«У селебрити очень высокий тариф. Организаторы заказывают для него самый дорогой номер — представительский люкс 122. И три стандартных номера рядом — для сопровождающих лиц: директора и двух охранников», — докладывала на утренней планерке менеджер по работе с гостями. «Гость едет к нам впервые. И будет проживать двое суток».

«Этот артист — кумир молодежи. Он настоящий сноб, ценитель новых трендов. «Звезда» точно оценит нашу новинку — наволочку с его инициалами», — предложила менеджер. «Нашиваем инициалы латинскими буквами — семь сантиментов от верхнего правого угла, по диагонали к центру. Размер букв — два сантиметра», — давала указания менеджер.

«Первой буквы имени гостя в латинским алфавите нет», — начальник службы приема и размещения перебивала коллегу.

«Тогда ставим следом вторую. Его инициалы будут состоять из трех букв: первой — в фамилии и двух — в имени. Между ними две точки».

«В комплекте с наволочкой давайте закажем еще и именной халат. Тариф «селеба» позволяет такие щедрости», — предложила менеджер. «Получится идеальный «звездный» комплект.

«Чувствую, намучаемся мы с ним», — резюмировала сотрудница. И принялась зачитывать детали райдера: «Вода — только «Эвиан», десять литровых бутылок. «Панна» не подходит, придется покупать ту, что в райдере. Игристое — только «Редерер», — продолжала сотрудница. «Наш «Моет Шандон» тоже не подходит».

Райдер селебрити был внушительным: фруктово-ягодная корзина исключительно с красными ягодами, чай различных сортов без кофеина, миндальное и овсяное молоко. На кровати — не менее четырех ортопедических подушек разных размеров. Температура в номере — не ниже двадцати четырех градусов. А на заезде — обязательно солидный мужской букет цветов. Вручать его должна только девушка.

Собравшиеся обсудили остальные детали райдера, дали поручение пиар-менеджеру придумать фразу для фирменного украшения кровати. И разошлись.

К слову, пять лет назад в «Гельвеции» установилась добрая традиция — украшать номера постоянных гостей различными фразами и цитатами, которые гости размещают на своих страницах в соцсетях.

Буквы вырезают из цветной бумаги и складывают в фразы, украшают символами, эмоджи и различными деталями.

Селебрити должен был прибыть в «Гельвецию» на следующий день около трех часов.

С раннего утра начались приготовления. Люкс проветрили, провели повторную уборку, принесли многочисленные бутылки с водой, корзину с фруктами, шампанское в кулере со льдом, кофе, шоколад, упаковки с растительным молоком. Пиар-менеджер украсила кровать цитатами из новой песни «звезды».

Было решено, что по дороге в номер, я проведу для селебрити и его команды краткую историческую экскурсию по особняку, в котором сейчас расположен отель.

«Выехали из аэропорта», — докладывал портье, принявший звонок от организаторов. «Будут через сорок минут».

Через полчаса я с двумя менеджерами и с подносчиком багажа стоял на вип-входе отеля.

«Джип на перекрестке. Разворачиваются», — сообщал в трубке голос секьюрити.

Мы направились ко входу в отель и выстроились перед вип-входом, к которому должен был подъехать автомобиль.

«Селебрити сидит на переднем пассажирском сидении», — громко сообщил секьюрити, указывая жестом водителю точное место для остановки.

Сотрудница с букетом в руках шагнула вперед и подошла вплотную к передней пассажирской двери джипа.

Автомобиль остановился. Никто из пассажиров не торопился выходить.

Внезапно передняя дверь открылась. Перед девушкой с грохотом пролетело вниз неподвижное тело селебрити. И рухнуло на землю.

Все замерли от ужаса.

Менеджер кинулась на помощь. Сотрудница, держа в руке увесистый букет, наклонилась к лежащему телу.

«Уберите цветы. Никаких венков не кладем. Рано», — за спиной раздался громкий мужской голос.

Тем временем директор артиста с двумя охранниками выпрыгнули из салона. И встали рядом с телом. Девушка в ужасе застыла на месте.

«Поднимаем и несем!», — громко командовал директор охранникам, взвалившим на себя селебрити. «Ногами вперед! Головой опасно — проемы узкие. Разобьете ему башку».

«Все сворачиваем. Сразу в номер. Никаких экскурсий по отелю, никаких приветственных напитков. Документы и оформление потом», — шептал я менеджерам.

Мы пошли по коридору. Охранники несли артиста на руках. За ними шел директор. Мы шли следом.
Менеджер со строгим мужским букетом в руках замыкала странную колонну.

Через пару минут вся процессия стояла у дверей люкса.

«Ты кто? Мы где?», — селебрити внезапно открыл глаза и уставился на меня.

«Не обращайте внимания! Он сейчас не в себе!», — шепнул на ухо директор, прочитав в моих глазах удивление и ужас от происходящего.

«Ехали долго — почти семь часов. Без остановок. Он пил, закусывал, снова пил. Ну и принял, конечно, кое-что. Без этого никак», — оправдывался директор. «Придет в себя — пообщаетесь».

Охранники занесли артиста в номер. Директор получил из рук менеджера электронные ключи от номеров, поблагодарил. И удалился в номер.

«Мы срочно уезжаем», — на утро директор ошарашил менеджера по работе гостями.

«Простите, что-то не так?», — с волнением в голосе интересовалась сотрудница.

«Все прекрасно!», — успокоил ее директор. Гость приветливо улыбался. «Мы на концерт. И сразу домой. В отель сегодня не вернемся. Но в следующий раз точно к вам. Мой артист хочет сегодня же быть дома. Кстати, никакого возврата средств за вторую ночь нам не нужно», — щедро предложил он.

Через десять минут я вышел на фасад. Ко входу в отель подъехал вчерашний джип. Вскоре появился и сам артист.

К моему большому удивлению, селебрити выглядел прекрасно. Он шел впереди уверенным шагом, широко улыбался. Был бодр и свеж, стильно одет — ничего общего с тем, что я наблюдал накануне.

Мы познакомились, пожали друг другу руку. Гость тепло поблагодарил меня за прекрасное обслуживание. С удовольствием согласился на селфи, предложил обменяться телефонами. И быстро набрав мой номер, тепло пожал мне руку, сел в автомобиль. И уехал с командой из отеля.

«Поднимитесь, пожалуйста, в люкс 122», — взволнованным голосом звонила мне супервайзер.

Мы поднялись на второй этаж, подошли к номеру, открыли дверь, вошли. И замерли на пороге.

В центре комнаты на полу стоял большой бесформенный белый мешок. Бывшая наволочка. Из нее торчали нетронутые бутылки шампанского, минеральной воды, растительного молока, плитки шоколада.

«МОЕ, ВЕРНУСЬ», — на полу мешок окаймляла фраза, собранная из нарезанных букв. Рядом лежал именной халат селебрити.

На самом верху мешка гордо красовались инициалы артиста. Три латинские буквы. С двумя точками посередине.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире