13:09 , 24 февраля 2019

Новая репатриация в Израиль: не акт, но процесс

Последнее пятилетие ознаменовалось не только количественным ростом репатриации евреев в Израиль, но и изменением структуры этого витка алии из бывшего СССР.

В отличие от репатриантов предыдущего десятилетия, примерено две трети которых прибыли в Израиль из периферийных городов СНГ и Балтии, высокая доля нынешней волны представлена выходцами из столичных и крупных индустриальных и культурных центров России, Украины и других постсоветских государств. А среди них – немалая группа состоятельных людей, успешных бизнесменов, по ряду причин избравших в качестве официального и/или реального адреса именно еврейское государство.

Появление этой группы новых граждан стало непростым вызовом для израильского истеблишмента, чья политика интеграции репатриантов (75% из  которых составляли выходцы из СССР и СНГ) на протяжении почти трех десятилетий была ориентирована на алию иного состава — с другими потребностями, интересами и возможностями. В этой связи очевиден вопрос о том, сможет ли израильская политическая, деловая и управленческая элита проявить понимание и гибкость, необходимые для решения этих задач?

Базовые мотивы

Если смотреть правде в глаза, то сегодня, в 2019 году, уже мало кто перебирается в Израиль из чисто сионистских побуждений: по этой причине репатриировались почти три десятка лет назад. Мир становится намного более расчётливым, чтобы не сказать циничным. Люди выбирают, где им лучше жить и насколько им там лучше жить. Судить, и, тем более, осуждать их за это представляется бессмысленным. Так что же в Израиле привлекает обеспеченных российских евреев, чьим капиталам, навыкам и деловым связям были бы рады и во многих других странах Запада?

С точки зрения консультанта по бизнес-эмиграции и эксперта по миграционному праву, замечу, что за те 29 лет, которые живу в Израиле, страна изменилась до неузнаваемости. И сегодня для россиян она является «магнитом», как минимум, по двум причинам.

С одной стороны, изменения произошли не только в лучшую сторону: Израиль очень дорог для проживания; в локальных сферах, не  подверженных глобальной конкуренции, уровень сервиса низок, а цены высоки; стоимость тель-авивской недвижимости приводит в трепет уже не только наших московских клиентов, но и монакских. С другой стороны, за прошедшие три десятилетия Израиль прошел очень длинный путь от маленькой провинциальной страны до вполне западного государства европейского типа, которое географически случайно расположилось между Ливаном и Египтом, а нынешний Тель-Авив является таким же «городом мира», как Нью-Йорк, Лондон или Москва.

Второй «магнит» вполне меркантильного характера: это десятилетние налоговые каникулы на подавляющее большинство зарубежных доходов, которые Израиль предоставляет новым репатриантам (и вернувшимся после долгого проживания за рубежом израильтянам). На сегодняшний день эти каникулы включают в себя не только освобождение от налогообложения на подавляющее большинство зарубежных доходов, но и освобождение от отчетности по этим доходам. Это освобождение, надо полагать, рано или поздно будет отменено. Но в этом мы не видим проблемы, более того, уже сегодня мы рекомендуем многим нашим клиентам этой льготой не пользоваться, а наоборот – отчитываться перед израильскими налоговыми органами о своих зарубежных доходах для того, чтобы создать «информационный задел» для будущего, track record. Льгота по освобождению от  налогов, похоже, останется еще надолго.

Дополнительную «подушку безопасности» в этом вопросе, по  нашему ощущению, создает и то, что об отмене каникул на налогообложение сегодня речь пока еще серьезно не идет, хотя рикошетом от расследований деятельности нашего премьер-министра этот вопрос поднимался. Пока же есть возможность зарабатывать деньги глобально и платить со своих доходов или, по крайней мере, с большей их  части, налоги в нулевом размере – там, где израильтянин платил бы налог, близкий к 50%, и то же самое делал бы француз, немец и американец.

Позиция властей

Второй немаловажный вопрос – это реакция израильского истеблишмента на репатриацию обеспеченных российских евреев и формирование в  глазах местной элиты представления о причинах, побуждающих этих репатриантов обзавестись израильским гражданством. Стоит ли за этим желание превратить, сейчас или в будущем, Израиль в центр жизненных интересов для себя и своих семей или, воспользовавшись преимуществами, которые дает израильский даркон (заграничный паспорт), продолжать зарабатывать, а нередко и жить в США, Европе или той же России?

Сорок лет назад израильский премьер-министр Ицхак Рабин назвал израильтян, покидающих свою страну, слабаками. И действительно, страна, которая жила на пороховой бочке, в постоянном состоянии или ментальном ощущении войны, вполне могла относиться к гражданам, которые, говоря армейским языком, не готовы «подставить плечо под носилки», как к предателям Родины. Но мир изменился, а Израиль изменился даже быстрее.

Наше окружение, может быть, не стало более мирным. Но, очевидно — наши соседи, что бы они ни говорили, на самом деле смирились с тем, что Израиль здесь всерьез и надолго. И в Израиле нет ощущения постоянной войны, нет ощущения страха, даже когда наши противоракетные комплексы сбивают палестинские болванки над нашими головами. Со временем пришло и понимание того, что любой человек вправе выбирать, где ему жить, даже если он гражданин Израиля. И точно так же, как генералы готовятся к прошедшей войне, израильский истеблишмент во многом готовится к прошедшим волнам репатриации, к людям, которые сюда бежали, для которых переезд в Израиль был одномоментным актом.

Когда мы репатриировались в конце 80-х, начале 90-х, нас лишали советского гражданства, нас выбрасывали из квартир, перед нами не стоял вопрос перевода в Израиль крупных сумм денег – по причине отсутствия таковых. У  новых репатриантов не было проблемы с тем, чтобы пойти работать на стройку или заправку, если нужно кормить семью. И сегодня тоже, конечно, есть люди, которые бегут в Израиль из Луганска, из Аргентины после кризиса, или даже из Ниццы после теракта. Но абсолютно правильно, что большинство, в особенности из числа успешных людей, смотрят на переезд в Израиль не как на акт, а как на процесс.

У состоятельных людей, которым есть что терять, нет ни  малейшей причины совершать репатриацию некомфортно. И требовать от них пройти через неудобства, для того чтобы доказать любовь к Израилю, совершенно неуместно и бессмысленно. Эти люди привыкли начинать процесс, четко видя конечный результат. Они будут жить там, где будут учиться их дети. Они переедут в Израиль, когда в этом месте им будет гарантирована крыша над головой – того уровня, к которому они привыкли. Они понимают, что для покупки квартиры или дома им потребуется ввести в Израиль крупную сумму денег, что давно перестало быть простой задачей. Они хотят заранее создать себе в Израиле уровень жизни не  ниже, чем у них был в России для этого также нужны деньги, и они будут им нужны именно здесь, в Израиле. Банковская система перестала быть глобальной: чтобы держать счет в одной стране, а тратить крупные суммы в другой, надо иметь израильское гражданство. Ожидать, что эти люди сначала все бросят и попробуют ввести средства в Израиль, попытаются купить квартиру, рискнут убедить консула дать им визу, мне кажется совершенно неверным. Такой порядок равнозначен для них нарушению старого правила не ставить телегу впереди лошади.

Да, далеко не все переедут в Израиль сразу после получения гражданства. Выскажу крамольную мысль: не все переедут в Израиль вообще. Но  сегодня весь мир конкурирует за этих людей – богатых, успешных, мыслящих глобально. У Израиля есть преимущество в этой конкурентной борьбе, когда речь идет о евреях. И не дай нам Б-г потерять это преимущество из-за узости мышления и зависти.

Адвокат Эли Гервиц, специально для Института Евро-Азиатского Еврейского Конгресса.




Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире