2011 год для российской дипломатии был полон испытаний. Один за другим уходили лидеры, с которыми Москва привыкла иметь дело и которых считала если не друзьями, то надежными, многолетними партнерами. Кто уходил просто в отставку, кто – в тюремную камеру, а кто – в мир иной.

Первая отставка 2011 года России почти не коснулась. Тунисский президент Зин эль-Абидин Бен Али никогда не был ее клиентом – с ним работали в основном французы. Затем настал черед Хосни Мубарака, тридцать лет правившего Египтом. Его нельзя назвать союзником России, но предсказуемым, адекватным партнером египетский президент, безусловно, был. Большой вопрос, окажутся ли такими будущие лидеры страны, где власть в следующем году, скорее всего, захватят исламисты.

Но куда более неприятным событием для Москвы стало свержение Муаммара Каддафи в Ливии. С ним развивалось интенсивное экономическое сотрудничество, подписывались многомиллиардные контракты, Джамахирия покупала российское оружие. Теперь все эти договоренности зависли. Новые власти едва ли станут учитывать интересы России. Вчерашним революционерам в первую очередь надо отблагодарить страны, которые помогли им победить в гражданской войне – Францию, Великобританию, Италию, Катар.

Друзья уходят не только в арабском мире. Не выдержав экономического кризиса, бесконечных судебных процессов и предательства союзников, подал в отставку премьер-министр Италии Сильвио Берлускони. А ведь он был неутомимым лоббистом Москвы в Евросоюзе, личным другом Владимира Путина. Едва ли с новым главой правительства – сдержанным еврочиновником Марио Монти – Кремль сумеет наладить столь же теплые и доверительные отношения.

Под занавес года ушел еще один политик, с которым России, в отличие от большинства государств мира, удавалось поддерживать отношения: умер «великий руководитель» Северной Кореи Ким Чен Ир. Он и по-русски понимал (даже песни пел), и через всю Россию на своем знаменитом бронепоезде проехал. На кого будет ориентироваться в своей внешней политике новый вождь Ким Чен Ын, пока неизвестно. Одни эксперты убеждены, что безоговорочно на Китай. Другие считают, что молодой лидер постепенно наладит диалог с «империалистическим окружением» – Южной Кореей, Японией, США. Но мало кто предполагает, что в числе его стратегических приоритетов окажется союз с Россией.
Изменится ли тенденция в наступающем году? Прекратится ли массовый исход с политической арены друзей Москвы? Пока такой уверенности нет. Как минимум над двумя из них сгущаются тучи. Президенту Сирии Башару Асаду все труднее противостоять оппозиции внутри страны и давлению извне, которое осуществляют Лига арабских государств, Турция, США и страны Евросоюза. А весной 2012 года, после президентских выборов во Франции, скорее всего, покинет свой пост еще один партнер России – Николя Саркози. По всем опросам он безнадежно отстает от соперника-социалиста Франсуа Олланда и рискует даже не выйти во второй тур.

Впрочем, российских дипломатов может утешить то обстоятельство, что уход Саркози едва ли перечеркнет стратегическое партнерство с Парижем. Среди политиков-социалистов нет ни одного «французского Маккейна», который требовал бы пересмотреть отношения с Россией.

Оригинал — в газете «Взгляд»


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире