«Гостиницы Узбекистана будут докладывать органам внутренних дел об аморальности постояльцев. А также отказывать таким гостям в предоставлении услуг размещения», – читаю я на портале mail.ru, со ссылкой на местный ресурс Podrobno.uz, сообщивший о наличии готового проекта приказа Госкомтуризма страны.

По данным того же издания, ранее в стране действовал негласный запрет на предоставление номеров местным неженатым парам — чтобы не поощрять проституцию и развратный образ жизни у молодежи. И просто одинокий житель Ташкента не мог снять номер в местной гостинице.

Согласно новому документу, «гостиничные услуги должны предоставляться независимо от места жительства (прописки), гражданства, родственных и брачных отношений физических лиц, а также других факторов, ограничивающих права на частную жизнь». Однако при наличии «обоснованных подозрений на аморальное поведение постояльца, противоречащее общественным отношениям, гарантирующим нравственный климат в обществе, обеспечивающим охрану семьи и несовершеннолетних, жизни, здоровья, чести и достоинства граждан» отели в праве отказать в оказании услуг. Гостиницы также обязаны уведомить об аморальном поведении органы внутренних дел.

Таким образом, персонал гостиниц будет самостоятельно оценивать потенциального гостя на аморальность. И решать, имеет ли он право получить номер в гостинице или нет. Ведь в разосланном документе не содержится четких критериев оценки.

Исторически Узбекистан всегда занимал центральное положение среди исламских государств Средней Азии. А его древние города – Бухара и Самарканд – на протяжении почти десяти веков, включая советский период, являлись центрами исламской культуры, притягивая паломников и туристов со всего мира.

В стране сегодня работает свыше девятисот гостиниц. А в ближайшие годы руководство Узбекистана планирует довести их количество до трех тысяч, что возможно лишь при активном развитии въездного туризма. Ведь рынок внутреннего туризма в стране весьма ограничен, прежде всего, по причине низкой платежеспособности населения.

Издание, к слову, не уточняет, будут ли нововведения распространяться на иностранных туристов — или коснутся только местных жителей.
Ведь в противном случае о «наполеоновских планах» по развитию туризма в стране придется забыть.

К слову, любой постоялец ассоциирует гостиницу, в которой он остановился, с временным домом. И ожидает от своего владения прежде всего уюта, комфорта, безопасности. И обязательно — конфиденциальности. Гость никак не ожидает от «хозяев» своего дома слежки, доносов в полицию. И запретов.

Закон в абсолютном большинстве стран на стороне постояльцев. Ведь гость по сути является арендатором помещения. А закон обязывает арендодателей (гостиницы) обеспечить неприкосновенность временного владения своих постояльцев и их имущества, а также тайну личной жизни. Гостиница никак не отвечает перед законом за действия постояльцев на своей территории. Номер сродни банковской ячейке – хранить в ней можно все, что угодно. А задача банка — не анализировать и не запрещать. А охранять. Ведь банк никак не отвечает за содержимое ячейки и за моральный облик своего клиента.

Единственным условием ограничения прав постояльцев на владение номером является отказ от оплаты услуг гостиницы. И нарушение правил проживания — несоблюдение тишины, сохранности имущества гостиницы или же создание дискомфорта для других постояльцев.

Прекрасным примером для властей богатого культурным и историческим наследием Узбекистана на постсоветском пространстве являются Казахстан и Азербайджан. За последнее десятилетие оба государства совершили впечатляющий рывок в развитии туристической инфраструктуры, обеспечившей в свою очередь существенный рост числа гостиниц, в том числе под управлением основных мировых сетевых операторов. И не только в столицах, но и во многих регионах этих стран.

Многие мусульманские государства Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии, понимая невероятную прибыльность туризма, открывают свои границы. Они успешно находят баланс между высокими требованиями комфорта, свободы для иностранных туристов и ограничениями, накладываемыми исламом.

В 2003 году в составе большой группы российских туроператоров и отельеров я впервые побывал в Омане. В то время страна была практически закрыта для иностранных туристов. Добраться до нее было нелегко — лишь с пересадками через Лондон. Мы были одними из первых представителей туриндустрии, посетивших закрытую мусульманскую страну по приглашению местного правительства. Нас встречали с пафосом — приемы, банкеты, бесконечные просмотры отелей и турбаз, поездки по стране, культурная программа. И встречи с представителями власти. Консервативное исламское государство ставило перед собой смелую цель – повторить феномен туристического бума в соседнем Дубае. Но с дополнительными ограничениями. «Мы не хотим всех подряд, как в Дубае — никаких дешевых туристов. И тем более, проституток и алкоголиков», — рассуждал с нами на встрече один из министров. «Главное для нас – сохранить традиции ислама, оградить местное население от дурного влияния иностранцев. И ни в коем случае никакого алкоголя в стране! В конечном счете наша цель – стать раем для богатого семейного отдыха. Но на наших условиях».

«Только на ваших условиях? Тогда о туристах можно забыть», — возражали мы. «Дубаю не нужно противостоять. Его модель развития туризма – создание выделенных зон для комфортного пребывания туристов с полной свободой в границах этих территорий – нужно копировать. Главное преимущество отдыха в вашем регионе – теплый климат, прекрасные песчаные пляжи, полнейшая безопасность для путешественников. И это необходимо продвигать. Зачем выдумывать велосипед? Курортные направления во всем мире находятся в жесточайшей конкуренции — выбор пляжей огромен. Туристам есть куда податься. И пока они не получат привычную для себя среду обитания, хотя бы в местах проживания – в гостиницах – о них можно забыть».

Спустя пятнадцать лет Оман стал быстрорастущим туристическим направлением по дубайской модели. В столицу Маскат сегодня можно добраться напрямую практически из любого мегаполиса, включая Москву. В стране открылось множество самых современных гостиниц — в частности, под иностранными брендами. На территории гостиниц, как и в Дубае – полная свобода для любого гостя. И отдыхают в Омане далеко не только благопристойные семейные пары. А алкоголь доступен практически во всех отелях.

Совсем недавно я с семьей оказался в отеле в самом центре Стамбула. На второй день пребывания мы обратили внимание на некоторую странную особенность нашего «турецкого дома»: мы нигде не могли найти алкоголь, даже пиво. И это в светской Турции, где для туристов отсутствуют любые запреты, налагаемые исламом. Даже в общественных зонах.

«Это – «халяль отель», – неожиданно услышали мы от портье. И немного насторожились. Однако полное отсутствие алкоголя и блюд из свинины оказались единственным «недостатком» этого великолепного мусульманского отеля.

Поражало роскошное убранство гостиницы, прекрасный сервис и персонал, собранный со всего мира, даже из России, современное оснащение комнат, идеальная чистота. Банные принадлежности – полотенца, халаты и тапочки – были упакованы в специальные одноразовые чехлы. А в тумбочках лежали индивидуальные коврики для молитвы в разовой упаковке, для использования в молельных комнатах отеля. Или как сувенир — в подарок. Никаких иных запретов и ограничений, никакого контроля за постояльцами.

«Не надо курить на улице», – внезапно мы услышали голос подносчика багажа, стоя перед фасадом отеля. «У нас очень холодно. Вы замерзнете. На последнем этажа отеля — прекрасно оборудованная зона для курения с панорамным видом на ночной Стамбул». «А если женщины курят?», – спросил я. «У нас «курилка» общая. Никаких проблем», – с нескрываемым удивлением услышал я ответ сотрудника. В мусульманском отеле. В исламской стране.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире