Как сегодня финансируются молодёжные прокремлёвские движения, и кто на этом зарабатывает

Оригинал текста на «Йоде»



Движению «Лев против» немногим больше года. С самого начала этот проект подозревают в связях с общественниками из «СтопХама», прокремлевским политическим движением «Наши», а также в «тихом» освоении бюджетных средств. «Йод» разобрался, почему многие подозрения небезосновательны, а последнее поколение «Наших» и сегодня сохраняет непубличную, но цельную структуру.

В пятницу, 3 июля, москвичка по прозвищу Систер встретилась с друзьями-панками на Болотной площади, поздоровалась и пошла гулять по парку со спиртным. Около 19:00 к ней подошли несколько активистов движения «Лев против». «Вы, к сожалению, распиваете алкогольные напитки в общественном месте. Пожалуйста, утилизируйте их», — говорили активисты, параллельно снимая девушку на камеру. Систер отказалась, но общественники не унимались. Слегка пьяная, москвичка с подругами начала скандалить: «Уберите камеру, удалите запись!», — кричала она, пытаясь отнять гаджет. Завязалась драка; четверо парней повалили девушку на землю, начали бить, один из них несколько раз ударил Систер по лицу. Кто-то вызвал полицию. Дежурные задержали девушку и половину активистов, включая основателя «Льва против» Михаила Лазутина. Эту историю рассказывают два очевидца — подруга Систер по прозвищу Шэдоу и Александр Лустенко. После этого в социальных сетях поднялась очередная волна осуждения «Льва против». Люди обвиняли активистов в том, что они работают за деньги, что это пиар-проект, что они такие же, как «СтопХам»; что все они — «нашисты».

Обвинения имеют под собой почву: «Лев против» и «СтопХам» объединяет одно руководство, одно финансирование при помощи президентских грантов, распределяемых по системе конкурсов-тендеров; за этими проектами скрывается «одна квартира» и четыре человека: Роман Швырёв, Александр Смирнов, Денис Толокнов и Дмитрий Аленин, — бывшие комиссары и участники движения «Наши».

ЗНАЙ «НАШИХ»

Молодежное движение «Наши» было создано администрацией президента весной 2005 года для противодействия «российской оранжевой революции». Проект возглавил Василий Якеменко (до этого руководил движением «Идущие вместе» и возглавлял в администрации президента отдел по связям с общественными организациям), курировал движение Владислав Сурков, тогда — заместитель главы кремлевской администрации. «Наши» состояли из рядовых участников движения, комиссаров и «Федерального комиссариата», который формально руководил всей организацией. Всё движение было разбито на проекты, каждый из которых имел свой логотип, флаг и свою структуру (например, «Движение Сталь» или партия «Умная Россия»).


Своими целями «Наши» обозначали борьбу «с фашистскими организациями, сочувствующими им либералами, бюрократами и олигархами» и поддержку политического курса Владимира Путина. Но движение, участников которого анонимный чиновник из администрации президента как-то назвал «ликующей гопотой», прославилось травлей посла Великобритании Энтона Брентона и журналиста Александра Подрабинека, топтанием портретов правозащитников, киданием граблей под колеса кортежа политика Михаила Касьянова, а также созданием скандального форума «Селигер» (проходил в Тверской области с 2005 по 2014 года). До 2008 года лагерь был тренировочной базой для подготовки будущих комиссаров движения. Со следующего года форум открыли для всей молодёжи, количество участников достигало 50 тысяч человек. «Селигер» неоднократно посещал Владимир Путин.

По данным «Ведомостей», в 2007-2010 годах по госконтрактам и в виде грантов само движение «Наши» получило более 26 млн рублей. Организации, созданные при участии бывших лидеров движения, — ещё 441 млн рублей. Кроме того, 347 млн. рублей «Наши» получили по госконтрактам, заключенным с Федеральным агентством по делам молодёжи (Росмолодёжью). «Наши» получали и частные вложения: в 2010 году на «Селигер» бизнесмен Владимир Прохоров выделил 45 млн рублей. Кроме того, партнёрами и спонсорами форума были крупные западные компании, например, Mercedez-Benz, выделившая в 2010 году три автомобиля для поездок важных гостей, или Intel, которая предоставила компьютерное оборудование для одной из смен «Селигера» в том же году.

В 2008 году Якеменко стал главой Росмолодёжи. В движении «Наши» его место занял Никита Боровиков. Тогда молодёжная организация кардинально переформировалась: она была разделена на автономные проекты, влияние и финансирование резко сократились. В 2012 году движение лишилось своих главных защитников — Якеменко ушёл из Росмолодёжи, а Сурков — из администрации президента. В следующем году «Наши» официально прекратили своё существование, а «осиротевшие» активисты якобы перешли от политики к социальной тематике.

ОТ ТЕСАКА И БАПТИСТА ДО ЛЬВА

В августе основателю движения «Лев против» Михаилу Лазутину исполнится 20 лет. С детства он «был творческим, любил футбол», рассказывает его мать Наталья. По её словам, «Мишуля всегда был очень справедливым человеком и не имел вредных привычек». После учёбы в школе он пошел в московский колледж градостроительства, транспорта и технологий № 41 города Москвы, который закончил в июне этого года.


Общественная деятельность Лазутина против курильщиков, по его собственным рассказам, началась немногим больше года назад: он стоял на остановке рядом с курящим мужчиной и пожилой женщиной. Вдруг Михаил включил видеокамеру на телефоне и сказал мужчине, что он неправ, куря в общественном месте. В тот день Лазутин решил организовать движение против курения в неположенных местах, назвав его «Лев против». Но «общественной деятельностью» Лазутин занимался и раньше. В интернете легко найти видеоролики проекта «Лев против педофилов», в которых Михаил выглядит и ведёт себя как создатель движения «Оккупай-педофиляй» Максим «Тесак» Марцинкевич, ловит якобы педофилов «на живца». Он жёстко допрашивает жертв, психологически унижает, даёт пощечины, разрисовывает лицо маркером и обязательно показывает в конце роликов фирменный знак Тесака — большой согнутый палец. Но судьба Марцинкевича, который сейчас отсиживает уже свой третий срок, видимо, заставила Лазутина переключить внимание с педофилов на курильщиков.

Вторая ключевая фигура в команде «Лев против» — Леонид Лебедь. В интервью «Йоду» он называл себя «одним из самых узнаваемых активистов проекта». Леонид одного возраста с Лазутиным. Сейчас он учится в колледже на технолога летательных аппаратов. Как рассказал «Йоду» его знакомый, с восьми лет Лебедь ходил в Мытищинскую церковь евангельских христиан-баптистов, но перестал посещать служения, как только начал заниматься «Львом против» в 2014 году. Сестра Лебедя Анна, которая посещает ту же церковь, беседовать о занятиях брата отказывается: «Я как здравомыслящий человек не понимаю ни вас, ни моего брата, ни другую школоту». Пастор церкви христиан-баптистов, Николай Масляков, разговаривать о Лебеде тоже не стал.


Лев против  НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ, ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ 

«Лев против» — общероссийское движение, выступающее против курения и распития алкоголя в общественных местах. Активисты движения ходят на рейды, во время которых просят курящих затушить сигареты и пройти в специально отведенное место для курения, а распивающих алкоголь убрать его. Если человек не соглашается прекратить курить, участники движения тушат сигареты водой из пульверизатора. Все рейды снимаются на видеокамеры, после активисты выкладывают смонтированные ролики на Youtube. У «Льва против» есть «филиалы» в регионах России (например, в Санкт-Петербурге, Воронеже, Ростове-на-Дону), а также на Украине и Белоруссии — всего около 50. Паблик проекта Вконтакте насчитывает 107 тысяч подписчиков, на канал движения в Youtube подписалось более 250 тысяч человек. Хотя активисты утверждают, что не связаны в проекте ни политикой, ни религией, ни чем-либо ещё, один из последних роликов «Льва против» начинается с изображения иконы Христа и слов: «Бог дал нам жизнь…»

ПРОДУКТИВНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО

«Если вы не в курсе, то изначально Миша [Михаил Лазутин] был нашим активистом», — рассказывает «Йоду» основатель проекта «СтопХАМ» и член Общественной палаты РФ Дмитрий Чугунов. Когда Лазутин пришел в проект, Чугунов не помнит, ссылаясь на то, что сами рейды не организовывает, а только привносит туда «идеологическую составляющую».

СтопХАМ  НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ 

«СтопХАМ» — некоммерческая организация, которая была основана в 2010 году как одна из федеральных программ движения «Наши» под руководством комиссара движения Дмитрия Чугунова. НКО позиционирует себя как общероссийский проект, который выступает против хамства и нарушений водителями машин правил дорожного движения. «Филиалы» движения есть как в российских регионах (самые масштабные — в Санкт-Петербурге, Петрозаводске, Новосибирске, Ростове-на-Дону), так и в странах СНГ, вроде Украины или Белоруссии — всего не менее сорока.

В 2013 году по программе президентских грантов проект «СтопХАМ» получил 5 млн рублей, в 2014 — 6 млн, а в этом году — 8 млн. Организация известна громкими скандалами. Один из самых резонансных был весной 2012 года. Около ТЦ «Европейский» неправильно припарковалась супруга заместителя полпреда Чечни при президенте РФ Тамерлана Мингаева. Конфликт закончился дракой, во время которой супруга полпреда Мадина Мингаева и её сын пытались принудить операторов удалить видеозапись и угрожали активистам расправой. В итоге, президент Чечни Рамзан Кадыров уволил Тамерлана Мингаева. Другой громкий скандал — история с организованным сносом гаражей в Тимирязевском районе Москвы в октябре 2014 года. Тогда Чугунов и другие активисты «СтопХАМА» встали на защиту владельцев гаражей и были избиты неизвестными лицами. Чугунов попал в больницу. В феврале 2015 года, во время очередного рейда, петербургских активистов жестоко избили неизвестные. Было возбуждено уголовное дело, виновников до сих пор не нашли. Весной этого года хабаровские полицейские избили местных «стопхамовцев» за то, что они наклеили стикер на служебную машину.




Рейды проектов «Лев против» и «СтопХАМ» организованы одинаково, рассказывает Чугунов. По его словам, Лазутин взял работающую модель и адаптировал её под историю борьбы с курением; активисты «СтопХАМА» ходят на рейды «Льва против», и наоборот; у проектов есть смежные ролики. Если Лазутина или его сторонников задерживают, Чугунов помогает разрешить ситуацию: «Когда это происходит, и я понимаю, что у меня есть видео с неправомерным задержанием, я приезжаю, как член Общественной палаты общаюсь с сотрудниками полиции, выясняю, на основании чего его задержали и чем они мотивировали свои действия».


Чугунов не отрицает, что «СтопХАМ» получает президентские гранты. «[Деньги выделяются] на целый год, на всю структуру. Это позволяет нам отбить расходники на открытки (напечатать их в большем количестве), на постоянно ломающиеся камеры, проезд, питание. Ну так, плюс-минус, чтобы люди не чувствовали себя совсем уж обиженными. Что-то регионам рассылаем», — поясняет Чугунов. Он отмечает, что зарплаты в «СтопХАМе» не получают, а активисты участвуют в движении за идею, а не деньги. Кроме того, по словам Чугунова, доходы проекту приносит монетизирование Youtube (заработок на показе рекламы в роликах с большим числом просмотров): «Это позволяет нам содержать или привлекать на аутсорс каких-то профессионалов, которые могут делать ролики хорошего качества. Это и монтажка, конечно, и SMM, и администрирование групп, которых неимоверное количество», — говорит он.


Такая же схема монетизации через Youtube у «Льва против», рассказывает основатель «СтопХАМа». Но Чугунов утверждает, что доходы от рекламы невелики. С этим иронично соглашается Лебедь: «[Наш доход от рекламы] выше, чем прожиточный минимум в России, но меньше, чем средняя зарплата в Чили» (хотя, по данным сервиса Social Blade, месячный доход «Льва против» может достигать $18 тысяч). На вопрос, финансирует ли Чугунов проект «Лев против», он отвечает отрицательно: «Если он просит чем-нибудь помочь — мы ему помогаем [деньгами]. Но это, скорее, личная помощь». Финансируют ли «Лев против» какие-либо другие структуры (вроде распределителей президентских грантов)?. «Нет, а должны?» — отрезает Чугунов. На вопрос о состоянии самого движения «Наши» сейчас он отвечает неоднозначно: «Движения больше нет, есть отдельные комиссары. Остается комиссарское сообщество, которое поддерживает горизонтальные и вертикальные связи друг с другом. В большей степени горизонтальные, потому что вертикали не стало».

ПРОЗРАЧНЫЕ ГРАНТЫ

Возможно, Чугунов о финансовой стороне нынешних проектов не осведомлен; тем не менее, 1 июля 2015 года некая автономная некоммерческая организация «Молодой талант» получила на проект «Лев против» президентский грант в размере 7 002 000 рублей. Учредители «Молодого таланта», по данным ЕГРЮЛ, — Дмитрий Аленин, Александр Смирнов, Денис Толокнов и Роман Швырёв. В открытых источниках мало информации об их активистском прошлом, но точно известно, что все четверо были комиссарами «Наших». Швырёв ранее засветился в прессе, как руководитель люберецкого отделения, позже возглавивший движение «За новые Люберцы!», которое отстаивало интересы девелоперов и их планы по застройке парка «Наташинских прудов». Толокнов упоминался во взломанной почте бывшего секретаря «Наших» Кристины Потупчик как видный активист «Идущих вместе» при организации митинга в поддержку президента на Манежной площади в декабре 11-го.

«Я о них только слышал, они же ведь к нам приходили, отчитывались, мы с ними общались, — говорит об учредителях «Молодого таланта» глава Российского Союза Молодежи (РСМ) Павел Красноруцкий. — Не могу сказать, что все, но кто-то из них приходил». Система распределения президентских грантов тендерным способом существует с 2006 года. Организации, каждая из которых будет проводить собственный конкурс между проектами-соискателями, определяются просто указом президента, — факт непрозрачности этой ступени отбора отметили даже в последнем докладе «Трансперенси Интернешнл». Как объясняет Красноруцкий, желающим получить «президентские деньги» сначала нужно отправить извещение в конкретный грантооператор, после чего уже внутри организации заявки поэтапно фильтруются: в РСМ свои оценки проектам выставляют члены экспертного совета. «Чаще всего это делают доктора наук и профессора в тех сферах, в которых проводится определенный конкурс. Их личности мы не раскрываем, потому что, сами понимаете, какое начнется давление на них, — рассказывает Красноруцкий, — Доступны имена членов конкурсной комиссии (следующий этап), которые принимают окончательное решение».

Красноруцкий знает о «Лев против», поскольку в этом году проект получил грант через АНО «Молодой талант» именно от Российского Союза Молодежи. Но и в прошлом году «Лев Против» тоже функционировал на президентские деньги, только от другого оператора — «Лигу Здоровья Нации». «Знаю, что в бюджете отдельно указывается создание видеороликов, а в прошлом году ребята отчитывались и по выпуску атрибутики, по зарплатам, естественно», — рассказывает Красноруцкий. Откуда глава одного грантораспределителя знает о сметах в конкурсе другого, Красноруцкий позже объяснить не смог, и дальше давать комментарии «Йоду» отказался. Впрочем, в конкурсных комиссиях самых разных операторов присутствуют как члены Общественной палаты, так и, например, сотрудники управления по делам молодежи администрации президента.


Продолжение материала, а также инфографику от «Йода» ищите в оригинале статьи

Читайте нас в ТвиттереВКонтактеФейсбуке



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире