В следующем году исполняется двадцать лет расстрелу Российского парламента. Можно подвести некоторые итоги. Но не в силу круглой даты, а в силу того, что на курсе тотальной либерализации экономики «государственная дура» поставила крест.

Очевидно, что свободная рыночная экономика служила и служит инструментом перераспределения государственной собственности в пользу правящего класса.

Очевидно, что правящий класс за двадцать лет превратился в закрытую касту суперсобственников, эксплуатирующих государственную машину исключительно в личных целях.

Очевидно, что закрытая власть в состоянии воспроизводить только сама себя. Отсюда кумовство и семейственность. Отсюда престолонаследие. Отсюда абсолютная деградация публичных институтов власти.

Фальсификация результатов выборов в Государственную Думу послужила лишь поводом для выражения протеста против циничного игнорирования демократии. «Мы договорились» — вот то, с чем не согласился креативный класс. За двадцать лет выросло новое поколение с генетическим набором демократических ценностей. Молодежь становится активным участником политического процесса.

О креативном классе. Телеграф, телефон и почтамт сегодня захватывать не нужно. «Айфон» прочно обосновался в кармане каждого студента, служащего, врача и учителя, представителей «креативного класса». Скорость передачи информации, свобода передачи информации и возможность каждого участвовать в создании новостных поводов, вот что является сегодня движущей силой эволюционного процесса смены власти.

О революции. Возможна ли сегодня революция и нужна ли она? Возможна и даже скоропостижно возможна, если и далее партия власти будет эксплуатировать демократию в целях укрепления диктатуры. Не нужна, если демократия станет реальным институтом обновления власти, строительства независимых институтов демократического общества. Возможно это только в одном случае — свободной политической конкуренции.

О демократии. Ее нужно формировать. И не особую, русскую демократию, а демократию, жестко ограниченную законом. Прозрачную, как стекло. Необходимо помнить, что в результате свободных выборов к власти иногда приходят…«братья мусульмане». То есть, прежде чем выбирать, нужно ограничить круг выборных лиц (алкоголики, наркоманы, преступники, сумашедщие), и жестко урегулировать право распоряжения своим голосом. Демократия — привилегия сытого, культурного и устоявшегося общества. Право распорядиться своим голосом должно жестко охраняться и жестоко пресекаться любые попытки фальсификации результата выборов.

О расколе. Закон «Димы Яковлева» разделил общество, и чем больше государственных институтов втягивается в процесс, тем больше раскол. За дело взялись губернаторы, завтра подтянуться муниципалитеты, агрессивная кампания государственного идиотизма набирает обороты. Откуда смута? Сверху. На огромных просторах России знать не знают, и ведать, не ведают ни о Магнитском, ни об извергах, уморивших его. А вот дети. Дети сироты есть в каждом районном центре. И дети понятны каждому отцу, каждой матери. Дима Яковлев спасет Россию? Возможно. Раскол и смута — признаки разложения государственных институтов. Делегитимизация власти выражается в стремлении сохранить власть любой ценой. Что может предложить обществу хищнически потребляющая каста? Только людоедские законы средневековья. Чем ответит общество институционализации мракобесия?

Тринадцатый год станет годом становления новой России. России Достоевского, Чехова и Булгакова. А не нефтедолларового либерализма.

Низы еще долго могут жить по-старому. Верхи могут консервировать систему, передавая ее по наследству. Но между верхами и низами появился «креативный класс». И вот родившийся двадцать лет тому назад ребенок вырос, окреп, получил в руки «айфон» и Конституцию, и он хочет управлять государством.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире