«Да, и добавьте, пожалуйста, к моему бронированию большой букет белых роз. Но обязательно четное количество», — в конце разговора грустно попросил мужской голос.

Звонивший забронировал небольшой номер с видом на задний двор. И заказал у консьержа трансфер из аэропорта на автомобиле отеля.

«Никаких людей, суеты, веселья и персонала вокруг, умоляю вас. Самый тихий номер в отеле», — просил голос в трубке «Мне нужно побыть одному».

Мужчина прибыл в отель в одиночестве, лишь с небольшой сумкой. В руках он держал большую картину в раме, прикрытую плотной тканью. Гость вежливо поздоровался с портье, заполнил карту гостя, получил ключ. И в сопровождении менеджера по работе поднялся в номер. Постоялец выглядел крайне подавленным и растерянным.

Открыв ключом дверь, мужчина вошел в комнату, огляделся, одобрительно кивнул сопровождающему, дав понять, что номер его вполне устраивает. И, попрощавшись, второпях закрыл за менеджером дверь. Остаток дня постоялец провел в номере без посторонних. В тот день никто из персонала его не видел.

«Мне нужен автомобиль на целый день. И обязательно с тем же водителем, который привез меня вчера из аэропорта. Он идеален, потому что умеет молчать», — рано утром гость подошел с просьбой на стойку ресепшен. «Сначала мы поедем в крематорий, а сразу после — по нескольким адресам Петербурга. К вечеру я вернусь в отель. Уже с мамой», — резюмировал гость.

Через полчаса постоялец в сопровождении водителя уехал из «Гельвеции». В руках он держал ту же картину и большой букет белых цветов, заказанный накануне.

«Еду на свидание с мамой», — мужчина внезапно обратился к водителю. «А она ушла. Вот так взяла и ушла. Тихо, никому не мешая. Просто ушла. Навсегда», — на его глазах появились слезы. «Оставила меня одного в этом мире».

Много лет назад мужчина по работе перебрался из Петербурга в один из городов центральной России. Вскоре женился и обосновался с новой семьей в чужом городе. А мама осталась одна в городе на Неве. «Осталась ждать. Тосковала, надеялась. Так может любить и ждать только мать. А я выбирался к ней все реже — по уши ушел в семейную жизнь, суету, работу. Мама временами свыкалась с мыслью, что меня уже не будет рядом, успокаивалась. А когда я развелся, начала очень переживать, надеялась. И опять напрасно — я так и не вернулся к ней. И она сдалась. Ушла, так и не дождавшись меня. Даже кремировали без меня, не смогли сразу найти мой номер», — мужчина плакал.

Через полчаса автомобиль прибыл к крематорию. Мужчина прервал разговор и вышел из автомобиля с букетом, оставив картину в салоне.

Через час он вернулся — с небольшой деревянной коробочкой — урной с прахом.

«Наконец мы вместе», — легкая улыбка впервые появилась на его лице. Мужчина сел на заднее сидение, развернул картину — это оказался большой женский портрет — поставил рядом с урной. «Поедем вместе с мамой по местам моего детства и ее молодости. И потом вместе в отель»,— в голосе мужчины звучала радость.

«Мне бы хотелось устроить в отеле поминки», — к вечеру гость вернулся в «Гельвецию» и подошел на стойку. «Могу ли я арендовать небольшой зал в ресторане? И подать кутью, вишневый кисель и блины к девяти вечера. Я вернусь к этому времени — сразу после окончания службы в Казанском соборе».

«Простите, но массовые мероприятия в отелях временно запрещены — из-за коронавирусных ограничений», — робко заметил портье.

«Мы будем вдвоем с мамой. Нам никто не нужен», — на глазах мужчины вновь навернулись слезы. «Я бы предпочел, чтобы никого не было вокруг. Никого. Ну и в номере сидеть я не хочу».

«Мы сервируем вам столик в идеальном месте — в крошечном дворике отеля. Он в несколько раз меньше нашего основного двора. И закрыт для посторонних. Мы крайне редко используем его».

Как и договаривались, к 21.00 мы сервировали небольшой столик в утопающем в винограде патио-дворике, вынесли поминальную трапезу. И зажгли свечу.

Мужчина появился в отеле ровно в назначенное время и вышел во двор. В центре стола он поставил урну, рядом установил портрет мамы.

Гость просидел с мамой всю ночь. Ранним утром он подошел к ночному портье и почти шепотом произнес трогательные слова благодарности.

«Сегодня я срочно уезжаю по делам. Но вернусь на следующей неделе, чтобы захоронить урну. Мама всегда хотела остаться в Петербурге».

В дверях мужчина обернулся и негромко добавил: «А номер на эти дни я оставляю. Для мамы».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире