Поскольку многие читатели моих материалов на «Эхо» весьма далеки от ближневосточных событий и не очень интересуются ими, и стоит мне написать непосредственно об арабо-израильском конфликте, шутят в комментариях «Опять, дядя в синагогу пошел», то, во-первых, хочу пояснить, что на этот раз я не в синагогу, а скорее в мечеть пошел, так как буду писать об арабах; во-вторых, события, происходящие сегодня в палестинском лагере могут оказать самое существенное влияние на ситуацию на Ближнем Востоке в целом и потому достойны внимания, а в третьих, для их понимания необходимо знание главных палестинских реалий, кои я вначале вкратце и разъясню. Палестинское руководство разобщено — существуют, по крайней мере, две основные организации, которые, преследуя одну и ту же цель — борьба против Израиля, соперничают между собой, претендуя на власть, как на Западном берегу Иордана, так и в секторе Газы. Это, с одной стороны, ХАМАС, более бескомпромиссный, выступавший, по крайней мере, доныне, исключительно за вооруженное сопротивление тому, что он называет «сионистской оккупацией». ХАМАС победил в 2007 году на выборах в Газе, с чего и началось, собственно говоря, активное противостояние между ним и ФАТХ. ФАТХ же — это самое крупное формирование в палестинском лагере, заправляющее в Палестинской национальной автономии (ПНА), которое тоже порой не чурается поддержки террора, но разыгрывает свои карты и на политической арене.

Закончив этот миниликбез, обратимся к последним событиям. Премьер-министр ПНА, разумеется, человек ФАТХ Рами Хамдалла во главе большой делегации с Западного берега Иордана прибыл в сектор Газы, после заявления руководства ХАМАС о том, что оно готово якобы расформировать свой правивший в Газе Административный совет и передать власть в секторе правительству ПНА. Кроме того ХАМАС, если верить данному заявлению, выступает за проведение всеобщих выборов и формирование правительства национального единства.

Откуда вдруг такая примиренческая позиция? Скорее всего, не от хорошей жизни — экономическое положение в секторе Газы не просто плачевно, а катастрофично. Собственных источников финансирования, разумеется, никаких. Внешние каналы вспомоществования скудеют. Главному спонсору Газы Катару не до этого вследствие остракизма, которому подвергли его арабские братья во главе с Саудовской Аравией. С Ираном у ХАМАС до сих пор не восстановлено полное взаимопонимание в силу несовпадения взглядов относительно сирийского режима (Тегеран ставит на Асада, ХАМАС не приемлет антисуннитские действия Дамаска). Внутренние источники тоже перекрыты — палестинский «общак»-то находится в руках главы ПНА Махмуда Аббаса, а тот, обиженный на ХАМАС, отказался делиться с ним, финансируя, как было до того, энерго— и водоснабжения Газы (электричество подается там теперь лишь несколько часов в день), а также зарплаты чиновников в секторе.

При всей своей кажущейся революционности в заявлении ХАМАС о готовности отказаться от управления в Газе и пойти на всеобщие выборы нет ничего, чреватого неприятностями и потерями для руководителей этого движения. Во-первых, подобные попытки примирения неоднократно предпринимались в прошлом и даже подписывались соответствующие соглашения, но дальше того дело не шло — предпринятые шаги просто забывались и все возвращалось на круги своя. Во-вторых, в случае выборов у ХАМАС есть вовсе неплохие шансы на успех не только в Газе, но и на Западном берегу Иордана. И главное, когда еще эти выборы, а финансовые вливания Газе Махмуд Аббас должен вроде бы возобновить уже сейчас, немедленно — ведь все его требования к ХАМАС получается выполнены.

Но тут и получилась первая загвоздка — в Газе с надеждой, близкой к уверенности, ожидали, что Хамдалла в качестве жеста доброй воли привезет хоть какой-нибудь, пусть небольшой чек от Аббаса. Однако, не тут-то было. Премьер-министр ПНА произнес немало красивых слов о пользе единения палестинцев, но дал понять, что «сначала стулья, а деньги потом», то есть, пусть ХАМАС на практике осуществит свои обещания о передачи власти представителям ФАТХ, а лишь потом поступят финансы. Он, правда, назвал возобновление выплат зарплаты чиновникам в Газе ключевым этапом нормализации отношений, но не сказал точно, когда это произойдет.

На самом деле весьма трудно представить, как на практике управленческие вертикали, построенные ХАМАС и укомплектованные его людьми, перейдут на практике под контроль ФАТХ. Кроме того, уже сейчас руководство ХАМАС объявило, что в одной, но, пожалуй, самой важной сфере, никакой передачи полномочий не произойдет. Речь идет о подчинении вооруженных формирований в Газе, которые и далее будут продолжать непримиримую борьбу против Израиля под командованием ХАМАС.

С международной точки зрения игра на примирения — ход для ХАМАС, достаточно выигрышный. В плане глобальном он, таким образом, так и не признав право Израиля на существование, значительно повышает свой престиж. А если конкретно, то ХАМАС, во-первых, улучшает отношения с Египтом, который был инициатором нынешнего замирения враждующих палестинских группировок. Во-вторых, данный процесс приветствуется США, которые считают, что единение палестинцев может способствовать реализации американского плана палестино-израильского урегулирования. Посоветовались хамасовцы и с Россией и вроде бы получили одобрение Москвы, куда те же их функционеры, которые вырабатывали условия внутри палестинского примирения, отправились сразу ж после достижения соглашения об этом в Каире. При этом, произошла, правда, небольшая неувязочка — ХАМАС включил в состав делегации, которую принимал в Москве со всеми почестями представитель президента РФ на Ближнем Востоке Михаил Богданов, некого Салаха аль-Арури, который является прямым организатором терактов ХАМАС на Западном берегу Иордана и, между прочим, объявлен персоной нон грата в Иордании, Турции и Катаре. Но российский министр иностранных дел Сергей Лавров, внимание которого на это обратил при встрече с ним израильский министр Зеев Элькин, сказал: «проверим, разберемся», А раз обещал, то значит, проверят и разберутся.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире