13:52 , 19 декабря 2018

Почему российским капиталам хорошо в Израиле

Многие россияне переводят деньги в Россию из Израиля на фоне режима антироссийских санкций. Только это две эвклидовские параллельные прямые, и нет никакой связи между санкциями и возвращением денег в Россию конкретно из Израиля. Те, кто возвращают деньги в Россию из Израиля, делают это не из-за санкций, а из-за изменения глобального климата в мировой банковской системе.

Израиль – это единственная развитая страна, которая не присоединилась ни официально, ни декларативно к санкциям против России. Израиль нашел в себе силы сделать глубокий вдох и … на этом остановиться.

Понятно, что в то же время санкции против России со стороны США не улучшают отношений между Израилем и Россией: ни с военной, ни с экономической точек зрения. Но ограничения на поставку товаров двойного назначения, не говоря о вооружениях, существовали всегда, они не родились с введением санкций.

Многие израильские стартапы и инвестиционные фонды в сфере высоких технологий не считают российские деньги «токсичными», и что при мобилизации российских денег на ранних этапах они не смогут на более поздних стадиях мобилизовать американские. Поэтому те, кто полагает, что в Израиле, и в сфере IT в частности, любые российские деньги априори являются «персоной нон грата», ошибаются. 

Нужно понимать, что санкции со стороны стратегического партнера, коим Америка является для Израиля, введенные в отношении России, ничего хорошего к нашему политико-экономическому климату не добавляют. В Израиле нет анекдотов про поставку в Россию израильских креветок и кальмаров. В Израиле не переклеивают этикетки на товары для поставки их в Россию в обход санкций, как не переклеивают в обход санкций этикетки и для поставки российских товаров в Америку или в Европу. При этом, конечно, есть немало совместных российско-израильских проектов, особенно в сфере IT. Не удивительно, что в этих проектах в одних ситуациях во фронт выставляется российская часть, а в других израильская.

Фишка в банках

Сегодня именно банкиры больше всего дрожат от страха перед каждым своим шагом. Нет в бюрократическом мире и в мире бизнеса людей, напуганных больше, чем они. В иврите есть такое выражение: если есть сомнение, то сомнения нет. То есть сначала нужно отказать, а потом — думать.

Конечно, израильские банки боятся сотрудничать с людьми, поименно упомянутыми в американских санкционных списках. И понятно, что израильские банки будут также бояться сотрудничать и с компаниями, перечисленными в американских санкционных списках (хотя мне о подобных попытках со стороны таких компаний не известно).

Но для глобальной оценки поведения израильских банков важнее понимать экосистему, в которой они находятся.

Если в Америке 5,5 тысяч банков, а в России относительно недавно было около 3,5 тысяч, то в Израиле банков 5 с половиной. Банков – не тысяч. 

В Израиле нет представительства зарубежных банков. Вернее, они есть – но это не банки, а маркетинговые отделы. И счет вам откроют в Тель-Авиве, но находиться этот счет будет … в Лондоне. И 

зраильский коллега Эльвиры Набиуллиной недавно сказал, что в Израиле за последние 50 лет не было выдано ни одной новой банковской лицензии. Это факт. Но интереснее то, что он добавил после этого: по его мнению, не произойдет никакой трагедии, если в ближайшие 50 лет тоже не будет выдано ни одной лицензии на открытие банка. Я думаю, что все понимают, как это влияет на конкуренцию между банками.

У израильских банков очень много денег. Я честно пытался объяснить израильским банкирам, что такое дофинансирование основного капитала на примере, допустим, банка Югра. Они не понимают.

С другой стороны, банкиры прекрасно осознают, какие могут быть последствия для банка на институциональном уровне при «выходе за флажки». И как в таком случае может быть сломана их личная карьера.

Увы, сегодня банк в Израиле – это королева выпускного бала. И неважно, какая сумма у вас на руках — вы ботаник, да еще порвавший штанину при входе. Вы все еще уверены, что королева мечтает с вами потанцевать? Как только такую ситуацию вы примете за данность в ваших взаимоотношениях с банком, у вас появится терпение и готовность отвечать на множество его вопросов.

Тектонические сдвиги в глобальной банковской системе

В Израиле, безусловно, есть деньги российских бизнесменов, тех, которые, сохранив гражданство России, живут в Израиле. О возвращении их денег в Россию речь не идет.

Есть ли российские граждане, не являющиеся гражданами Израиля, которые хранят свои «внероссийские» деньги именно в израильских банках и боятся санкций? Мне о таких ничего не известно – и не уверен, что только из-за моей недостаточной осведомленности.

Что касается тех людей, которые обладают двойным гражданством – российским и израильским – и возвращают деньги в Россию, такие люди, безусловно, есть. Только это никак не связано с санкциями. Это связано с тектоническими сдвигами в глобальной банковской системе.

Не секрет, что еще пару десятков лет назад Израиль вполне достойно конкурировал со странами, которые считались «банковским раем», за деньги – не безукоризненно белые, а, скажем, с легким жемчужным оттенком. Наши банкиры, как банкиры всего мира, наивно полагали, что существует очень четкое разделение обязанностей: банки представляют банковские услуги, а налоговые инспекторы борются с уклонением от налогов и с не в меру «креативным» подходом к налогообложению.

Если 20 лет назад, до введения Закона о борьбе с отмыванием капитала и финансированием террора в Израиль везли наличные самолетами, если 10 лет назад сюда вводили деньги с офшорных счетов под протокол о распределении дивидендов, если 5 лет назад сюда переводили деньги с личных счетов из той же самой Швейцарии или других юрисдикций, то сегодня в Израиле нет места никаким деньгам, кроме кристально белых. И у людей, которые не готовы отвечать израильским банкирам на те вопросы, которые они вполне могли бы задавать им еще 10 лет назад, но по определенным причинам воздерживались – у них альтернатива только одна: их деньги израильские банки готовы переводить только в страну их налоговой резиденции.

Сегодня в России имеет место вторая волна налоговой амнистии. Первая волна, несмотря на то, что она по израильским меркам была очень щадящей, не пользовалась большим успехом. Очевидно, потому что основное условие успеха амнистии – это доверие между гражданином и государством. Я не знаю ни одного человека, который, воспользовавшись первой амнистией пожаловался бы мне потом на «маски-шоу». Очевидно, сегодня у государства кредит доверия куда больше, чем раньше. А вторая амнистия еще привлекательнее прежней. Да и международный автоматический обмен банковской информацией не за горами.

Так что на сегодняшний день именно Россия является одним из основных выгодоприобретателей не американских санкций против нее, а американского поведения в качестве «шерифов нашей маленькой планеты» во всем, что касается банковской сферы и уклонения от налогов.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире