В конце 1999 года в жилом доме номер 11 на улице Марата в Санкт-Петербурге — в здании, где сейчас расположен отель «Гельвеция» — еще оставалось несколько не расселенных нами квартир. 

Собственники этих помещений не торопились продавать свою недвижимость. Квартирный вопрос их никак не интересовал. 

Это были обеспеченные граждане. Некоторые из них к тому времени уже владели не одним обьектом недвижимости. И прекрасно понимали, что последние жильцы всегда «снимают сливки». А будущие собственники обязательно столкнутся со знаменитым «эффектом последнего жильца». И запомнят «того самого " на всю свою оставшуюся жизнь. 

В одну из квартир на третьем этаже пришел наш агент с предложением о покупке.

Дверь открыла женщина, одетая в форму. Она сообщила, что работает тут швеей. А в самой квартире находится небольшая швейная мастерская. 

Старшая в «мастерской» заявила, что самих хозяев она никогда в глаза не видела. А общалась только с представителем собственника. 

Наш агент связалась с ним по телефону. 
 «Мне это не нужно, — был раздражённый ответ, -. Здесь мой бизнес. Так что никаких контактов собственника я вам не дам. Ищите сами». 

Мы принялись сами искать хозяина.

По документам квартирой владела некая дама. Агент долго искала ее телефон. Наконец нашла его через общих знакомых. И позвонила хозяйке. 

В течение первых минут разговора женщина никак не могла понять, о какой квартире идет речь. Она перебирала адреса всех своих помещений. 

«У меня такого объекта нет, вы что-то путаете, « — убеждала она агента. 
"Нет, не путаю! По документам именно вы — собственник».

«Да! Поняла наконец! Это один из объектов моего сына. Он оформил эту квартиру на меня. И давно уехал с семьей в США. Все вопросы решать нужно только с ним», — резюмировала хозяйка. 

Разговор с сыном, недавно ставшим американцем, также оказался непростым. Он не сразу признал этот свой объект. Еще и в далекой России.

«Их-то много. А я — один. И названия ваших улиц уже не сразу узнаю. Давно уехал», — без всякого желания сообщил нам хозяин. 
Он добавил, что продавать квартиру пока не собирался. «И не трезвоньте мне из-за этой ерунды». 

Мы решили не трезвонить. И забыли об американце на полгода.

Через полгода мужчина снова сообщил агенту, что никакого интереса продавать у него так и не появилось. И просил больше его вообще не беспокоить. 

Мы записали эту квартиру в разряд «мертвяка». И забыли о ней. 

Пока однажды внезапно ни раздался телефонный звонок. Звонившая женщина представилась российским помощником американца. 

«Мы готовы к продаже. Но срочной. В течение семи дней. И дорого. Нам срочно нужны деньги. В долларах США — на другую сделку», — деловым тоном сообщила женщина. «Не найдете всю сумму в срок — предложение снимаем. И еще. Продавать буду я — по генеральной доверенности. Все документы в порядке».

Озвученная сумма сразила всех наповал. Она оказалась в несколько раз выше той, которую мы могли себе представить. Даже по сегодняшним московским ценам это было весьма немало.

Но выхода не было. Условия диктовал продавец а другого такого шанса могло и не представиться. 

Мы кинулись искать деньги. Просили у всех, у кого могли. Брали в долг. И под проценты. 

К назначенному сроку сумма была собрана. 
Деньги заложили в банковскую ячейку под «два ключа». И оформили у нотариуса договор купли-продажи. 

Вскоре мы получили свидетельство о собственности на новый объект. Швеи уехали. И мы забыли об этой истории. 

Через год раздался звонок. 

Приятный женский голос просил уточнить, кто будет оплачивать просроченную задолженность за пользование сейфовой ячейкой. «Иначе нам придется расторгнуть договор. И вскрывать её».

«Простите, но эта ячейка давно не наша. И пользуется ей уже почти год прошлый хозяин квартиры», — удивленно сообщила наш агент.

«В этом-то и вся проблема», — настаивала менеджер. «Доверенное лицо мы так и на нашли. Искали по всем указанным в договоре номерам. А контактов самого доверителя у нас нет. А в ячейку никто так ни разу не заходил. За целый год не зарегистрировано ни одного посещения».

Растерянная агент положила трубку. 
"Деньги до сих пор в ячейке!», — в полной растерянности сообщила агент, положив трубку. Мы долго гадали, что могло случиться. 

И связались с американцем по телефону.

Мужчина, как и в прошлый раз, не сразу понял, о каком объекте и о каких деньгах шла речь. 

Наконец он сообщил нам, что готовился купить один крупный объект. Но что-то пошло не так. Сделка сорвалась — в последний момент. И деньги не понадобились. А представитель вскоре уволилась.

«Я поручил ей забрать деньги. И закрыть ячейку. Она, видимо, в суете забыла. И я тоже», — оправдывался мужчина. «Ладно, спасибо за беспокойство. Сейчас пошлю нового представителя в банк с доверенностью», — рутинным голосом сообщил в завершении разговора американец. 

От банка звонков больше не поступало. О судьбе хозяина денег и его бизнесе мы больше никогда не слышали. 
А эту историю запомнили навсегда. 

Богатых владельцев в доме оказалось трое. И все трое — со своими привычками, историями. И тайнами. 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире