zlatoalex

Алексей Златкин

10 августа 2018

F
10 августа 2018

ОПГ при власти


Сегодня, наконец-то, состоялось последнее слово подсудимых по резонансному уголовному делу, связанному с незаконным оборотом алкогольной продукции, раскрученное местными СМИ не иначе как сенсационное взятие организованное преступной группировки, с приклеенным броским ярлыком «дело бутлегеров».

Подсудимые же за редким исключением были немногословны. Видимо сказались последствия более чем трех летней борьбы, в  ходе которой они находились за решеткой, а их адвокаты и родственники пытались доказать, что никакого отношения к организованной преступности те не имеют и  иметь не могут. Более того многие из них вообще друг друга до данного уголовного дела не знали. Несмотря на что, их все же чисто формально объединили в единое преступное сообщество, существующее только на бумаге, и никак не  опирающееся на какие-то фактические обстоятельств дела. Все обвинение, а потом и приговор состоит из общих формулировок никак не раскрытых через конкретные обстоятельства дела.

Вообще такая оригинальная манера «шить» дело по ОПГ давно уже явно вырисовывалась по другим ранее рассмотренным уголовным делам, в которых людей только сажали по статье 210 УК РФ (организация и участие в  преступном сообществе) только лишь на основании их старых знакомств с братвой еще девяностых, исполняя при этом общий государственный заказ показать раскрываемость в этом направлении, как результативности политического режима. Где Путин прижал братву.

В результате сначала начали сажать только за знакомства, если даже не было состава преступления, вплоть до того, что взятие мелкого хулиганья, пытавшегося погромить несколько витрин в торговом комплексе «Алтын» объявили через аффилированные СМИ не иначе как взятием лидеров преступной группировки, с  «сотнями бойцов», как следовало из  сенсационных публикаций «Бизнес-Онлайн», выступающим не иначе как рупором МВД.

Этих же неудавшихся подпольных коммерсантов, решивших торговать безакцизной водкой, за что им при обычном стечении обстоятельств не  грозило что то более штрафа, которых «рупор» окрестил «бандой бутлегеров», проводя остросюжетную дедективную паралель с американской мафиейи взяли вообще без какой то привязки к связям с реальной братвой.

Просто существовало несколько торговых точек на  базаре, которые занимались одним и тем же, а именно торговали «левой» водкой, от которой никто ни то что не умер, как в случае с «фанфуриками» в Иркутске, а  даже не попал в больницу. Их же наши доблестные опера из зловещего 6го отдела, как назывался ранее отдел по борьбе с организованной преступностью, связали в  единое преступное сообщество под единым руководством. Никак не раскрыв, ни связи между ними, ни каким образом осуществлялось руководство, ни каким образом распределись деньги, да и вообще не раскрыв ни один из признаков сообщества, прописанных в  законе. Просто написав, что это есть.

Эти же люди сейчас, в отличии от предыдущих, не  имели ни какого отношения не то, что к преступному миру, да вообще не имели ранее каких либо проблем с законом.

То есть, в пылу рвения показать раскрываемость наши доблестные «комисарры Катани» из вышеупомянутого отдела, начали хватать уже и  простых людей, решивших немного заработать «левого бабла».

Остается непонятным кого сейчас больше боятся, братвы, серьезные люди из которой уже давно ушли в легальный бизнес, или тех же  самых «борцов» с ОПГ.

Вообще картина с теми же 90ми сейчас вырисовывается несколько наоборот. Приведу один пример.  Тут недавно моего одного знакомого «откровенно» кинул на ноутбук выезжающий мастер по починки компьютерной технике. Взяв его домой, сказав, что принесет на  следующий день, починив незначительную поломку, детали для чего дома. Дав подписать для гарантии бумагу с указанием, что он взял.

На следующий же день он не явился, а звонит некто менеджер (как оказалось их там целая контора), и предлагает забрать ноутбук за  цену превышающую ранее обговоренную в 6 раз, да и вообще стоимость самого ноутбука.  Какой договоренности не было в  принципе. Когда я звоню им и предупреждаю о возможности заявления в полицию по  факту мошенничества, те с готовностью говорят— «да прямо сейчас идти». Как оказалось через третьих лиц, у тех «ментовская крыша», чем и объясняется такая невиданная ранее наглость. Какая впрочем была и у торгового комплекса «Алтын», пытавшихся погромить который мелкое хулиганье посадили по тяжким статьям, о чем я писал ранее. Погромить пытались как раз за то же, за обман и «кидалово», так как этот торговый комплекс состоит из множества точек по починке и продаже компьютерной и сотовой аппаратуры.

Или какую хотели видимо поставить фигуранты скандального сейчас «мясного дела» , в котором опера изъяли 35 тон мяса на основании сфальсифицированной экспертизы и возбудили против хозяина уголовное дело, но вот беда попали на оперов из ФСБ, борющихся за свои интересы на поле рано осмелевшего бизнеса.

А при том, что такими вещами начинают заниматься уже не братва, а сами властные правоохранительные органы, то вскоре нам и 90е могут показаться цветочками.


Сегодня в отношении меня все таки состоялся приговор по факту оскорбления полицейского, о ходе которого  уже ранее не раз писал.

И несмотря на откровенные признаки и факты фальсификации, мировая судья низко склонив голову, с красным лицом, все же огласила в  отношении меня обвинительный приговор, которым я был признан виновным в том, что даже в этих, откровенно фальсифицированных материалах дела отсутствует. Потому как несмотря на явно, под копирку записанные показания свидетелей, на  свидетеля— ведущего специалиста Исполкома Смирнова П.В., которые опрошенные после свидетели— местные жители в упор не видели на месте происшествия, конкретных противоречий свидетельских показаний между собой и теми, что они дали до суда. Не  вызывающей сомнений в фальсификации характеристики с места жительства, а так же  ответа из наркодиспансера, суд закрывает на это глаза и не давая не какой оценки возникшим противоречиям, тупо признает меня виновным в том, что даже по  тому что есть все равно не выходит.

Не выходит, потому что согласно официально данным разъяснениям Верховного суда РФ по статье 319 УК РФ для наличия обязательному признака публичности оскорбления представителя власти необходимо заведомое присутствие при этом многих лиц.

А этих «многих» в материалах дела и нету. Есть один свидетель, который в этот момент был дома и по его словам слушал из окна. Другая свидетельница, которая согласно схеме, на которой ее местоположение указали полицейские, находилась в двухстах метрах от места происшествия. И непонятно зачем взявшийся там специалист Исполкома Смирнов, которого другие свидетели там в упор не видели, а полицейские указали на него, как входящего в состав их  экипажа (!), после чего весь суд начал напоминать театр абсурда или вообще дурдом.

В сухом остатке в качестве многих остается одна женщина, стоящая в отдалении, и показания которой явно противоречат всем остальным показаниям.

При этом надо учесть, что характеризующий материал в  отношении меня по данному делу был откровенным образом сфальсифицирован. Как показал участковый на суде он даже лично со мной не общался, родственников знать не знает, с какими соседями общался не помнит, что все прямо противоречит тому, что он написал. Более того он на суде указал, что рапорт содержащийся в деле о  том, что я более 10 лет проживаю по данному адресу по запросу следователя, он  написал со слов самого следователя. Вообще становится понятным, что о данных документах он узнал только после того, как я ему о них сообщил.

Куда еще более подтверждений намеренного внесения заведомо ложных сведений и фальсификаций официальных документов? Но  Следственный  Комитет просто отказывается принимать мои заявления именно как заявления о совершении преступления.

То есть дело дошло до того, что по обвинению меня в преступлении небольшой тяжести в ходе следствия и суда было совершено ряд преступления против правосудия. И это уже не может быть объяснено простой порочностью системы уголовного правосудия, что стало очень ясным в ходе судебного производства, когда судья по каждому спорному вопросу объявляла перерыв и  убегала в совещательную комнату, видимо получать указания свыше. А сегодня вообще при вынесении приговора не раз нарушила тайну совещательной комнаты и  выходила в зал судебного заседания, что бы обсуждать детали с помощником, что было слышно в коридоре, а потом видимо потеряв всякий стыд вообще откровенно пошла в уборную.

В результате чего мы имеем приговор, который вообще никак не отражает ход судебного заседания и не разрешает вышеуказанные противоречия, а является, по сути, калькой с обвинительного акта.

Впрочем, я ни на что другое особо и не надеялся. Потому как противопоставив себя принципиально противоправной системе я не могу рассчитывать от нее на какое либо уважение к собственным правам. Хотя это меня нисколько не остановит, и сейчас мной и общественным движением «За справедливый суд и против судебного произвола» созданным по моей инициативе готовится новый митинг против судебного и полицейского произвола, поводом для чего явились громкие случаи судебного произвола, такие как скандальное дело «бутлегеров», где люди по надуманному обвинению сидят уже три года, и сейчас идет апелляция, случаи пыток в отделах полиции, чему уже найдены определенные доказательства, незаконное лишение прав собственности на жилье по грабительской региональной программе переселения из аварийного фонда и многое другое.


На той недели я участвовал в качестве представителя по делу, которое отличилось некоторыми знаковыми моментами в свете проводимой пенсионной реформы, а так же долго размусоливаемым вопросом со статусом самозанятых, которое заключалось в том, что последним просто-напросто отказали в судебной защите их прав только на основании того¸ что они есть (дело № 33-11094/2018 Верховный суд Татарстана).

Суть данного дела в том, что сначала банк подал иск к ответчикам о взыскании долга по кредитному договору, а суд не известив ответчиков надлежащим образом, взыскал всю сумму долга  в заочном порядке. При этом,  отказав потом в пересмотре с участием самих ответчиков, когда они подали соответствующее заявление в установленных законом срок. Сославшись на то, что раз те не получили повестки по месту регистрации, то следовательно они сами виноваты в том, что их не известили, и пересматривать ничего не надо. Это вообще нонсенс, потому как из позиции суда выходит, что каждый человек постоянно должен  сидеть ждать по месту прописки, что его вызовут в суд. А если он этого не делает, то и суд не станет рассматривать дело с его участием, хотя бы это и прямо предусмотрено законом, как в отношении не извещенного лица.

Но самое зубодробительное даже не в этом. Главное судебное новшество было нам объявлено в суде апелляционной инстанции. Где нами было заявлено ходатайство о проведении  бухгалтерской экспертизы, указывая на явное не  соответствие сумм сначала выставленных банком при получении судебного приказа, и потом при заявлении иска, после отмены судебного приказа.

Это ходатайство было встречено председательствующим судьей с таким же явным неудовольствием, как и вообще вся апелляционная жалоба. И при решении вопроса о его удовлетворении судья задалась вопросом, а кто будет оплачивать экспертизу, а после того как ответчики заявили, что они, задала вопрос об их трудоустройстве. Их же ответ о том, что они трудоустроены не  официально, то есть фактически являются самозанятыми, вызвал просто взрыв негодования с ее стороны с громко высказанной претензией о том, что вот из таких как они сейчас и повышают пенсионный возраст. После чего нам было отказано как в экспертизе, так и в самой апелляционной жалобе.

Честно сказать после такого пассажа со стороны судьи я лично остался в полном недоумении, которое даже прямо высказал в зале судебного заседания, после того как выслушал столь одиозное решение, прямо  противоречащее фундаментальным конституционным принципам права на судебною защиту.

Потому как если следовать логики судьи, то теперь, что бы в суде в полной мере воспользоваться мерами процессуальной защиты вы должны будете подтверждать свои официальные доходы. При этом судью не волнует вообще не ваши базовые конституционные гарантии на защиту, ни то, что принудительный труд запрещен в соответствии с той же Конституцией, ни то, что вы вообще можете не  работать, хотя и иметь деньги, полученные из нетрудовых доходов, вполне официальный перечень которых закреплено законом. Наследство, дарение, пенсии, пособия, алименты, займы и др. Так же не взволновало даже и то, что самим законом ничего подобного не предусмотрено.

Такое ощущение, что мало того, как нам всем увеличивают пенсионный возраст, точнее как раз не всем, а общей не привилегированной массе, так ее еще будут показательно напрочь лишать прав, заставляя содержать остальную привилегированную часть, которая сохранит все свои ранее положенные им льготы.

Осталось только поделить общество по официальному сословному признаку, холопов   и служивых. Первые из которых-бесправная рабочая сила, а вторые— привилегированный класс.

Ну вот, после прошедшего коленопреклоненного выбора народа в сторону стабильности, власти незамедлительно объявили о необходимости платить за это.  И все то, что до выборов находилось в состоянии ожидания народного подтверждения легитимности существующего режима, сейчас этим режимом реализуется с неведомым ранее размахом.

Когда вслед за повышением пенсионного возраста, несмотря на протест самой активной в избирательном плане части населения, нам еще готовят так называемый «налог на тунеядцев». И если раньше он ограничивался лишь возможностью получения медицинского обслуживания только после оплаты обязательных взносов в фонд социального страхования, в противоречии конституционного права на бесплатную медицинскую помощь, то сейчас власти решили не размениваться и ввести налог без привязки к медицинскому облуживанию, а вообще как обязательный платеж в любом случае. Хотя это, по сути, означает принуждение к труду, что прямо запрещено той же всенародно принятой Конституцией.

И все это происходит на фоне непрекращающихся вооруженных демонстраций собственной сверхдержавности  со стороны России в Сирии и на Украине. А  также гремящим фанфарами побед российской сборной устроенным с феерическим размахом мундиале, идущем практически вслед за не так давно окончившейся многотриллионной олимпиаде.

При том, при всем, население в подавляющем большинстве нисколько не осуждает подобные пиар акции российского правительства, как нечто, что можно предъявить всему остальному миру как знак качества российской государственности. Судебная  и правоохранительная система, в которой давно стала орудием попрания их прав и  глумлением над законностью. Когда пытки в полицейской системе ужа давно поставлены на поток, а люди в следственных изоляторах погибают от мучительной смерти, зверски замученные штатными садистами. В ответ на что, управления пенитенциарных учреждений заявляют о том, что это дело рук самих погибших.

Когда прямо в зале судебного заседания свидетель обвинения совершает преступления на глазах судьи и прокурора, а те воспринимают это должное.

Это все потому, что люди, расписавшиеся в отсутствии своего начала в управлении государством в пользу так называемой стабильности, утрачивают возможности в защите собственных прав. Отсутствие, которых проще всего забыть на фоне показательных пиар акций российского правительства. Столь же не нужных нашей стране и населению, сколько и дорогостоящих.

Потому за все надо платить. Сначала повышение НДС, потом пенсионный возраст, принуждение к труду, попрание всех основных прав, дальше больше. Так и движемся на пути к реальному государству рабов.

Оригинал


Вчерашнее судебное заседание по обвинения меня в  злостном унижении государственной власти, выразившейся в публичном оскорблении полицейского перед людьми не пожелавшими явится в суд, больше походило на театр абсурда.

То есть не пожелали собственно не все. Кроме самих полицейских явился в суд только один гражданский свидетель. Некто Смирнов П.В., который оказался никем не будь, а ведущем специалистом Исполнительного Комитета города Казани.

Вопрос того, что он делал в это время на месте происшествия и раскрывает некоторые абсурдные с подачи самих полицейских, и до сих пор оставшиеся невыясненными в реальности,  обстоятельства.

Потому как в соответствии с допросом как полицейского проходящего потерпевшим, так и полицейского-свидетеля, тот осуществлял пешее патрулирование вместе с ними в составе одного экипажа. То есть, вдумайтесь, ведущий специалист, и не какой не будь районной администрации, а центрального аппарата Исполнительного комитета полутора миллионного города Казани совместно с пешим полицейским патрулем  прочесывал местность для того, что бы вязать пьяных хулиганов, каким и пытаются меня выставить.

Абсурдность таких показаний потерпевший, разумеется, потребовала выяснения их подробностей от самого ретивого борца за общественный порядок, способного на такое рвение в выходное утро воскресенья.  

Однако сам «борец» напрочь отказался отвечать на  прямо поставленный вопрос о том в связи с чем, и при каких обстоятельствах он  оказался на месте происшествия. При этом его не смутило даже то, что он  является свидетелем, который только что подписался об уголовной ответственности как за заведомо ложные показания, так и за отказ от них. Мои же громкие призывы как к суду, так и представителю прокуратуры принять меры против откровенно плюющего на закон свидетеля не возымели никакого действия. То есть, в суде на  глазах у всех прямо в суде, свидетель совершает преступление, а сама мировая судья участка №2 Кировского района Казани Халлиуллина и прокурорский работник молча это проглатывают, и несмотря на громкие протесты обвиняемого не  предпринимают никаких мер. Тем  самым фактически соучаствуя в совершенном преступлении. Судорожно убегая в  совещательную комнату объявляя перерыв каждый раз когда становится жарко. Видимо звонить куда то и получать указания.

Хотя то, почему он находился на месте происшествия имеет существенное значение для установления признаков объективной стороны. Потому как если он помогал наряду, как показали сами полицейские, то он уже сам по себе не может служить признаком публичности, для чего нужны посторонние. И  несмотря на это судья не только не воспрепятствовала совершению преступления свидетелем, но еще и сделала мне замечание по поводу протеста против него.  Сказав, что должен удовлетвориться бредовым ответом свидетеля, что у него на роьбе муниципального служащего вообще нет должностных обязанностей (тут без комментариев) .


То есть, мы не только не имеет права добиваться регистрации и расследования преступлений в сфере правосудия, еще и не имеем права против них протестовать.

Что, впрочем, уже не удивляет, потому как это не  первое преступление совершенное должностными лицами в рамках данного уголовного дела.

Так мной уже публиковалась статья https://echo.msk.ru/blog/zlatoalex/2215286-echo/ о характеристике за подписью участкового, содержащей заведомо ложные сведения обо мне. О существовании которой сам участковый даже и не подозревал до того, как я ему не задал соответствующий вопрос о ее содержании.

Кроме этого в материалах дела, так же оказался ответ из наркодиспансера о том, что я стою там на учете, поскольку, якобы обращался за наркологической помощью туда в 2006 году. Хотя я никогда не в одно медицинское учреждение не обращался по поводу употребления алкоголя.

По данному факту, как и по факту сфабрикованной характеристики мной поданы два заявления в следственное управление следственного комитета по Республике Татарстан о возбуждении уголовного дела по  факту внесения заведомо ложных сведений в официальные документы и фальсификации доказательств. Однако следователи отказались регистрировать их в качестве таковых и зарегистрировали только как обращения, что не влечет за собой их  проверки в уголовно-процессуальном порядке. Тем самым грубо нарушив мои конституционные права на защиту от преступления и федеральное законодательство.

Однако, то, что происходило вчера в суде превосходит по свое наглости и цинизму даже это. В самом суде, при откровенном попустительстве, как судьи, так и прокурорского работника, свидетель самым определенным образом совершает преступление, а они не предпринимают никаких мер по пресечению этого. Дальше некуда.

Большей профанации судопроизводства и придумать сложно. Суд окончательно превратился в инструмент противоправного, и даже уже криминального, сведения счетов.

И хотя полицейский уже написал заявление о  прекращении уголовного дела за примирением, и оно могло быть прекращено еще вчера, но я решил все таки поставить все точки над И, что бы вскрыть саму суть того, что творится там со стороны государственной власти. Суть, от которой должно воротить каждого приличного человека. Потому мной будут последовательно предприняты все меры расследования многочисленных преступлений уже известных по  сфабрикованному в отношении меня уголовному делу, так и, которые возможно еще станут известны.

Оригинал

Во вчерашней публикации о махинациях властей с  изменением генерального плана города, где сотни частных домов оказываются в  подвешенном положении, я как то поторопился с заявлением о планируемом митинге несогласных жителей с нарушением их прав. Потому как мои предложения об этом и  вообще ведения полномасштабной компании предания общественной огласки неправомерных действия в отношении них, хотя и были приняты с одобрением к  незамедлительному действию инициативной группой, но в последующем разбились об  инерцию основной массы местных жителей. Которые, как мне пояснили, просто боятся.

То есть, уже имеются факты того, что их дома негласно, уже после объявлении о публичных слушаний, внесли в проект генплана, как на территории планируемой широкополосной, скоростной дороги, то есть обязательно под снос, а они боятся ругаться с властями по этому поводу. Видимо ожидая, что если тихо мирно решить этот вопрос, то власти милостиво из любви к  народу соизволят отказаться от самых удобных способов распилить полутора триллиона рублей, запланированных на изменение транспортной инфраструктуры города.

Такая наивность просто поражает. Особенно если учесть гремящую в постоянном информационном фоне историю с аварийщиками, которых по всей Республики просто-напросто кинули с полагающимся им по закону жильем.

Вообще инфантильность общественно-политической позиции населения, когда люди в первую очередь надеются не на общественное мнение, формируемое с их стороны, а на связи и бабки, это краеугольный камень сегодняшнего политического режима. Основанного на том, что сами люди свое мнение и волеизъявление не ставят ни во что.

С какой стати, спрашивается, они тогда возмущаются по поводу существующей ситуации с нарушением прав человека. Если сами люди не  видят себя как основу власти, от которой та в первую очередь зависит, то и самой власти нет смысла руководствоваться их интересами. Особенно когда речь идет об интересах собственных, сладко завязанных на распиле полутора триллионов бюджетных средств.

Потому они и начинают орать только тогда, когда их  ситуация становится критической. Но даже тогда, ни каждый из них способен на  активные меры по защите собственных прав. Как те же аварийщики Зеленодольска, которым я подготовил и жалобу в Конституционный суд о нарушении их прав действующим законодательством, и иск к Кабинету министров Татарстана, внесших их в региональную программу о расселении, и уже даже отчитавшегося об успешном исполнении этого в противоречие реальности, но необъяснимая инерция не ведет их  дальше обычных криков о том, как их душат.

К слову сказать, все демократические принципы, которые у нас существуют, взятые по западному европейскому образцу, являются результатом великих социальных потрясений, когда люди отдавали свои жизни и  судьбы, отстаивая свое право стоять в основе управления государством. В одной только Франции было аж 4 революции.

Соглашательская же позиция населения, власти которой имеют только одну известную всем цель, нажиться за счет него, ведет только к  увеличению этого бремени.

При этом надо понять меня правильно, я не призываю к  революции, я призываю к активному выражению своей гражданской позиции, тем более если это основано на собственных личных имущественных интересах. Ничего власти не боятся сейчас больше, чем общественной огласки и общественного резонанса от  их неправомерных действий, которые должны идти вкупе с действиями юридическими. Одно без другого сейчас не стоит ничего в таком выражении.

Оригинал


Намерение местных властей провести построить высокоскоростную дорогу через город Казань вместо всеобщего одобрения от перспектив улучшения транспортного потока привела лишь к взрыву негодования и протестных настроений тех жителей, частные дома которых лежат в планируемой территории ее строительства.

Что неудивительно, учитывая ситуацию с массовым ограблением жителей аварийных домов,  когда у тех просто-напросто отняли их жилье, без какой либо адекватной, законной альтернативы.  Люди в виду этого просто в ужасе от грозящей им перспективы изъятия у них земельного участка с  выкупом недвижимости, на пример аварийщиков, которых просто-напросто кинули. Получив в судебном порядке решения о прекращении прав собственности на их жилые помещения, которые многие из них не так давно купили за приличные деньги, нередко с использованием ипотеки и даже материнского капитала. Взамен получив от  властей смехотворную выкупную стоимость, буквально взятую с потолка по 11 тысяч за кв.м. С перспективой только взять еще одну, издевательски обозванной «социальной», ипотеку. Которую, разумеется, они уже не потянут. Это при всем, при том, что по  закону  о фонде ЖКХ им полагается новая квартира бесплатно. Причем, в одном только Зеленодольске задним числом признанно аварийными буквально пол домов города, из 600— триста. И это только  один город из десятков.

Так и в этот раз уже не обошлось без откровенного жульничества со стороны городских властей. Когда сначала объявляются публичные слушания по поводу изменения генерального плана и проведения дороги через поселок Нагорный, а когда те поднимают шум, собирают подписи, а так же по слухам вмешиваются какие то местные влиятельные лица, уже на сами публичные слушанья без предварительного обнародования, населению предлагается совсем иные изменения в генеральный план. Где дорога уже проходит через нижнюю часть поселка Новой Сосновки и поселок Дербышки.

От чего у местных жителей, учитывая хищническую политику городских властей,  которые только с  горькой иронией можно обозвать органами местного самоуправления, это вызвало просто шок. Тем более, что у многих земля еще не оформлена в собственность, и  как их успели заверить местные чиновники никто это сейчас сделать им не даст. Конечно, ведь за собственность им придется платить, а так пусть «идут лесом», несмотря на все их законные права на разовую приватизацию земельного участка.

Эти люди сразу незамедлительно начали объединятся против такого рода властных манипуляций, и даже попытались провести собрание. Однако им это сделать запретили, а к моменту его проведения даже подтянули два фургона полиции специального назначения, именуемых в народе проще космонавтами.

жители подошли на собрание

Это, несмотря на то, что если даже это собрание и не проводится как форма участия населения в решении вопросов местного значения, по  федеральному закону №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления», то они все равно его имеют право провести в общем порядке. Тем более что ни федеральное законодательство о порядке проведения публичных мероприятий, ни региональное, не запрещает это,  и более того о собрании даже не требуется предварительно уведомлять городские власти в специальном порядке.

Такое ревностное стремление наших органов местного «самоуправления» исключить для населения возможность как либо поучаствовать в решении этого вопроса местного значения, объясняется достаточно просто и в тоже время существенно. Потому как общая стоимость планируемой дороги оценивается порядка 1 триллиона 600 миллионов рублей. На фоне чего меркнут даже все баталии с  аварийщиками, с отнятым у них жильем и навязанном выкупом нового, и даже  строительство мусоросжигательного завода, по поводу чего местные жители устраивают постоянные акции протеста.

На фоне открывающихся перспектив от такой суммы, наши чиновники, разумеется, готовы построить дорогу хоть по головам недовольных в самом буквальном смысле. Для чего они уже продемонстрировали свои силовые возможности, пригнав два грузовика «космонавтов», что бы не дать населению реализовать свое конституционное право на публичное выражение своего мнения.

Однако, все же это будет сделано, и завтра же я планирую подать уведомление в казанский исполком о проведении митинга против строительства дороги и отнятия жилых помещений в связи изъятием земельного участка для муниципальных нужд. И на данный митинг будут приглашены представители и аварийщиков, что бы продемонстрировать тот уровень доверия властям, который они заслуживают на их примере. Потому как у аварийщиков изъяли жилые помещения по тем де правовым основаниям, по которым собирают сделать это и у жителей, через которых должны пройти дорога, откровенным образом их кинув. (ст. 32 ЖК РФ)

Опять наш национальный лидер оказал всем великую честь снизойти до общения с простым народом. И хотя бутафория в этом так и прет из всех щелей, не оставляя никакого сомнения ни у кого в том, что за этим всем стоит, удивительное дело, это все равно остается событием номер один в  общественно-политической жизни нашей страны. Поучаствовать в котором, даже без всяких шансов быть услышанным, стремятся абсолютно все, те, кто хочет донести свою проблему до центра решения всего и вся в нашей стране.

Получается абсурдная и даже анекдотическая картина, когда даже те-же самые люди, которые чистят власть и методы ее реализации во  всех сферах вдоль и поперек, особенно в той, которая мне близка, то есть судебно-правовой, начинают призывать к главе той властной вертикали, порочность которой они и провозглашают.

Записывают воззвания, обращения, даже показательно встают перед ним на колени, в ответ на сломанные судебной мясорубкой судьбы, отнятых близких, имущество и будущее. Видимо для того, что бы тот, кто выстроил систему нарушения их прав еще больше почувствовал свою власть и их бесправие. Странное дело, люди во весь голос кричат о необходимости независимости наших судей, и в первую очередь независимости от органов исполнительной власти, и они же  обращаются к ее главе за тем, что бы он исправил положение. Хотя по закону сам президент в первую очередь должен подчинятся судебным решениям, а не наоборот. Где тут логика?

Такое ощущение, что дух холопства настолько прочно укоренился в нашем народе, что его не могут вытравить даже десятилетия прошедшие под знаменем демократии и публичное осуждение коммунистического террора.

Народ все равно верит в доброго царя батюшку, подобно тому, как в «кровавое воскресенье», когда он пошел к нему на поклон по руководством провокатора Гапона, под пули армейских формирований.

Между тем, как прошло по новостям, из исторических архивов уже начинают уничтожаться карточки заключенных репрессированных в ходе сталинских чисток. А это уже зловещий признак, который показывает изменение государственно-исторической оценки тех событий, которые могут предвещать такие изменения в преддверии властного передела, обязательно последующего после ухода Путина, какие страшно себе представить. Или даже до.

Потому как те силы, на которые он опирается в своем правлении, намерены сохранить свое положение любым путем, безо всякого исключения.

Особенность же холопа состоит в том, что он понимает только язык силы, под влиянием которой его раболепствование только  увеличивается. Остается только надеется, что два новых поколения которые выросли после развала страны «голодных и рабов», вытравили наконец из себя этот дух. На смену которому пришло уважение к индивидуальности личности, как гарантия неприкосновенности прав.

Вчерашний судебный процесс по обвинению меня в публичном оскорблении полицейского  видимо сразу дал трещину, учитывая, что сам потерпевший заговорил о прекращении всего за  примирением. По моему от меня просто не ожидали такой прыти, стандартно фабрикуя дело по накатанной схеме в отношении алкоголиков и хулиганов даже  нисколько ее не адаптируя к конкретным событиям.

Эти люди не как то наивно не понимают, что в случае с юристом-правозащитником для них может появиться много нового и удивительного. Когда их просто поразило, что, оказывается, их самих в ходе судебного процесса могут проверить на служебное соответствие.  И хотя мировая судья судебного участка №2 Халиуллина и отказала мне в  запросе в батальоне сведений о том, действительно ли эти сотрудники полиции заступали на патрулирование и какой у них был маршрут с задачами, как, впрочем, практически и во всех других ходатайствах об истребовании доказательств, это сейчас является откровенным и неизгладимым противоречием в материалах дела, которое не исправил уже сам суд по первой инстанции.

 Потому как свидетель полицейский говорит о том, что они осуществляли пешее патрулирование, а я ясно видел, что они дожидались меня возле подъезда в автомобиле, при чем не  патрульном, а для перевозки задержанных— «буханке».

А далее вообще последуют допросы свидетелей, разбор которых я проведу по полной. Когда шаблонные показания данные как под копирку в  обвинении меня в самом откровенном и вульгарном хамстве в отношении полицейских, явно не будет выдерживать элементарной критики.

Кроме того ведь подано заявление в следственный комитет о фальсификации характеристики на меня от участкового, рассмотрение которого и возбуждение по данному факту уголовного дела я буду добиваться непременно. В этом свете победоносно начатое в отношении меня дело с целью выступить уголовным хулиганом и приклеить ярлык судимости, выглядит вообще кисло для самих его инициаторов.

Так, что давайте, валяйте дальше, запутываясь в той лжи, которую наворотили уже, как говориться, «с три короба». Потому как она сама же и ляжет в последующем на вас бременем необходимости оправдания за нее.

Тем более, что выкладывать все свои аргументы с  самого начала я не привык,  а готовлю их  к нужному моменту.

Я под дубиной власть имущих 

Оригинал

 


Если сравнить истории Сенцова и Савченко, то интересно проследить ряд ключевых моментов, из которых самые яркие следующие:

Савченко в отличии от Сенцова не пользовалась популярностью среди большинства российского населения, скорее даже наоборот.

Дело Савченко хотя и имело международный резонанс в  свете вообще проблемы украинского военного конфликта и опосредованного участия в нем России, но все же не имела такой массовой общественной поддержки.

Савченко скорее служила символом несправедливости и  неправедности участия России в вооруженном конфликте, чем имела личные симпатии к собственной персоне со стороны большинства.

Дело же Сенцова же напротив имеет ярко выраженный личностный окрас, в котором его значение как культурно-общественой фигуры имеет немалый вес. Оно указывает скорее на внутриполитическое положение в России, в котором применимы крайние меры расправ с оппозиционерами, чем связь с украинским конфликтом. В нем главным лейбмотивом всех действий властей служит неприкосновенность политического режима, для которого присоединение Крыма священна корова.

Поэтому арест Савченко для российской правящей элиты-это как признание войны с Украиной де-факто, а арест Сенцова, это-руки прочь от властной вертикали.

Потому Савченко в российской тюрьме была бы как постоянное напоминание о российской агрессии, когда как освобожденная и распиаренная она сыграла в украинской политики роль несравненно большую, чем Сенцов в России (пусти козла в огород).

Освобождать же Сенцова на манер Савченко у российских властей нет никаких интересов и мотивов, кроме, если только, всевозрастающего международного недовольства. Когда Россия предстает уже непросто страной авторитарной с неработающими демократическими институтами, а с деспотическим политическим режимом, что ярко характеризует ее главных политических лидеров, а  так же их ближайшего окружения, к которому начинают применятся индивидуальные экономические санкции.

Вопрос в том, что если дойдет до самой смерти Сенцова, то история с Магнитским покажется цветочками, учитывая международный характер разгорающегося в геометрической прогрессии скандала.

оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире