11:21 , 17 марта 2019

Пять причин, по которым могут отказать в репатриации

Из-за чего могут отказать претенденту на статус израильского гражданина? Будь то в израильском консульстве в Москве, Киеве и т.д. или в МВД в Израиле (как мы периодически напоминаем, обе эти организации имеют параллельные полномочия). 

Закон о возвращении очень короткий – это даже не одна страница текста – и очень понятный, на первый взгляд. Но, как говорится, где два еврея – там три мнения. И, опять же, евреи не были бы евреями, если бы не нашли в Законе о возвращении потайные закоулки для того, чтобы-таки отказывать людям в праве на возвращение. 

В Законе есть два вида требований: позитивные и негативные. Позитивным требованиям нужно соответствовать для того, чтобы иметь шанс на получение израильского гражданства. А негативным соответствовать на стоит – для того, чтобы этот шанс не потерять. 

Основное позитивное требование – это еврейские корни. Как мы шутим, хорошая документальная база – это не конкурентное преимущество, а цена входного билета. 

Закон о возвращении говорит при этом, что право на израильское гражданство имеют не только евреи, но и дети евреев, и внуки евреев. У правнуков этого права уже, к сожалению, нет. Я никогда не забуду историю семьи, генеалогическое древо которой, доказанное и задокументированное, берет свое начало в Италии 16 века. И в свидетельствах о рождении его самого, его отца, его деда и прадеда было написано, что у них отец еврей. Только вот жениться на еврейках мужчины этой семьи прекратили сто лет назад. Поэтому то, что у них в документах было написано «отец еврей», им, к сожалению, не помогла, потому что отцы считались евреями с точки зрения советской и российской, а вот с точки зрения иудейского религиозного канона они таковыми не являлись. 

С другой стороны, для получения статуса гражданина Израиля достаточно, чтобы еврейские корни до третьего колена (но не глубже) были хотя бы у одного из супругов. Как мы любим шутить, еврейство половым путем не передается, а вот право на израильское гражданство – да! 

Теперь перейдем к критериям отрицательным, которым соответствовать не следует, чтобы не потерять право на получение израильского гражданства. 

Израиль, с одной стороны, безусловно, не раскрывает объятия для закоренелых уголовников. С другой, не каждое совершенное правонарушение должно стать причиной окончательного и бесповоротного отказа. И тут мы видим, что консулы толкуют уголовное прошлое как причину для отказа в гражданстве, причем, толкуют куда более широко, чем это делает сам Верховный суд Израиля. Не думаю, что я открою для кого-то тайну, если скажу, что чем легче было правонарушение, чем больше времени прошло с момента его совершения, чем легче было наказание, чем меньше идентичных правонарушений было совершено, тем больше шансов у претендента на гражданство получить положительное решение Верховного суда в случае отказа консула. 

Второй важной причиной возможного отказа является исповедание другой религии. Закон о возвращении говорит о том, что право на возвращение теряет еврей, перешедший в другую религию. То есть люди, которые не являются евреями по еврейскому религиозному канону, Галахе, то есть имеют право на возвращение как потомки еврея, а не еврейки, с точки зрения буквы закона право на возвращение потерять по причине вероисповедания не должны, вернее – просто не могут. Но это не мешает МВД и консульствам отказывать в праве на возвращение людям, которые исповедуют другую религию и делают это с точки зрения МВД «слишком активно». 

Подобное дело я вел в Верховном суде. МВД настаивало на том, что предоставление гражданства моему клиенту, внуку еврея, то есть не еврею по Галахе, который много лет назад написал, что он проповедует, противоречит духу Закона о возвращении. Я не спорил с прокуратурой, а лишь утверждал, что не умею общаться с духами, но умею читать букву закона, которая запрещает переходить в другую религию евреям, а вот не евреям позволяет быть хоть огнепоклонниками.

К сожалению, исторически сложилось, что израильский Верховный суд является, как ни странно, первой инстанцией при рассмотрении апелляций против отказов в рамках Закона о возвращении. Это высшая судебная инстанция Израиля, это суд, который решает, в том числе и миллиардные споры, и стратегические вопросы, например, о законности назначения начальника генштаба и о легитимности приватизации тюрем. Неудивительно, что Верховному суду не очень-то интересно разбираться в единичном иске потенциального нового репатрианта. Поэтому если есть возможность надавить на стороны и заставить их пойти на какой-то компромисс, Верховный суд всегда это сделает. В описываемом случае суд заставил МВД предоставить нашему клиенту гражданство, но не в рамках Закона о возвращении, а в рамках Закона о гражданстве. 

В мае 2019 года полномочия по рассмотрению дел о Законе о возвращении будут переданы от Верховного суда окружному. Тогда вместо трех очень уважаемых судей эти дела будет рассматривать один тоже очень уважаемый судья, но для него подобные дела не будут казаться незначительными. Мы надеемся, что тогда эти дела будут доведены до логического рассмотрения без навязанных компромиссов, и суд установит, что евреи, перешедшие в другую религию, действительно теряют право на возвращение, а вот их дети или внуки могут исповедовать любую другую религию. 

Еще одним очень интересным моментом и причиной для отказа является усыновление. Загадка. Дано: русский ребенок, усыновленный еврейской семьей, приобретает право на репатриацию. Вопрос: теряет ли право на репатриацию еврейский ребенок, усыновленный русской семьей? Вопрос действительно не простой. Если задействовать принцип взаимности – «если где-то прибыло, то где-то должно и убыть» – еврейский ребенок, усыновленный, как мы говорим, «наружу», должен право на возвращение потерять. Однако принцип взаимности в этой ситуации не действует. И это не мое мнение, это точка зрения юридического советника правительства и Верховного суда Израиля, получившее силу судебного решения. Решение было мотивировано следующим образом. Наделение русского ребенка, усыновленного еврейской семьей, правом на израильское гражданство, базируется на принципе неделимости семьи: хорошие еврейские родители не бросают своих детей, даже усыновленных. А вот право еврейского ребенка, усыновленного русской семьей, базируется на зове крови, и никакое усыновление это «право крови» изменить не может. 

Логично предположить, что после того, как Верховный суд сказал свое веское слово, претендентам-евреям, которые были усыновлены неевреями, никто не отказывал. Предположение логичное, но оказавшееся де-факто в корне неверным. 

Только в нашей практике было четыре дела, когда единственной причиной отказа было усыновление из еврейской семьи в русскую. Как такое может происходить в правовом государстве, я не знаю. Понятно, что это происходить не должно. Но по факту это имело место. 

Вывод, который я рекомендую сделать, исходя из вышесказанного, намного шире, чем совет еврейским детям, усыновленным в русскую семью, и получившим из-за этого отказ. Решение консула, отрицательное решение, не является истиной в последней инстанции, и, увы, часто не является истиной вообще. Иногда отказ бывает просто противозаконным и противоречащим решениям Верховного суда Израиля. 

В завершении хочу рассказать еще об одной интересной категории – это русские вдовы еврейских мужей (и наоборот, конечно, тоже). Сохраняют ли они право на получение израильского гражданства? В течение многих лет было понятно всем: и консулам, и прокуратуре, и мне, как адвокату, – что право на возвращение вдова (неважно, еврея, или сына еврея, или внука еврея) сохраняет до момента повторного вступления в брак. Но несколько лет назад, по причинам, о которых я могу только догадываться, эта политика была изменена, и сегодня консульство при поддержке прокуратуры считает, что вдова еврея может репатриироваться, даже похоронив своего мужа в России. А вот если муж был евреем по папе или по дедушке, то есть не евреем, то пока он жив, его русская жена может репатриироваться вместе с ним, а вот если он умер, то поезд ушел. 

Мне это толкование представляется совершено незаконным, противоречащим и духу закона, и его букве. Но и здесь Верховный суд, когда мы представили на рассмотрение подобное дело, предпочел не выносить однозначного решения, а навязать компромисс. Поэтому тут мы – и в шутку, и всерьез — вынуждены порекомендовать русским женам основательно проверить, являются ли их мужья, Исааки Рабиновичи или Абрамы Коганы, евреями только по папе или дедушке, или по маме тоже. И если по маме они евреями не являются, то, при желании репатриироваться, делать это нужно быстро, а до этого беречь своих Изю или Абрашу, как зеницу ока. 


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире