«Впервые вижу, чтобы мужчина так плакал. Не просто плакал, а рыдал!» — рассказывала итальянский гид. Дама примчалась на стойку моего отеля «Гельвеция», как только проводила семейную пару из Италии.

В конце марта в отдел бронирования «Гельвеции» поступила заявка на резервацию люкса. Переписку, оказавшуюся весьма длинной, вел глава семьи. Он подробно интересовался у менеджера деталями номера — уточнял этаж, расположение, количество окон в комнате, совпадает ли цвет стен с фотографией номера на сайте. И просил помочь организовать супругам культурную программу.

В переписке иностранец подчеркивал, что планирует романтическое путешествие в Россию с женой. И не имеет права на ошибку — ни в выборе отеля, ни в программе. А для незабываемых шести дней он выбрал самый романтический месяц — июнь.

Менеджер отдела бронирования, закончив наконец длительное обсуждение, связала гостя с консьержем отеля — для дальнейшего обсуждения культурной программы.

«Казалось, что мужчина готовился к главному путешествию в жизни» — вспоминал консьерж. «Такого внимания к мелочам я давно не помню. Его интересовало все — марка автомобиля, тип и вид лодки на водные экскурсии, гид. И даже как выглядел водитель». Итальянец настаивал, чтобы программа предусматривала бесконечные сюрпризы жене и романтические вечера в лучших ресторанах.

Наконец программа была составлена и утверждена гостем. Мужчина внес аванс банковской картой. И получил подтверждение по электронной почте.

В июне гости прибыли в Петербург и поселились в «Гельвеции».

«Я давно не встречала таких красивых и любящих друг друга людей. Они — сплошное совершенство» — вспоминала гид. «Я любовалась ими каждое мгновение — наблюдала их жесты и трогательные объятия».

Высокая стройная модно одетая брюнетка с огромными карими глазами и обворожительной улыбкой всячески демонстрировала уверенность в себе и некоторую снисходительность к мужу.
Она принимала его любовь, одаривая роскошной улыбкой, объятиями и нежными поцелуями.

Мужчина был значительно старше своей супруги — их разделяли почти тридцать лет. Но, по словам гида, иностранец выглядел великолепно. Он очевидно старался соответствовать молодой жене и выглядеть как можно моложе. Едва заметная пластика лица, подтянутая фигура, пышная седая шевелюра, щетина, средиземноморский загар, белоснежная улыбка, татуировки на обоих предплечьях значительно сокращали разницу в возрасте между супругами. А слегка небрежный стиль в одежде — яркие слаксы, белые футболки, летние клубные пиджаки, мокасины на босую ногу придавали неповторимый шарм. По словам гида, итальянец едва заметно прихрамывал на левую ногу, имел небольшой шрам на шее, что лишь придавало ему брутальности. «Одним словом, мужчина — мечта» — со вздохом заключила гид.

«Четыре дня пролетели на одном дыхании» — продолжала она. Интенсивная программа — многочисленные экскурсии, музеи, театры, ночные клубы и даже поездка на сутки в Москву, ради премьеры оперы в Большом театре — добавляли азарта и не утомляли.

«Мы бы хотели еще раз сходить в Эрмитаж — посмотреть коллекцию православных икон» — обратился к гиду иностранец. «У нас остался всего один день». Гид с радостью согласилась и попросила консьержа отеля оформить ваучер на посещение знаменитого музея.

«Внезапно за спиной я услышала грохот. А за ним — душераздирающий крик женщины» — с ужасом вспоминала гид. «Я обернулась и увидела иностранца, лежащего на мраморном полу Эрмитажа. Жена суетилась вокруг, пытаясь ему помочь, плакала и собирала разбросанные по лестнице вещи».

Гид бросилась на помощь. Но, подойдя ближе, опешила: левая нога мужчины была буквально вывернута в обратную сторону. И будто лежала отдельно от хозяина. Ему явно было очень больно, но он старался сохранять самообладание и даже пытался улыбаться, делая попытки подняться. Но нога лежала неподвижно. И, словно якорь, тянула его вниз, не давая встать.

Гид связалась по телефону с отелем. Через пятнадцать минут пострадавший с женой и гидом уже направлялись в карете скорой помощи в лучшую частную клинику города.

«Я полностью доверяю российским коллегам. Ничего страшного. Наверняка, сместился протез тазобедренного сустава» — заключил по телефону иностранный лечащий врач. «Не волнуйтесь — местные врачи установят его на место. И все будет в порядке. Страховая компания все оплатит, даже транспортировку частным бортом домой, если понадобится. Следуйте рекомендациям врачей»

«Все гораздо серьезнее. Рентген показал, что протез сломан. Сустав придется менять целиком» — заключил местный врач. «Требуется операция. Вам нужно лететь домой.»

Врачи оказали пострадавшему первую помочь, сняли острую боль. Жена тем временем связалась со страховой компанией. И занялась организацией перелета домой, на частном самолете. А гид, собрав необходимые заключения врачей, отправилась в палату к итальянцу.

«Передо мной стоял немощный старик на костылях» — продолжала экскурсовод. «От уверенного в себе красавца не осталось и следа. Он увидел мой взгляд и не выдержал, начал плакать. Да что там плакать — рыдать! Такого я прежде никогда не видела»

Гид в растерянности остановилась на входе в палату. Ее сердце разрывалось от жалости.

«Меня не волнует ни сломанный протез, ни предстоящая операция» — сквозь слезы произнес мужчина. «Все поправимо. Непоправимо лишь одно. Я — глубокий старик. И вызываю лишь сострадание и жалость молодой красивой жены. И всех вокруг. А это пережить невозможно».

Гид принялась успокаивать итальянца и уверять, что через два-три месяца все будет как раньше.

«Я борюсь со старостью только ради жены. Борюсь всеми доступными способами — хочу продлить нашу любовь. И не унижать ее жизнью со стариком!» — мужчина продолжал плакать. «Я точно знаю одно — обмануть окружающих вполне реально. Ведь изменить можно все — лицо, фигуру, одежду. И даже страницу в паспорте. Нельзя обмануть лишь кости и душу. Они и есть твой истинный возраст».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире