977458

Раскрыв секретную информацию, Эдвард Сноуден пополнил ряды тех, кого в США называют whistleblowers. Это слово часто переводят на русский как «осведомитель», что ассоциируется со стукачеством, но в английском варианте нет этой негативной коннотации: дословно whistleblower значит «свистящий» или разоблачитель.

Как и Сноуден, разоблачители — это сотрудники государственных или частных корпораций, которые изнутри раскрывают то, о чем остальные сослуживцы предпочитают молчать — информацию о недопустимой или нелегальной деятельности, а также о злоупотреблениях власти.

Сейчас официально разоблачителей защищает сразу три закона: Закон о Реформе Гражданской Службы ( Civil Service Reform Act), Закон по Защите Разоблачителей (Whistleblower Protection Act) и Закон Хетча (the Hatch Act) , но зачастую «свистуны» все равно теряют свою работу. Несмотря на это, история США знает предостаточно бесстрашных разоблачителей, таких как Марк Фелт, раскрывший причастность Ричарда Никсона к Уоттергейскому инциденту, Джефри Виганд из Brown & Williamson , рассказавший о том, что его компания намеренно превышает уровень никотина в сигаретах и делает их потребителей более зависимыми, а также многие другие.

Правозащитники считают «свистунов» настолько значимыми фигурами, что только в Вашингтоне работает сразу несколько крупных некоммерческих организаций, которые защищают их. В Национальном центре разоблачителей говорят, что «свистуны» важны потому, что именно они помогают наиболее эффективно выявлять и бороться с коррупцией на высшем уровне.

Барак Обама так же не раз заявлял о том, что государство должно больше помогать «свистунам», но в то же время в 2012 году президент своей рукой подписал поправки в закон о борцах за справедливость (Whistleblower Protection Enhancement Act). С одной стороны, поправки помогли усилить защиту обличителей, занимающих гос. должности и упростили процедуры по преследованию выявленных нарушителей, но, с другой стороны, секретные службы и службы национальной безопасности выпали из под действия этого закона.

А это, конечно, не сыграет на руку Эдварду Сноудену. Если будет доказано, что Сноуден раскрыл секретную информацию, он может попасть под действие еще одного закона — о шпионаже. В случае со Сноуденом, многое зависит от того, как именно была засекречена информация о прослушивании граждан. Может ли бездоказанная прослушка попасть под определение секретной информации и послужит ли Закон о шпионаже непосредственным прикрытием шпионажа за собственными гражданами, станет понятно совсем скоро.

Директор Проекта Подотчетного Правительства (Government Accountability Project) Том Девайн считает, что это будет «тест не только на то, имеет ли государство право шпионить за населением, но и есть ли у американцев реальное право защищать правду, открывая ее».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире