zemdol

Николай Дижур

07 июля 2018

F

Если кто-то не знает, то у нас в Московской области один раз в пять лет, население выбирает губернатора. Практически напрямую, то есть свободно, за исключением маленьких нюансов. Это обязательная процедура прохождения муниципального фильтра и благословление президента России.

Владимир Владимирович, одобряя выдвижение того или иного кандидата, изначально создаёт ему конкурентные преимущества перед остальными участниками избирательной гонки. Или не создает, но это тема отельного разговора. В конечно итого дело это царское. Сегодня можно благословить, а завтра обнаружить, что недоглядел…

Муниципальный фильтр – это такая кастовая черта принадлежности к сильным мира сего, юридическая возможность постоять задником демократии на фоне благословленного кандидата. В  нашем случае необходимо собрать и нотариально заверить, оплатив расходы нотариуса со специального избирательного счета кандидата, 196 подписей муниципальных депутатов и(или) глав, избранных на всенародных выборах. 98 подписей депутатов первого уровня(сельские и городские поселения) и 98 второго(городские округа и  муниципальные районы) нужно собрать в 51 муниципалитете.

Арифметически проблем никаких нет. 10 политических партий выдвинули кандидатов в губернаторы и соответственно для их  регистрации требуется около 2000 подписей муниципальных депутатов, с учетом того, что всего около 3000 депутатов имеется на дату объявления выборов, 7 июля 2018 года. То есть все кандидаты без особого напряжения могли бы получить регистрацию, однако муниципальный фильтр существует как раз для того, чтобы регистрацию получил исключительно основной кандидат + мурзилочное оперение.

Благословенный губернатор Московской области Андрей Воробьев дико боится настоящей, а не мурзилочной конкуренции и поэтому подписи собрали только 6 кандидатам в губернаторы, а 4 отказали в такой профурсеточной преференции. С учетом того, что даже мор всего населения Подмосковья не может повлиять на исход выборов, очень важен не  результат, который известен, а путь его достижения.

Мурзилочный губернатор Воробьев, после регистрации отфильтрованных кандидатов, пойдет тернистым путем псевдоконкуренции, а мы постараемся, чтобы этот путь был усыпан не розами, а шипами.

Мне понравилась идея сайта «В Балашихе.ру» провести онлайн голосование за всех кандидатов, изъявивших принять участие в выборах губернатора Московской области. На интернет просторах мурзилочный губернатор бессилен.

Мы  же решили публиковать ежедневный дневник избирательной кампании, наиболее интересных и значимых событий каждого дня начиная с 9 июля, чтобы после окончания выборов, выпустить книгу с рабочим названием «Воцарение под престол, или Они продавали Родину».

 

9 сентября 2018 года должны состояться выборы губернатора Московской области.

В  поддержку выдвижения кандидата должны быть собраны подписи депутатов и глав представительных органов муниципальных образований избранных на муниципальных выборах, находящихся на территории Московской области. 196 нотариально заверенных подписей должны быть сданы в избирательную комиссию Московской области в срок до 5 июля. Однако эту норму закона мною исполнить невозможно и вот  почему.

В  ходе так называемой административной реформы, практически за два года, насильственно упразднены 25 муниципальных районов Московской области. Около 3000 депутатов и глав досрочно прекратили свои полномочия. Три района ликвидированы с грубейшими нарушениями действующего законодательства, против воли депутатского корпуса поселений Борисовского, Запрудня и Электроугли. Депутаты Можайского, Ногинского и Талдомского районов, два из которых упразднены буквально за  несколько дней до даты назначения выборов, умышленно лишены возможности поставить подписи в мою поддержку.

При этом автор административной реформы, губернатор Московской области Андрей Воробьев, выдвинут кандидатом в  губернаторы, а заместители председателя Московской областной Думы Кирилл Жигарев и Игорь Чистюхин, проголосовавшие за  противоправную ликвидацию районов, нарушение прав моих коллег депутатов, так же  являются кандидатами.

В  знак протеста против лишения избирателей конституционных прав на местное самоуправление в форме сельских и городских поселений, против лишения возможности муниципальных депутатов поселений Борисовское, Запрудня, Электроугли, а так же иных депутатов насильственно упразднённых муниципальных районов поставить подписи в мою поддержку, я  отказываюсь сдавать подписные листы в  избирательную комиссию.

В  знак протеста, против нарушения базового принципа избирательного законодательства, принципа равенства всех участников избирательного процесса, против лишения права на участие в выборах главы Серпуховского района Александра Шестуна, я отказываюсь сдавать подписные листы в избирательную комиссию.

В  знак протеста против нарушения принципа добровольности подписи в поддержку кандидата, я  отказываюсь сдавать подписные листы в  избирательную комиссию.

Вместе с тем, после получения отказа в регистрации, я в судебном порядке буду настаивать на включение моей фамилии в избирательный бюллетень для голосования на выборах губернатора Московской области.

Я  выступаю за торжество закона для всех, а не только для губернатора и депутатов Московской областной Думы!



«Подмосковный кандидат от «Яблока» Николай Дижур отказался участвовать в губернаторских выборах», «скорый конец «Яблока», «оппоненты Воробьева сходят с дистанции». Это лишь некоторые заголовки топовой новости Подмосковного Яндекса сегодняшнего утра – «Яблоко» не сможет побороться за «Подмосковье». Давайте разберемся и попробуем непредвзято взглянуть на существующие реалии политической жизни региона, чтобы ответить нашим оппонентам и сделать предложение соратникам.

1.        Еврейский казак Николай Дижур не уехал в Биробиджан, Израиль и Мариуполь, от участия в выборах не отказывался, у «Яблока» нет ни конца, ни начала-оно круглое и дистанцию народного представительства не покидает с 7 декабря 2003 года.

2.        Выборы без нас состоятся не могут. Мы влияли, влияем и будем влиять на политический процесс. Но это о выборах.

3.        Цирк под названием «воцарение под престол» или «Они воровали Родину» ничего общего с  выборами не имеет и переназначение Андрея  Воробьева в оперении пяти мурзилок – это не  свободное волеизъявление народа, а таргетирование бюджетного рубля.

Избирательная кампания губернатора Московской области состоит из нескольких этапов. Паника у  чиновников началась почему-то на втором этапе регистрации кандидатов. Иного объяснения ситуации не нахожу, когда авторитетнейшие издания несут информационную чушь, наряду с ультрамариновыми бригадами Костомарова.

Свободные ли будут выборы 9 сентября 2018 года? Нет, конечно. Знали ли мы об этом, когда обращались в партию «Яблоко» за поддержкой? Знали. Почему все же выдвигались? Потому, что даже в этих драконовских условиях мы должны биться за возврат политической системы в конституционное поле, воевать за голос каждого избирателя и разговаривать с бандитами языком закона. Даже с учетом того, что нас лишили конституционного права на местное самоуправление. Точнее сказать – их Конституционный Суд вынес такое определение. Но исчезло ли от этого наше право? Нет, конечно.

Итак.

Нет ничего преступного выдвинуть свою кандидатуру на «невыборах», заявить о политических амбициях и обратиться к избирателям за поддержкой. Нет ничего преступного в борьбе за местное самоуправление, за торжество Конституционного строя, даже если «строй» этого не хочет. Нет ничего преступного в служении отечеству, уважении личности, стремлении сделать жизнь каждого гражданина твоей Родины, достойной.

Что с моей точки зрения преступно, аморально и подло по отношению к людям в  избирательном процессе? Преступно красть, лгать, творить кумира и понуждать ко  лжи, воровству и лизоблюдству.

Преступно устраивать глянцевое политическое шоу в ограбленном, отравленном и униженном регионе.

Преступно отплясывать на подтанцовках прогнившего донельзя режима единоличной власти губернатора, соучаствуя в массовой фальсификации.

Конечной целью нашей борьбы, единственной уставной целью общественной организации «Гражданский форум местного самоуправления Московской области», является восстановление местного самоуправления. И до тех пор, пока эта цель не будет достигнута, пока торжествует ложь, измена, предательство мы будем активно влиять на политические процессы в законных формах, нещадно эксплуатируя те конституционные свободы, которые у нас еще не смогли отобрать. Это свобода собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований.

Одним словом господа-товарищи, свобода не заканчивается 9 сентября 2018 года, ни в тюрьме, ни даже на виселице. Свобода заканчивается тогда, когда в  угоду своим интересам, ты поступаешься интересами общества.

Письмо из Конституционного Суда Российской Федерации, датированное 29 мая 2018 года №1159-0, мы получили 2 июля. Видимо поезд с долгожданным определением суда останавливался на каждом полустанке, если письмо путешествовало 33 дня.

28 декабря 2016 года вышел закон Московской области «Об организации местного самоуправления на территории Рузского муниципального района», в результате принятия которого были упразднены 7 городских и сельских поселений, прекратили деятельность избранные главы и советы депутатов. Мы, представители муниципальных образований Московской области посчитав, что этим законом нарушены наши права на местное самоуправление, растоптана Конституция РФ, гарантирующая нам местное самоуправление и иные права и свободы, обратились в суд. Гражданским истцом выступил А.Н.Панфилов.

Пройдя поэтапно все судебные инстанции мы наконец-то получили долгожданный ответ из  суда высшей справедливости, полагая, что в соответствии со ст.133 Конституции РФ, «местное самоуправление в  Российской Федерации гарантируется правом на судебную защиту».

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского, А.И.Бойцова, Н.С.Бондаря, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, С.М.Казанцева, С.Д.Князева, Л.О.Красавчиковой, С.П.Маврина, Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, О.С.Хохряковой, В.Г.Ярославцева определил:

1.Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Панфилова Алексея Николаевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального Конституционного закона «О Конституционном Суде в Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2.Определение Конституционного Суда по данной жалобе окончательное и  обжалованию не подлежит.

Я  умышленно привел текст определения без сокращений, как и полный перечень самых квалифицированных судей нашей державы, дабы им было приятно, а мы знали имена тех, кто лишил нас права на судебную защиту, подменив закон теплыми судейским мантиями северной столицы.

Суд изучив материалы сказал, что в данном конкретном деле права истца не нарушены. Суд не видит препятствий в реализации прав на местное самоуправление, участия в  процедурном механизме изменения организации муниципальной власти в  муниципальном образовании.

Видимо блеск золота куполов Исаакиевского собора настолько ослепил судей Конституционного Суда, что они с набережной Фонтанки, не разглядели униженных и  оскорбленных жителей Подмосковья.

Смысл этого короткого, не утонченного юридическим изысками определения, простой. Идите на ….

Так, как никакого юридического образования не хватит, чтобы объяснить нам сиволапым, что у нас нет права на судебную защиту, что жалоба наша не отвечает критериям допустимости и что нам ничто не препятствует пойти в сельсовет, на дверях которого уже полтора года висит замок.

Я  не люблю указательное местоимение применительно к моей родине «эта страна», считая его непатриотичным. Но с даты 2 июля 2018 года, со дня торжества высшего правосудия России, я буду широко пользоваться  местоимениями, как частью речи, отныне очень важными, с ярко выраженным негативным оттенком.

Например, говоря о судебной системе Российской Федерации, говоря «эти судьи», я буду иметь ввиду, что где-то наверное есть другие — хорошие, честные, порядочные представители судебной системы, для которых родина не слово из судебного определения, а место рождения, проживания и служения.

То  есть то, что является ключевым в словосочетании местная власть , права на которую нас лишили дяденьки и тетеньки в судебных мантиях, раз и навсегда.

 

Сегодня, 3 июля 2018 года, посетил я управление по работе с обращениями граждан Государственной Думы Российской Федерации. Расположена приёмная по адресу улица Моховая, дом №7. И вы совершенно не ошиблись, так как это находится не в здании ГД РФ, а совершенно по другому адресу. Видимо для нашего же удобства, чтобы не  загаживали своими деревенскими сапогами и онучами паркет коридоров на Охотном ряду. Как говорят, даже председатель Думы Вячеслав Володин, ведет личный прием населения в кабинете самого Михаила Ивановича Калинина, всенародного старосты.

Поэтому вам – сюда!

Это такой публичный отстойник общественного мнения. Отстоится, отлежится, перебесится и вернется к вам обратно в виде замысловатого ответа какого-нибудь придурка, на  которого вы же и жалуетесь.

Вы  спросите какую челобитную подавал? А просил я депутата Государственной Думы Валерия Рашкина вмешаться в судьбу демократии в России и допустить опального главу Серпуховского района Александра Шестуна до выборов.

Это не сложно. Выходите на станции метро библиотека имени Ленина на Моховую, идете в сторону Националя и заходите в первую же дверь по ходу движения. Это и есть приёмная. А чтобы вы не ошиблись, то блестящая золотом и орлом табличка указывает на принадлежность к важному государственному учреждению.

Пройдете через металлоискатель и практически без очереди обратитесь в окошко, где чиновник с каменным лицом поинтересовавшись вашим паспортом, примет заявление, на втором экземпляре поставит штамп и запишет телефон для справок.

Считайте, что дело в шляпе.

Через три дня я позвоню по указанному номеру на втором экземпляре и узнаю входящий номер моего заявления. А дальше, госпожа бюрократия, понесет мою просьбу по  властным коридорам, каждый раз спотыкаясь о написанное. Тяжело разрешать судьбу невинно заточенного в крепость человека, наверняка зная, что сидит он за политику. Рот посмел открыть там, где все остальные, молчат. Вот и получается, что давно забытое слово – узник совести, возвращается в наш повседневный обиход.

И  подумалось мне, а что если каждый житель Серпуховского района, или скажем даже житель столицы, не приветствующий тиранию, обратится на имя Председателя Государственной Думы РФ Вячеслава Викторовича Володина с незатейливой просьбой. «Убедительно прошу освободить невинно содержащегося под стражей главу Серпуховского района Александра Шестуна для участия в избирательной кампании по выборам главы Серпуховского района, в целях обеспечения равенства всех участников избирательного процесса».

Бюрократия-великая сила! Вячеслав Володин обязан будет рассмотреть каждое заявление по существу и  дать ответ заявителю. А если таких писем будет несколько тысяч? А если несколько сотен тысяч? А если…

Вот тогда мы и посмотрим, чьи сапоги чище депутатские, или народные.

Имя Сергея Митрохина сегодня на слуху и я уже не совсем понимаю, кто и кому наносит репутационный вред. Быть может я вообще плохо разбираюсь в политике, но как мне кажется, все в этой жизни решается иначе. В конце концов, какова жизнь, такова и политика.

1 июля исполняется ровно год, как о решении партии «Яблоко» поддержать наш список на выборах в совет депутатов городского округа Чехов на митинге в деревне Манушкино объявил Сергей Митрохин.

«И я вам скажу – есть такое орудие. Есть список, который сегодня, три часа назад, выдвинуло Московское областное отделение партии «Яблоко». Оно выдвинуло список во главе с вашим представителем Николаем Дижуром. Вы можете быть уверены в том, что они заставят власть выполнить обещания закрыть этот чертов полигон, который никому не нужен».

В  политике иногда страшно оглянутся назад, так как многое конъюнктурно и уж точно трудно ответить за сказанное год, десять или пятнадцать лет тому назад.

Я  это делаю легко, потому, что мы всегда выступали и выступаем в защиту интересов гражданина, торжества закона и конституционного строя России. Разумеется воюя с  мусорной мафией не все получается, но многое из сказанного на том историческом митинге мы смогли реализовать. Не все конечно, но два принципиальных вопроса решены положительно.

1 августа 2017 года полигон ТБО «Кулаковский» был закрыт, а 10 сентября мы  победили на выборах в совет депутатов, где образовали фракцию партии «Яблоко».

Со  дня закрытия свалки через ее проходную не въехал ни один мусоровоз. Свалка в  объеме не увеличивается. Тело полигона ориентировочно на 80-90% засыпано землей. Через неделю должны состоятся обсуждения проекта рекультивации в  администрации городского округа Чехов. И несмотря на то, что возгораний нет, пожарная машина постоянно дежурит на полигоне. Вредное воздействие на  окружающую среду значительно снижено. Жители наконец-то вздохнули полной грудью.

И  в завершении легкие штрихи к портрету политика, гражданина и человека Митрохина.

Сергей не постеснялся приехать на митинг в удаленную от столицы деревню, где мы увиделись впервые, поддержать нас своим авторитетом федерального политика. Выступил с  яркой речью, трижды прерываемой аплодисментами. Сойдя с импровизированной трибуны запросто общался с селянами.

«Яблоко»  — единственная политическая партия, взявшая на себя ответственность поддержать наш список на сентябрьских выборах. Мы не подвели, победили,  и самое важное, что избиратели смогли убедиться в том, что их голос решает все.

На избирательном участке №3312 партия «Яблоко» получила 50,18% голосов.

А Сергей Сергеевич стал нашим «крестным отцом», идейным вдохновителем фракции партии «Яблоко» в совете депутатов городского округа Чехов Московской области.

Я  не поклонник Навального, поэтому в отношении Алексея я сейчас абсолютно объективен, так как история взаимоотношений великого Навального и главы маленького района Подмосковья Александра Шестуна, публична и мне хорошо знакома в деталях.

Я  не припоминаю каких-либо листовок от Навального на территории Серпуховского района, где мною прочитываются практически все АПМ, но суть не в этом.

Главное в том, что устами медиагероя Александр Шестун признан политическим заключенным, что дела против него сфабрикованы, и арестован он за желание принять участие в  выборах. «Система хочет его сожрать только за то, что он оказался уступать свое место каким-то людям. Мало того, к нему приходят чиновники и совершенно в открытую говорят, уже установлено,  насколько я понимаю из записи, по  крайней мере он в интервью об этом рассказывает, что ему в прямую говорят, мы  пообещали твое место подольским».

Спасибо Алексею Навальному за его публичную оценку сегодняшнего статуса Александр Шестуна, и здесь наши позиции совпадают. Шестун – политический заключенный. Почему? Потому, что он восстал против методов управления губернатором Андреем Воробьёвым, против антиконституционной административной реформы, против «мусорной политики» правительства Московской области. Действовал открыто, публично и гласно,  используя любые легальные возможности донести свою позицию, как до общества, так и до высших должностных лиц государства. Однако вместо открытого разбирательства нарушения прав граждан чиновниками правительство Подмосковья, нарушили права одного человека, арестовав его в день объявления прямых выборов главы Серпуховского района. Справедливо ли это?

Разве мы не говорили о возможной аннексии подольскими территории Серпуховского района, после противоправного захвата Серпухова? Говорили, писали, кричали все последние годы.

Разве мы не говорили о том, что ликвидация муниципальных районов, сельских и  городских поселений ведет к деградации территорий, вымиранию населения и  разрушает основы конституционного строя России? Со всех трибун многочисленных митингов, форумов и конгрессов.  

Разве мы не ставили вопрос об экологическом геноциде жителей Подмосковья? Постоянно и  в последний раз 8 июня 2013 года, совместно с депутатами ГД РФ, организовавшими круглый стол, на котором выступал Шестун.

В  нашей борьбе за право свободно избирать и быть избранными, с даты 13 июня 2018 года, с ареста главы Серпуховского района, наступил новый этап. Этап консолидации сопротивления под требованиями прекращения политических процессов, политического террора и освобождения всех политических заключенных. С этих требований необходимо начинать каждую политическую акцию, каждое публичное мероприятие, каждое церемониальное действие, в противном случае уже в ближайшее время, Московская область станет похожа на Царь-колокол. Мощна, величава, красива, но, без языка.

Пропускной режим Московского городского суда более демократичен, нежели чем, в Московском областном суде. Рамка на входе, регистрация на втором этаже и искреннее любопытство девушки на регистрации:«Что-то вас много сегодня в 225 зал».

Желающих поддержать в судебном заседании Александра Шестуна действительно было много. Старые знакомые лица, родственники и  представители иных муниципальных образований Московской области, казаки и конечно же, пресса.

В  зал пропустили через час, разделив желающих на две аудитории, так как 225 зал не мог вместить всех. Родственников, близких друзей и СМИ крепкая охрана пропустила в 425 зал, а оставшихся отправили смотреть заседание по видеомонитору. В ожидании, какая-то правозащитница истерила по поводу того, что людей не  пропускают в зал заседания. Охрана требовала порядка…

Судья без макияжа открыла заседание и вела его строго в соответсвии с  Уголовно-процессуальным кодексом РФ, хотя бы по процедуре исключая основания для обжалования.

Много и добросовестно выступали адвокаты Беспалов и Якубовский. Пишу без имен и  отчеств, потому, что именно так обращалась к ним судья. Коротко и сухо выступал следователь, еще короче девушка-прокурор, судья немного развернутее.

Александра Шестуна практически не ограничивали в  выступлениях. Выглядел он мужественно, с непроницаемым взглядом несломленного человека, требующего закона и  справедливости. В заключительном слове он обратился к суду с просьбой не омрачать столь резонансное дело трагичным финалом.

Процесс Шестуна — процесс политический. И если это не так, то из гуманных соображений, посадите человека под домашний арест, не препятствуйте в проведении избирательной кампании на должность главы Серпуховского района. Предварительно докажите, что он виновен, а уж затем применяйте, такую крайнюю меру, как арест. В противном случае, мы считали и будем считать это дело заказным, а акцию ареста — показательной поркой для Московской области.

Мне говорят неглупые люди, что все известно наперед и бессмысленно было ожидать другого решения суда. Мудрые говорят: «Они его переиграли». Однако, я убежден в том, что если не предпринимать вообще никаких мер, то предрешена будет не  только судьба Александра Вячеславовича, но и каждого из нас, избирателей Московской области. Мы же хотим участвовать в  законной процедуре выборов? А какие это выборы, если реального кандидата, изолировали от участия в них. И насколько законны выборы в условиях политического террора, арестов и задержаний, и как следствие этого — деморализации общества?

27 июня 2018 года в Мосгорсуд оставил в силе решение Басманного суда об аресте главы Серпуховского района Подмосковья Александра Шестуна.

Фемида ля комедия.



18 июня 2018

Собибор

Редко смотрю художественные фильмы в последнее время. Практически не смотрю, но «Собибор» смотрел не отрываясь, постоянно ассоциируя его с действительностью. Один мой товарищ сказал, что я увлекаюсь, ведь газовых камер в Московской области нет, на что я ответил: «Вся Московская область – газовая камера».

Быть может я не прав, и  во мне бунтует дух двоюродного деда Михаила Дижура бежавшего из нацистского концентрационного лагеря, а затем получившего «четверик» на родине. Может быть…

Поправьте меня, если я не прав. Но для ведения диалога, посмотрите фильм.

Мне показалось, что это кино о свободе. И этот фильм вовсе не о евреях, нацизме или холокосте. Эта драматургия о свободе личности.

Нацистский лагерь Собибор – газовая камера, завод по уничтожению евреев, один из немногих концентрационных лагерей, побег из которого увенчался успехом. Заключенные восстали, перебили охрану и вырвались на свободу. Фильм заканчивается на этом моменте, на  освобождении из неволи.

Фашисты сделали все, чтобы заключенные даже не помышляли о побеге, но побег состоялся.

Фабрика смерти работала монотонно сжигая трупы людей, отравленных газом. Но в «производственном процессе» были задействованы люди нужных профессий, которым на время «работы» сохранялась высшая привилегия – жизнь. И над ними глумилось лагерное начальство, унижая человеческое достоинство, перед неумолимым уничтожением. И  они восстали.

И на бунт пошли не  потому, что сжигали их жен и детей, а потому, что делали свидетелями этой смерти, унижая, уничтожая достоинство личности.

Историческая ретроспектива вернула меня в день сегодняшний.

Вы правы. На территории Московской области нет газовых камер и вопрос о нацизме не стоит. Однако давайте поговорим о человеческом достоинстве, об унижении личности, о  торжестве «идеологии лидерства».

Сегодня чиновники правительства Московской области устроившие рукотворный экологический геноцид жителей Московского региона, чем отличаются от лагерного начальства? Подавляя волю населения на жизнь, заставляя признать, что мусоросжигание — это благо, что сын генерального прокурора, тридцатилетний мусорный король России, — это благо, что в экологической катастрофе виноваты советские, а не воробьевские, они возвращают меня в Собибор.

Поправьте меня, если я  ошибаюсь.

Речь идет об унижении личности. И сегодня вся разница в том, что уничтожают нас не по национальному признаку, а по социальному. Более того, травят не оккупанты, а свои, нами же  признанные управленцы, от чего ситуация более цинична, драматична и трагична.

Проснись, отечество, опомнись. Твой бессмертный полк расформировали, ордена отобрали, и дали «четверик».

Или я ошибаюсь?

За  суетой и скандалами по выдвижению кандидатов на выборах мэра Москвы, незамеченной остается предвыборная кампания в Подмосковье, а напрасно.

Выборы в двух центральных регионах имеют диаметрально противоположную специфику, в  первую очередь, в силу диаметральности «основных кандидатов» и задач мобилизационной повестки.

И  если столица работает на высокую явку в силу того, что Сергей Собянин идя на  второй срок, должен продемонстрировать уважение электората за проделанную работу в его интересах, то область работает на «сушку явки». Так, как на стерилизованные подмосковные выборы, загнать избирателя нечем и незачем. Кампания «Воробьев+мурзилки» покажет результат по всем параметрам ниже предыдущего голосования в 2013 году в  случае более высокой явки.

Регистрация действующего губернатора Московской области Андрея Воробьева превратившего за  пять лет регион в сточную канаву столицы, ликвидировавшего местное самоуправление унизив граждан назначенными главами, с сомнительным криминальным прошлым, может мобилизовать исключительно «бюджетных рабов». Здоровая часть общества, мнение которой присыпают столичным мусором, на выборы голосовать не  пойдет, так как протестному электорату голосовать не за кого.

Так, называемая оппозиция, ничего общего с оппозицией не имеет. Три заместителя председателя Московской областной Думы, которую следует распустить только за насильственную ликвидацию 25 муниципальных  районов, слова критики в адрес действующего губернатора не высказали, голосуя преимущественно за все его законопроекты одновременно в трех чтениях. Константин Черемисов от  КПРФ, Сергей Жигарев от ЛДПР, Игорь Чистюхин от СР идут на выборы всецело и всеобъемлюще ободряя политику действующего губернатора. Для демонстрации оппозиции пригласили к участию Бориса Надеждина, выдвинутого партией Роста.

Вы  спросите, почему эти уважаемые люди, мурзилки политического процесса?

А  потому, что ни один из них не сможет преодолеть муниципальный фильтр. При регистрации кандидату в губернаторы необходимо представить нотариально заверенные подписи муниципальных депутатов и глав в количестве 196 штук, из которых 98  — подписи депутатов городских округов и  районов. Даже коммунисты не имеют в 67 муниципальных образованиях второго уровня 98 депутатов, а уж тем более все остальные представители 13 партий, имеющих право на выдвижение кандидатов, без сбора подписей.

Таки образом, кроме Андрея Воробьева, самостоятельно муниципальный фильтр не может преодолеть ни один выдвинутый кандидат, будь он самым приличным и достойным человеком, пользующимся заслуженным авторитетом у населения. Следовательно, можно предположить, подписывающиеся единороссы за кандидатов от других партий, делают это не совсем добровольно. Как может коммунист принимать подпись в свою поддержку, от единоросса? И как единоросс, может добровольно, поддержать представителя партии ЛДПР?

Это же политические конкуренты, а не политические проститутки!

В Федеральном законе «Об основных гарантиях избирательных прав и права Российской̆ Федерации» записано: «Участие гражданина в выборах является добровольным. Никто не вправе оказывать давление на гражданина с целью принудить к участию и не участию в выборах, а также на его свободное волеизъявление».

Следовательно, в  существующей политической конструкции, муниципальный фильтр выполняет роль по  легитимизации переназначения действующего губернатора, монополизации конкурентного права одной политической партией. То есть выборы из конкурентных становятся референдумными, не выборами, а референдумом по доверию Андрею Воробьеву. А это не совсем то, что записано в фундаментальном законе демократического государства, законе о выборах.

Поэтому, соблюдая основной принцип избирательной системы РФ, принцип равенства всех кандидатов, мы обратимся в Конституционный Суд РФ, об отмене регистрации всех «альтернативных кандидатов», в силу принудительного характера сбора подписей. Либо добровольно и тайно, либо никак. Так как нотариально, то есть открыто, не исключает фактора давления на депутата, что недопустимо.

Либо все выдвинутые кандидаты будут допущены до выборов, любо мы откажемся признавать результат избирательной кампании и в рамках референдума о доверии Воробьеву проведем альтернативную кампанию в ряде районов, продемонстрировав миру фейк политической системы Московской области.

Демократия для всех, а не исключительно для политической партии «Единая Россия»!

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире