08:49 , 08 апреля 2020

Подлинные мотивы подписания минского протокола об учреждении консультативного совета с ОРДЛО

Эти мотивы можно установить в ходе изучения ответа президента Украины Владимира Зеленского от 6 апреля 2020 года на электронную петицию № 22/088960-еп с требованием немедленно отозвать подписи представителя Украины и согласования Руководителя Офиса Президента Украины под Протоколом заседания Трехсторонней контактной группы, которое состоялось в Минске 11 марта 2020 года.

Президент Украины сообщил: «Подписанный по результатам заседания ТКГ в Минске 11 марта 2020 года рабочий документ – Протокол носит декларативный характер и не предусматривает наступления правовых последствий (возникновения обязательств сторон), в том числе никоим образом не легитимизирует субъектность ОРДЛО. Протокол не является международным договором, как это определено в статье 2 Закона Украины «О международных договорах Украины», поэтому полномочия Президентом Украины на подписание / решение об отзыве подписей под рабочим документом заседания ТКГ в Минске 11 марта 2020 года не регламентированы законодательством».

Действительно, это так. В этой части ответ президента является обоснованным и правомерным. 

Следовательно, неизбежно возникает вопрос о законности оснований происхождения всех остальных «документов», на основании которых подписан т. н. протокол о создании совета с ОРДЛО, таких как 1-е и 2-е минские соглашения.

Ведь эти документы точно также не являются международными договорами, как это определено в статье 2 Закона Украины «О международных договорах Украины».

При этом данные документы не соответствуют реальной действительности и здравому смыслу, им дан детальный анализ в исследовании автора:

1) их заключение явилось результатом угрозы силой ее применения в нарушение принципов международного права, воплощенных в Уставе Организации Объединенных Наций;

2) являются актами государственной измены в преступных интересах страны-агрессора;

3) утратили политическую силу в связи с изменением предмета договоренностей (после введения в действие минских соглашений Россия осуществила полную оккупацию ОРДЛО);

4) их действие закончилось 31 декабря 2015 года;

5) подписаны ненадлежащими субъектами;

6) в них идет речь о ненадлежащих предметах соглашения, а именно в первую очередь о некоем внутреннем конфликте, вместо международного вооруженного конфликта, сторонами которого являются Россия и Украина.

В ответе президента Украины обоснованно утверждается: «Согласно Конституции Украины органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны действовать лишь на основании, в пределах полномочий и в способ, что предусмотрены Конституцией и законами Украины (часть вторая статьи 19)».

Сообщается: «Подписание Протокола ТКГ 11 марта 2020 года является частью текущей работы по реализации Комплекса мероприятий по выполнению Минских договоренностей от 12 февраля 2015 года, а также других документов, которые составляют «пакет» достигнутых в Минске договоренностей».

Тогда возникает обоснованный вопрос. На каком таком (легальном!) основании действует президент, обеспечивая текущую работу по реализации Комплекса мероприятий по выполнению Минских договоренностей от 12 февраля 2015 года, а также других документов, которые составляют «пакет» достигнутых в Минске договоренностей? Такого легального основания нет.

Стало быть, вопросы подписания протокола о создании совета с ОРДЛО, необходимо рассматривать также помимо правовой сферы, в сфере психологии.

О причинах создания совета с ОРДЛО сообщается в мотивировочной части ответа: «В частности, в пунктах 9, 11 и 12 упомянутого Комплекса мероприятий предусматривается проведение консультаций и согласования в рамках ТКГ ряда вопросов (восстановление Украиной контроля за госграницей, местные выборы, конституционная реформа) с представителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей. Пунктом 7 протокола по итогам консультаций ТКГ относительно совместных шагов, направленных на имплементацию Мирного плана Президента Украины П. Порошенко и инициатив Президента России В. Путина от 5 сентября 2014 года, предусмотрено продолжение инклюзивного общенационального диалога».

Особого внимания заслуживает фраза: «... инициатив Президента России В. Путина».

Исходя из содержания ответа, обосновывается вывод о том, что действующий Президент Украины В. Зеленский продолжает неизменный курс своего предшественника П. Порошенко играть роль реализатора инициатив Президента России Путина.

Фактически приняв решение о создании консультативного совета с ОРДЛО, В. Зеленский расширил объем реализации инициатив Президента России В. Путина, что до этого не позволял делать П. Порошенко.

После отзыва подписей протокола об учреждении консультативного совета с ОРДЛО, безусловно, встанет вопрос об отзыве подписей под остальными документами, на основании которых подписан протокол – 1-ми и 2-ми минскими соглашениями.

Владимир Зеленский рискует потерять возможность удовлетворять свое желание общаться с Владимиром Путиным. Не подписание минского протокола от 11 марта 2020 года грозит В. Зеленскому отказом со стороны В. Путина участвовать в нормандском формате.

Следовательно, ради удовлетворения геополитических желаний Путина по превращению Украины в 9-й юго-западный федеральный округ России, Зеленский инициировал со стороны Украины подписание минского протокола 11 марта 2020 об учреждении консультативного совета с ОРДЛО. 

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире