15:42 , 12 июля 2019

ЖЫанкета. Выпуск 23: Арина Шульгина (Арчи)

«Живые поэты» или «ЖЫ» – литературный проект Андрея Орловского, способствующий развитию и популяризации современной поэзии. За последние три года в редакцию поступило более 20 000 заявок, а участниками проекта стало 250 человек из 80 городов 15 стран.

«ЖЫанкета» – это серия интервью, в которых поэты рассказывают о своих жизни и творчестве, правила жизни современников. Читайте каждую неделю по пятницам на сайте «Эха Москвы» и в социальных сетях проекта «Живые поэты».

В двадцать третьем выпуске поэт Арина Шульгина из Перми рассказывает о танцах, комарах, шагании поэзии в массы и ее миссии.

О точках

Важных точек в творческой биографии было мало, где-то три. Интересно, есть такие авторы, у которых было больше? Например, десять. Их же и не может быть много.

Первая точка — встреча с Юлией Балабановой.

В 2009 году я победила в «Пробе пера» (пермский студенческий конкурс), Юлия его судила. На награждении выступали члены жюри, услышав Юлию, я насовсем поняла, что такое настоящий текст. Женщина с розовыми губами на полном серьезе пишет про ветер в форточку, моя ровесница — про белую Ротонду. Это мракобесие.

Вторая точка — встреча с одной художницей.

Мы вместе лежали в больнице. Она позвала меня на первый в моей жизни поэтический слэм. Я выиграла, это было как пощечина. Захотелось заняться литературой серьезно, заслужить победу задним числом. На память об этой встрече мне остались несколько портретов, – берегу для фестиваля тщеславия.

Третья точка — выступление на «Филатов Фесте» в Москве.

Всегда боялась выступать, трясущаяся нога — мой фирменный стиль. Было страшно так, что все тело болело, но на сцене что-то произошло, напряжение исчезло и уже не вернулось.

О помимо

Я руководитель группы в отделе продаж интернет-агентства. В работу уходят все амбиции, как вода в песок, — хочется быть профессионалом.

Занимаюсь танцами с первого курса. Уже старовата для студенческой студии, но ничего не могу поделать, танцы — особый язык, у нас своя манера общения и даже юмор. Хочется вести диалог со своим телом, танцевать — это как возвращаться домой. Устаю после работы, тяжело находить время, но пока пляшем.

Хожу в походы. Каждый раз, когда надеваю на голый зад покрытый льдом неопрен или давлюсь комаром, думаю, что это последний раз, но потом иду снова. Иногда, чтобы отдохнуть, нужно просто иначе устать.

Пою. Обожаю петь. Кто-то пьет вино, когда расстраивается, кто-то ест шоколад, я вою.

О первом стихотворении

Это был детский сад. Надо было поздравить мам с 8 марта, в тихий час я придумала и запомнила наизусть свой первый стишок. Там было что-то про «продолженье рода – мил народу». Маме понравилось, это главное.

О правилах

Одно правило работает всегда — только ноутбук и прога блокнот. Печатаю вслепую, так что нет никаких сложностей с конвертацией мыслей в текст. С ручкой в руках сложнее.

Нужно уединение, поэтому часто задерживаюсь в офисе или сижу на кухне до глубокой ночи.

Раньше все происходило импульсивно. Постепенно доля осознанных текстов растет, но порывы всегда будут, без них я бы просто не делала то, что делаю.

Дорабатываю тексты редко и нескоро — нужно, чтобы свои стали как чужие. У меня хороши словарный запас, легко могу пересобирать и править чужой материал, а на свое рука не поднимается. Прислушиваюсь к критике про глобальные штуки — качество образов, целостность; про технику — не слушаю никого, должна сама.

Часто рождаются 2-4 крутые строки, а хвост отрастает через год. Нужно отпустить мысль, и она затанцует.

Люблю выкурить сигарету, когда на чем-то застреваю, а вот в состоянии алкогольного опьянения не пишу, кран перекрывает.

Пользуюсь Гуглом и генераторами рифм, и не стесняюсь этого.

Как Отче наш запомнила часть лекции Арчета про штампы, считаю, что это самый убийственный для текста грех. Можно простить технические косяки за идею, но скуку читатель не прощает никогда.

Продолжение анкеты Арины Шульгиной читайте ВКонтакте и Facebook!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире