если убрать вопросы престижа и политического диалога с европейским странами, то в сухом остатки относительно его реальных полномочий останется только европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

И это корень проблемы, само существо, которой, заключается в том, что Россия давно утратила свое партнерское значение в  вопросе соблюдения прав человека. То есть, есть Конвенция о защите прав человека и основных свобод, которая краеугольным камнем скрепляет договаривающиеся страны в единое сообщество с едиными правовыми правилами, определяющим единую этику поведения как экологию человеческих отношений. И есть Россия, которая вроде как подписалась под данным документом, и тем самым согласилась с наличием внешнего контролирующего органа за качеством ее правосудия, а фактически всеми силами стремится  избежать этого контроля в силу резкой разницей между реальными этическими правилами у нее и принятыми в СЕ.

Тем самым России становится как бы не уместна в  таком сообществе, подобно варварскому князьку в сообществе древних римских сограждан, имеющих гораздо больший цивилизованный уровень.

Недаром с 2012 года Россия занимает первое место по количеству вынесенных в отношении  нее постановлений ЕСПЧ, что прямо соответствует падению уровня правосудия, как снижению правопорядка в целом под давлением исполнительной власти.

Присоединение Крыма только подтвердило намеренное стремление России на выход из правового поля западных стран. Это прямо было подтверждено и решениями Конституционного суда России, который указал на  возможность неисполнения решений ЕСПЧ. То есть, если ранее Россией признавался контроль над правовой системой из вне, то теперь стал рассматриваться ей как рекомендация, необязательная к исполнению.

При этом имеющаяся тенденция на закручивание гаек в  отношениях со всех сторон ведет к тому, что участие в России в СЕ как таковое становится бессмысленным.

Если рассмотреть такое положение России с внешней политической стороны, то кажется, что Россия всеми силами давно стремится скинуть с себя этот уже не нужный ее политической элите внешний оценочный критерий, однако в желающих при этом расписаться в отрицании общепринятых европейских правовых норм, которые кстати заложены в нашу Конституцию как основа.

В этом свете понятно и последнее заявление Зорькина о необходимости точечной изменении Конституции, что вообще нонсенс со стороны главного субъекта, призванного соблюдать незыблемость ее основ.

С одной стороны правовая реальность стала настолько  выпирать из тех правовых основ, имеющих начала на западе, что ее уже никак не запихать в существующее правовое поле, а с другой стороны само присутствие России в  правовом сообществе западных стран, уже выглядит странно.

Фактически Россия переходит к выходу из правового поля цивилизованных стран окончательно. Тех же, кто говорит о собственной уникальной русской, российской цивилизации, и иллюзорности западных демократических ценностей, прошу назвать то, что нам предлагается взамен. Кроме желания правящей элиты безнаказанно наживаться за счет остального населения, на  почве чего процветает произвол чиновников, раскрывающийся во всей полноте в  судах.

Фактически на ЕСПЧ многие граждане России, после того как их жизнь и судьбу переломала судебная мясорубка, уповали как на  последнюю возможность добиться хоть какой то справедливость. А скоро ей нам всем предлагается сказать прощай, потому как выход России из Совета Европы будет означать фактическую денонсацию Конвенции по правам человека.

Оригинал

Еще летом депутаты законодательного органа Татарстана поддержали в  профильном комитете пенсионную реформу, а сейчас стало известно, что они не собираются отказываться от своих пенсионных льгот.

Кто бы сомневался! Разве не понятно, что пенсионная реформа для того и проводится, что бы сохранив существующее комфортное положение властьпредержащих переложить негативные экономические последствия внутренней и внешней политики на население. А вопрос нравится ему это, или не  нравится, настолько излишен, что и упоминать об этом в парламентском большинстве не принято. Оно приняло на себя нелегкую долю выражать народное мнение и его волю, чем и  занимается во всеуслышание объявляя, что отнять у населения их пенсионные накопления ему же пойдет во  благо.

Что бы не было войны. С пиндосами. Которые спят и  видят как разрушить ненавистную Россию. Вплоть до того, что недавно науськали коварных евреев, которые руками своих врагов-наших союзников, уничтожили наш самолет! Зато введем теперь туда ЗРК С-300 и закроем к чертям все небо надо Сирией. Ну а если там они на своих технологически новых невидимках начнут шастать, за которыми наше еще советское вооружение никак уследить не может, так это все равно— они ж невидимые. Что ни будь придумаем.

А за чей счет банкет? Ну так за все тот же. За наш с  вами. А начнешь вякать как тот адвокат из Краснодара, постящий провокационные пропиндосные публикации против пенсионной реформы, и помогающий пропиндосникам  нагло протестовать против пенсионного возраста, тут же начнешь биться башкой о машину, что потом еще и обвинят как того по статье 318 УК РФ.

Так что, нравится-не нравится, терпи моя красавица. Народные интересы чутко блюдутся теми, кто держит все на контроле, в том числе и твое будущее с настоящим.

Конечно, ты можешь быть с этим не согласен, но лучше про себя, что бы не выставлять себя же предателем родины, за интересы которой в  Сирии и на Украине уже давно заплачено твоими пенсионными накоплениями.


 

25 сентября 2018

Узаконенное рабство

ГУЛАГ кроме того, что являлся основным фактором политической стратегии террора большевиков для удержания власти, являлся еще существенным подспорьем для экономики строящегося государства, народное хозяйство которого было разрушено годами мировой и гражданской войны в условиях хищнической коллективизации и национализации.  
Вплоть до того, что Сталин категорически высказывался против досрочного освобождения из-за нарушения трудовой деятельности лагерей. Бесплатный, принудительный труд выстроил буквально на костях промышленность союза «свободных» республик.  

Сейчас страна не пережила революцию, гражданские и мировые войны, но память о пользе принудительного труда заключенных все еще жива в сознании руководства страны, чекистский элемент в котором-значителен. Войны все же какие-то идут, и в них даже постоянно гибнут наши люди, но в которых мы как то официально и не участвуем, или уже давно официально победили.  
А деньги на это после того, как были изысканы все средства, изыскиваются самые не популярные, вплоть до такой скандальной, и просто постыдной, в силу сделанных обещаний самого президента, пенсионной реформе.  

В свете этого, как то не удивительно было услышать о решении суда, которым были взысканы средства за содержание в колонии с заключенного отказавшегося от работы там, видимо решив, что он обязан оплатить предоставляемый ему в течении 10 лет пансион, подобно гостинице или санаторию. Как будто тот отбывал не наказание. Наказание кстати в виде штрафа уже и так на того было наложено. Это так же практично, как повешение на веревке повешенного и предварительным взысканием средств на услуги палача.  

Если кто знает, что платят заключенным в колониях, то это такие смешные деньги, что их и деньгами назвать трудно. Вообще о нарушениях в этой сфере очень много говорят, начиная от несоблюдения нормы рабочего времени, когда заключенные лишаются даже выходных, как бы по собственному желанию, что нам популярно описали Пуси Райт, заканчивая тем, что они начинают строить объекты недвижимости начальникам администрации, отдельных попавшихся из которых, нам иногда показывают даже по ТВ.  

Однако, отказать администрации и вызвать тем самым ее гнев, мало кто способен, что особенно понятно в свете постоянных пыточных скандалов. Более того, этим, наверное, и объясняется проблема и с условно-досрочным освобождением, о которой я как юрист слышу постоянно. Когда у заключенного отсутствуют какие-то взыскания, и нет оснований для его отрицательной характеристики, а ему администрация учреждения все равно отказывает давать заключение на его УДО для суда. Если и предлагают, то это замену на более легкий вид учреждения. То есть колонию общего режима, на колонию— поселение.  

Представьте себе, вообще какие перспективы открываются для нашей уголовной юстиции, если государство начинает рассматривать ее как источник финансирования, учитывая постоянный полицейский и судебный произвол в этой сфере.  
Если же рассмотреть с такого ракурса проблему постоянной фабрикации уголовных дел, то она уже явно выходит за пределы простой погони за раскрываемостью, превращаясь в средство превращения граждан страны в рабов, при чем без буквального нарушения  международных запретов, ладно вписывая структуру ФСИН в антиправовую систему экономики России, основой которой является эксплуатация населения в том или ином виде.


После очередного провала кандидата от ЕдР на  губернаторских выборах Памфилова торжественно нам всем заявила о наличии конкурентоспособных выборов назло всем оппозиционным злопыхателям. И мы конечно должны возликовать от такого поворота событий.

Ведь кандидат от становящейся всем просто ненавистной своей несменяемостью несмотря ни на что партии, по простецки именуемой ПЖиВ, не прошел на этих выборах. Хоть этим мы им нос утерли, получив взамен кандидата от политической партии возглавляемой официальным публичным скоморохом. Одно радует, что это не так противно как от ПЖиВ, не устающей нас радовать антинародными реформами вроде пенсионной и вместе с тем претендующей на  всенародную любовь в качестве официальной доктрины государства. Это хотя бы  дает какую то надежду на то, что может быть будет весело.

Надежду слабую, весело могло бы быть если бы был сам Вольфович, а так вся его команда состоит, по сути, из таких же политических функционеров, как и во всей остальной официально допущенной братии.

Выбирать из них, все равно, что выбирать из  андроидов с искусственным интеллектом, с заранее запрограммированным алгоритмом поведения, с одной только поправкой, что партия это вроде как оппозиционная и, следовательно, должна показательно ругать правительство. То есть Боже упаси не самого национального лидера, его ругать, это как ругать саму Россию— не патриотично, но ругать правительство нужно хотя бы на словах, даже если это и будет расходиться с действиями. Если же действовать как то иначе опять же упрешься в  критику нац.лидера, определяющего линию российской политики, а это как уже указанно было выше— все равно что против ветра плевать.

Так что конкурентоспособность у нас на выборах просто замечательная— ПЖиВ  и несколько официальных фейков. Реального оппонента уже как то допускали— хватит обожглись на Навальном, играть в эти игры зареклись. Будем изображать выборы, хотя и фееричные по ходу проведения с обязательными предвыборными скандалами и демонстративной победой оппонентов ЕдРа, правда в заранее установленном, умеренном количественном и качественным варианте, без какой либо возможности форс-мажора. По крайней мере, пока вместо ЕдРа не будет придумано, что то другое.


Последнее разъяснения Верховного суда России относительно судебной практики по 282 УК РФ, вроде бы, сначала вызвали какую-то надежду на принципиальное изменение подхода к антиконституционному правоприменению в этой сфере.

Однако если рассмотреть то, что предъявил общественности главный судебный орган страны, его разъяснения будут смотреться несколько жалко.

Конечно, свое руководящее разъяснение ВС РФ начал с и без того понятных и потому особенно насущных конституционных принципов своды мысли и слова, которые призваны гарантировать каждому возможность свободно распространять и получать информацию. Однако задача скорректировать в соответствии с ними правоприменение нормы, изначально направленной на его нарушение, видимо оказалась слишком сложной для этого.

Потому в своих указаниях наши главные судьи просто-напросто подчеркнули то, что и без того было ясно. А именно то, что само по себе распространение информации не может являться поводом для уголовного преследования, потому как состав преступления  282 УК РФ в качестве обязательного признака содержит его субъективную сторону в виде мотивов и  умысла на разжигание ненависти, которые невозможны без соответствующих условий и возможностей, что необходимо учитывать на стадии  возбуждения уголовного дела.

Однако данные признаки преступления были известны судам и ранее, и они всегда подходили к ним формально, не забывая никогда ссылаться на их наличие, однако, не считая нужным при этом раскрыть их содержание через фактические обстоятельства. Чем вообще страдают наши суды очень часто, особенно в случаях, когда по таким делам усматривается государственный заказ. В  данном случае для решения задачи устранения пустого, формального подхода к  этому, надо было сами мотивы привязать непосредственно к возможности наступления общественных опасных последствий в виде появления соответствующих настроений среди населения, определенную связь с которыми, могут подтвердить только прямые или косвенные призывы к насилию. Это бы действительно, в какой-то мере оправдывало бы существование такой уголовной статьи в силу общественной необходимости.

Далее судам в очередной раз разъясняется, что экспертиза не имеет заранее установленной силы, как и любое другое доказательство и рассматривать его можно только в совокупности. Однако это является основным принципом уголовного судопроизводства, и уже не раз разъяснялось Верховным судом как применительно к доказыванию вообще, так и судебной экспертизе в частности, что не мешает судам постоянно эти принципы игнорировать.

По сути же это не меняет субъективного подхода к  определению состава преступления, когда его наличие зависит не от реальной возможности наступления общественно опасных последствий, а от субъективного мнения судьи, которое тот подкрепляет опять же субъективным, облеченным в наукообразную форму, мнением эксперта.

Такое невнятное разъяснения Верховного суда России объясняется только тем, что уголовное правопримение в сфере экстремизма начало выходить за рамки какой либо разумности и адекватности социальным потребностям. В попытке же разгрузить судебную систему от абсолютно абсурдных судебных дел, суд обратился не к самим судам, а к правоохранительным органам, призывая быть разборчивым уже на стадии возбуждения уголовного дела.

А это означает не призыв к судам не допускать судебные ошибки путем неправильного рассмотрения такой категории дел, а призыв к тому, что бы их от такой напасти избавили, что только подтвердило зависимость судов от следственных органов и их вторичность по отношению к ним, признаваемое сейчас уже даже Верховным судом России,  и его бессилие как регулирующего судебного органа.


Израиль виноват в том, что ассадовцы сбили российский самолет! Даа, этот перл, который нам выдало МО России способен вызвать удивление даже у видавшей разное российской, искушенной аудитории. Большего бреда, по крайней мер я, еще не видывал во внешнеполитических отношениях. Нет, во внутриполитических у нас дурдом на постоянной основе, перлы идиотизма так сыплются на российскую публику с такой интенсивностью, что начинаешь удивляться когда, что ни-будь будет сделано по человечески. Я лично сталкиваюсь с откровенным абсурдом в судебных решениях постоянно и не удивляюсь.  Российский народ привычен к барскому самодурству начальствующих и все стерпит, НО такое выдать на весь то мир, это уже что то новое, за гранью.

Тут конечно сразу логично поинтересоваться, как это Израилю собственно удалось, что бы их стратегические противники явились одновременно и техническими исполнителями их коварных замыслов. Да все просто, ушлые еврейские авиаторы на высокоскоростных истребителях просто-напросто скрылись за  российским транспортным самолетом, прикрывшись им как живым щитом от наших бравых союзников, лупящих высокоточными попаданиями, не допускающими мирных жертв, тем более со стороны союзников. Картина возникает настолько абсурдная, что лично у меня воображалки не хватает, что бы ее представить. Как, впрочем, и  у всей остальной разумной аудитории, которая уже всем миром гогочет над подобным жутким приколом со стороны МО РФ.

Но не зампред Госдумы по обороне Александр Шерин и  К, которые или совсем лишены чувства юмора в столько черном исполнении, или решили накрутить уже созданный эффект до максимума. Потребовав незамедлительной адекватной ответной реакции от МО вплоть до вооруженной атаки.

Ну, это они просто чего-то невозможного требуют от  МО РФ. Для того что бы умудриться повторить то, в чем обвинили Израиль, надо быть просто кудесниками.

Хотя такие требования при полном отсутствии юмора от  российских депутатов вполне понятны, после того как избранный на выборах  губернатора Приморья кандидат вдруг оказался проигравшим по заключению ТИК.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире