«Конечно, можно вылечить твоего мужа от этой безумной ревности», — искренне советовали коллеги повару моего отеля «Гельвеция».

Семья переехала из провинции в Петербург в конце девяностых. На протяжении десятилетий женщина страдала от удушающей ревности мужа, безосновательных подозрений, бесконечных унижений. И даже побоев. Но не допускала и мысли о разводе — она его любила.

Супруги выросли в соседних деревнях, вместе ходили в школу, рано поженились. С двумя детьми молодая семья приехала на заработки в северную столицу, где вскоре у них родился третий ребенок.

«Ему нужно пару раз изменить тебе со случайными бабами, чтобы поднять самооценку и не чувствовать себя ущербным. Ведь вы всю жизнь вместе. Ты у него наверняка первая и единственная женщина в жизни», — советовали одни, — «Или ненадолго завести любовницу, чтобы отвлечься»,— считали другие.
«Можно еще спиться, чтобы было не до ревности. И не до секса вообще», — не слишком изящно пошутил однажды шеф-повар.

Тем временем долгие годы муж продолжал мучать женщину регулярными допросами и проверками: требовал подробные отчеты о том, как прошел ее день, изучал телефонные звонки и смс-сообщения, постоянно звонил коллегам в ресторан, чтобы выведать, с кем из мужчин у жены предстоящие смены на кухне. И устраивал грандиозные разборки. А перебрав алкоголя, обязательно наносил побои, если узнавал, что неугодный объект работает с женой в одной смене.

«С синяками точно на работу не пойдешь, возьмешь отгул», — рассуждал ревнивец, оправдывая рукоприкладство.

Однажды мужчина, поняв, что жена просит коллег не сообщать мужу о мужчинах-поварах, работающих с ней в одной смене, примчался в отель. И на глазах у изумленного персонала принялся избивать бедную женщину, приговаривая, что все равно заставит ее уйти из «Гельвеции». Остановить его смогла лишь охрана гостиницы, вызвавшая полицию. И передавшую ревнивца в руки правоохранителей.

«Много раз всерьез подумывала уйти из любимого отеля», — признавалась повар, — «но всякий раз говорила себе, что если менять что-то в жизни, то не работу, а мужа».

К слову, сотрудники отелей по статистике занимают второе место после персонала авиакомпаний — пилотов и стюардесс — подвергающихся серьезному психологическому давлению со стороны ревнивых супругов. Последние бывают убеждены в том, что их половины пришли работать в гостиницу исключительно с одной целью. И регулярно изменять со всеми подряд — с коллегами и гостями. Ведь к этому, по мнению ревнивцев, располагает обстановка уюта, роскоши и комфорта отелей. И красивая жизнь их постояльцев. «С кем только вы все там не трахаетесь», — регулярно унижал коллегу муж. — «Я про коллег не говорю. Бухие постояльцы тащат вас в свои кровати. Зачем им проститутки, когда есть все вы».

«Виновата его мать», — оправдывала мужа сотрудница. — «Она зародила в нем этот комплекс». Вскоре после свадьбы свекровь отправилась к гадалке. И услышав ее предсказание, что «невестка однажды уйдет от твоего сына и заберет внуков», немедленно рассказала все сыну.

«И у него поехала крыша», — признавалась коллегам женщина. — «Он пока все карманы не проверит — не ложится спать. Неизвестные ему номера телефонов он выписывает на бумажку и сверяет с записной книжкой в моем телефоне. А если не находит, то сначала изводит меня. А потом звонит им — как Ленгаз или Ленэнерго».

За десять лет работы в «Гельвеции» сотрудница ни разу не ходила на корпоративы. Ей было легче отказаться от праздника, чем получить очередной домашний скандал. Ревнивец и сам наотрез отказывался составить ей компанию.
«Не хочу видеть всех ублюдков, с кем ты переспала»,— заявлял он.

«Мое большое преимущество в том, что я всегда на подмене. Всем на корпоратив — а мне к плите ресторана», — шутила жена на ресторанной кухне.

Случались периоды «ремиссии», когда ревность отступала. И семья начинала жить нормальной жизнью. Ревнивец успокаивался — много работал, почти не пил, вечерами занимался детьми, реже контролировал жену. И даже разрешал ей встречаться с подругами, при условии звонков или смс-сообщений о том, где и с кем она. Женщине разрешалось ходить в салоны красоты. И в такие редкие периоды она расцветала. Но корпоративы оставались под вечным запретом.

Однако покой в конце концов заканчивался, хороня надежды на счастливую жизнь.

«Что с тобой? Почему ты в таком состоянии? Ты нездорова?» — бросились к повару с вопросами коллеги. Женщина выглядела крайне подавленной, с заплаканным лицом, и это несмотря на очередной период «ремиссии».

«Вчера я долго не могла дозвониться до мужа. Его мобильный упорно не отвечал, а я не могла понять, где же  он ходит», — решилась на откровения сотрудница.

«Вам кого?», — внезапно прозвучал в трубке незнакомый детский голос. Женщина решила, что ошиблась номером. Но все же назвала имя мужа.

«Папа, тебя к телефону! Какая-то тетя».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире