Два раза за минувшие полтора месяца я писал в своем блоге о последних «подарках» Израилю от Барака Обамы, покидающего пост президента США («подарках» в кавычках потому, что речь идет о ярко выраженных антиизраильских актах). И дважды ошибался относительно их «последнести». В первый раз это касалось решения Вашингтона не налагать вето на проект антиизраильской резолюции в Совете Безопасности ООН 19 декабря, хотя в прошлом подобные инициативы неизменно ветировались США. Второй удар в спину Израиля Обама нанес, делегировав на конференцию по палестино-израильскому урегулированию во Францию 15 января госсекретаря Джона Керри, хотя Соединенные Штаты ранее давали понять, что будут вместе с Израилем бойкотировать этот форум, созванный с целью заклеймить Израиль и навязать неприемлемые для него условия урегулирования.

Вылазка Керри в Париж была предпринята вроде бы перед самым уходом Обамы из Белого дома, и все же он успел совершить еще один явно пропалестинский шаг – подмахнуть бумажку о переводе 221 миллиона долларов Палестинской автономии. Эти деньги были выделены для палестинцев еще в 2015 году, однако Конгресс США притормозил платеж вследствие неадекватного поведения ПНА на внешнеполитической арене, в частности, попытки их прорыва в обличье несуществующего палестинского государства в международные организации. Таким образом, возражения США против односторонних неконструктивных действий палестинского руководства вроде бы были обесценены.
Исполнительная власть, то есть, президент юридически этот запрет Конгресса мог нарушить, но решиться на столь прямой и грубый вызов законодателям было бы выше сил действующего президента, а вот уже пакующему вещи и поэтому ничего не боящемуся вполне по силам – почему бы не преподнести палестинцам прощальный подарок (на этот раз без кавычек). Что для экономики США 221 миллион? А руководителям автономии приятно. Деньги предназначены «для поддержки реформ и эффективного управления». Трудно представить себе более удачный эвфемизм для растаскивания «зеленых» по карманам управленцев в Рамалле, как неоднократно случалось с другими поступлениями из-за границы. Хорошо еще, если на нужды неугасающего террора против Израиля не отстегнут.

Однако единственное, что меня удивляет в данной истории – это всеобщее удивление последним проявлением 44-го президента США. А как же должно было быть иначе, если этот самый президент не кто иной, как мусульманин, хоть и никогда и нигде не признававший этого открыто?

Но так ли уж никогда? А помните, еще в сентябре 2008 года в интервью АBC Барак Обама произнес: «нападки недругов на мою мусульманскую веру» и лишь, когда его поправил советник: «Вы хотели сказать «вашу христианскую веру», согласился: «Да, мою христианскую веру». Хоть явно не декларация, а оговорка, но, как принято говорить, не исключено, что фрейдистская.

Формально принадлежность Барака Хусейна Обамы (а именно таково его полное имя) не может вызывать никаких сомнений. Отец Барака, тогда студент из Кении – мусульманин, и, по канонам ислама, сын тоже считается мусульманином. В детстве будущий президент США, проживая на протяжении четырех лет в Индонезии, ходил в медресе. Один из самых приятных звуков, сказал как-то Барак Обама – это пение муэдзина, созывающего на молитву в мечеть. Рассказывают, что на протяжении 30 лет Обама носил кольцо с надписью «Нет Бога кроме Аллаха». В политике свидетельств происламских склонностей прошлого американского руководителя хоть отбавляй, и только ложная политкорректность мешала во весь голос назвать Барака Обаму первым президентом США, который однозначно симпатизирует арабскому миру в ущерб Израилю.

Значит, может быть, не только личной антипатией объясняются, мягко говоря, не сложившиеся отношения между руководителями Соединенных Штатов и Израиля – Бараком Обамой и Биньямином Нетаниягу. Хотя и личная несовместимость вытекала в значительной степени из принадлежности к типологически разным цивилизациям. Биньямин Нетаниягу – энергичный крепыш, твердо ступающий по земле, с резкими жестами, напористый и даже грубоватый – некий новый тип еврея «израильского разлива». Барак Обама – худощавый, с крадущейся походкой, словно на кончиках лап, готовый, казалось бы, мгновенно отпрыгнуть в сторону или прыгнуть на тебя, такой же в переговорах – увертливый, ускользающий, но глубоко внутри пусть и с эластичной, но очень прочной, словно стальной струной – чистой воды обходительность и кажущая уступчивость ислама в сочетании с его внутренней твердостью и решительностью.

Мусульманство Барака Обамы и является одной из его тайных стальных струн, и было бы странно, если бы дело обстояло иначе. Конечно, строго говоря, пост президента США вроде бы обязывает к беспристрастности в международных конфликтах. Но мне верность сына кенийского мусульманина вере отцов куда понятнее и приятнее, чем самоедство так называемых «либеральных правозащитников», евреев – пропалестинских активистов в Израиле, патологически ненавидящих свой собственный народ и посвящающих жизнь тому, чтобы найти, какой навет можно возвести на него.

Как же случилось, что мусульманин Барак Обама, находясь столько лет на посту руководителя США, нанес все же столь сравнительно небольшой ущерб Израилю? А дело в том, что в США руки президента существенно связаны законодательной властью, и она в данном случае не дала разгуляться его мусульманским симпатиям.
Между прочим, и миллионы, отписанные Обамой, вряд ли дойдут до палестинцев. Представитель госдепартамента сообщил уже, что американское внешнеполитическое ведомство пересматривает решение об их выделении, и в него будут внесения изменений в соответствии с приоритетами новой президентской администрации США.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире