12:19 , 30 марта 2015

Владимир Кехман: банановый театрал

Оригинал текста на «Йоде»

Чем знаменит новый руководитель оскандалившегося новосибирского театра



В воскресенье министр культуры России уволил с поста директора Новосибирского государственного театра оперы и балета Бориса Мездрича после громкого скандала с оперой «Тангейзер». На его место назначен глава петербургского Михайловского театра Владимир Кехман. Чем знаменит бизнесмен и театрал Кехман, и как он дошёл до руководства новосибирским театром, читайте в нашем материале.   

Кехман и бананы

Известная часть карьеры Владимира Кехмана началась в 1990 году с прихода в самарский «Росоптпродторг», занимавший монопольную позицию на рынке оптовых закупок бакалейных изделий. Попал в него двадцатилетний Кехман через заместителя директора компании Михаила Городнова, с которым он был знаком. Затем они с Городновым создают брокерскую фирму, принёсшую первые большие деньги. Из родной Самары Кехман вскоре уезжает в Петербург. В Северной столице совместно с Сергеем Адоньевым (ныне известен как владелец «Yota») они создают компанию по торговле бакалеей. Именно через Адоньева Кехман приходит к бананам. Адоньев был знаком с владельцем концерна «ОЛБИ» Олегом Бойко (ныне известен как владелец «Рив Гош» и «Финстар»), под крылом которого создаётся компаниия по импорту бананов «ОЛБИ Джас». Из неё выходит «Joint Fruit Company» («JFC»), ставшая впоследствии одним из крупнейших импортеров фруктов в России (в 2003 году занимала треть рынка).

Успех банановой компании продолжится до конца «нулевых», когда банановая империя (успевшая приобрести несколько кораблей, плантаций и порекламировать бренд «Bonanza!») погрязнет в долгах. Из-за чего, единого мнения нет. Злые языки говорят о неэффективном управлении, Кехман переводит стрелки на топ-менеджеров, которым он якобы оставил руководство после своего назначения директором Михайловского театра, и «Арабскую весну». Но по некоторым данным, траты компании и без революций превосходили доходы, нагружаемые кредитами. В итоге: банкротство, обвинение в мошенничестве и долги по кредитам размером до 17 миллиардов рублей. Имущество Кехмана на 3 миллиарда рублей арестовано, а с официальной зарплаты взыскивается 50% в пользу кредиторов. На данный момент Кехман является фигурантом уголовного дела о хищении: не возращение нескольких крупных займов Сбербанку. За границу Кехман поехать из-за долгов не может, а ведь несколько лет назад он даже пытался наладить отношения с Венесуэлой в рамках поездки в южноамериканскую страну группы окологосударственных бизнесменов во главе с Игорем Сечиным.   


В Петербурге 90-х невозможно было вести бизнес без взаимодействия с криминалом. Тем более во фруктовом бизнесе. По словам самого Кехмана, «вся наркоторговля полностью связана с бананами». В переправке наркотиков компанию бизнесмена уже обвиняли — в 2010 году, перед встречей Владимира Путина с интеллигенцией в Михайловском театре, на корабле с бананами нашли 120 килограмм кокаина в трёх сумках. Ответ «JFC» на обвинение был однозначным: судно не принадлежит компании, принадлежат только бананы, а перевозила кокаин команда судна в контейнере, в котором была вскрыта пломба. О петербургском криминале Кехман говорит отстранённо, утверждая, что на его высоком уровне «был порядок», а в порту стояла лавочка, на которой мог сидеть только он.
Несмотря на то, что во времена становления фруктового бизнеса, Владимир Путин занимал в мэрии Петербурга должность председателя комитета по внешним связям, большим знакомым Кехмана его считать не принято. По распространённой версии Путин заметил Кехмана, когда тот активно работал в Михайловском театре. Но стоит признать, что в «девяностые», скорее всего, сложно было входить в городскую элиту и не быть знакомым с Кехманом. Тем более человек он общительный.   
Кехман и культура

История Кехмана-продюсера началась ещё 20 лет назад, когда он открыл джазовый клуб, в котором и сам любил играть на кларнете. В 1995-м Кехман привёз в Петербург на День независимости России оперную звезду Хосе Каррераса и устроил концерт, транслируемый для горожан на большом уличном экране.

В оперный мир Кехман пришёл только в 2007-м, когда он был назначен директором Малого Академического театра оперы и балета, а затем советником губернатора по вопросам культуры. Целями Кехмана на посту провозглашались оптимизация театра и выход на самоокупаемость. Любитель творчества решил стать творческим менеджером. Первое самое заметное для обывателя изменение, инициированное Кехманом — переименование учреждения в Михайловский оперный театр, как он назывался до революции (с сохранением титула «им. М.П. Мусоргского»).

При новом директоре в театре сделали ремонт и изменили кадровую политику. Теперь опора делалась на приглашенных звёзд, а не на местную труппу, с которой у директора отношения были натянутыми. После его назначения из театра ушли главный дирижер, главный режиссер, заведующий оперной труппой, многие актёры. Дирижер обвинял Кехмана в оскорблении (предлагал выпить коньяка во время спектакля), актёры — во вмешательстве в творческий процесс. Они даже послали открытое письмо президенту Медведеву: «В настоящее время он (прим. — Кехман) осуществляет ЕДИНОЛИЧНОЕ руководство театром, совмещая функции генерального директора и художественного руководителя, что является прямым НАРУШЕНИЕМ Устава театра. Налицо попытка уничтожить репертуарный театр как таковой и использовать здание театра в виде прокатной площадки, а также в целях реализации собственных бизнес-проектов».

Но Кехман остался, волнуя не только петербургскую театральную общественность. Перед самым открытием московского Большого театра после реконструкции он проводит своеобразный «трансфер» — ведущие танцовщики Наталья Осипова и Иван Васильев перешли из Большого в Михайловский. К берегам Невы переехали другие звёзды мирового уровня, становившиеся художественными руководителями: Фарух Рузиматов и Елена Образцова, испанец Начо Дуато и Михаил Татарников. Вхождение Кехмана в светскую жизнь было отмечено премией журнала GQ (продюсер 2011 года).

Операми и танцами Михайловский не ограничивался. Именно здесь проходила встреча интеллигенции, на которой Шевчук лично раскритиковал премьер-министра Путина. Затем Путин приезжал в театр на благотворительные концерты, а театр получил президентский грант — по 137 миллионов рублей в год до нынешнего 2015-го. Кроме этого, театр принимал, например, премию газеты «Коммерсантъ» и обновленную «ТЭФИ».

И вот в конце марта Министерство культуры России неожиданно (как говорит сам герой, и для него самого) назначает Кехмана директором Новосибирского оперного театра вместо Бориса Мездрича, угодившего в околоцерковный скандал из-за оперы «Тайгензер», обвинённой в оскорблении верующих. Первое публичное заявление Кехмана в новой должности уже плещет радикализмом. Он снова по привычке намерен сменить название: «Новосибирскому театру будет возвращено его историческое имя — Большой театр Сибири». Название, как можно подумать, не дореволюционное — театр был основан в 1928 году. Из Михайловского Кехман уходить не намерен — планирует совмещать.

Кехман и творчество

Кехман придерживается имиджа открытого человека, которой благодаря харизматическим способностям умеет выстроить контакт с людьми и широкой аудиторией. В общении с театральной общественностью он зашёл так далеко, что сам однажды на несколько минут стал актёром. В конце премьерного спектакля для детей «Чиполлино» в 2008 году Кехмана вынесли на сцену в костюме Лимона. В сказке «Приключения Чиполлино» Лимон — принц, правящий в стране с авторитарным полицейским режимом. Говорят, что Кетман намеревался и спеть в опере, но вроде обошлось.

Поёт он пока на вечеринках. Например, «Город над вольной Невой», танцуя с Людмилой Нарусовой на дне рождения Ксении Собчак. С дочерью бывшего мэра Петербурга у Кехмана дружеские отношения, иногда переживавшие трудные времена. В своей ироничной книге про «лохов» Собчак назвала Кехмана «самым-самым разлюбимым моим Публичным Лохом». По слухам, из-за этого они были в ссоре почти год, но потом помирились. В книге Собчак вспоминает о другом выходе бананового короля на сцену — выступлении перед десятью тысячами петербуржцев на приеме Хосе Каррераса. Юная Собчак навсегда запомнила картину: «Каррерас в полном обалдении облокотившийся о стену и заливающийся соловьем Кехман».

Кехман и православие

Кехман называет себя православным евреем. Все три его ордена, о которых известно, были вручены ему за поддержку Русской Православной Церкви, а именно за активное участие в благотворительной деятельности и помощь в восстановлении православных святынь. Среди известных объектов, которые помогал восстанавливать бизнесмен, храм Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы на Моховой улице Петербурга. По слухам, там Кехман несколько лет назад был крещён известным протоиереем-певцом Олегом Скобля. Также бизнесмен спонсировал храмы Петербурга и Гамбурга.

Именно с православием, скорее всего, связано назначение Кехмана руководитель новосибирского театра. Недаром своё отношение к опере«Тангейзер» на общественных слушаниях в Министерстве культуры Кехман выразил ярко: «То, что было сделано в Новосибирском оперном театре, — это кощунство. Я, как человек верующий, крещёный, православный, как еврей, воспринимаю это как оскорбление. Это демонстрация внутреннего нечестия в стиле и духе союза воинствующих безбожников. Не скрою, я разговаривал сегодня с Мездричем, и он мне сказал, что спектакль этот не отдаст и пойдет до конца. Считаю, что он обязан подать в отставку, а спектакль нужно снять с репертуара».

Теперь у Кехмана есть возможность снять с репертуара любой новосибирский спектакль.


Читайте нас в ТвиттереВКонтактеФейсбуке



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире