«И чем я буду давить всю эту кучу фруктов и овощей? Ягодицами?» — растерянно спрашивал бармен моего отеля «Гельвеция». Ему только что поступил заказ на пятьдесят два «фреша» — свежевыжатого сока — для группы туристов из Гонконга.

Гости, прибыв на большом туристическом автобусе к назначенному времени, штурмом взяли единственный вход с улицы в ресторан моего отеля. Протиснувшись в зал, иностранцы наконец расселись. И на предложение официантов заказать напитки единогласно попросили фреши.

«А у семерых кишки из стали?» — удивлялся один из молодых барменов, оформляя в системе заказ на свежевыжатый лимонный сок. «Пьют залпом, не моргнув глазом, без всяких добавок».

Эта история впервые случилась пять лет назад, когда азиатские туристы, прежде всего этнические китайцы из континентального Китая, Гонконга, Макао и Тайваня впервые хлынули в европейские мегаполисы России — Москву и Санкт-Петербург. И выстроились в бесконечную «китайскую очередь», вызвав ажиотажный спрос и рост цен на всю туристическую инфрастуктуру — поезда, самолеты, отели, рестораны, музеи, лодки и катера. И даже немногочисленные общественные туалеты.

С тех пор рестораны «Гельвеции» приспособились к летнему наплыву азиатских гостей. Закупили дополнительные соковыжималки и пару сотен столовых ложек, которыми гости из Поднебесной едят все подряд — от супа до десерта.

«Заправляют куриный бульон столичным салатом!» — ужаснулся однажды шеф-повар, когда впервые увидел, как китайские гости дружно отправляют пол-порции оливье в тарелку с бульоном, тщательно перемешивая.

Но больше всего шефа раздосадовала судьба домашних котлет, вмиг порубленных столовыми ложками вместе с пюре и малосольными огурцами. И отправленных в ту же самую тарелку бульона, где еще плавали остатки оливье.

Вскоре повара отеля привыкли к причудам азиатским гостей. И больше не удивлялись винегрету, плавающему в щах. И некоторым ингредиентам салата «мимоза», всплывающим в летней окрошке.

Китайцы обожают собственные пахучие приправы, на основе острого красного перца и анчоусов, которые они привозят с собой. Они добавляют их во все русские блюда без исключения. «Во рту все должно полыхать. А вокруг — пахнуть весьма неприятно для нашего носа, » — замечает персонал. «Если у группы туристов вдруг не окажется с собой приправ, то в ход пойдут почти все наши запасы табаско».

К слову, китайские туристические группы крайне редко останавливаются в гостиницах высокого ценового уровня, таких как «Гельвеция». Это слишком дорогое удовольствие для массового туриста. Но зато они охотно заказывают комплексное обеденное меню в ресторанах дорогих гостиниц во время дневных экскурсий. Ведь оно существенно дешевле а-ля-карт.

«Фреши, кола и спрайт заменяют азиатским гостям алкогольные напитки, их они почти не употребляют, » — рассказывают мне официанты. «Зато литрами пьют «софты» — все безалкогольное. И выстраиваются в длинные очереди в туалет, до и после обеда. Иногда заходят парами в одну кабинку, чтобы не терять время.»

«Давно пора оторвать им лейки», — жаловалась однажды уборщица ресторана, войдя в туалеты после отъезда очередного автобуса с туристами. «Все вокруг — как после проливного дождя.»

«Вдруг вся группа китайцев вскочила. И кинулась разглядывать настенные тарелки с автографами наших знаменитых гостей», — рассказывала мне менеджер ресторана. «Я никак не могла понять, в чем дело. И чей автограф они ищут. Ведь у нас почти все — от российских селебрити». Поняв, что толку в бессмысленном изучении стен нет, гости, как по команде, полезли в телефон. И через пару секунд на растерянного администратора смотрели с экрана десятки фотографий Евгения Плющенко.

Получив отрицательный ответ, небольшая кучка гостей упорно не отступала. И решила дать менеджеру второй шанс, разом открыв в телефоне фотографию певца Витаса. Администратор радостно кивнула головой. И указала пальцем на одиноко висящую в углу тарелку с выцветшим от времени автографом их любимого исполнителя. И тут начался настоящий азиатский переполох. Все разом вскочили. И рванули поклоняться Витасу, синхронно щелкая телефонами. Тарелку фотографировали все — даже те, кто не знал, кто такой некогда популярный в России мальчик «с жабрами».

Китайцы едят сначала не глазами. И не ртами. А телефонами. Любую деталь, даже бутылки с минеральной водой, они фотографируют. И все сразу. В зале стоит гул и треск. За щелканьем камер следует громкое и бурное обсуждение каждой фотографий во время обеда.

«Китайцы — крайне приветливы, вежливы, абсолютно не агрессивны. Они активно интересуются жизнью россиян. И нашей культурой», — объясняют русские гиды, годами работающие с китайскими туристами. «Другие особенности, не понятные нам — громкая речь, гул, неопрятное поведение за столом, прилюдно демонстративное рыгание, пукание и готовность справить нужду там, где приспичит — особенность многовековой культуры древнего народа. А не признак необразованности или дурного воспитания».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире