13:12 , 13 августа 2015

ВДНХ всех времён и народов: как менялась главная выставка страны и что с ней будет

Оригинал текста на «Йоде»



Выставка достижений народного хозяйства всегда выступала в роли гипертрофированного «лица» державы. Открывшаяся при Сталине, она показывала величие колхозов Советского союза. При Хрущёве — отраслевую промышленность. В 80-х — была одной из «олимпийских» точек притяжения в Москве. На протяжении 90-х — огромным рынком, а в «нулевых» стала местом для девелоперского бизнеса. Весной 2014 года Правительство Москвы приступило к реализации нового, масштабного проекта возрождения ВДНХ, приуроченного к 75-летию Главной выставки страны. «Йод» разбирался, кто заработал на советском наследии, почему ВДНХ войдёт в историю в качестве мегапроекта команды Собянина и как выставка всегда была проекцией страны, которая её окружает.

ОТ ИМПЕРСКОГО ВЕЛИЧИЯ К ПРАГМАТИЧНОМУ БРАНДСПОЙТУ

Создание агитационно-пропагандисткого архитектурного комплекса не было новым для советской России или Москвы. СССР часто участвовал в международных выставках, стремясь показать уникальные экспозиции и потрясти мир масштабами коммунистического строительства.

17 февраля 1935 года на II Всесоюзном съезде колхозников-ударников нарком земледелия СССР Михаил Чернов предложил комиссии организовать в 1937 году Всесоюзную сельскохозяйственную выставку (ВСХВ). Его предложение поддержали. В тот же день СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление об организации выставки. Её решили разместить возле Ярославского шоссе, использовав для этого часть территории Алексеевского села и часть Останкинского лесопарка. Председателем выставочного комитета назначили Чернова, а главным архитектором — Вячеслава Олтаржевского. Однако сроки открытия выставки менялись несколько раз. Темп работ был недостаточно быстрым, ряд уже готовых павильонов перестраивали и меняли расположение. Летом 1938 года архитектора Олтаржевского арестовали за участие в «антисоветской вредительской организации, существовавшей на ВСХВ» и сослали в Воркуту. В том же году председателя выставочного комитета Чернова обвинили по сфальсифицированному делу «Антисоветского правотроцкистского блока» и расстреляли. В итоге, главным архитектором выставки стал Сергей Чернышёв, один из авторов генплана реконструкции Москвы и главный архитектор города.

Наконец, ВСХВ открыли 1 августа 1939 года. Сталин на помпезное открытие не приехал, хотя его памятник на выставке присутствовал. Как писала газета «Правда», это быль день «широкого показа достижений колхозов, совхозов, машинно-тракторных станций, колхозных животноводческих ферм, а также достижений передовиков и организаторов сельскохозяйственного производства». Было построено 84 объекта, среди них — областные и республиканские павильоны. Каждый был оформлен в стилистике национальной республиканской архитектуры (всего на ВСХВ в 1939 было представлено 12 республик), как, например «Грузинская ССР», или «Азербайджанская ССР». Конечно, были аттракционы (тогда очень модные) — колесо обозрения, карусели, комната смеха. Работали Зелёный театр и концертная эстрада. За два года на возведение и оформление десятков исполненных имперского величия павильонов советская власть потратила не меньше 50 млн рублей.
Выставка отразила дух своего времени — всенародную мечту о счастливой жизни, но при этом была сильнейшим рупором пропаганды коммунистической идеологии. Чего стоит фильм «Свинарка и пастух», рассказывающий о её открытии и политическом значении. Как бы то ни было, за два месяца работы ВСХВ в 1939 году посетили около 3,5 млн человек.

Летом 1941 года библиотеку выставки и экспозицию срочно эвакуировали в Челябинск. За годы Великой Отечественной Войны многие здания ВСХВ обветшали. Часть павильонов приспособили под казармы (в них расквартировывались бойцы внутренних войск НКВД СССР) и склады, другие были серьёзно повреждены из-за бомбёжек и разобраны, многие павильоны разграбили. Но в таком состоянии ВСХВ находилась недолго: в первой половине 50-х её решили возродить. Реконструкцией руководили главный архитектор выставки Анатолий Жуков и Евгений Вучетич, автор памятников «Родина-мать» и «Воин освободитель».

Обновлённую ВСХВ по традиции открыли 1 августа 1954 года. Теперь она закрывалась только на позднюю осень и зиму. Её территорию расширили до 200 га. Послевоенное искусство отразилось и на ВСХВ. Теперь её стиль приблизился к классическому ампиру, с добавлением русских сказочных традиций.

На ВСХВ возникли павильоны прибалтийских республик, недавно присоединнёных к СССР. Многие старые павильоны переоформили «посолиднее». Именно тогда выставка приобрела свой современный вид. В соответствии с требованиями времени построили Центральный павильон, где спроектировали комнату отдыха Сталина. Впрочем, сам он там ни разу не побывал. Специально для Центрального павильона Вучетич создавал горельеф, изображающий вождя народа. Тогда же возвели величественные фонтаны «Дружба народов» и «Каменный цветок». Главный павильон изменился идеологически: появилась колоннада, шпиль с золотой звездой, скульптуры. Новый образ, как и всегда, был пропагандистским — показывал «величие» Советского союза.


16 июня 1959 года ВСХВ переименовали в Выставку Достижений Народного Хозяйства (ВДНХ). Но изменилось не только название — Никита Хрущёв, развенчивая сталинский культ, стремился запомниться народу как создатель новой выставки. С 1959 года она вновь подверглась сильнейшей перестройке, следуя проходившей во всём СССР борьбе «с излишествами» в архитектуре. Теперь ВДНХ организовывалась по отраслевому принципу — павильоны представляли разные области «народного хозяйства» СССР. Почти из всех областных и республиканских убрали гербы, закрыли либо уничтожили внутреннюю отделку. Многие сооружения были и вовсе снесены. Например, исчез павильон «Таджикская ССР», а павильон «Киргизская ССР» сгорел.Но появлялись и новые, вроде «Химической промышленности» и стеклянного павильона № 57, в котором проводились разные выставки: от горнодобывающей промышленности — до республиканской культуры. Стараниями Хрущева выставка стала одним из любимых мест для отдыха москвичей.


В 1963 году Совет министров принял постановление «О перестройке работы ВДНХ СССР»: выставка становилась круглогодичной, на ней должны были появиться новые павильоны. В 1966 году построили павильон «Химической промышленности» — авангардное на тот момент, модернистское сооружение. Павильон «Космос» остался одним из самых крупных. В середине 60-х перед ним установили ракету-носитель «Восток», копию той, на которой Юрий Гагарин поднялся в космос. «Восток» стал одним из самых известных экспонатов выставки.


В 70-е годы ВДНХ периодически организовывала зарубежные экспозиции социалистических стран. Посетители ходили по территории с дефицитными тогда цветными полиэтиленовыми пакетами, ручками и значками — невиданное дело. В остальном, на выставке происходило то же, что и раньше — показывали экспонаты, проводили культурные и образовательные мероприятия. Но чем ближе был 1980 год, тем больше дефицит продуктов питания и народного потребления отражался на ВДНХ. Сюда по-прежнему приходили в поисках развлечений, но закусочных и кафе не хватало, а те, что были, предлагали скудное меню. Все стояли в очередях. И хотя выставка пыталась представить СССР как развитую индустриальную страну, этот образ становился всё более фальшивым

Но дефицит не мог отменить одно из главнейших событий Советского Союза времен Брежнева — Олимпиады-80. Подготовка к ней определила новый облик города. Основной идеей брежневского генплана развития Москвы 1971 года стало деление города на отдельные архитектурно-планировочные зоны. Всего их было семь, и в каждой должны были появиться свои центры притяжения. Ими стали олимпийские объекты: спорткомплекс «Олимпийский», стадион в Лужниках, пресс-центр Олимпийских игр на Зубовском бульваре, Олимпийская деревня, битцевский конно-спортивный комплекс, гостиница в Измайлово, дворец спорта «Динамо» и, конечно, одна из самых известных гостиниц в Москве — «Космос», она и сейчас находится в районе ВДНХ. А пока на спортивных стадионах шли соревнования, на выставке разливали «Фанту» — напиток для советского человека немыслимый.

По слухам, после окончания олимпийских игр, талисман сборной СССР, Мишка, был выставлен в павильоне «Юный техник» на ВДНХ. Правда, вскоре его перенесли в подвал олимпийского комитета. Нечто похожее ждало и ВДНХ.

В 90-ые годы страна после развала пыталась совладать с реальностью приватизации, рейдерских захватов и безжалостного бизнеса. Советские мегапроекты стали просто объектами пользования. Гендиректором ВВЦ тогда был Вадим Саюшев, как говорят, типичный «красный директор». В 1992 году президент Борис Ельцин подписал указ об акционировании ВВЦ и перевёл выставку на хозрасчёт, лишив бюджетного финансирования. Саюшев разрешил сотрудникам приватизировать свои павильоны, но вскоре вернул почти всё в собственность ГАО «ВВЦ».

Хотя в 1993-м году отдельные постройки выставки (переименованной в Государственное акционерное общество «Всероссийский выставочный центр» (ГАО «ВВЦ») приобрели статус памятников истории и культуры, а в 1998 году ВВЦ стала особо охраняемой природной территорией (строить на ней запрещалось), она превратилась в место бурной торговли. В павильонах продавали всё, что угодно, а в настроенных по всей территории кафе жарили шашлыки. Так было и при московском мэре Гаврииле Попове, и при его преемнике Юрии Лужкове. Хотя в лужковские «сытые» времена уровень жизни в городе вырос, так же выросло «распиливание» бюджетов. На ВВЦ это отразилось очень символично: популярнейший музей-самолёт Ту-154, стоящий возле павильона «Космос», в 2008 году руководство выставки распилило на металлолом под предлогом строительства офисно-развлекательного центра. Его, впрочем, так и не построили.


У созданного в 1992 году ГАО ВВЦ, в долгосрочной аренде которого находились все постройки, было два акционера: 69% процентами владело федеральное правительство, 31% — город. До последнего времени основные доходы выставка получала от сдачи в субаренду недвижимости и исторических павильонов. Так было и при возглавлявшем выставку Василии Шупыро (бывший вице-губернатор Нижегородской области; при нём на ВВЦ появился музей телепередачи «Поле чудес»), и при гендиректоре Магомеде Мусаеве (друге Лужкова и зяте президента Дагестана Рамазана Абдулатипова; при нём разработали концепцию ВВЦ, предполагающую расходы на реконструкцию $2,5 млрд и сдали в долгосрочную аренду запрудный участок, на котором московский бизнесмен Яков Якубов построил себе особняк), и при Иване Малахове, бывшем губернаторе Сахалинского края, которого назначили гендиректором выставки в 2009 году. Малахов предложил проект реконструкции за $4 млрд долларов, но с оговоркой: государство должно будет вложить в выставку не более 15% от этой суммы. Согласно проекту, ВВЦ продолжила бы зарабатывать на сдаче в аренду построек, но основные доходы принесло бы новое строительство.

Из-за невозможности проинвестировать в проект нужные средства, осенью 2013 года миллиардеры предложили федеральному правительству передать часть своих акций городу, и курировавший ВВЦ Шувалов согласился. В ноябре этого же года Владимир Путин подписал документ, согласно которому 69% акций «ГАО ВВЦ» были переданы московскому правительству, которое стало держателем 100% пакета акций общества. Весной 2014 года юридическое оформление закончилось. Мэр Москвы Сергей Собянин возглавил штаб по реконструкции ВВЦ. Выставка стала для него имиджевым проектом. Но, как выразился тогдашний министр культуры Москвы Сергей Капков, с выставкой всё равно связан «большой клубок интересов». «Скажу так: не все счастливы от того, что ВВЦ передана Москве», — рассказывал Капков «Ведомостям».

Вскоре после этого Капков и сам попытался возглавить новый проект ВВЦ, но к тому моменту глава депкульта уже исчерпал свой «кредит доверия» у Собянина. Ответственным за внешнее благоустройство «запущенной» территории, которую в мае 2014 года успели переименовать обратно в ВДНХ, публично был назначен Департамент ЖКХ. Лоббистом этого решения перед Собяниным стал его куратор, Пётр Бирюков. Под него же, в июне, отдельным распоряжением правительства за подписью мэра деньги перераспределили из нескольких целевых программ города, после чего штаб Бирюкова смог начать работу. «Мы в этот проект только зашли. — Зато успели хорошо потратиться. — Ни копейки!», — отвечал Бирюков в августовском интервью Ведомостям. — Очевидно, что территория ВДНХ имеет немало вопросов земельно-имущественного характера, и этими вопросами занимается комплекс Натальи Сергуниной [заместитель мэра Москвы]. Как только мы завершим свои работы, мы уйдем«.

Ломали и меняли на асфальт плитку, перекладывали километры тепломагистралей, очищали водопроводы и пруды, меняли бордюры, реконструировали интерьеры и фасады 118 павильонов, среди которых есть объекты культурного наследия (ОКН). Примерно 300 незарегистрированных объектов самостроя снесли, сдачу помещений и земли в аренду приостановили. На всё благоустройство территории и противоаварийные работы (в том числе на ОКН) было потрачено около 2,4 млрд рублей из бюджета Москвы.

«Все, что было сделано — самая грубая «косметика»», — говорит Федот Пухлов, исследователь ВДНХ.— «Фасады просто приводились в «божеский» вид. И не так, как это представляют себе архитекторы или реставраторы, а как видят люди из команды Бирюкова». Пухлов приводит пример: фасад павильона «Охрана природы» украшен стеклянной цветной смальтой, за много лет она загрязнилась. Бирюковские работники очистили фасад брандспойтом — смальта засверкала, но часть её просто отвалилась. «Такой подход был абсолютно ко всему», — негодует Пухлов. Он вспоминает, что раньше все бордюры на выставке были сделаны из настоящего гранита. Служба Бирюкова прагматично поменяла их на новые из менее прочного материала — теперь половина поломана. Наконец, Пухлов рассказывает про нюансы восстановления павильона «Виноградарство»: «К нему была прикреплена замечательная историческая теплица. Собянин говорит: «Мы уничтожим все незаконные строения», и они начинают ломать прямо эту теплицу!».

Одновременно с командой Бирюкова, за выставку действительно взялся и Департамент имущественных отношений во главе с Натальей Сергуниной, заммэра по имущественным и земельным вопросам. ВДНХ объединили с Ботаническим садом и парком «Останкино», общая площадь комплекса увеличилась до 520 гектаров.

Весной 2014 года гендиректором выставки стал Владимир Погребенко, с 2011 года работавший в том же депимущества, а до этого в нескольких финансовых и девелоперских компаниях. Погребенко — человек Сергуниной. Сама она заняла место председателя совета директоров ОАО «ВДНХ», отвечая за реконструкцию выставки. Тогда же заместителем гендиректора стала Екатерина Проничева, которую называли «правой рукой» Капкова: в 2012-2013 годах она была первым заместителем руководителя депкультуры. В 2013 году она получила должность руководителя департамента культурного наследия в федеральном министерстве культуры, но быстро оттуда ушла. Как утверждает журналистка Ольга Романова, это было связано с тем, что Проничева, курировавшая в то время перемещение культурных ценностей через границу, была аффилирована со своим отцом — руководителем пограничной службы ФСБ России, генералом армии Владимиром Проничевым, который когда-то руководил антитеррористическими операциями в Норд-Осте и Беслане. Однако люди, знакомые с Проничевой, утверждают, что её уход из Минкульта обусловлен сложившимися отношениями с министром Мединским.

Кроме этого, Проничев возглавляет московское отделение спортивного общества «Динамо», учредителями которого являются силовые структуры ФСБ и МВД. В 2013 году ВДНХ передала 5 га своей непрофильной территории в собственность «Динамо» с разрешением на строительство центра водных видов спорта на 195 тыс. кв. м. В проекте, стоимость которого может достичь $600 млн, более половины площадей приходится на отель, сопоставимый по масштабам с одним из крупнейших в столице гостиничных комплексов «Космос».

СЕРВИС, ТЕНДЕР, САМОСТРОЙ

В июне этого года Владимир Погребенко ушёл с поста гендиректора ВДНХ — как он писал в фейсбуке, «по семейным обстоятельствам». Его место заняла Екатерина Проничева, к тому моменту второй человек в руководстве ВДНХ, курирующий культурно-массовое направление. Есть и неофициальная информация: источники в силовых структурах и мэрии подтвердили «Йоду», что Погребенко покинул свой пост и уехал из страны из-за возбуждения против него дела, связанного с финансовыми махинациями на выставке. Однако представители ВДНХ всё это опровергают. Как рассказывали бывшие сотрудники ГУП «Москва» (им раньше руководил Погребенко), на балансе которого находятся основные выставочные павильоны, дирекция ВДНХ фактически забрала у них все крупные выставки, лишив ГУП прибыли и денег на существование и развитие.

«Это профессионал высочайшего класса, которому предстоит продолжить то, что мы вместе начали при поддержке правительства Москвы и лично Сергея Семёновича Собянина», — комментировал переход своего зама на руководящую позицию Погребенко. Казалось, он и Проничева работали бесконфликтно, в творческом тандеме. В то же время один из партнеров, работавший с новой командой ВДНХ, утверждает: до последнего времени на ВДНХ было две группировки. Одну, которая отвечала за хозяйственные дела, освоение территорий и выставочную деятельность, контролировал Погребенко. Второй, занимающейся культурной частью (например, разработкой концепции, сайтом и фирменным стилем), руководила Проничева.

«Нельзя сказать, что это была единая команда», — комментирует недавние события источник, близкий к администрации ВДНХ. — «Был Погребенко, заместитель гендиректора, курирующий блок строительства, инфраструктуры и технического обеспечения деятельности комплекса Михаил Кардаш, заммэра по имущественным вопросам и земельным отношениям Наталья Сергунина (все трое входят в ряд советов директоров московских компаний). Проничева со своей командой — отдельно». Но заместитель Проничевой Ирина Гордина-Невмержицкая уверяет, что оба руководителя сплотились перед решением сложных задач и работали плечом к плечу.

Задачи были действительно непростыми. Как говорил «хозяйственник» Погребенко, отношения с арендаторами сооружений на территории выставки сейчас более-менее налажены. Есть ряд компаний-арендаторов (среди них и представители общепита), которые готовы работать по правилам в рамках новой концепции «выставочно-культурной» выставки. Представитель кафе «Дружба» говорит, что с руководством ВДНХ у них комфортные отношения. С ним соглашаются руководитель дирекции по коммуникациям Политехнического музея Мария Фомина («Политех» с 2012 года арендует павильон № 26 на территории выставки), менеджер проекта «Город динозавров» Анастасия Монре-Боррадо (выставка в павильоне № 20) и представитель технологического коворкинга «Сталь» (строение № 322).


Самые сложные отношения, по словам бывшего гендиректора, остаются с частными собственниками, начиная от общепита «Ласточка» и заканчивая особняком Якубова или океанариумом Илиева и Нисанова. Например, около каждого кафе в частной собственности администрация ВДНХ установила баннер: «Администрация не несёт ответственности за качество продукции и обслуживания».

«Они очень на нас давят», — говорит о дирекции выставки один из сотрудников кафе «Ласточка». — «Сложно работать». Замдиректора ООО «Сулейман», в собственности которой находится кафе «Лагманная», Юлай Халимов, также утверждает: руководство ВДНХ давно пытается влиять на собственников заведения. Например, запрещает устанавливать летние веранды или «насылает» проверки Роспотребнадзора, ФМС и других служб. «Это ведь непосредственно под руководством правительства делается. Вот таким образом оно себя ведёт», — негодует Халимов.

Павильон № 55, где проходит программа «Музей иллюзий», находится с 2009 года в частной собственности компании ОАО «Выставочный павильон «Электрификация» (которая является и выставочным оператором). По словам представителя пресс-службы компании, отношения с руководством ВДНХ непростые, но их «нужно осторожно комментировать». Впрочем, гендиректор «Электрификации» Владимир Затынайко утверждал, что ориентируется на новую концепцию развития выставки и намерен переоснастить павильон на более «технологичный».

Разобраться с собственниками объектов на ВДНХ — только одна из задач, поставленных нынешнему руководству. Кроме этого, дирекция должна сделать выставку «самым популярным и удобным местом досуга горожан». Это главная задача нового гендиректора Проничевой. Сейчас для этого на ВДНХ есть пункты проката, где можно взять не только круизный велосипед, но и модный сегвей; лодочная станция в запрудной зоне; площадка для воркаута и спортивная зона; по периметру центральной территории установлены кафе-бары, где продают бургеры, сэндвичи и домашние лимонады; в республиканских павильонах (например, в «Армении») можно купить национальную еду и напитки. А вот аттракционы (ими владеет ЗАО «Российская выставка аттракционов»), включая колесо обозрения, не работают. В апреле этого года они были закрыты решением Останкинского межрайонного суда. Предлогом для этого послужил инцидент, когда на одном из аттракционов зависли люльки с рабочими. «С документацией у компании было всё в порядке», — говорит источник, близкий к администрации ВДНХ. — «Просто руководству выставки не нравилось, что аттракционами владеют не они».


Про недавно открывшийся «Москвариум», а также совершенно новую концепцию развития ВДНХ ищите в оригинале текста на «Йоде»

Читайте нас в Твиттере, ВКонтакте, Фейсбуке



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире